Научная статья на тему 'Проблема понимания богослужебного текста на церковнославянском языке (на примере тропаря Крестовоскресного канона первого гласа)'

Проблема понимания богослужебного текста на церковнославянском языке (на примере тропаря Крестовоскресного канона первого гласа) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
3
3
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
церковнославянский язык / богослужебный язык / русский язык / история русского языка / богослужение / Священное Писание / дискуссия / Church Slavonic language / liturgical language / Russian language / history of the Russian language / divine service / Holy Scripture / discussions

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Трифоногло Александр Васильевич

Церковнославянский язык сегодня является важным культурным и сакральным кодом Русской Православной Церкви. Его формирование, а также использование в качестве богослужебного языка началось в IX в., когда Кирилл и Мефодий создали славянский алфавит. В течение последующих столетий церковнославянский язык претерпевал изменения, а тексты на нем постоянно исправлялись переписчиками. Однако после последней книжной справы XVII в. никакого систематического редактирования история Русской Церкви не знает. Проблема редактирования текстов к концу XIX в. стояла довольно остро. Начали озвучиваться идеи о частичном или полном использовании русского языка в качестве литургического. Это вызвало сильнейшие дискуссии между противниками и сторонниками подобного шага, которые продолжаются по сей день. Всеми перечисленными обстоятельствами и обусловливается актуальность данного исследования. В конце XIX — нач. XX в. в дискуссиях формулируются некоторые предложения по разрешению сложившейся ситуации. Цель данного исследования — предложить наиболее приемлемый способ решения обозначенной проблемы, а также проанализировать структурно-смысловые аспекты современного богослужебного текста тропаря первой песни Крестовоскресного канона первого гласа. В статье будут представлены результаты попытки применить найденные способы на практике.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Трифоногло Александр Васильевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Problema ponimaniia bogosluzhebnogo teksta na tserkovnoslavianskom iazyke (na primere troparia Krestovoskresnogo kanona pervogo glasa) [The Problem of Understanding the Liturgical Text in the Church Slavonic Language (on the Example of the Troparion of the Cross-Bearing Canon of the First Voice)

The Church Slavonic language today is an important cultural and sacred code of the Russian Orthodox Church. Its formation, as well as its use as a liturgical language, began in the 9th century, when Cyril and Methodius created the Slavic alphabet. Over the next centuries, the Church Slavonic language underwent changes, and the texts in it were constantly corrected by scribes. However, after the last book reference of the 17th century the history of the Russian Church knows no systematic editing. The problem of text editing by the end of the 19th century was quite sharp. Ideas about the partial or full use of the Russian language as a liturgical language began to be voiced. This caused strong discussions between opponents and supporters of such a step, which continue to this day. All these circumstances determine the relevance of this study. In the discussions at the end of the XIX — beginning XX century, some proposals were formulated to resolve the current situation. The purpose of this study is to propose the most acceptable way to solve the indicated problem, as well as to analyze the structural and semantic aspects of the modern liturgical text of the Holy Cross canon troparion first song (first voice). The article will present the results of an attempt to apply the found methods in practice.

Текст научной работы на тему «Проблема понимания богослужебного текста на церковнославянском языке (на примере тропаря Крестовоскресного канона первого гласа)»

DOI: 10.24412/2686-9497-2021-13-14-29-36

А. В. Трифоногло

Проблема понимания богослужебного текста на церковнославянском языке (на примере тропаря Крестовоскресного канона первого гласа)

Аннотация:

Церковнославянский язык сегодня является важным культурным и сакральным кодом Русской Православной Церкви. Его формирование, а также использование в качестве богослужебного языка началось в IX в., когда Кирилл и Мефодий создали славянский алфавит. В течение последующих столетий церковнославянский язык претерпевал изменения, а тексты на нем постоянно исправлялись переписчиками. Однако после последней книжной справы XVII в. никакого систематического редактирования история Русской Церкви не знает. Проблема редактирования текстов к концу XIX в. стояла довольно остро. Начали озвучиваться идеи о частичном или полном использовании русского языка в качестве литургического. Это вызвало сильнейшие дискуссии между противниками и сторонниками подобного шага, которые продолжаются по сей день. Всеми перечисленными обстоятельствами и обусловливается актуальность данного исследования. В конце XIX — нач. XX в. в дискуссиях формулируются некоторые предложения по разрешению сложившейся ситуации. Цель данного исследования — предложить наиболее приемлемый способ решения обозначенной проблемы, а также проанализировать структурно-смысловые аспекты современного богослужебного текста тропаря первой песни Крестовоскресного канона первого гласа. В статье будут представлены результаты попытки применить найденные способы на практике. Ключевые слова: церковнославянский язык, богослужебный язык, русский язык, история русского языка, богослужение, Священное Писание, дискуссия

Церковнославянский язык, предназначенный в первую очередь для богослужения, уже не одно столетие переживает не самые лучшие времена. Речь идет прежде всего об отсутствии книжных справ, благотворно влиявших на живость и развитие языка. Язык богослужения из века в век становится все менее понятным, а проблемы, с этим связанные, — все более острыми. Тем не менее, на протяжении истории его

функционирования находились неравнодушные люди, которые поднимали вопрос о состоянии текстов, написанных на церковнославянском языке, а также о самом статусе языка как богослужебного и предлагали пути решения данных проблем. Подробный обзор этих предложений был сделан А. Г. Кравецким, А. А. Плетневой [6], о. Николаем Балашовым [1] и др.

Анализируя в частности «Отзывы епархиальных архиереев», можно прийти к выводу: большинство епископов видели выход в традиционной для Руси книжной справе, то есть в исправлении, редактировании текстов. Некоторые из них предлагали и свои программы.

Например, тезисы епископа Назария Нижегородского были следующими:,

1) синтаксис должен соответствовать грамматическим и логическим требованиям церковнославянского языка, так как нередко он калькировался с греческого;

2) нужно избавляться от темных мест, возникающих из-за неверного или плохого перевода (например, «темже неокорос душетленныя льсти, валявся якоже камень светится» (здесь греч. неокорос никак не переведено, имеет значение «уборщик, очиститель храма») — тропарь из канона Григорию Неокесарийскому Чудотворцу);

3) необходимо изменить те конструкции, которые в русском языке имеют иное значение (например, выражение воскресного экзапостила-рия «Яко Христос воскресе, никтоже да не верует» (для современного человека здесь не слышно двойного отрицания, которое в реальности звучит так: пусть никто не не верует, т. е. пусть все веруют);

4) должны быть преобразованы непонятные церковнославянские выражения (например, «Радуйся, ниво, растящая гобзование щедрот» (здесь непонятно «гобзование», которое означает «изобилие, богатство») — из акафиста Божией Матери);

5) нужно переработать устарелые формы древнеславянского склонения и спряжения (например, «якоже бо Отец имать живот в Себе, тако даст и Сынови живот имети в Себе и область даст Ему и суд творити» — из Евангелия от Иоанна);

6) необходимо осуществлять расстановку знаков препинания однообразно и осмысленно [11, с. 48-50].

Суть всех предлагавшихся программ заключается в следующем: пересмотр и исправление синтаксиса текстов; замена лексем, вызывающих в большинстве своем непонимание, сомнение либо смущение, и паронимов, имеющих в русском и церковнославянском языках разные значения; систематизация пунктуации; корректировка неправильно переведенных мест при сличении с греческим оригиналом.

Ниже будет предпринята попытка выборочно, где это необходимо, последовать представленным предложениям на примере одного из тропарей первой песни Крестовоскресного канона первого гласа из Октоиха.

Итак, тропарь — это краткое гимнографическое молитвословие, в котором раскрывается основная тема праздника (прославление той или иной личности, события) или осуществляется призывание святых на помощь.

Таблица. Тропарь первой песни Крестовоскресного канона первого гласа

Церковнославянский текст [10] Перевод И. Ф. Ловягина [7] Предлагаемый вариант чтения

Хртося ^Еожаетя мд БОПЛОЩЛАСА, х^тося мд возноситя сми-рААСА, хртося Еез-страстна мд содёлова-етя, страждА жиз-нодавеця ¿стествомя плоти. Тёмже воспё-ваю ЕлгодарственнУю пёснь: йкш просла-висл Жизнеподатель Христос Своим воплощением обоготворяет меня; Христос Своим уничижением возвышает меня; Христос своими плотскими страданиями делает меня свободным от страданий. Посему воспеваю благодарственную песнь; ибо Он прославился Хртося ^Еготворлетя мд воплощалсл, др-тося возноситя мд смНрААсА, хртося Еез-страстна мд творитя, страдал жизнодавеця ¿стествомя плоти. Тёмже воспёваю е1-годарственнУю пёснь: йкда прослависл

Первый тропарь рассказывает о жизни Христа, Его деяниях, которые для человека становятся спасительными.

Чтобы придать яркость и живость рассказу, гимнотворец прибегает к использованию такого стилистического приема, как антитезис [14, т. 1, с. 153], противопоставляя действия Христа Его достижениям. Например, Христос Бог принимает человеческую плоть, чтобы сделать человека богом: шбожаетя мд воплощалсл. Мысль в тексте выражена таким образом, что становится очевидно: автор хорошо знаком с богословием Афанасия Великого, который впервые употребил формулу «Бог вочеловечился, чтобы человек обожился» [15, с. 260].

В данной фразе глагол настоящего времени 3-го лица шбожаетя является церковнославянско-русским паронимом. Сравним значения:

«сильно, восторженно любить, преклоняться перед чем-либо/кем-либо» [14, т. 8, с. 299-300] и «наделять божественной сущностью» [13, т. 12, с. 115].

Здесь вполне допустимо прочтение, зафиксированное у русских переводчиков: шЕготворАетя [7, с. 18; 8, с. 234].

Другое сопоставление — Слово Божие смиряет Себя, чтобы вознести человека: ^ртося мд возноситя смирАлсл.

Можно заметить, что в этой фразе автор соединяет две мысли, высказанные в Священном Писании разрозненно, а именно мысль о вознесении человека и о самоумалении Бога.

О втором говорит апостол Павел в своем Послании к Филиппийцам: Уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной (Флп. 2, 7-8).

О первом можно судить из нескольких цитат Нового Завета: низложил сильных с престолов и вознес смиренных (Лк. 1, 52); Cмиритесь пред Господом, и вознесет вас (Иак. 4, 10); Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время (1 Пет. 5, 6).

Если идея самоумаления Господа в Священном Писании достаточно ясно, емко и точно выражена, то с вознесением человека возникают трудности: непонятно, в каком смысле Христос вознесет его.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Очевидно, нельзя этот глагол понимать в буквальном смысле, даже помня о реальном вознесении трех личностей в библейской истории: Еноха, Илии и Бога Христа. Не берется в расчет вариант его истолкования в переносном смысле в рамках земного понимания: будто Господь возвышает смиренных до реальной власти, авторитета и материальной силы. Последнее подтверждается еще и словами Экумения, который комментирует слова апостола: «Апостол напоминает о вознесении в грядущем веке... а вознесение земное ненадежно, непрочно и всегда чревато падением, которое происходит еще быстрей вознесения» [17]. Однако здесь нельзя исключать и тот факт, что Господь может смиренного и привести во власть, и дать ему авторитет в мире, и материально его обогатить.

Углубляясь в изучение этого вопроса, можно прийти к следующим выводам:

1. Вознесение можно понимать как реальное возвышение человека, а это и слава, и сила, и власть, и истинное богатство (Откр. 20, 4-6), но которое будет в грядущем веке, в Царствии Божием. Об этом говорит и Эку-мений, чья цитата была приведена выше, и Феофилакт Болгарский: «Этим намекается на возвышение в будущем веке, каковое возвышение, и оно только одно, неизменно и прочно» [16, с. 164].

2. Вознесение можно понимать как достижение Царства Божия не только в посмертном состоянии, но уже и сейчас, находясь на земле — в нравственном виде. В таком смысле это слово понимает и епископ Михаил (Лузин), который советует: «Смиритесь, отложите гордость, противную Богу, и Он вознесет вас, так как смиренным — и им только — Он дает благодать, возвышающую их нравственно над миром» [9, с. 130], а также и прот. Николай Зефиров, который наставляет: «Смиритесь пред Господом, и вознесет вас, т. е. раскайтесь, нравственно переродитесь, и Господь вознесет вас, т. е. вы достигнете нравственной высоты» [5, с. 20].

Что же касается церковнославянского сочетания хртося мд возносите смирААсА, то благоразумнее устроить ее по образцу синтаксиса первой и третьей фраз, т. е. поменять местами мд и возноситя.

Последнее сопоставление, которое приводит гимнотворец: Сын Божий Своими страданиями делает человека бесстрастным, т. е. не подверженным страданию (дртося Еезстрастна мд содёловаетя, страждА жиз-нодавеця ¿стествомя плоти).

Очевидно, автор имеет в виду состояние людей, обретших спасение, которые не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их (Откр. 7, 17). Здесь можно вспомнить слова архиепископа Димитрия (Вознесенского): «Заглажены и стерты будут Отчею любовию Всемогущего и самые следы земных скорбей, некогда воспринятая острота их. самые эти скорби, все эти, так ранившие неутомимою болью земные страдания и печали, сами предстанут там как источник радости» [4, с. 140].

Церковнославянская лексема содёловаетъ — делать, совершать [13, т. 23, с. 246] может быть заменена дониконовским синонимом тво-ритя [12].

Аорист страждА — страдать, мучиться [13, т. 28, с. 119] — здесь стоит заменить на действительное причастие настоящего времени страдал в соответствии с оригинальным значением единицы паохшу [18, с. 6].

Таким образом, в первой части тропаря живо, ярко и контрастно демонстрируется не что иное, как любовь Божия к человеческому роду. Господь дарит человеку все необходимое для его спасения и блаженства. Но чтобы еще глубже показать Свою любовь к нему, Он ценой такого дара добровольно принимает на Себя крестный путь страданий и мучений.

Заключительная часть тропаря проста для понимания.

Итак, в статье была сделана попытка, ориентируясь на представленные выше принципы и руководствуясь критерием понятности, представить вариант чтения церковнославянского текста тропаря Крестовоскресного канона.

Источники и литература:

1. Балашов Н., прот. На пути к литургическому возрождению / протоиерей Н. Балашов. М., 2001.

2. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 2014.

3. Бухарев И., прот. Толкование на Евангелие от Луки / протоиерей И. Бухарев. М., 1902.

4. Димитрий (Вознесенский), архиеп. Апокалипсис в перспективе ХХ века / архиепископ Димитрий (Вознесенский). М., 2009.

5. Зефиров Н., прот. Общедоступное объяснение апостольских посланий: в 2 т. Т. 1. Соборные послания / протоиерей Н. Зефиров. Могилев, 1911.

6. Кравецкий, А. Г. История церковнославянского языка в России / А. Г. Кравецкий, А. А. Плетнева. М., 2001.

7. Ловягин, И. Ф. Воскресная служба Октоиха всех восьми гласов или напевов на славянском и русском языках / И. Ф. Ловягин. Тобольск, 1909.

8. Минея. Ноябрь. М., 2002. Ч. 2.

9. Михаил (Лузин), еп. Толковый Апостол. Соборные послания / епископ Михаил (Лузин). М., 2009.

10. Октоихъ, сиречь осмогласник. Гласы 1-4. М., 1981.

11. Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе: в 2 ч. М., 2004.

12. РГБ. Ф. 113. № 002. Л. 2.

13. Словарь русского языка XI—XVII вв. М., 1975- (продолжающееся издание). Вып. 1.

14. Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. М. — Л., 1959—1965.

15. Творения Афанасия Великого. Слово о воплощении Бога-Слова, и о пришествии Его к нам во плоти. Сергиев Посад, 1902.

16. Феофилакт Болгарский, блж. Толкование на Деяния и на соборные послания святых апостолов Иакова, Иоанна, Иуды: в 3 т. / блаженный Феофилакт Болгарский М., 2009. Т. 1.

17. Экумений. Комментарий на 1-е Кафолическое послание Петра / Экумений. URL: http://bible.optina.ru/new:1pet:05:06 (дата обращения: 09.04.2021).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Парак\г|Т1.кг|, r|T0i Октшпхо^ П МеуаХп. Benetia, 1858.

References:

1. Balashov N., prot. [Archpriest]. Na puti k liturgicheskomu vozrozhdeniiu [Towards a Liturgical Revival]. Moscow, 2001.

2. Bibliia. KnigiSviashchennogo Pisaniia Vetkhogo i Novogo Zaveta [Bible. Books of the Holy Scriptures of the Old and New Testaments]. Moscow, 2014.

3. Bukharev I., prot. [Archpriest]. Tolkovanie na Evangelie ot Luki [Interpretation of the Gospel of Luke]. M., 1902.

4. Dimitrii (Voznesenskii), arkhiep. [Archbishop]. Apokalipsis vperspektiveXXveka [Apocalypse in the Perspective of the Twentieth Century]. Moscow, 2009.

5. Zefirov N., prot. [Archpriest]. Obshchedostupnoe ob»iasnenie apostol'skikh poslanii [Publicly Available Explanation of the Apostolic Epistles]: in 2 vols. Vol. 1. Cathedral Epistles. Mogilev, 1911.

6. Kravetskii A. G., Pletneva A. A. Istoriia tserkovnoslavianskogo iazyka v Rossii [History of the Church Slavonic Language in Russia]. Moscow, 2001.

7. Lovyagin I. F. Voskresnaia sluzhba Oktoikha vsekh vos'mi glasov ili napevov na sla-vianskom irusskom iazykakh [Sunday Mass of the Octoikh of All Eight Voices or Tunes in the Slavic and Russian Languages]. Tobolsk, 1909.

8. Mineia. Noiabr' [Minea. November]. Moscow, 2002, part 2.

9. Mikhail (Luzin), ep. [Bishop]. Tolkovyi Apostol. Sobornye poslaniia [An Intelligent Apostle. Cathedral Epistles]. Moscow, 2009.

10. Oktoikh», sirech'osmoglasnik [Oktoikh, that is to Say, the Otmoglasnik]. Voices 1-4. Moscow, 1981.

11. Otzyvy eparkhial'nykh arkhiereev po voprosu o tserkovnoi reforme [Reviews of the Diocesan Bishops on the Issue of Church Reform]: in 2 parts. Moscow, 2004.

12. RGB [Russian State Library]. Stock. 113. No. 002. L. 2.

13. Slovar' russkogo iazyka XI-XVII vv. [Dictionary of the Russian Language XI-XVII Centuries]. Moscow, 1975- (ongoing edition), issue 1.

14. Slovar'sovremennogo russkogo literaturnogo iazyka [Dictionary of the Modern Russian Literary Language]: in 17 vols. Moscow — Leningrad, 1959-1965.

15. Tvoreniia Afanasiia Velikogo. Slovo o voploshchenii Boga-Slova, i o prishestvii Ego k nam vo ploti [Creations of Athanasius the Great. The Word about the Incarnation of God the Word, and about His Coming to Us in the Flesh]. Sergiev Posad, 1902.

16. Feofilakt Bolgarskii, blzh. [Theophylact of Ohrid]. Tolkovanie na Deianiia i na Sobornye poslaniia sviatykh apostolov lakova, loanna, ludy [Interpretation on Acts and on the Epistles of the Holy Apostles James, John, Jude]: in 3 vols. Moscow, 2009, vol. 1.

17. Ecumenii [Ecumenius]. Kommentariina 1-eKafolicheskoeposlaniePetra [Commentary on the 1st Catholic Epistle of Peter]. Available at: http://bible.optina.ru/new:1pet:05:06 (accessed: 04.09.2021).

18. napaKXirnxri, r|T0i oktwixo^ n MeyaXn. Benetia, 1858.

A. V. Trifonoglo

Problema ponimaniia bogosluzhebnogo teksta na tserkovnoslavianskom iazyke (na primere troparia Krestovoskresnogo kanona pervogo glasa) [The Problem of Understanding the Liturgical Text in the Church Slavonic Language (on the Example of the Troparion of the Cross-Bearing Canon of the First Voice)

Abstract:

The Church Slavonic language today is an important cultural and sacred code of the Russian Orthodox Church. Its formation, as well as its use as a liturgical language, began in the 9th century, when Cyril and Methodius created the Slavic alphabet. Over the next centuries, the Church Slavonic language underwent changes, and the texts in it were constantly corrected by scribes. However, after the last book reference of the 17th century the history of the Russian Church knows no systematic

editing. The problem of text editing by the end of the 19th century was quite sharp. Ideas about the partial or full use of the Russian language as a liturgical language began to be voiced. This caused strong discussions between opponents and supporters of such a step, which continue to this day. All these circumstances determine the relevance of this study. In the discussions at the end of the XIX — beginning XX century, some proposals were formulated to resolve the current situation. The purpose of this study is to propose the most acceptable way to solve the indicated problem, as well as to analyze the structural and semantic aspects of the modern liturgical text of the Holy Cross canon troparion first song (first voice). The article will present the results of an attempt to apply the found methods in practice. Keywords: Church Slavonic language, liturgical language, Russian language, history of the Russian language, divine service, Holy Scripture, discussions

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.