Научная статья на тему 'Проблема адаптации опросника icast-p в условиях российской действителбности'

Проблема адаптации опросника icast-p в условиях российской действителбности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
424
86
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАСИЛИЕ / ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ / ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕ НУЖДАМИ РЕБЕНКА / ФИЗИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ / ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ / СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ / ДИАГНОСТИКА РАСПРОСТРАНЕННОСТИ НАСИЛИЯ И ЖЕСТОКО ОТНОШЕНИЯ К ДЕТЯМ / VIOLENCE / CHILD PARENTAL RELATIONS / NEGLECTING NEEDS OF A CHILD / PHYSICAL ABUSE / PSYCHOLOGICAL VIOLENCE / SEXUAL VIOLENCE / DIAGNOSTICS OF PREVALENCE OF VIOLENCE AND CRUEL ATTITUDE TOWARDS CHILDREN

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Дунаева Н. И., Волкова Е. Н.

В работе рассматриваются вопросы возможности изучения распространенности насилия и жестокого обращения с детьми с помощью родительского опросника ICAST-P. Проводится конструктивный анализ опросника ICAST-P, организуется проверка на надежность и валидность опросника, рассматриваются возможности и ограничения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PROBLEM OF ADAPTATION OF A QUESTIONNAIRE OF ICAST-P IN THE CONDITIONS OF THE RUSSIAN REALITY

In the article questions of possibility of studying of prevalence of violence and child abuse by means of a parental questionnaire of ICAST-P are considered. The constructive analysis of a questionnaire of ICAST-P is carried out, a check on the reliability and the questionnaire''s validity will be organized, the capability and the restrictions are considered.

Текст научной работы на тему «Проблема адаптации опросника icast-p в условиях российской действителбности»

Раздел 2 ПСИХОЛОГИЯ

Редактор раздела:

ЛЮДМИЛА СТЕПАНОВНА КОЛМОГОРОВА - доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой психологии Алтайской государственной педагогической академии (г. Барнаул)

УДК 316.61

Dunaeva N.I., Volkovа Ye.N. PROBLEM OF ADAPTATION OF A QUESTIONNAIRE OF ICAST-P IN THE CONDITIONS OF THE RUSSIAN REALITY. In the article questions of possibility of studying of prevalence of violence and child abuse by means of a parental questionnaire of ICAST-P are considered. The constructive analysis of a questionnaire of ICAST-P is carried out, a check on the reliability and the questionnaire's validity will be organized, the capability and the restrictions are considered.

Key words: violence, child parental relations, neglecting needs of a child, physical abuse, psychological violence, sexual violence, diagnostics of prevalence of violence and cruel attitude towards children.

Н.И. Дунаева, канд. психол. наук, доц. каф. менеджмента Нижегородского гос. политехнического университет им. Р.Е. Алексеева, г. Нижний Новгород, E-mail: natasha468@rambler.ru; Е.Н. Волкова, д-р психол. наук, проф., проректор по научной деятельности Нижегородского гос. педагогического университета им. Минина, директор общественной организации «Детство без насилия и жестокости», г. Нижний Новгород, E-mail: envolkova@mail.ru

ПРОБЛЕМА АДАПТАЦИИ ОПРОСНИКА ICAST-P В УСЛОВИЯХ РОССИЙСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛБНОСТИ

В работе рассматриваются вопросы возможности изучения распространенности насилия и жестокого обращения с детьми с помощью родительского опросника ICAST-P. Проводится конструктивный анализ опросника ICAST-P, организуется проверка на надежность и валидность опросника, рассматриваются возможности и ограничения.

Ключевые слова: насилие, детско-родительские отношения, пренебрежение нуждами ребенка, физическое насилие, психологическое насилие, сексуальное насилие, диагностика распространенности насилия и жестоко отношения к детям.

Проблема диагностики насилия и жестокого обращения с детьми в нашей стране стоит наиболее остро, поскольку резко обострились негативные тенденции переходного периода во всех сферах жизни, что привело к распространению жестокости в обращении с детьми. Другая проблема связана с тем, что большинство зарубежных опросников не могут быть просто переведены, а требуют длительной и тщательной адаптации, связанной с необходимостью нахождения релевантных нашей культурной среде поведенческих особенностей, ситуаций.

Проведя анализ диагностического инструментария как-то связанных с проблемой насилия в отечественной литературе в отношение детско-родительских отношений, можно констатировать, что данные методики отсутствуют. Существует ряд методик, в которых лишь измеряются детско-родительские отношения. К их числу можно отнести: опросник «Взаимодействие родитель-ребенок» (И.М. Марковская), «Измерение родительских установок и реакций» (PARY), тест-опросник родительского отношения (А.Я. Варга, В.В. Столин), исследование типа семейного воспитания (Э.Г. Эйдемиллер). В этих методиках диагностируется лишь общая картина современных детско-родительских отношений, где обобщено и косвенно можно лишь констатировать применение жестокого отношения и насилия над ребенком без дифференцированного разделения на виды насилия [1].

ICAST-P-Международный опросник изучения распространенности насилия над детьми для родителей был разработан сотрудниками Университета г. Брисбан, Австралия (Queensland

University of Technology, Brisbane, Australia) под руководством профессоров М. Дунном (Michael P Dunne) и Б. Макфарлэном (Bonnie Macfarlane) в 2006 году при поддержке международного общества по предотвращению насилия и жестокого обращения с детьми (ISPCAN). Опросник позволяет изучить особенности поведения родителей детей или лиц их заменяющих.

Перевод и культурная адаптация опросника к российским условиям осуществлялись сотрудниками Нижегородского государственного педагогического университета им. К. Минина и сотрудниками Нижегородского ресурсного центра «Детство без насилия и жестокости» под руководством профессора Е.Н. Волковой [2]. В процессе адаптации опросника, т.е. при создании эквивалентного оригиналу инструмента на русском языке были решены следующие задачи: осуществлена процедура последовательного перевода опросника согласно международному стандарту, в 2012 году дана оценка психометрических свойств полученного инструмента - надежности и валидности.

Респонденты отвечали на 46 вопросов, объединенных в следующие блоки: социально-демографические данные, ненасильственное взаимодействие, физическое насилие, психологическое насилие, пренебрежение нуждами ребенка, сексуальное насилие. Опросник ICAST-P включает в себя 39 прямых вопросов об опыте физического (18 вопросов), сексуального (2 вопроса) и психологическое насилия (11 вопросов), пренебрежение нуждами ребенка (4 вопроса), ненасильственной коммуникации (4 вопроса). Каждый пункт опросника ICAST-P для

Таблица 1

Наименование шкал Пункты опросника Баллы

Социально-демографические данные Часть А: 1 - 7

Ненасильственное взаимодействие Часть Б: 8, 9, 10, 14 1 балл за каждый ответ «да» 0 баллов за ответы «никогда», «ни разу за последний год».

Физическое насилие Часть Б: 11, 12, 13, 15, 16, 17, 21, 22, 23, 25, 26, 31, 32, 34, 35, 37, 38, 40 1 балл за каждый ответ «да», 0 баллов за ответы «никогда», «ни разу за последний год».

Психологическое насилие Часть Б: 18, 19, 20, 24, 27, 29, 30, 33, 39,41. 1 балл за каждый ответ «да», 0 баллов за ответы «никогда», «ни разу за последний год»,

Пренебрежение нуждами ребенка Часть Б: 34 Часть В:42,43,44 1 балл за каждый ответ «да», 0 баллов за ответы «нет»

Сексуальное насилие Часть В: 45,46 1 балл за каждый ответ «да», 0 баллов за ответы «нет»

оценки распространенности насилия над детьми для родителей включает в себя: вопросы с описанием формы насилия; вопрос о том, кто совершал эти насильственные действия (отвечающий родитель/взрослый опекун; другой родитель/взрослый опекун); как часто это происходило.

При обработке результатов исследования мы использовали ключ, который сравнивали с ответами испытуемых (таблица 1).

Количественный анализ проводился по каждой шкале опросника. Все пункты, на которые были выбраны варианты ответов, характеризующие факт насилия, оценивался в 1 балл. Затем была найдена сумма набранных баллов и полученные результаты (количественные показатели шкал) переведены в абсолютные показатели по формуле:

Q = ^/количество вопросов по шкале)*100%

Для качественной интерпретации данных необходимо оценить частоту проявления насильственных действий совершаемых участниками опроса по отношению к детям.

В опроснике, наряду с вопросами, касающимися видов насилия, приводятся вопросы, которые характеризуют ненасильственное взаимодействие родителей по отношению к ребенку с целью прекращения нежелательного поведения ребенка. Это вопросы из части Б шкалы «Ненасильственное взаимодействие»: «Объясняли, почему что-то было плохо (неправильно)»; «Говорили ему/ей начать или перестать делать что-то»; «Указывали ему/ей оставаться в одном месте на определенное время» (например, перерыв, или посылая встать в угол); «Занимали его/ ее чем-либо другим (отвлекали его или ее)» .

Данные вопросы, на наш взгляд, имеют место быть в опроснике. Не все родители являются сторонниками физических наказаний детей и применяют в своей практике родительского взаимодействия с ребенком альтернативные действия (переключение внимания, объяснение, рассуждения и т.д.). Ответы испытуемых оцениваются в баллах в соответствии с предложенными градациями ответов (таблица 2).

Затем по каждому виду шкал «Физическое насилие», «Психологическое насилие», «Ненасильственное взаимодействие», определялась степень выраженности проявления внутри каж-

Таблица 2

Градации ответов для блока Б Баллы

«Никогда», «Ни разу за последний год» 0 балла

«Да», «Однажды или дважды» 1 балл

«3-5 раз» 2 балла

«6-10 раз» «> 10 раз» 3 балла

дого пункта действия над ребенком и определялся уровень проявления: низкий, средний, высокий.

Для шкал «Пренебрежение нуждами ребенка», «Сексуальное насилие» качественный анализ не предусмотрен, поскольку, предлагаются лишь закрытые варианты ответов - «Да», «Нет».

Для оценки, доказывающей качество и эффективность опросника ICAST-P, была организована проверка на надежность и валидность.

Средние, стандартные отклонения и интеркорреляции шкал были получены на выборке из 433 детей (в опросе приняли участие родители 443 детей). В ретестовом опросе приняли участие родители 32 детей (возраст детей от 2 до 18 лет), проживающие в Нижнем Новгороде. Таким образом, общая выборка участников составила 532 человека.

Возраст детей до 18 лет, половой состав детей: 50,3% мальчиков и 48,7% девочек. Следует отметить, что в опроснике есть графа «Другой родитель/взрослый опекун», за которого должен ответить один из родителей. Исходя из полученных результатов, респонденты в большинстве случае затруднялись ответить за партнера, оставляли прочерки.

Полученные результаты распространенности насилия и жестокого обращения с детьми с помощью опросника ICAST-Р свидетельствуют, что самой распространенной формой физического насилия являются шлепки, удары - «шлепки по попе голой рукой» - 41%, «удары по ягодицам с помощью ремня» -24%. Самый высокий показатель по психологическому насилию получен по вербальной агрессии - крики (66%). По шкале «Пренебрежение нуждами ребенка» - 42% нуждающихся в медицинской помощи детей при повреждении или заболевании не получали ее. Это достаточно высокий процент родителей, которые пренебрегли нуждами ребенка, а ведь речь шла о здоровье и жизни детей. Шкала «Сексуальное насилие» практически игнорировалась родителями, лишь 1% респондентов дали ответ на вопрос, большинство же родителей бурно и негативно реагировали. В связи с этим мы не можем сделать достоверный вывод по распространённости сексуального насилия среди детей в возрасте от 1 до 18 лет в Нижнем Новгороде. Однако собранные данные у части выборки позволили нам проводить процедуру стандартизации опросника, т.е. исследовать его надежность.

Ретестовая надежность (устойчивость) выявлялась по коэффициенту стабильности теста с использованием метода тест-ретест, проведенного с промежутком в 3 недели. Надежность проверялась на выборке из 32 человек с использованием непараметрического метода ранговой корреляции Спирмена для зависимых выборок. Проверка устойчивости опросника производилась с использованием усредненной взаимной корреляции пунктов шкал (таблица 4).

Таблица 3

Наименование шкал низкий средний высокий

Физическое насилие 0-2 3-5 6-10 и выше

Психологическое насилие 0-2 3-5 6-10 и выше

Ненасильственное взаимодействие 0-2 3-5 6-10 и выше

Таблица 4

Шкалы опросника Физическое насилие Психологическое насилие Сексуальное насилие Пренебрежение нуждами ребенка

Коэффициент корреляции Спирмена 0,693 0,63 1 1

По результатам исследования было выявлено, что по всем шкалам опросника, за исключением шкал «Сексуальное насилие» и «Пренебрежение нуждами ребенка», между показателями теста и ре-теста имеются взаимные значимые корреляции умеренной силы, несмотря на небольшую выборку.

Таким образом, можно сделать вывод о стабильности показателей опросника ICAST-P по шкалам опросника, кроме шкал «Сексуальное насилие», «Пренебрежение нуждами ребенка», показатель надежности равен 1, но в данном случае, это свидетельствует о нежелание родителей отвечать правдиво на эти вопросы. На наш взгляд, это является вариантом ухода от ответа. Те же данные мы получили по пренебрежению нуждами ребенка. По сути, шкала «Сексуальное насилие», оказалась неработающей при опросе родителей, приведшая к отказу родителей отвечать на нее. Мы считаем, что необходимо переформулировать варианты опросника по данной шкале.

Проверка полученных результатов на надежность (внутренняя согласованность) опросника производилась с использованием показателя альфа Кронбаха. Коэффициент альфа Кронба-ха вычислялся нами при помощи статистического пакета SpSS19. Проверка внутренней согласованности пунктов шкал опросника методом Альфа Кронбаха показала, что в целом по мере увеличения взаимных корреляций переменных показатель Альфа Крон-баха возрастает, это свидетельствует о том, что полученные результаты являются маркерами внутренней согласованности оценки достоверности результатов опросника ICAST-R

Коэффициент альфа Кронбаха для трех шкал варьируется от 0,66 до 0,81 .Так как взаимные корреляции между переменными по всем пунктам шкал присутствуют, то можно утверждать, что каждый пункт соответствующих шкал опросника и сама шкала в целом измеряют одно и то же. Высокую внутреннюю согласованность получила шкала «Физическое насилие», две шкалы -«Психологическое насилие» и «Пренебрежение нуждами ребенка» - имеют умеренную. Исключение составила шкала «Сексуальное насилие». Хотя по полученным показателям была получена высокая внутренняя согласованность 1.00, тем не менее, все родители отвечали «нет» при ответе на вопросы по шкале «Сексуальное насилие», что явилось вариантом ухода от ответа, таким образом, необходимо пересмотреть тестовый набор.

На основании полученных данных можно сделать вывод

0 внутренней надёжности-согласованности шкал опросника ICAST-C (от 0.66 до 0.814) по шкалам: «Физическое насилие», «Психологическое насилие», «Пренебрежение нуждами ребенка». Отметим, что профессионально разработанные тесты должны иметь внутреннюю согласованность на уровне не менее 0.90. Поэтому мы считаем, что работа, связанная с продолжением модификации всех пунктов шкал опросника ICAST-P остается актуальной.

При исследовании валидности опросника ICAST-C нами использовались стандартные процедуры, позволяющие классифицировать и выделить две категории валидности: по содержанию (очевидной валидности), по связи с критериями (содержательной валидности).

Очевидная и содержательная валидность оценивалась с помощью метода экспертных оценок. В период 2005-2006 гг. в режиме Дельфи-группы было проведено исследование по ва-лидизации опросника ICAST-P, включающее в себя в три этапа:

1 этап - проведение очного семинара со специалистами из 12 стран по обсуждению опросника; 2 этап - получение первого экспертного заключения на опросник специалистов из 25 стран, в т.ч. России; 3 этап получение второго экспертного заключения на опросник специалистов из 25 стран, в т.ч. России [3].

Метод Дельфи использовался для того, чтобы частично сократить инструмент и изменить формулировку некоторых вопросов таким образом, чтобы они были бы понятны родителям. Вопросы были частично переформулированы для более простого и адекватного восприятия участниками.

При проведении процедуры опросника на российской выборке, мы столкнулись некоторыми трудностями, а именно с негативной реакцией родителей, отвечающих на вопросы, связанные с физическим насилием и сексуальным: «Клали перец чили, острый перец или острую еду в рот (чтобы вызвать боль), Душили его/ее или сжимали его или ее горло руками (или чем-либо другим), «Используя руку или подушку, не давали дышать (душили)», «Обжигали, ошпаривали или клеймили его/ее», «Угрожали ему/ей ножом или пистолетом». «Давали своему ребенку наркотики или алкоголь, чтобы изменить его или ее поведение». «Было ли за последний год такое, что Вашего ребенка трогал взрослый сексуальным образом». «Было ли за последний год такое, что между Вашим ребенком и взрослым происходил половой акт?». Особо хочется отметить два закрытых вопроса, связанных с сексуальным насилием. На данные вопросы родители реагировали негативно, сама форма подачи вопроса казалась недопустимой в отношении их ребенка. Объективно это связано с закрытостью русской семьи, с установкой «не выносить сор из избы» даже если в отношении их ребенка совершилось насилие.

Возможно, это свидетельствует еще и о том, что в русской культуре поведенческий репертуар, связанный с насилием и жестоким отношением по отношению к детям проявляется иначе, чем например, в американской культуре. Это объясняется тем, что различные культуры могут стимулировать развитие различных поведенческих характеристик, которые нельзя считать универсальными для всех.

Некоторые вопросы сложно сформулированы и нагружены, на наш взгляд, требуется их адаптация к энтолингвистическим особенностям российской популяции. Отвечая на перечисленные вопросы, большая часть респондентов реагировала бурно, негативно. Значительная часть родителей, условно их можно отнести к первой группе, давали комментария, относительно недопустимости по отношению к ребенку даже написания такого вида физического наказания: «ужас какой-то», «что за чушь», «какое-то варварство», «просто кошмар», «очень агрессивно», «далеки от народа», «энциклопедия жестокости», «кто составлял вопросы, надо обратиться к психиатру». Другие отрицали сам факт такого наказания: «Вопросы ужасные! Хоть я и воспитываю сына одна, но чтоб так с ним обращаться... Хулиганит - я его ругаю и воспитываю словом, но не таким же образом» или «Мы с мужем ребенка не бьем, не унижаем и он у нас всегда сытый».

Можно констатировать, что данная категория родителей не допускает даже в мыслях таких форм наказания, в сознании эти виды наказаний ассоциируются с чем-то аномальным, далеким от реальности. Возможно, это может быть объяснено с точки зрения разных родительских стереотипов физического наказания по отношению к детям, которые сформировались в нашей культуре и американской. Вопрос «Клали перец чили, острый перец или острую еду в рот (чтобы вызвать боль» вызвал негодование, непонимание, что такой вид наказания может использоваться российскими родителями и др. Такие родители, по нашим показателям, имеют свой «арсенал» разновидностей наказания: шлепок, подзатыльник, ремень, наказание «в угол».

Вторая группа родителей в ходе выполнения опросника, предполагали, что «даже, если что-то есть в семье, неужели здравый человек ответит откровенно», т.е. часть родителей проецировали данные виды наказания на свой счет, но делиться этой информацией они не собираются, опасаясь быть вычисленными, несмотря, на анонимность ответа. Поскольку тест проводился в группе родителей и расстояние между отвечающими было недостаточным, мы считаем, что это послужило неким барьером, блокировкой откровенного ответа.

Третья группа родителей комментируя вопросы, связанные с наказанием, признавались в жестоком отношении к ребенку, но при этом отмечали, что «я хоть и жестокая мама, но не до такой же степени».

На наш взгляд, данный опросник требует дальнейшей проработки, чтобы его можно было использовать для оценки распространенности насилия над российскими детьми. Исследование показало следующее: во-первых, оценка распространенности насилия и жестокого обращения с детьми лишь в последнее время становится объектом эмпирических исследований. Большинство исследований о распространенности насилия выполнены исследователями США и европейских стран. Эмпирические исследования по данной проблеме, выполненные российскими специалистами, единичны. Поэтому получение информации о распространенности насилия над детьми в России, является важной научной и практической задачей.

Во-вторых, наши результаты по данному опроснику показали высокую внутреннюю согласованность шкалы «Физическое насилие» и умеренную по шкалам - «Психологическое насилие» и «Пренебрежение нуждами ребенка». При оценке опросника мы столкнулись с тем, что не все шкалы обладают хорошими показателями надежности и валидности. Так шкала «Сексуальное насилие» хотя получила высокую внутреннюю согласованность 1.00, но это свидетельствует лишь только о том, что родители ушли от ответа, ответив отрицанием или прочерком. Необходимо продолжить усилия по улучшению психометрических качеств данного инструментария. Нами были выявлены проблемные пункты шкал, которые необходимо изменить.

В-третьих, решение вопроса о конструктивной валидно-сти опросника затруднено отсутствием аналогичных опросников в литературе для сравнения полученных результатов. При исследовании валидности опросника ICAST-P была рассмотрена очевидная валидность и содержательная валидность, которая оценивалась с помощью метода экспертных оценок, в период 2005-2006 гг. в режиме Дельфи-группы. В итоге проведенной процедуры исследования были внесены некоторые изменения

Библиографический список

в первоначальный вариант опросника. Вопросы были частично переформулированы для более простого и адекватного восприятия участниками.

Мы считаем, что вопросы требуют дальнейшей содержательной переработки, адаптированной к нашим реалиям и к изменившейся ситуации. За прошедшие 8 лет ситуация России по отношению к насилию и жестокому отношению к детям стала меняться, благодаря информационно-просветительской деятельности, выпуску специальной литературы, обсуждению данной проблемы на круглых столах, конференциях, проведению семинаров-тренингов со специалистами и родителями.

Следует отметить, что в опроснике, при заполнение графы «Другой родитель/взрослый опекун», за которого должен ответить один из родителей, исходя из полученных результатов в большинстве случаев респонденты затруднялись ответить за партнера, оставляли прочерки. На наш взгляд, это связано с тем, что в настоящее время дети имеют неполные или распадающиеся семьи. Поэтому, мы считаем необходимым убрать данную графу «Другой родитель/взрослый опекун».

На наш взгляд, необходимо также создать проективные методики и для родителей, например, неоконченное предложение и применять в комплексе вместе с опросником. Проективные методики менее подвержены контролю сознания и не отражают воздействия разного вида установок, связанных с насилием, наказанием принятых в обществе, в отличие от опросников.

В целом, несмотря на некоторые ограничения и трудности, опросник ICAST-P позволяет диагностировать вид и частоту проявления насильственных действий совершаемых участниками опроса по отношению к детям, поскольку его надежность и ва-лидность получила удовлетворительные эмпирические подкрепления, что позволят рекомендовать его к использованию в психологических исследованиях и практике.

1. Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. - СПб., 2000.

2. Насилие и жестокое обращение с детьми: источники, причины, последствия, решения: коллективная монография / под ред. Е.Н. Волковой. - Н. Новгород, 2011.

3. Исаева ОМ. Разработка измерительных инструментов для оценки распространенности насилия над детьми // Материалы 10 международной научно-практической конференции «Система защиты детей от насилия: достижения и задачи развития». - Н. Новгород, 2010.

Bibliography

1. Markovskaya I.M. Trening vzaimodeyjstviya roditeleyj s detjmi. - SPb., 2000.

2. Nasilie i zhestokoe obrathenie s detjmi: istochniki, prichinih, posledstviya, resheniya: kollektivnaya monografiya / pod red. E.N. Volkovoyj. -N. Novgorod, 2011.

3. Isaeva OM. Razrabotka izmeriteljnihkh instrumentov dlya ocenki rasprostranennosti nasiliya nad detjmi // Materialih 10 mezhdunarodnoyj nauchno-prakticheskoyj konferencii «Sistema zathitih deteyj ot nasiliya: dostizheniya i zadachi razvitiya». - N. Novgorod, 2010.

Статья поступила в редакцию 11.04.14

УДК 316.6

Kornienko A.V. PERSONALITY AS A FACTOR OF PROFESSIONAL GREAT SALESMEN. The article describes the results of an empirical study of personal and professional invariant acting factors that determine success or failure of professional sales managers. The theoretical development of the spirit of professionalism is studied as a psychological phenomenon. The criteria of professional success sales managers is based on evaluation of 360e. The researcher describes the contents of factors, including the personal and professional invariants of successful and unsuccessful sales managers. The existence of the influence of personal and professional invariant on the level of professional success of sales managers has been proved.

Key words: personal success, professional success, success factors, professional identity, professional marginalism.

А.В. Корниенко, ст. преп. каф. психолого-педагогического образования ФГБОУ ВПО «Хакасский гос. университет им. Н.Ф. Катанова», г. Абакан, Е-mail: iggdrasil01@yandex.ru

ЛИЧНОСТЬ КАК ФАКТОР ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ УСПЕШНОСТИ МЕНЕДЖЕРОВ ПО ПРОДАЖАМ

В статье изложены результаты эмпирического исследования личностных и профессиональных инвариант, выступающих факторами, детерминирующими профессиональную успешность или неуспешность менеджеров по продажам. Представлены теоретические разработки сущности профессионализма как психологического феномена. Определены критерии профессиональной успешности менеджеров по продажам, разработанные на основе оценки 360е. Описано содержание факторов, включающее в себя личностные и профессиональные инварианты успешных и неуспешных менеджеров по продажам. Доказано существование влияния личностных и профессиональных инвариант на уровень профессиональной успешности менеджеров по продажам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.