Научная статья на тему 'Специальные нормы уголовного закона о превышении пределов крайней необходимости'

Специальные нормы уголовного закона о превышении пределов крайней необходимости Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
890
86
Поделиться
Ключевые слова
КРАЙНЯЯ НЕОБХОДИМОСТЬ / ПРЕДЕЛЫ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ / ОБСТОЯТЕЛЬСТВА / ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ / СПЕЦИАЛЬНАЯ НОРМА

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Поликарпов Е.В.

В работе проанализирован институт крайней необходимости. Предложено введение в УК РФ специальных норм Особенной части УК РФ об уголовной ответственности за причинение отдельных видов вреда при превышении пределов крайней необходимости, аналогичных нормам о причинении вреда при превышении пределов необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Поликарпов Е.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Специальные нормы уголовного закона о превышении пределов крайней необходимости»

Юридические науки

УДК: 343.2/.7

Поликарпов Е. В.

студент, Тюменский государственный университет

Институт государства и права

СПЕЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА О ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ

КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

В работе проанализирован институт крайней необходимости. Предложено введение в УК РФ специальных норм Особенной части УК РФ об уголовной ответственности за причинение отдельных видов вреда при превышении пределов крайней необходимости, аналогичных нормам о причинении вреда при превышении пределов необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление.

Ключевые слова: крайняя необходимость, пределы крайней необходимости, обстоятельства, исключающие преступность деяния, специальная норма.

Причинение смерти человеку воспринимается как недопустимое, противоречащее нормам морали и нравственности. Но есть случаи, когда смерть причиняется вынужденно, и люди с пониманием воспринимают такие факты, и уголовный закон тоже старается их учитывать.

Согласно части 1 статьи 39 «Крайняя необходимость» Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости1. В свою очередь, превышением пределов крайней необходимости, согласно части 2 статьи 39 УК РФ, признается причинение вреда, явно несоответствующего характеру и степени угрожавшей опасности, и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. Судебная практика свидетельствует о том, что часто на практике возникают сложности в правильной квалификации.

По сути, крайняя необходимость представляет собой ситуацию, когда имеется конфликт между двумя правоохраняемыми интересами, причём защитить один из этих интересов можно лишь, нарушив другой2. Крайнюю необходимость как институт российского уголовного права можно определить, как ситуацию правомерного причинения вреда охраняемым уголовно-правовым интересам третьих лиц, обусловленного наличной и реальной опасностью угрозы большего вреда3.

По своей социальной характеристике вред, причиняемый при крайней необходимости, является вынужденным. Посягательство на правоохраняемые интересы обуславливается

1 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 (в редакции Федерального закона от 30 марта 2016 года № 78-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.

2 Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А.И. Бастрыкина; под науч. ред. А.В. Наумова. М., 2007. С. 173.

3 Гехфенбаум Г.М. Крайняя необходимость в уголовном праве: автореф. дисс. канд. юрид наук. Ставрополь, 2002. С. 25.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

объективно складывающимися обстоятельствами. На вынужденный характер действий, совершаемых в состоянии крайней необходимости, указывали различные исследователи.

А.Е. Кистяковский основание ненаказуемости действий при крайней необходимости видел в том, что «субъект, находясь под давлением настоящей, крайней, ничем другим, кроме правонарушения, неотвратимой опасности, теряет в этом случае свободу самоопределения, в каковом состоянии несвободы и совершает правонарушение»4. М.С. Гринберг обоснованно отмечал, что «крайняя необходимость есть вынужденное состояние. Таково не только правовое, но и обычное, житейское значение этого термина»5. Аналогичного мнения придерживался Ю.В. Баулин6. И действительно, категории «крайность» и «необходимость» вполне заменимы общим понятием «вынужденность». Вред, причиняемый в условиях крайней необходимости, признается обоснованным только в случае, если субъект действовал под влиянием негативно складывающейся обстановки.

Угроза должна быть наличной, то есть к моменту совершения действий, направленных на причинение вреда, уже должна реально возникнуть опасность, на предотвращение которой рассчитаны эти действия. Причинение вреда для устранения возможной будущей опасности не является исключающим ответственность обстоятельством7.

В отличие от ситуаций при применении необходимой обороны и при задержании преступника, источниками возникновений которых могут служить лишь общественно опасные посягательства, в случаях крайней необходимости источник, порождающий право на нее, может быть самым разнообразным: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, смерч, тайфун, цунами, обильный снегопад и т.д.); нападение на человека диких, домашних животных; пожар; вышедшие из-под контроля механизмы, техника и т.д.). В качестве примера можно привести ситуацию, когда из-за технической неисправности летчики вынуждены сажать самолет на «брюхо», в результате чего он получает серьезные повреждения, но зато оказываются спасенными люди. В данном случае члены экипажа не подлежат уголовной ответственности за причиненный материальный ущерб. Источником, порождающим крайнюю необходимость, могут быть также как правомерные (например, обоснованный риск, выполнение профессиональных функций), так и неправомерные действия человека (поджог дома, причинение тяжких телесных повреждений, опасных для жизни и др.).

Несмотря на, казалось бы, разумное определение крайней необходимости, данное в законе, в теории и на практике до сих пор возникают споры по целому ряду проблем, относящихся к этому институту. Одним из наиболее важных является вопрос о критериях соразмерности причиненного и предотвращенного вреда при крайней необходимости, признаках и правовых последствиях превышения пределов крайней необходимости.

Как было указано выше, часть 2 статьи 39 УК РФ предполагает, что, если при устранении опасности другим интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный, причинитель вреда в случае умышленных действий должен нести ответственность на общих основаниях. С таким решением согласиться трудно. Безусловно, лицо должно нести ответственность, но по общим ли основаниям.

В прежнем УК РСФСР 1960 г. такого указания не содержалось, поэтому лица, причинившие в состоянии крайней необходимости (хотя и по неосторожности) больший вред, чем предотвращенный, нередко привлекались к уголовной ответственности за неосторожное причинение вреда. Подобная практика уже тогда вызывала большие сомнения в ее

4 Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая/А.Ф. Кистяковский. Киев: Б. и., 1882. С.186.

5 Гринберг М.С. Проблема производственного риска в уголовном праве. М.: Госюриздат, 1963. С.100.

6 Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков: Основа, 1991. С.160.

7 Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2002. С. 483.

обоснованности. Действительно, требовать, чтобы лицо, оказавшееся в экстремальных условиях, могло соразмерять причиняемый и предотвращаемый вред, абсурдно. Другое дело, когда человек действует с умыслом, осознавая общественно опасный характер своего деяния, понимая, что избранные им средства по устранению опасности явно превышают пределы крайней необходимости. И кроме того, даже если в действиях лица не будет усмотрено состава преступления, в гражданско-правовом порядке вред с него все равно может быть взыскан. Согласно статье 1067 ГК РФ вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, причинившим вред. Если при рассмотрении дела будет установлено, что причинитель вреда действовал в состоянии крайней необходимости в целях устранения опасности не только в своих интересах, но и в интересах третьего лица, суд может возложить обязанность возмещения вреда на них обоих по принципу долевой ответственности с учетом обстоятельств, при которых был причинен вред8.

Проведём анализ регулирования данного вопроса в уголовном законодательстве зарубежных стран. Следует отметить, что институт крайней необходимости представлен в большинстве уголовных кодексов иностранных государств.

В частности, крайняя необходимость законодательно урегулирована уголовными кодексами Венгрии, Швейцарии, Норвегии, Польши, Франции, Германии и других стран. Например, во Франции еще с конца XIX в. суды стали освобождать лиц, совершивших преступление «в состоянии необходимости», при этом считалось, что в деяниях таких лиц отсутствует вина. Одним из первых решений такого рода было решение по делу гражданки Менар, вынесенное в 1898 г. и поддержанное впоследствии Апелляционным судом г. Амьена. По данному делу к уголовной ответственности была привлечена женщина, не имевшая работы, которая украла хлеб, чтобы прокормить себя, свою мать и дочь, не евших в течение нескольких суток. Именно такого рода дела стали поводом для разработки рассматриваемого института в зарубежном уголовном праве.

В качестве примера можно привести п. 5 ст. 20 УК Испании, исходя из которого, не подлежит уголовной ответственности тот, «кто в состоянии необходимости, для предотвращения вреда себе или другому лицу наносит вред или ущерб правам другого лица или нарушает обязательства, если это соответствует следующим условиям: во-первых, если причиненный вред не больше вреда, который был предотвращен; во-вторых, если состояние необходимости не было спровоцировано лицом, причиняющим вред; в-третьих, если профессиональной обязанностью лица, находящегося в состоянии необходимости, не является самопожертвование в защиту чьих-либо прав».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нормы о крайней необходимости имеются и в уголовных кодексах стран СНГ (Белоруссии, Латвии, Узбекистана, Армении, Казахстана, Кыргызстана и т. д.). В целом подход к регулированию данного института схож с российским, однако есть и уточнения. Так, в ст. 38 УК Узбекистана говорится, что правомерность крайней необходимости зависит от характера и степени предотвращенной опасности, реальности и близости её наступления, фактических возможностей лица по её предотвращению, его душевного состояния в сложившейся ситуации и других обстоятельств дела. УК Кыргызстана содержит указание о том, что причинение чрезмерного вреда по неосторожности не является нарушением условий правомерности крайней необходимости.

8 О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года № 1 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. № 3.

Проанализировав формулировки крайней необходимости в других странах, можно сделать вывод о том, что формулировка «причинённый вред равный или больший чем предотвращенный» как описание признака превышения пределов крайней необходимости так или иначе встречается везде, и она по своей сути верна.

Как известно, в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено одновременно двумя нормами уголовного закона (общей и специальной), содеянное квалифицируется только по специальной норме. Специальную норму образует, в частности, квалифицированный или привилегированный состав преступления по отношению к основному составу.

Стоит задаться вопросом, почему при причинении вреда, равного предотвращенному, лицо должно нести ответственность на общих основаниях? Почему Особенная часть УК РФ не содержит специальных норм о совершении общественно опасных деяний при превышении пределов крайней необходимости, по примеру статей 108 УК РФ «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление» и 114 УК РФ «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление».

Формально все три обстоятельства - необходимая оборона, меры к задержанию лица, совершившего преступление, и крайняя необходимость - включены в перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния, и при этом для всех из них уголовным законом установлены пределы. Однако только для первых двух предусмотрен более льготный подход к лицам, причиняющим вред. В какой-то степени — это объяснимо, поскольку этот вред причиняется лицам, чьё поведение уголовно противоправно (в отличие от причинения вреда при крайней необходимости, где объектом причинения вреда может быть совершенно невинное лицо). Однако, и при крайней необходимости изначальная цель действий лица не менее полезна и благородна - устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства. Лицо, оказавшееся в состоянии крайней необходимости, из двух зол выбирает меньшее и путем сознательного нарушения одного из интересов спасает другой, более важный по своему значению. Именно поэтому действия, совершаемые в состоянии крайней необходимости, полезны для общества, они правомерны и морально оправданы.

Действующее регулирование нельзя назвать справедливым, так как крайняя необходимость наряду с необходимой обороной является обстоятельством, исключающим ответственность, но при этом отсутствует урегулированность ответственности за причинение отдельных видов вреда при крайней необходимости, если ее пределы были превышены.

Лицу, устраняющему опасность, не всегда получается остаться в рамках позволенного законом; имея в действительности благие намерения, можно допустить превышение пределов крайней необходимости. В этом случае лицо будет подлежать уголовной ответственности по основному составу причинения того или иного вреда (например, ч.1 ст.105 «Убийство» УК РФ, ч.1 ст.111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»). Да, наличие состояния крайней необходимости и нарушение условий его правомерности согласно п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ должно быть учтено судом как обстоятельство, смягчающее наказание, но сами пределы наказаний, очерченные санкцией нормы Особенной части УК РФ, остаются неизменными. Например, за убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны, ч.1 ст.108 УК РФ предусматривает наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет, либо ограничения свободы на срок до двух лет, либо принудительных работ на срок до двух лет, либо лишения свободы на тот же срок, тогда как простое убийство (ч.1 ст.105 УК РФ) наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. В случае превышения пределов крайней необходимости нет возможности применить специальную норму, потому что её нет; следовательно, лицо будет подлежать ответственности по ч.1 ст.105 УК РФ с угрозой

назначения наказания в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет, что, по мнению автора, является неправильным и несправедливым.

Интересы дифференциации уголовной ответственности требуют, чтобы лицо, причинившие вред из благих намерений в целях устранения опасности для правоохраняемых интересов, несло ответственность по специальной норме о причинении вреда при превышении пределов крайней необходимости, предусматривающей более мягкий вид наказания, нежели общая норма.

Как известно, часть 1 статьи 108 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны, а часть 2 той же статьи - за аналогичное деяние при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление; в части 1 статьи 114 УК РФ установлена ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, а в части 2 данной статьи - за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

Исходя из всего вышеизложенного, считаю необходимым введение в УК РФ специальных норм Особенной части УК РФ об уголовной ответственности за причинение отдельных видов вреда при превышении пределов крайней необходимости, аналогичных нормам о причинении вреда при превышении пределов необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление. Данное предложение может быть реализовано путём дополнения статьей 108 и 114 УК РФ частями третьими, в которых будет предусматриваться уголовная ответственность соответственно за убийство, совершенное при превышении пределов крайней необходимости, и за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов крайней необходимости. Исходя из того, что в целом отношение законодателя к крайней необходимости является несколько более жестким, нежели к необходимой обороне и причинению вреда при задержании лица, совершившего преступление, санкция данных норм должна быть несколько более строгой, чем санкции, предусмотренные соответственно в ч.ч.1 и 2 ст.108, ч.ч.1 и 2 ст.114 УК РФ. В части 3 статьи 108 УК РФ, предусматривающей ответственность за убийство, совершённое при превышении пределов крайней необходимости, в качестве наказания предлагается предусмотреть ограничение свободы на срок до четырех лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет, либо лишение свободы на тот же срок. В части 3 статьи 114 УК РФ, предусматривающей ответственность за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершённое при превышении пределов крайней необходимости, в качестве санкции следует установить: исправительные работы на срок до двух лет, либо ограничение свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы на тот же срок.

Литература

1. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ. - по сост. на 08 июня 2015 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 25. - Ст. 2954.

2. Уголовный кодекс Швейцарии. Перевод с немецкого / Науч. ред.: Серебрянникова А.В. (Пер., предисл.). - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2002. - 350 c.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Уголовный кодекс Норвегии. Перевод с норвежского / Пер.: Жмени А.В.; Науч. ред. и вступ. ст.: Голик Ю.В. - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2003. - 375 c.

4. Уголовный кодекс Франции. - Спб., 2002. - URL: http://www.twirpx.com/files/law/criminal/foreign/codes/norm.asp?normID=1243018&subID=1001 04265,100104266#text

5. Уголовный кодекс Армении. - Спб., 2002. - URL: http://www.twirpx.com/files/law/criminal/foreign/codes/

6. Уголовный кодекс Беларуси. - Спб., 2002. - URL: http://www.twirpx.com/files/law/criminal/foreign/codes/

7. Уголовный кодекс Грузии. - Спб., 2002. - URL: http://www.twirpx.com/files/law/criminal/foreign/codes/

8. Уголовный кодекс Таджикистана. - Спб., 2002. - URL: http://www.twirpx.com/files/law/criminal/foreign/codes/

9. Гехфенбаум Г.М. Крайняя необходимость в уголовном праве: автореф. дисс. канд. юрид наук. Ставрополь, 2002. - 32 с.

10. Додонов В. Н. Сравнительное уголовное право. Общая часть / под общ. ред. С. П. Щербы. - М.: Юрлитинформ, 2009. - 448 с.

11. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ (постатейный) (отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова). - М.: Проспект, 2008. - 650 с.

12. Михлин А.С. Уголовное право. Общая часть. - М.: Юристъ, 2014. - 494 с.

13. Полный курс уголовного права: Преступления против личности. В 5-ти томах. Т. 2 / Под ред.: Коробеев А.И. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2008. - 682 c.

14. Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая / А.Ф. Кистяковский. Киев: Б. и., 1882. - 930 с.

15. Гринберг М.С. Проблема производственного риска в уголовном праве. М.: Госюриздат, 1963. - 132 с.

16. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков: Основа, 1991. - 360 с.

17. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И М. Тяжковой. - М., 2002. - 483 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года № 1 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2010. - № 3.