Научная статья на тему 'Проблема ответственности при крайней необходимости'

Проблема ответственности при крайней необходимости Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
525
54
Поделиться
Ключевые слова
КРАЙНЯЯ НЕОБХОДИМОСТЬ / ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРЕДЕЛОВ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ / ОБСТОЯТЕЛЬСТВА / ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ / СПЕЦИАЛЬНАЯ НОРМА

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Эркенов Хасан Асланович

В работе проанализирован институт крайней необходимости. Предложено введение в УК РФ специальных норм особенной части УК РФ об уголовной ответственности за причинение отдельных видов вреда при превышении пределов крайней необходимости, аналогичных нормам о причинении вреда при превышении пределов необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Эркенов Хасан Асланович,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Проблема ответственности при крайней необходимости»

ПРОБЛЕМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ Эркенов Х.А.

Эркенов Хасан Асланович — студент, кафедра уголовно-правовых дисциплин, факультет юриспруденции, Северо-Кавказская государственная гуманитарно—технологическая академия, г. Черкесск

Аннотация: в работе проанализирован институт крайней необходимости. Предложено введение в УК РФ специальных норм особенной части УК РФ об уголовной ответственности за причинение отдельных видов вреда при превышении пределов крайней необходимости, аналогичных нормам о причинении вреда при превышении пределов необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление.

Ключевые слова: крайняя необходимость, ответственность за нарушение пределов крайней необходимости, обстоятельства, исключающие преступность деяния, специальная норма.

Крайняя необходимость - это такое положение лица, когда оно вынуждено для предотвращения значительного вреда одним охраняемым законом интересам причинить менее значительный вред другим охраняемым законом интересам. Ч.1 ст.39 УК РФ гласит: «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемых законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости» [1].

Несмотря на, казалось бы, разумное определение крайней необходимости, данное в законе, в теории и на практике до сих пор возникают споры по целому ряду проблем, относящихся к этому институту. Одним из наиболее важных является вопрос о об ответственности за нарушение пределов крайней необходимости, а также о признаках и правовых последствиях превышения пределов крайней необходимости.

В теории уголовного права условия правомерности крайней необходимости традиционно делятся на относящиеся к грозящей опасности и относящиеся к защите. Е.В. Благов рассматривает условия правомерности деяний в состоянии крайней необходимости через призму признаков, поделенных на три группы: 1) те, которые относятся к угрожающей опасности; 2) признаки, относящиеся к устранению опасности; 3) признаки, относящиеся к причиняемому вреду [2].

Признаки (условия) правомерности причинения вреда в состоянии крайней необходимости, во-первых, являются определяющими опасность и наличие состояния крайней необходимости, также характеризуют действия, направленные на устранение опасности; во-вторых, причинение вреда для устранения опасности будет непреступным в случае, если эти условия (признаки), обусловливающие состояние крайней необходимости и деяние, устраняющие опасность, имеются в совокупности. Деяние, которое причиняет вред в состоянии крайней необходимости, будет правомерным при условии, что предотвращенный вред будет более значительным, чем причиненный, или неправомерным, когда предотвращенный вред будет менее значительным, чем причиненный, в случае, если лицо умышленно относилось к наступившим последствиям.

В современном законодательстве существует пробел относительно определения понятия пределов правомерности крайней необходимости, что влечет за собой отрицательные последствия не только уголовно-правового, криминологического, но и социального характера. Н.С. Таганцев считает, что превышение пределов крайней необходимости возможно в ситуации, когда защищающийся применяет чрезмерное или ненужное насилие или не соблюдает требуемой соразмерности. Такие действия будут расцениваться как преступные [4].

Под превышением пределов крайней необходимости понимается ситуация, в которой лицо допускает нарушение условий правомерности, выходя за допустимые границы общепринятых правил поведения в обществе. Традиционно выделяются пределы правомерности причинения допустимого вреда и временные пределы. Относительно пределов правомерности причинения допустимого вреда интересным является распространенное в литературе мнение, что вред не обязательно должен быть вредом наименьшим. С этим мнением нельзя согласиться. Лицо, оказавшееся в состоянии крайней необходимости, должно стремиться к причинению наиболее разумно необходимого вреда. Разумно необходимый вред - это наиболее выгодный вред [5].

Решая вопрос о допустимости причинения вреда, возникает проблема конкуренции столкновения правоохраняемых благ и интересов. Сложно разрешить ситуации, когда имеется незначительный перевес одного блага по отношению к другому. Н.С. Таганцев задает вопрос: «Как установить градацию прав по степени их важности? Можно ли сказать вперед, что право на телесную неприкосновенность выше права личной свободы, или что каждое из них в отдельности выше любого имущественного права?» [4]. Обозначить приоритет ценности в каждом случае - одна из сложнейших задач. Причиненный вред должен быть своевременным. В уголовном законе не установлено четких временных пределов крайней необходимости. При превышении пределов допустимости обстоятельство крайней необходимости влияет на уголовную ответственность, смягчая наказание. Часть 2 статьи 39 УК РФ предполагает, что, если при устранении опасности другим интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный, причинитель вреда в случае умышленных действий должен нести ответственность на общих основаниях. С таким решением согласиться трудно [1]. Безусловно, лицо должно нести ответственность, но по общим ли основаниям?

Умышленное причинение вреда с превышением пределов крайней необходимости может и не повлечь за собой уголовной ответственности. Это, прежде всего, ситуации, подпадающие под признаки ч. 2 ст. 28 УК.

В практической деятельности при расследовании дел, связанных с превышением пределов крайней необходимости, надо обратить внимание на то, что спасение одного объекта за счет причинения вреда другому часто происходит в экстремальных условиях. Лицо, совершающее деяние в состоянии крайней необходимости, испытывает значительные нервно-психические перегрузки. При расследовании уголовных дел необходимо проведение судебно-психологической экспертизы, которая определяет психологическое состояние лица в момент совершения противоправного деяния. Не исключены ситуации, когда лицо, совершающее действие, находится в состоянии аффекта. В практической деятельности такие ситуации складываются часто, что необходимо закрепить их на законодательном уровне [5].

Необходимо подчеркнуть, что институт крайней необходимости включен в большинство уголовных кодексов зарубежных стран. Так, институт крайней необходимости урегулирован соответствующими нормативными актами таких стран, как Венгрия, Швейцария, Норвегия, Польша, Франция, Германия и др. Во Франции, к примеру, еще с конца XIX в. суды стали признавать невиновными лиц, которые совершили правонарушение «в условиях необходимости», вместе с тем полагалось, что в действии таких лиц нет вины [3].

Нормы о крайней необходимости имеются и в уголовных кодексах стран СНГ (Белоруссии, Латвии, Кыргызстана и т. д.). В целом подход к регулированию данного института схож с российским [2].

Анализ формулировок крайней необходимости в других странах позволяют заключить, что трактовка «причинённый вред равный или больший чем предотвращенный» в качестве описания признаков превышения пределов крайней необходимости в той или иной форме встречается везде, и мы склонны с ней согласиться. Общеизвестно, что в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ, преступление, которое регулируется двумя нормами уголовного закона одновременно, должно квалифицироваться только по специальной норме [1]. Возникает вопрос, по каким причинам лицо, причинившее вред, который равен предотвращенному, должно нести ответственность на общих основаниях? Почему Особенная часть УК РФ не имеет специальные нормы о совершении общественно опасных деяний при превышении пределов крайней необходимости, по примеру статей 108 УК РФ «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление» и 114 УК РФ «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Формально все три рассматриваемых явления - необходимая оборона, меры к задержанию лица, совершившего преступление, и крайняя необходимость - включены в перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния, и при этом для всех из них уголовный закон устанавливает пределы. Но только первые два предусматривают более мягкий подход к лицам, которые причиняют вред. Это можно объяснить, так как данный вред причиняется лицам, действия которых являются уголовно противоправными. Но и при крайней необходимости исходная цель действий лица не менее благородна - устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц. Лицо, которое оказывается в состоянии крайней необходимости, из двух зол выбирает меньшее. Именно это оправдывает действия, совершенные в состоянии крайней необходимости.

98

Регулирование, действующее в настоящий момент, не совсем справедливо потому, что крайняя необходимость и необходимая оборона являются обстоятельствами, которые исключают ответственность, но при этом ответственность за причинение отдельных видов вреда при крайней необходимости, не урегулирована в том случае, если ее пределы были превышены. Лицо, устраняющее опасность, не всегда остается в законных пределах; в то время, как человек имеет положительные намерения, он может допустить превышение пределов крайней необходимости. В таком случае лицо подлежит уголовной ответственности по основному составу причинения того или иного вреда. Нарушение правомерности состояния крайней необходимости согласно п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ подлежит обязательному принятию во внимание судом, в качестве обстоятельства, которое смягчает наказание. Однако сами пределы наказаний, которые определяют санкцией нормы Особенной части УК РФ, остаются без изменений. Так, например, за убийство, которое совершено с превышением пределов необходимой обороны, ч.1 ст.108 УК РФ несет наказание исправительными работами на срок до двух лет, или же ограничением свободы на срок до двух лет, или принудительными работами на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок, в то время, как за обычное убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ) предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. Если происходит превышение пределов крайней необходимости, то возможности применения специальной нормы нет, так как ее не существует; поэтому, лицо будет привлекаться к ответственности по ч.1 ст.105 УК РФ при угрозе назначения наказания в виде лишения свободы на срок от 6 до 1 5 лет. На наш взгляд, такая мера является неправильной и несправедливой.

Дифференциация уголовной ответственности требует, чтобы лицо, которое совершает неправомерные действия с целью преодоления опасности, несло ответственность согласно специальной норме о причинении вреда при превышении пределов крайней необходимости, которая предусматривает смягченный вид наказания, по сравнению с общей норме. Как известно, часть 1 статьи 108 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны, а часть 2 той же статьи - за аналогичное деяние при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление; в части 1 статьи 114 УК РФ установлена ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, а в части 2 данной статьи - за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

Принимая во внимание, изложенное выше, считаем, что необходимо ввести в УК РФ специальные нормы, дополняющие Особенную часть УК РФ, которая касается уголовной ответственности за причинение отдельных видов вреда при превышении пределов крайней необходимости. Данные дополнения должны быть аналогичными пунктам закона о причинении вреда при превышении пределов необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление.

Предложенную рекомендацию можно реализовать с помощью дополнений статьей 108 и 114 УК РФ пунктами, которые будут предусматривать уголовная ответственность соответственно за убийство, совершенное при превышении пределов крайней необходимости, и за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов крайней необходимости. Так как в целом отношение законодательства к крайней необходимости сегодня более жесткое, чем к необходимой обороне или причинению вреда при задержании преступника, санкция данных норм должна быть несколько более строгой, чем санкции, предусмотренные соответственно в ч.ч. 1 и 2 ст. 108, ч.ч. 1 и 2 ст. 114 УК РФ. В части 3 статьи 108 УК РФ, предусматривающей ответственность за убийство, совершённое при превышении пределов крайней необходимости, в качестве наказания предлагается предусмотреть ограничение свободы на срок до четырех лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет, либо лишение свободы на тот же срок. В части 3 статьи 114 УК РФ, предусматривающей ответственность за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершённое при превышении пределов крайней необходимости, в качестве санкции следует установить: исправительные работы на срок до двух лет, либо ограничение свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы на тот же срок.

Список литературы

1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 28.11.2015) // Собр. законодательства Российской Федерации, 1996. № 25. Ст. 2954; 2015. № 48 (часть I). Ст. 6712, правовая система «ГАРАНТ».

2. Благов Е.В. Соотношение условий и пределов правомерности крайней необходимости // Вестник Московского университета МВД России, 2015. № 1.

3. Кислицына М.Г. Проблемы института крайней необходимости в уголовном праве // Инновационная наука, 2016. № 8-3.

4. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: лекции. М., 2015.

5. Шаповалов В.В. О крайней необходимости как обстоятельстве, исключающем уголовную ответственность // Вестник Российского нового университета. Серия: Человек и общество, 2016. № 4.

«ЖИВОЙ ТОВАР» КАК УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПРИЗНАК ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ Байрамукова З.Х.-М.

Байрамукова ЗухраХаджи-Муссаевна — студент, кафедра уголовно-правовых дисциплин, факультет юриспруденции, Северо-Кавказская государственная гуманитарно—технологическая академия, г. Черкесск

Аннотация: статья посвящена одному из латентных видов преступлений - торговле людьми. Торговля людьми - преступление 21 века, которое все больше набирает обороты, но при этом проблема раскрываемости не решена в силу необработанности формулировки деяния и сложности с доказательственной базой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: торговля людьми, «живой товар», доказательство, рабство, вербовка, перевозка, передача, укрывательство, получение.

Одним из самых прибыльных бизнесов на черном рынке является торговля людьми. Много ли вы слышали об этом? Со всей уверенностью можем сказать, что нет. В средствах массовой информации мельком бывают некоторые сюжеты, однако очень кратко. Большой период времени, власти не могли признать, что эта проблема не может быть решена в рамках одной страны, но по проделанной работе за последнее время, Международная организация Труда сообщает, что примерно 12 млн людей во всем мире страдают от насильного труда как детей (20%), так и женщин в сексуальном рабстве. За 2013 год, по официальным данным было совершено 140 преступлений по ст. 127.1, что характеризует их как высоко латентные, международные и практически бездоказательные [2]. Торговля людьми является международной проблемой, затрагивающей едва ли не каждое государство, поглотившей несовершеннолетних, женщин, инвалидов и т.д. Во всем мире, более чем 120 стран являются снабженцами «живого товара», в первую очередь, это Украина, Беларусь, Российская Федерация, Молдова, далее страны Азии и Закавказья. Если страна не является поставщиком, значит она либо пункт назначения, либо место перевозки людей. Интересно, что самой транзитной страной является США. Ежегодно в Соединенные Штаты Америки ввозится около 50 тысяч людей, чаще всего - это несовершеннолетние и прекрасная половина человечества.

Согласно российскому УК РФ (ст. 127.1) - это купля-продажа человека, иные сделки в отношении человека, а равно, совершенные в целях его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение [1]. Весьма не однозначная формулировка. Современные правоведы озадачены не только этой проблемой: субъективная сторона выражена наличием умысла, а также особой цели - дальнейшей эксплуатации жертвы. Такая точка зрения вызвала достаточно много сомнений, так как, продавец «живого товара» вполне может действовать и без таковой цели. Так, специальная цель может не возникнуть у посредника, который осуществляет передачу лица на праве собственности, за определенную плату, еще до непосредственной эксплуатации. Родитель, продавший своего сына или дочь за выпивку, тоже не преследует цели эксплуатации. Следовательно, деяния этих субъектов преступления не подпадают под определение «торговли людьми» российского законодательства, что создает некоторый дисбаланс и дает возможность необоснованного освобождения их от уголовной