Научная статья на тему 'Принципы художественного отражения действительности в творчестве Мустая Карима'

Принципы художественного отражения действительности в творчестве Мустая Карима Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
206
3
Поделиться
Ключевые слова
ПОЭЗИЯ / ПРОЗА / ДРАМАТУРГИЯ / МЕТОД / СТИЛЬ / ПРИНЦИПЫ ОТРАЖЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ / СИНТЕЗ / РОМАНТИЗМ / РЕАЛИЗМ / ГЕРОЙ / ТРАДИЦИЯ / POETRY / PROSE / DRAMATURGY / METHOD / STYLE / PRINCIPLES OF REFLECTION OF THE REALITY / SYNTHESIS / ROMANTICISM / REALISM / HERO / TRADITION

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Гареева Гульфира Нигаматовна

В статье анализируются различные принципы художественного отражения Мустаем Каримом явлений действительности в его поэтических, прозаических и драматургических произведениях. Автор обращает внимание читателей на органическое смешение сурово реалистических, биографических, условно-символических, мифологических и народнопоэтических, эпических и лирико-романтических стилей, способствующих показу человека во всем его многообразии, величественности, гражданственности, духовно-нравственной устремленности. Например, характерны: для поэмы «Үлмәҫбай» (1942-1944; «Ульмасбай»), трагедий «Салауат» (1971; «Салават»), «Ташлама утты, Прометей!» (1977; «Не бросай огонь, Прометей!») сочетание возвышенного и обыденного (присутствуют одновременно или параллельно); для трагедии «Ай тотолған төндә» (1963; «В ночь лунного затмения») условность и символика; для драм «Туй дауам итә» (1947; «Свадьба продолжается»), «Айгөл иле» (1964; «Страна Айгуль») и др. синтез реализма и романтизма; для повестей «Оҙон-оҙаҡ бала саҡ» (1976; «Долгое-долгое детство»), «Ярлыҡау» (1986; «Помилование») смешение жанров, синтез разных стилей; в восточных поэмах соединились условно-романтические приемы с конкретно-предметными, приземленный реализм с крылатым романтизмом.

Principles of Literary Reflection of the Reality in Works by Mustai Karim

The article considers various principles of literary reflection of the reality in poetic, prosaical and dramatic works by Mustai Karim. The author of the article pays attention to the organic confusion of realistic, biographical, conditionally symbolic, mythological and national poetic, epic and lyrical romantic styles that contributes to the depiction of man in all his diversity, magnificence, citizenship and spiritual and moral ambition. For example, in the poem Ulmasbaj (1942-1944), in the tragedies Salavat (1971), Do Not Drop the Fire, Prometheus! (1977) the combination of the sublime and the ordinary appears simultaneously or in parallel. Conventionality and symbolism are characteristic for the tragedy On the Night of the Lunar Eclipse (1963). Synthesis of realism and romanticism is typical for the dramas by Mustai Karim The Wedding Continues (1947), Aigul’s Land (1964). The confusion of genres and the synthesis of different styles characterize the long stories Long-Long Childhood (1976), Pardon (1986). In Oriental poems by Mustai Karim conditional-romantic devices have been combined with concrete-object ones, mundane realism with winged romanticism.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Принципы художественного отражения действительности в творчестве Мустая Карима»

Г.Н. Гареева УДК 821.512.141.09

ПРИНЦИПЫ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОТРАЖЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ МУСТАЯ КАРИМА

Аннотация

В статье анализируются различные принципы художественного отражения Мустаем Каримом явлений действительности в его поэтических, прозаических и драматургических произведениях. Автор обращает внимание читателей на органическое смешение сурово реалистических, биографических, условно-символических, мифологических и народнопоэтических, эпических и лирико-романтических стилей, способствующих показу человека во всем его многообразии, величественности, гражданственности, духовно-нравственной устремленности. Например, характерны: для поэмы «^лмэдбай» (1942-1944; «Ульмасбай»), трагедий «Салауат» (1971; «Салават»), «Ташлама утты, Прометей!» (1977; «Не бросай огонь, Прометей!») - сочетание возвышенного и обыденного (присутствуют одновременно или параллельно); для трагедии «Ай тотолган тендэ» (1963; «В ночь лунного затмения») - условность и символика; для драм «Туй дауам итэ» (1947; «Свадьба продолжается»), «Айгел иле» (1964; «Страна Айгуль») и др. - синтез реализма и романтизма; для повестей «Озон-озак бала сак» (1976; «Долгое-долгое детство»), «Ярльгкау» (1986; «Помилование») - смешение жанров, синтез разных стилей; в восточных поэмах соединились условно-романтические приемы с конкретно-предметными, приземленный реализм - с крылатым романтизмом.

Ключевые слова: поэзия, проза, драматургия, метод, стиль, принципы отражения действительности, синтез, романтизм, реализм, герой, традиция

Gulfira N. Gareeva

PRINCIPLES OF LITERARY REFLECTION OF THE REALITY IN WORKS BY MUSTAI KARIM

Abstract

The article considers various principles of literary reflection of the reality in poetic, prosaical and dramatic works by Mustai Karim. The author of the article pays attention to the organic confusion of realistic, biographical, conditionally symbolic, mythological and national poetic, epic and lyrical romantic styles that contributes to the depiction of man in all his diversity, magnificence, citizenship and spiritual and moral ambition. For example, in the poem Ulmasbaj (1942-1944), in the tragedies Salavat (1971), Do Not Drop the Fire, Prometheus! (1977) the combination of the sublime and the ordinary appears simultaneously or in parallel. Conventionality and symbolism are characteristic for the tragedy On the Night of the Lunar Eclipse (1963). Synthesis of realism and romanticism is typical for the dramas by Mustai Karim The Wedding Continues (1947), Aigul'sLand(1964). The confusion of genres and the synthesis of different styles characterize the long stories Long-Long Childhood (1976), Pardon (1986). In Oriental poems by Mustai Karim conditional-romantic devices have been combined with concrete-object ones, mundane realism - with winged romanticism.

Key words: poetry, prose, dramaturgy, method, style, principles of reflection of the reality, synthesis, romanticism, realism, hero, tradition

Гареева Гульфира Нигаматовна, доктор филологических наук, профессор кафедры башкирской литературы, фольклора и культуры факультета башкирской филологии и журналистики Башкирского государственного университета (Уфа), e-mail: gareevagulfira@mail.ru

Gulfira N. Gareeva, Dr. Sc. (Philology), Professor of Bashkir Literature, Folklore and Culture, Department of Bashkir Philology and Journalism, Bashkir State University (Ufa), e-mail: gareevagulfira@mail.ru

© Гареева Г.Н., 2017

ПРОБЛЕМЫ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ. 2017/3 (77)

Творчество всемирно известного писателя, народного поэта Башкортостана Мустафы Сафича Каримова (Мустай Карим; 1919-2005) основано на реализме и романтизме. В его произведениях наблюдается единство и противоречие различных принципов художественного отражения действительности, то есть синтез различных методов и стилей.

В лирических, эпических и драматургических произведениях Мустая Карима одновременно или параллельно присутствует сочетание возвышенного и обыденного. Например, Ульмасбай, герой из одноименной поэмы, который под стать сказочным персонажам, сушит портянки. В трагедии «Не бросай огонь, Прометей!» жаждущий осчастливить земных людей Прометей, подкараулив момент, когда охраняющие небесный огонь Власть и Сила, соблазненные гуриями, предаются наслаждению, крадет небесный огонь. Легендарный герой Салават из одноименной трагедии, ведущий ожесточенный духовный поединок с царицей Екатериной II, оценивая необычную красоту этой женщины, бросает долгий взгляд на нее, а она, в свою очередь, кокетничает с ним и т.п.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Пафос утверждения добра и отрицания зла реалистически сурово и романтически возвышенно проходит красной нитью через всю поэзию Мустая Карима. В стихотворении «Эсенсе кен тоташ тар яуа» (1955; «Три дня подряд»), например, осколок мины, оставшийся в теле героя с Великой Отечественной войны, будоражит в ненастные дни зарубцевавшиеся раны, напоминая о поле битвы, старой ране солдата, погибших друзьях. Драматическое содержание произведения усиливается многократным повторением фразы «три дня подряд» [5, с. 213-253]. В стихотворениях «Кышкы юлдан акбуз килэ...» (1963; «Белый конь путем оледенелым мчится...»), «Торналар кайтканда» (1962; «Когда прилетают журавли») и др. вырисовывается яркий романтический образ мчащегося навстречу ветрам парня, лихо держащего поводья коня современности. В стихотворениях «Аяктарым - юлда, куцелем - йырза» (1963; «В дороге - ноги, в песне - думы»), «Вэ-гэзэлэр бирмэ» (1962; «Обещаний не давай»), «Иэшэ^е бар, hакла Y3енде», - т^ец» (1956; «Ты говоришь, чтоб я себя берег.») у героя мечты остаются по-прежнему крылатым Пегасом, а сердце бьется, как у коня на скачках, но его уже удерживают поводья разума, пламенный романтический пафос смешивается с суровым реализмом, чувства - с разумом: не горячилось

бы сердце напрасно, чтобы бег стремительный не оказался бесполезным. На подлинном романтизме основаны стихи Мустая Карима «Ьаумы, Иртэгэ» (1963; «Здравствуй, Завтра!»), «Кеше кесле» (1962; «О, человек могуч!»), «Дицгез буйлап ЙYгерэ бер малай...» (1961; «Бежит мальчишка босоногий по кромке синевы морской.»), «^ктэ ай - алтын умарта...» (1966; «Луна на небе - золотой улей.»), многоцветные и масштабные по своей внутренней сути, освещающей изнутри светом, глубокой человеческой мудростью, естественностью, подлинностью. Поэт воспевает радостную песню о могуществе разума и душевной красоты людей, создающих чудеса, завоевывающих космические просторы и запускающих в небо ракеты. Поэтическое звучание в произведениях достигается не риторикой, а параллельным сопоставлением высоких материй -Вселенной, планет и эпохи - с ценностями человека (человеческий ум, руки, глаза), которые участвуют в созидательном труде. Космическая масштабность сравнений и метафор подчиняется выявлению связи человека со всем миром, Вселенной и его ответственности за судьбу мира. Для поэтического осмысления и сближения таких понятий, как большое и малое, близкое и далекое, конкретное и абстрактное М. Карим использует категории философского, масштабного и предметного порядка. В стихотворении «Кайын япрагы тура^шда» (1954; «О березовом листе») через символику поэт конкретизирует и углубляет образ родной республики в аспекте пространства и времени [2, с. 18-96]. Сначала он показывает огромные просторы - от берегов Яика до долин Ика, гордые горы, бескрайние степи, потом переходит к освещению героической истории башкир. Такое ретроспективно-философское осмысление дает объемность и глубину образа Башкортостана. Тема республики и тема большой Родины, сливаясь воедино, приобретают масштабность. Основанное на принципах историзма стихотворение «Рос-сиянмын» (1954; «Я - россиянин») также является поэтическим прославлением четырехвековой дружбы башкирского и русского народов.

В кавказских циклах М. Карим, опираясь на художественно-эстетические традиции горцев, в национально-колоритных романтических образах и деталях передает светлый душевный мир тех или иных народов: в образах гор [«Болгар дэфтэре» (1962; «Болгарская тетрадь»)], каштана и березы [«Каштан сэскэ аткан ерзэ» (1959; «Где цветут каштаны»)], а также лотоса и бамбука

[«Вьетнам я^малары» (1959; «Вьетнамские записи»)] и др. Автор также обращается к поэтическим традициям восточной классики. В поэмах-сказках «Йылмайыу» (1960; «Улыбка»), «Сер» (1960; «Тайна») широко использованы поговорки, афоризмы, крылатые выражения, иносказательные, мудрые слова. Эти произведения написаны в возвышенно-романтическом стиле. М. Карим, используя прием поэтического контраста, противопоставляет вечно живую природу живому мертвецу, идею гуманизма - бесчеловечности. Его восточные поэмы явились своеобразными философскими произведениями, созвучными современности, свидетельствующими об активизации в его поэтике ассоциативных форм образности, соединения условно-романтических приемов с конкретно-предметными, приземленного реализма - с крылатым романтизмом [8, с. 12-44].

Синтез реализма и романтизма в драматургических произведениях Мустая Карима служит разносторонней, полнокровной характеристике духовного величия или духовной несостоятельности героев с их подлинной земной сутью. В драмах «Свадьба продолжается», «Яцгыз ка-йын» (1955; «Одинокая береза») героями изображены сильные, страстные, поэтически возвышенные натуры. Ими движут нравственные и социально-исторические мотивы [6, с. 160-247]. Герои проявляют себя в действии, ценою больших нравственно-волевых усилий утверждая свое человеческое достоинство, неординарность своей личности и свободолюбие.

Его драма «Йырланмаган йыр» (1961; «Неспетая песня») основана на критическом реализме, в ней критически осмысливается жизнедеятельность партийного чиновника, демагога и очковтирателя, пустозвона, сверхчувствительного к конъюнктуре Дусмата Ярлыкапова. Конфликт пьесы основан на серьезных социальных противоречиях. Все действующие лица, даже второго плана, а также многие события и ситуации пронизаны драматизмом.

Драма «Страна Айгуль» создана на принципах возвышенного романтизма и сурового реализма. Шестнадцатилетняя Айгуль, расставаясь с детством, представляет жизнь, человеческие отношения, любовь в романтических светлых красках, однако неожиданно сталкивается с реалиями суровой действительности. Сначала Иль-дар - этот двуличный, трусливый тип надругается над ее чистыми мечтами, помыслами, первым большим чувством любви. Но эти испытания

не убивают в юной героине жажду к жизни и настоящей любви. Основное испытание для Айгуль наступает с возвращением матери - Зуль-хабиры. Перед ней встает сложная дилемма: родная мать или Родина. Радость встречи с матерью, которую она так долго ждала, сменяется противоречивыми чувствами. Душевный мир Айгуль подвергается постоянным потрясениям - происходит постепенное возмужание ее характера.

Драматический смысл, художественная закономерность случайных на первый взгляд сюжетных линий в едином драматическом рисунке становятся ясными, когда разыгрывается глубокая человеческая трагедия Зульхабиры и когда Айгуль выбирает Родину, а не Зульхабиру. Драматург, вызывая глубокое сострадание к ее судьбе, в то же время заставляет задуматься над ее поведением и тем самым приводит читателя к идее осознанности. Глубоко трагический смысл жизни Зульха-биры заключается в том, что она, действуя бессознательно в трудный момент своей жизни, поддалась течению обстоятельств, приняла чуждый образ жизни и, приобретя богатство и благополучие, потеряла Родину. Через убедительные и реальные жизненные обстоятельства, столкновения и ошибки драматических характеров раскрывается основная идейно-эстетическая проблема - социальная и нравственная ответственность человека за свои поступки. Коллизии, в которые вступает Зульхаби-ра, перерастают в конфликт между личностью и обществом, человеком и Родиной, завершающийся трагическим разладом между ними [7, с. 25-64].

Обстоятельства и образы в произведениях писателя-мыслителя, формы самих произведений часто носят черты необычности, исключительности, постоянно приближаясь к метафоре. Отражаемая М. Каримом действительность предстает в его произведениях, особенно в драматургии, во многих измерениях: в драматическом и трагедийном накале, юмористически-комедийном фарсе, сатирико-гротескном сгущении, романтическом пафосе и эпическом развороте.

И в прозаических, и в драматургических произведениях М. Карима присутствуют сильная поэтическая струя, склонность к философским размышлениям, символика. Глубокая реалистическая основа эстетики великого поэта органически связана с плодотворными традициями народного творчества, что определяет необычайную предметность его образной системы, пластичность, живописность поэтической речи, авторских ремарок, отступлений и т.д.

В поэзии, прозе и драматургии М. Карима романтическое восприятие действительности сливается с предметностью образов и словесной живописи. Это отчетливо проявляется в языке драм, для которого характерна как бытовая лексика и фразеология, плотность народной речи, так и поэтическая экспрессивность и метафоричность. Все творчество писателя, наполненное высокой романтикой, в то же время сугубо реалистично: жизнь в его произведениях выступает в сложнейшем переплетении противоречий, в непрерывной и нередко трагической борьбе добра и зла, света и тьмы, старого и нового, в непрестанном обновлении.

Мустай Карим часто обращается к способу романтической типизации, для того, чтобы особенно остро продемонстрировать существующие отнюдь не совершенные явления и суровые стороны действительности или чтобы передать исключительные ситуации в жизни современников, выразить обострение их чувств, атмосферу духовного подъема или духовного кризиса, которые порождены той или иной ситуацией. Романтичность письма М. Карима заключается в повышенной, усиленной чуткости к прекрасному в действительности, к ее ярким краскам и их безмерному разнообразию. Эстетический идеал писателя находит воплощение не столько в воспевании красоты и привлекательности мечты, идеала, сколько в утверждении прекрасного как должного и сущего.

Романтический образ почти всегда тяготеет к символу, в нем органически соединяются отдельные специфические особенности аллегории с ярко выраженной интонацией. Позволяя писателю отступать от принципов правдивости, реалистичности деталей, предоставляя неограниченный простор в изображении перспектив жизни в конкретно-чувственной форме, романтичность дает возможность сосредотачивать все внимание на самом главном. Отсюда и постоянное обращение М. Карима к такому способу типизации, как условность. Условность и символика, а также поэтическая метафоричность, емкие по смыслу вещие сны, обилие ярких эпитетов, присутствие образа Поэта (в драме «Свадьба продолжается» образ павшего смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной войны Малиха Хариса, в трагедии «Ночь лунного затмения» - поэта-сэсэна Акъегета, в трагедии «Салават» - легендарного поэта-борца Салавата Юлаева, в повести «Долгое-долгое детство» - Кендека и его друга

детства Асхата, в повести «Помилование» - поэта и актера Янтимера Байназарова и др.) являются универсальными приемами эстетики М. Карима.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Смешение жанров, синтез разных стилей характерны и для прозы писателя: повести «Долгое-долгое детство», «Помилование». В первой для воссоздания драматической, критической ситуации (полубессознательное состояние тяжелораненого солдата, лежащего на поле брани и вспоминающего свою жизнь) используется прием смешения реальности и фантастического, факта и символа, сна и яви, конкретности и условности [1, с. 96-136]. В художественной ткани произведения история и сегодняшний день, детская непосредственность, эмоциональность, искренность, душевная чистота и зрелость, аналитичность ума, философичность восприятия всего мироздания умудренного жизненным опытом аксакала тесно переплетаются, образовывают естественный сплав различных начал. Синтез сурово реалистических, биографических, условно-символических, мифологических и народнопоэтических, эпических и лирико-ро-мантических стилей в повести способствовал яркому показу человека во всем его многообразии, величественности, гражданственности, духовно-нравственной устремленности.

Во второй половине 80-х гг. в связи с обострением негативных явлений во всех областях жизни общества и, прежде всего, в нравственно-духовной, проявилась тенденция, подтолкнувшая писателей, в т.ч. Мустая Карима, к поискам новых, эстетически более действенных приемов отражения действительности, часто к методу критического реализма, к использованию различных жанрово-стилевых начал и возможностей.

В цикле стихов «Прометей монологтары» («Монологи Прометея»), написанном в начале 1980-х гг., М. Карим путем мастерского использования эзоповского языка, приемов иносказания, метафоричности, раскрыл пороки общества, обличил нравы и порядки «застойного периода» эпохи социализма. Пафос критического реализма особенно ярко выражен в стихах поэта, написанных в 1990-е годы. Например, в стихотворениях «Быуат» («Век»), «Замананьщ ха'Лыз язаЬына» («Несправедливой каре времени») и др. М. Карим обличает социальную несправедливость, попрание человеческих прав, незыблемых святых понятий добра, любви, милосердия, категорически отвергает хищническую мораль, господствующую в современной действительности.

Повесть «Помилование» дала мощный толчок к рождению целого направления - условно-метафорического. Военные реалии в повести рисуются в сурово реалистическом стиле, любовь Зуха и Марии-Терезы передана в романтических красках, обличение равнодушия к человеческой судьбе - в остро публицистическом тоне. Суровая реалистичность, романтическая возвышенность, мифологическая таинственность - своеобразный синтез реализма, романтизма, мифоло-гизма, символики, условности, иносказательности, публицистики делают необычным, новым повествование о внезапно вспыхнувшей неземной любви двух молодых людей и трагедии, постигшей солдата [4, с. 12-72].

Цепь случайностей поворачивает судьбу героя в необратимо трагическую сторону, «казенное» отношение к одной, но Человеческой судьбе, желание наглядно продемонстрировать мощь военно-административной машины приводят к гибели. Резкий контраст - светлый, радостный тон, окрыленное огромной любовью душевное движение Любомира и ничем не оправданная казнь молодого, мужественного солдата, не успевшего даже вступить в первый бой с врагом, - потрясает души читателей. Глубокий философский подтекст повести заставляет задуматься об общественной морали, о системе нравственных ценностей, о бесценности человеческой жизни, в ней поднимается вопрос поиска универсальных основ бытия.

Необходимо отметить, что повесть «Помилование», на первый взгляд посвященная только событиям войны, посредством глубокого подтекста обличала равнодушное отношение к судьбе человека, затхлую атмосферу застоя. Она стала этапным произведением, вскрывающим пороки советского общества эстетически действенным способом. Поэтому со сменой общественно-политической формации и в связи с активизацией преобразований в эстетике советского и постсоветского периодов в башкирской прозе начался активный процесс избавления от устаревших принципов социалистического реализма, наблюдается выдвижение на передний план авангардистских явлений [3, с. 118-124].

ЛИТЕРАТУРА

1. Баимов Р.Н. Поискам нет конца. М.: Современник, 1980. С. 96-136.

2. Бикбаев Р.Т. Эволюция современной башкирской поэзии. М.: Наука, 1991. С. 18-96.

3. Гэрэева Г.Н. Башкорт прозакында одгалык мэсьэлэлэре. 9фе: FraeM, 2014. 118-124-се бб. (Гареева Г.Н. Вопросы мастерства в башкирской прозе. Уфа: Гилем, 2014. С. 118-124).

4. Гареева Г.Н Психологизм в башкирской прозе 1960-1980-х годов. Уфа: РИЦ БашГУ, 2012. С. 12-72.

5. Башкорт эзэбиэте тарихы. 6 томда. 5-се т. 9фе: Китап, 1993. 213-253-се бб. (История башкирской литературы в 6-ти т. Т. 5. Уфа: Китап, 1993. С. 213-253).

6. Килмвхэмэтов Т.А. Драматургия hэм драма-тургтар. Эфе: Башкортостан китап нэшриэте, 1986. 160-247-се бб. (Кильмухаметов Т.А. Драматургия и драматурги. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. С. 160-247).

7. Кильмухаметов Т.А. Драматургия Мустая Ка-рима. Уфа: Башкирское книжное изд-во, 1979. С. 25-64.

8. Хвсэйенов Г.Б. Халык шагиры Мостай Кэрим. Эфе: Башкортостан китап нэшриэте, 12-44-се бб. (Хусаинов Г.Б. Народный поэт Мустай Карим. Уфа: Башкирское книжное изд-во, 1965. С. 12-44).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

REFERENCES

1. Baimov, R.N. Poiskam net kontsa [The Search Has No End]. Moscow: Sovremennik press, 1980. P. 96136 (in Russ.).

2. Bikbaev, R.T. Evoljutsija sovremennoj bashkirskoj poezii [The Evolution of Modern Bashkir Poetry]. Moscow: Nauka press, 1991. P. 18-96 (in Russ.).

3. Gareeva, G.N. Bashkort prozahynda o&talyk mas'abbre [Issues of Skill in Bashkir Prose]. Ufa: Gilem press, 2014. P. 118-124 (in Bashkir).

4. Gareeva, G.N Psikhologizm v bashkirskoj proze 1960-1980-kh godov [Psychological Logic in the Bashkir Prose of the 1960-1980's]. Ufa: Bashkir State University press, 2012. P. 12-72 (in Russ.).

5. Istorija bashkirskoj literatury v 6-ti tomakh. T. 5 [A History of Bashkir Literature in 6 Volumes. Vol. 5]. Ufa: Kitap press, 1993. P. 213-253 (in Bashkir).

6. Kilmukhametov, T.A. Dramaturgija ham dramaturgtar [Dramaturgy and Playwrights]. Ufa: Bashkir publishing house, 1986. P. 160-247 (in Bashkir).

7. Kilmukhametov, T.A. Dramaturgija Mustaja Karima [Dramaturgy of Mustai Karim]. Ufa: Bashkir publishing house, 1979. P. 25-64 (in Russ.).

8. Khusainov, G.B. Khalyk shagiry Mustaj Karim [The National Poet Mustai Karim]. Ufa: Bashkir publishing house, 1965. P. 12-44 (in Bashkir).