Научная статья на тему 'Приговор, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей, как предмет обжалования и проверки в апелляционном порядке'

Приговор, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей, как предмет обжалования и проверки в апелляционном порядке Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2153
207
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО / ОБЖАЛОВАНИЕ И ПЕРЕСМОТР ПРИГОВОРА / АПЕЛЛЯЦИЯ / КАССАЦИЯ / СУД ПРИСЯЖНЫХ / ВЕРДИКТ / ПРИГОВОР / ПРЕДМЕТ ПЕРЕСМОТРА

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Сухова Ольга Алексеевна

Цель: целью настоящей статьи является стремление автора показать несовершенство действующего уголовно-процессуального законодательства РФ относительно распространения на приговоры суда, вынесенные с участием присяжных заседателей, апелляционного порядка их обжалования и проверки, а также определить наиболее оптимальную модель обжалования и пересмотра таких приговоров. Область исследования/методология: в статье проанализированы нормы действующего уголовно-процес-суальное законодательство РФ, регламентирующие порядок апелляционного обжалования и пересмотра приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, практика реализации этих норм. При написании статьи использовались диалектический, логический, системный, формально-юридический методы. Выводы: автор статьи приходит к выводу о том, что сам факт регламентации в действующем УПК РФ права апелляционного обжалования и пересмотра приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, противоречит сущности института апелляции. Анализируя имеющиеся в специальной литературе точки зрения, автор считает нецелесообразным расширение полномочий суда апелляционной инстанции, как в части предоставления ему возможности проверки обоснованности приговора, вынесенного судом с участием присяжных заседателей, так и относительно наделения правом постановить новый приговор на основе вердикта присяжных заседателей. Предлагается для приговоров суда, вынесенных с участием присяжных заседателей, законодательно предусмотреть исключительно кассационный порядок их обжалования и проверки с точки зрения формальных существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Новизна/оригинальность/ценность: статья имеет определенную научную ценность и практическую значимость, поскольку содержит выводы и предложения, которые могут быть полезны при реформировании действующего уголовно-процессуального законодательства РФ и в складывающейся апелляционной практике.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Сухова Ольга Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SENTENCE, ACTIONS BASED ON THE VERDICT OF THE JURORS, AS THE SUBJECT OF THE APPEAL AND CHECK APPEAL

Purpose: the Purpose of this article is the author's desire to show the shortcomings of the current criminal procedural legislation of the Russian Federation regarding the distribution on the sentences of the court acting with the participation of jurors, the appellate procedure of appeal and verification, and to determine the most optimal model appeal such sentences. Area of study/methodology: the article analyzes the norms of current criminal procedural legislation of the Russian Federation regulating the procedure of appeal and review of sentence, pronounced on the basis of the verdict of a jury, practice the implementation of these norms. When writing the article used the dialectical, logical, systematic, formal-legal methods. Conclusions: the Author concludes that the fact of regulation in the current code of criminal procedure the right of appeal and review of sentence, pronounced on the basis of the verdict of a jury, contradicts the essence of the institution of appeal. Examining the literature point of view, the author considers it inappropriate expansion of powers of court of appeal, in part to enable him to verify the validity of the sentence imposed by the court with participation of jurors and of allocating the right to decide a new verdict based on the verdict of a jury. It is proposed to sentence, actions based on the verdict of the jurors, provide exclusively the cassation procedure from the point of view of formal substantive violations of criminal law and criminal procedural law. Novelty/originality/value: article has a certain scientific value and practical significance, because it contains insights and suggestions that can be useful in reforming the criminal procedure legislation of the Russian Federation and in the current appellate practice.

Текст научной работы на тему «Приговор, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей, как предмет обжалования и проверки в апелляционном порядке»

10.2. ПРИГОВОР, ПОСТАНОВЛЕННЫЙ НА ОСНОВЕ ВЕРДИКТА ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ, КАК ПРЕДМЕТ ОБЖАЛОВАНИЯ И ПРОВЕРКИ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Сухова Ольга Алексеевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора, адвокат

Место работы: ФГБОУ ВО «Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва»; Адвокатская палата Республики Мордовия

o_a_suhova@mail.ru

Аннотация:

Цель: целью настоящей статьи является стремление автора показать несовершенство действующего уголовно-процессуального законодательства РФ относительно распространения на приговоры суда, вынесенные с участием присяжных заседателей, апелляционного порядка их обжалования и проверки, а также определить наиболее оптимальную модель обжалования и пересмотра таких приговоров.

Область исследования/методология: в статье проанализированы нормы действующего уголовно-процессуальное законодательство РФ, регламентирующие порядок апелляционного обжалования и пересмотра приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, практика реализации этих норм. При написании статьи использовались диалектический, логический, системный, формально-юридический методы.

Выводы: автор статьи приходит к выводу о том, что сам факт регламентации в действующем УПК РФ права апелляционного обжалования и пересмотра приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, противоречит сущности института апелляции. Анализируя имеющиеся в специальной литературе точки зрения, автор считает нецелесообразным расширение полномочий суда апелляционной инстанции, как в части предоставления ему возможности проверки обоснованности приговора, вынесенного судом с участием присяжных заседателей, так и относительно наделения правом постановить новый приговор на основе вердикта присяжных заседателей. Предлагается для приговоров суда, вынесенных с участием присяжных заседателей, законодательно предусмотреть исключительно кассационный порядок их обжалования и проверки с точки зрения формальных существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Новизна/оригинальность/ценность: статья имеет определенную научную ценность и практическую значимость, поскольку содержит выводы и предложения, которые могут быть полезны при реформировании действующего уголовно-процессуального законодательства РФ и в складывающейся апелляционной практике.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, обжалование и пересмотр приговора, апелляция, кассация, суд присяжных, вердикт, приговор, предмет пересмотра.

SENTENCE, ACTIONS BASED ON THE VERDICT OF THE JURORS, AS THE SUBJECT OF THE APPEAL AND CHECK APPEAL

Sukhova Olga A., PhD in law, associate professor of the department of criminal process, justice and prosecutorial supervision, advocate

Place of work: National research Mordovian State University named after N.P. Ogarev; Advocatory chamber of Republic of Mordovia

o_a_suhova@mail.ru

Abstract:

Purpose: the Purpose of this article is the author's desire to show the shortcomings of the current criminal procedural legislation of the Russian Federation regarding the distribution on the sentences of the court acting with the participation of jurors, the appellate procedure of appeal and verification, and to determine the most optimal model appeal such sentences.

Area of study/methodology: the article analyzes the norms of current criminal procedural legislation of the Russian Federation regulating the procedure of appeal and review of sentence, pronounced on the basis of the verdict of a jury, practice the implementation of these norms. When writing the article used the dialectical, logical, systematic, formal-legal methods.

Conclusions: the Author concludes that the fact of regulation in the current code of criminal procedure the right of appeal and review of sentence, pronounced on the basis of the verdict of a jury, contradicts the essence of the institution of appeal. Examining the literature point of view, the author considers it inappropriate expansion of powers of court of appeal, in part to enable him to verify the validity of the sentence imposed by the court with participation of jurors and of allocating the right to decide a new verdict based on the verdict of a jury. It is proposed to sentence, actions based on the verdict of the jurors, provide exclusively the cassation procedure from the point of view of formal substantive violations of criminal law and criminal procedural law.

Novelty/originality/value: article has a certain scientific value and practical significance, because it contains insights and suggestions that can be useful in reforming the criminal procedure legislation of the Russian Federation and in the current appellate practice.

Keywords: criminal procedure, appeal and review of sentence, appeal, cassation, the jury, the verdict, the sentence, the subject of the review.

Отличительной чертой института суда присяжных, судопроизводства 1864 г. (УУС), являлась невозмож-который впервые в России был введен в дореволюци- ность обжалования и пересмотра решений, вынесен-онный период в связи с принятием Устава уголовного ных на основе вердикта присяжных заседателей, в

ПРИГОВОР, ПОСТАНОВЛЕННЫЙ НА ОСНОВЕ ВЕРДИКТА ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ, КАК ПРЕДМЕТ ОБЖАЛОВАНИЯ И ПРОВЕРКИ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

апелляционном порядке [7, с. 202]. Приговоры, постановленные судом с участием присяжных заседателей, считались окончательными и могли быть отменены только в кассационном порядке (ст. 854-855 УУС), поскольку основывались на мнении обычных людей, их мудрости, житейском опыте и чувстве справедливости. При этом из предмета кассационной проверки была исключена «правильность решений присяжных, так как они (присяжные) обсуждали только фактическую сторону дела и ни в каком случае не должны были касаться юридической оценки фактов» [11, с. 27].

Между тем особенности, отражающие правовую природу суда присяжных, не были учтены законодателем при реформировании институтов апелляции и кассации в современном российском уголовном процессе. В свете новелл Уголовно-процессуального кодекса РФ [1] (далее УПК РФ), вступивших в законную силу с 1 января 2013 г. [2], сформировавшееся апелляционное производство воплотило в себе ряд черт, присущих «чистой» (формальной) кассации. Именно этим объясняется регламентация в действующем УПК РФ возможности обжалования и пересмотра приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, в апелляционном порядке.

И. С. Бобракова и Н. Н. Ковтун в этой связи весьма точно подмечают, что «теории уголовно-процессуальной науки практически неизвестны примеры, когда решения, постановленные в суде с участием присяжных заседателей, могли быть предметом проверки в апелляционном порядке» [10, с. 179]. А. А. Тарасов также обращает внимание на то, что «невозможность апелляционного пересмотра решений суда присяжных в истории разных государств определялась именно недопустимостью контролировать процессы убеждения и взаимоубеждения внутри коллегии непрофессиональных судей со стороны профессиональных юристов» [14, с. 18].

Таким образом, сам факт регламентации в действующем УПК РФ возможности апелляционного обжалования и проверки правосудности не вступившего в законную силу приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, противоречит сущности института апелляции, предназначенного для пересмотра судебного решения с точки зрения фактической стороны уголовного дела в условиях непосредственного исследования доказательств по правилам, характерным для суда первой инстанции.

Неслучайно в Концепции судебной реформы РФ 1991 г. на решения судов, которые приняты в составе с участием присяжных заседателей, предлагалось распространить только кассационный порядок, который должен был сводиться лишь к проверке соблюдения закона при производстве в суде первой инстанции и осуществляться без непосредственного исследования доказательств [8, с. 53-54, 97-98]. В представлении авторов Концепции судебной реформы РФ 1991 г. апелляция не должна была допускаться по уголовным делам, рассмотренным судом с участием присяжных заседателей. Связывалось это, как представляется, с тем, что в апелляционном порядке (т.е. с точки зрения фактической стороны уголовного дела) не должны пересматриваться судебные решения, не содержащие анализа и оценки доказательств, основанные на мнении коллегии присяжных заседателей, состоящей из числа представителей общества, руководствующихся при вынесении вердикта своим жизненным опытом и

сложившимися в этом обществе представлениями о справедливости.

Учитывая подход современного законодателя, который в рамках апелляционного производства предусмотрел смешение двух исторически сложившихся и сущностно отличающихся друг от друга институтов пересмотра судебных решений - «классической» апелляции и «чистой» кассации, апелляционное обжалование и пересмотр не вступившего в законную силу приговора, основанного на вердикте присяжных заседателей, в свете положений действующего УПК РФ допустимы, однако имеют особенности, обусловленные спецификой судопроизводства с участием присяжных заседателей. В связи с этим в уголовно-процессуальной литературе справедливо отмечается, что в современном российском уголовном судопроизводстве сложилась особенная модель апелляционного обжалования приговоров, постановленных судом с участием присяжных заседателей, одним из аспектов которой «является специфический набор оснований для отмены или изменения приговора, которые носят исключительно формальный и процедурный характер» [19, с. 2319].

Прежде всего такой приговор не подлежит обжалованию и пересмотру по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ, т.е. ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции (ст.ст. 317, 389.27 УПК РФ).

Как подчеркивается в Определении Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2013 г. № 2003Ю, «особенности вердикта, который представляет собой лаконичные ответы на поставленные вопросы, содержащие лишь выводы коллегии присяжных без приведения доводов, подтверждающих их позицию, исключают возможность его проверки по фактическим основаниям и, как следствие, возможность отмены или изменения вынесенного на основе такого вердикта приговора ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела» [4]. И действительно, судья-профессионал, председательствующий в судебном заседании с участием присяжных заседателей, в приговоре не приводит исследованные в ходе судебного следствия доказательства, а ограничивается лишь изложением в нем сведений, предусмотренных ст. 351 УПК РФ. Приведение доказательств требуется лишь в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора в части, не вытекающей из вердикта коллегии присяжных заседателей.

В п. 14. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. № 26 (в ред. от 1 декабря 2015 г.) «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» отмечается, что «исходя из положений ст. 389.27 УПК РФ приговоры, постановленные судом с участием коллегии присяжных заседателей либо в порядке, предусмотренном ст. 316 или ст. 317.7 УПК РФ, не подлежат пересмотру в суде апелляционной инстанции в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. В указанных случаях доказательства, относящиеся к фактическим обстоятельствам предъявленного лицу обвинения, судом апелляционной инстанции не проверяются» [5].

Иными словами, учитывая смешанный характер института, который в современном российском уголов-

ном процессе носит название «апелляция», но содержит в себе ряд чисто кассационных черт, запрет обжалования и пересмотра в апелляционном порядке приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, с точки зрения его необоснованности, обусловлен тем, что суд апелляционной инстанции при пересмотре такого приговора, ввиду непоколебимости вердикта присяжных заседателей, руководствующихся при его вынесении собственным усмотрением, не уполномочен вторгаться в сферу деятельности «судей факта», а именно давать свою оценку установленным вердиктом фактическим обстоятельствам уголовного дела (ч. 1, 2 ст. 348 УПК РФ). Поскольку на присяжных заседателей не возлагается обязанность мотивировать свой вердикт, который образует основу приговора с его фактической стороны, исключена и возможность оценки вышестоящим судом обоснованности или необоснованности установления судом присяжных фактических обстоятельств уголовного дела.

В этой связи Конституционный Суд РФ в одном из своих решений обратил внимание на то, что «само по себе исключение возможности отмены либо изменения во второй инстанции приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, ввиду несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела, отвечая правовой природе и предназначению суда с участием присяжных заседателей, не может расцениваться как несовместимое с правом каждого на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство при том, что при рассмотрении дела по существу судом первой инстанции обеспечивается соблюдение процессуальных принципов и гарантий, призванных компенсировать отсутствие в приговоре мотивировки и, следовательно, предотвратить случаи его произвольного постановления» [3].

Несмотря на отсутствие четкой законодательной регламентации в УПК РФ, думается, что действующее уголовно-процессуальное законодательство предоставляет суду апелляционной инстанции при пересмотре приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, возможность исследовать в ходе судебного следствия доказательства, которые исследовались судом с участием присяжных заседателей либо в их отсутствие, с целью проверки их допустимости, исходя из требований ст. 75 УПК РФ, а также с целью проверки соответствующих выводов указанного суда в приговоре с точки зрения их законности и справедливости.

Вместе с тем полагаем, что предусмотренный ст.ст. 317, 389.27 УПК РФ запрет обжалования и пересмотра приговора, вынесенного судом с участием присяжных заседателей, по основанию несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, уже изначально нивелирует «классическое» назначение апелляции -непосредственную проверку судом апелляционной инстанции фактической стороны приговора. Представляется, что уже по этой причине законодателю не стоило относить приговоры, постановленные на основе вердикта коллегии присяжных заседателей, к предмету проверки в апелляционном порядке, а следовало распространить на них кассационный порядок.

В. Д. Потапов весьма точно называет включение в предмет апелляционной проверки приговоров, которые вынесены судом с участием присяжных заседателей, «явной ошибкой уголовно-процессуального законодательства» [13, с. 12].

В свете положений действующего УПК РФ апелляци-

онное обжалование и пересмотр не вступившего в законную силу приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных заседателей, возможны только ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора. Относительно этих апелляционных оснований действующий УПК РФ не устанавливает каких-либо запретов при обжаловании и проверке правосудности приговоров, постановленных на основе вердикта присяжных заседателей.

Между тем нельзя не обратить внимания на то, что несправедливость приговора выступает «классическим» апелляционным основанием отмены или изменения судебного решения, а потому не характерным для приговоров, постановленных судом с участием присяжных заседателей, исходя из механизма их постановления, обусловленного правовой природой института суда присяжных. Представляется, что наличие несправедливости в перечне оснований для отмены или изменения приговоров суда с участием присяжных заседателей по УПК РФ обусловлено как самим фактом распространения апелляционного порядка на указанные приговоры, так и признанной законодателем необходимостью обеспечения возможности проверки таких приговоров с точки зрения правильности применения судьей-профессионалом норм Общей части Уголовного кодекса РФ, в частности, его ч. 3 ст. 60 УК РФ.

С учетом вышеизложенного вызывают интерес следующие положения УПК РФ. Согласно ч. 2 ст. 389.26 УПК РФ при соблюдении требований, предусмотренных ст. 389.25 УПК РФ, суд апелляционной инстанции вправе привести в соответствие с вердиктом коллегии присяжных заседателей приговор, противоречащий вердикту. Однако в ч. 2 ст. 389.26 УПК Рф регламентирована возможность устранения противоречия приговора вердикту только путем изменения приговора. В случаях же, когда изменить приговор невозможно, суд апелляционной инстанции, исходя из ч. 1.1 ст. 389.22 УПК РФ, вправе лишь отменить приговор с направлением дела на новое рассмотрение с момента, следующего за провозглашением вердикта.

Говоря словами Т. Владыкиной, «если постановленный судьей приговор противоречит вердикту, можно утверждать, что нарушены не только закон, но и правила логики (закон непротиворечия)» [12, с. 82]. Между тем на практике встречаются случаи, когда в приговоре судьей-профессионалом считаются установленными фактические обстоятельства, существенно отличающиеся от тех фактических обстоятельств, которые обозначены в вердикте присяжных заседателей, либо когда квалификация преступления не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом. В зависимости от того, являются ли устранимыми в суде апелляционной инстанции такие существенные нарушения, отличаются виды решений этого суда (отмена либо изменение приговора).

Анализируя указанные законодательные положения, С. А. Трухин предлагает «для устранения необходимости возвращения дела в суд первой инстанции ... предоставить суду апелляционной инстанции возможность приводить в соответствие с вердиктом приговор не только путем его изменения, но и путем отмены с вынесением апелляционного приговора в рамках фактических обстоятельств, установленных законным вердиктом присяжных заседателей» [16, с. 36]. Как отмечает автор, «отсутствие в законе возможности устранить противоречие приговора вердикту путем вынесения нового приговора

ПРИГОВОР, ПОСТАНОВЛЕННЫЙ НА ОСНОВЕ ВЕРДИКТА ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ, КАК ПРЕДМЕТ ОБЖАЛОВАНИЯ И ПРОВЕРКИ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

судом апелляционной инстанции препятствует исправлению допущенной ошибки непосредственно в апелляции ...» [16, с. 37]. С. А. Трухин также обращает внимание на то, что «по смыслу закона не может подвергаться сомнению лишь постановленный в соответствии с нормами УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей, а не сам приговор» [17, с. 114], в связи с чем «исключение законодателем из компетенции присяжных заседателей и одновременно из предмета и пределов апелляционного разбирательства (ст. 389.27 УПК РФ) вопросов факта, неразрывно связанных с вопросами права и требующих юридической оценки, может создать препятствие для реализации сторонами права на обжалование и соответственно на доступ к правосудию, если судебная ошибка была допущена именно в части установления и оценки председательствующим судьей указанных фактических обстоятельств, не подлежавших исследованию присяжными» [17, с. 115].

В контексте той же проблемы А. А. Тарасов и О. Р. Рахметуллина задаются вопросом о том, способен ли суд апелляционной инстанции установить нарушения, которые повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов, без вторжения в мотивировку вердикта, а также без посягательств на тайну совещания коллегии [15, с. 161]. Авторы считают, что «проверка наличия нарушений, повлиявших на содержание данных присяжными заседателями ответов, дает возможность апелляционной инстанции на самом деле проверить соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела - как установленным судом первой инстанции, так и неустановленным им» [15, с. 162].

О возможности суда апелляционной инстанции самостоятельно, без возвращения уголовного дела в суд первой инстанции, привести приговор в соответствие с вердиктом также утверждают А. Р. Белкин [9, с. 24-25], М. А. Хохряков [18, с. 189].

В свою очередь полагаем, что расширение полномочий суда апелляционной инстанции, как в части предоставления ему возможности проверки обоснованности приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, так и относительно наделения правом постановить новый приговор на основе вердикта присяжных заседателей, нецелесообразно. Такие законодательные изменения так или иначе затронут непоколебимость вердикта присяжных заседателей, существенно отразятся на праве осужденного (оправданного) на защиту, позволят ухудшать его положение непосредственно судом апелляционной инстанции хотя и по инициативе субъектов стороны обвинения, но без учета того, что выбор состава суда с участием присяжных заседателей в соответствии с правилами подсудности зависит от волеизъявления самого обвиняемого (п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ), а объективная истина в суде присяжных достижима далеко не всегда. К тому же, указанные выше авторы, по сути ведут речь о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, допускаемых при постановлении приговора на основе вердикта присяжных заседателей, как основании его отмены в апелляционном порядке, которое не должно подменяться основанием необоснованности такого приговора.

В контексте рассматриваемой проблематики следует обратить внимание на специфику функционирующего в современном российском уголовном процессе кассационного порядка пересмотра судебных решений. Несмот-

ря на то, что институт кассации в современном российском уголовном процессе призван обеспечивать проверку только законности вступившего в законную силу судебного решения (ст. 401.1 УПК РФ), а именно предназначен для выявления и устранения по уголовному делу существенных нарушений уголовного закона (неправильного его применения) и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, и нарушений, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, с исключением из сферы кассационного пересмотра вопросов факта, указанный институт содержит в себе ряд апелляционных черт.

В частности, суд кассационной инстанции наделяется возможностью вынесения решения в виде изменения приговора (п. 6 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ), что характерно именно для апелляционной формы проверки. Как следует из ч. 3 ст. 401.16 УПК РФ, суд кассационной инстанции при рассмотрении уголовного дела может смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, т.е. пересмотреть приговор по основанию него несправедливости.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. № 2 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», жалобы, представления на несправедливость приговора, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, или по которому судом назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости (ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ), подлежат проверке судом кассационной инстанции в случае, если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части УК РФ (например, положений статьи 60 УК РФ) [6].

Несмотря на категорично сформулированный в УПК РФ предмет кассационной проверки, каковым является лишь законность судебного решения, законодатель одновременно предусмотрел возможность «поворота к худшему» в отношении осужденного, оправданного (ст. 401.6 УПК РФ).

Пленум Верховного Суда РФ в указанном Постановлении обращает внимание и на то, что «если в кассационных жалобе, представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств, повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, такие доводы не должны быть оставлены без проверки» (п. 10).

Таким образом, приведенная трактовка норм УПК РФ указывает на возможность пересмотра в кассационном порядке судебного решения не только с точки зрения существенных нарушений уголовного закона (неправильного его применения) и уголовно-процессуального закона, но и с точки зрения соблюдения нижестоящим судом порядка исследования и оценки доказательств, а также по основанию несправедливости приговора.

В условиях такой законодательной регламентации и ее толкования Пленумом Верховного Суда РФ еще более непонятным представляется распространение российским законодателем на приговоры, постановленные на основе вердикта присяжных заседателей, именно апелляционного порядка их обжалования и пересмотра.

Усматривая, в свою очередь, в качестве перспективы дальнейшего развития апелляции и кассации в современном российском уголовном процессе их синхронную трансформацию в «классические» формы данных институтов, полагаем, что для приговоров, постановленных на основе вердикта присяжных заседателей, должен быть предусмотрен исключительно кассационный порядок их обжалования и проверки с точки зрения формальных существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Такие законодательные изменения логично впишутся в конструкцию механизма кассационного обжалования и проверки правосудности судебных решений при условии изменения законодателем подхода относительно смешения признаков двух институтов -апелляции и кассации, будут своевременными как в связи с законодательным внедрением института суда присяжных на уровне районных судов и гарнизонных военных судов, так и в свете наметившейся тенденции относительно создания в системе судов общей юрисдикции самостоятельных апелляционных и кассационных инстанций по межрегиональным судебным округам по аналогии с существующей вертикалью арбитражных судов.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 82,97%.

Список литературы:

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ [Электронный ресурс]: (с изм. и доп., в ред. от 1 июля 2017 г.). Доступ из справ. - правовой системы «Консуль-тантПлюс».

2. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федер. закон от 29 дек. 2010 г. № 433-Ф3 // Рос. газ. 2010. 31 дек.

3. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мирошниченко В.И. на нарушение конституционных прав частью второй статьи 379 Уголовно-процессуального кодекса РФ [Электронный ресурс]: Определение Конституц. Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 1052-О. Доступ из справ. - правовой системы «КонсультантПлюс».

4. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Маркова Василия Александровича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 348 и статьей 379 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [Электронный ресурс]: Определение Конституц. Суда РФ от 24 дек. 2013 г. № 2003Ю. Доступ из справ. - правовой системы «КонсультантПлюс».

5. О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции [Электронный ресурс]: Постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 27 нояб. 2012 г. № 26 (в ред. от 1 дек. 2015 г.). Доступ из справ. - правовой системы «КонсультантПлюс».

6. О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции [Электронный ресурс]: Постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 28 янв. 2014 г. № 2 // Рос. газ. 2014. 07 февр.

7. Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1964 г. // Российское законодательство X - XX веков. В 9-ти томах. Т. 8. / под общ. ред. О. И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 1991. С.120-251.

8. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / сост. С. А. Пашин. М: Республика,1992. 111 с.

9. Белкин А. Р. Апелляция: некоторые странности // Уголовное судопроизводство. 2014. № 2. С. 24 - 25.

10. Бобракова И. С. Апелляция в уголовном процессе: осознанная необходимость или взлелеянный миф / И. С. Бобракова, Н. Н. Ковтун // Вопросы правоведения. М.: Междунар. исслед. ин-т, 2012. № 2. С. 178-191.

11. Буцковский Н. А. Очерк кассационного порядка отмены решений по Судебным уставам 1864 г. СПб.: Типография Второго Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1866. 187 с.

12. Владыкина Т. Обязательность вердикта коллегии присяжных заседателей // Уголовное право. 2012. № 4. С. 78 - 84.

13. Потапов В. Д. Основные начала проверки судебных решений в контрольно-проверочных стадиях и производствах уголовного судо-

14. Тарасов А. А. Об апелляционном пересмотре решения суда присяжных // Уголовное судопроизводство. 2011. № 3. С. 18-20.

15. Тарасов А. А. Суд присяжных и проблемы народного участия в правосудии: монография / А. А. Тарасов, О. Р. Рахметуллина. М. : Изд-во «Русайнс», 2016. - 218 с.

16. Трухин С. А. Апелляционный пересмотр приговора, противоречащего вердикту присяжных // Российская юстиция. 2015. № 6. С. 3538.

17. Трухин С. А. Проверка в апелляции фактов, устанавливаемых председательствующим после провозглашения вердикта присяжных // Уголовное право. 2015. № 4. С. 113-119.

18. Хохряков М. А. Пределы судебного разбирательства уголовных дел в суде первой инстанции: законодательство, теория, практика: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2013. 233 с.

19. Шарапова Д. В. Основания апелляционного обжалования приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 10. С. 2316 - 2319.

РЕЦЕНЗИЯ

Научная статья Суховой О.А. посвящена проблематике обжалования и проверки в апелляционном порядке приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей.

Актуальность тематики указанной статьи определяется тем, что действующий УПК РФ распространил на приговоры, вынесенные судом с участием присяжных заседателей, именно апелляционный порядок их обжалования и проверки, предусмотрев при этом особенности апелляционных оснований для их изменения либо отмены. Автор статьи объясняет такой подход законодателя тем, что «в свете новелл Уголовно-процессуального кодекса РФ, вступивших в законную силу с 1 января 2013 г., сформировавшееся апелляционное производство воплотило в себе ряд черт, присущих «чистой» (формальной) кассации», что заслуживает поддержки. Нельзя не согласиться с Суховой О.А. и в том, что «сам факт регламентации в действующем УПК РФ возможности апелляционного обжалования и проверки правосуд-ности не вступившего в законную силу приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, противоречит сущности института апелляции».

Вместе с тем введение апелляционного порядка обжалования и пересмотра приговоров, постановленных на основе вердикта присяжных заседателей, повлекло в уголовно-процессуальной литературе различные взгляды ученых-процессуалистов относительно расширения либо сужения полномочий вышестоящего суда при проверке право-судности указанных приговоров, относительно конкретизации оснований их отмены либо изменения.

Видя «в качестве перспективы дальнейшего развития апелляции и кассации в современном российском уголовном процессе их синхронную трансформацию в «классические» формы данных институтов», О.А. Сухова выражает несогласие с рядом авторов относительно расширения полномочий суда апелляционной инстанции, а именно предоставления ему права пересмотра приговора, вынесенного судом с участием присяжных заседателей, с точки зрения его обоснованности, наделения этого суда возможностью вынесения нового приговора на основе вердикта присяжных заседателей.

Автор статьи предлагает предусмотреть в УПК РФ для приговоров, постановленных на основе вердикта присяжных заседателей, исключительно кассационный порядок их обжалования и проверки с точки зрения формальных существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Свою позицию автор весьма убедительно обосновывает, исходя из действующей законодательной регламентации кассационного порядка обжалования и проверки приговора суда присяжных в УПК РФ и ее толкования Пленумом Верховного Суда РФ, что, по мнению Суховой О.А., делает еще более непонятным «распространение российским законодателем на приговоры, постановленные на основе вердикта присяжных заседателей, именно апелляционного порядка их обжалования и пересмотра».

Изложенные в рецензируемой статье выводы и предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства РФ являются весьма своевременными, имеют научную ценность и практическую значимость.

По своей актуальности, теоретической и практической значимости, обоснованности выводов и предложений статья Суховой О.А. на тему «Приговор, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей, как предмет обжалования и проверки в апелляционном порядке» является результатом научного исследования, посредством которого возможен важный вклад в развитие российской уголовно-процессуальной науки.

На основании изложенного представляется целесообразным рекомендовать статью Суховой О.А. для публикации в открытой печати.

Доцент кафедры уголовного права и процесса Средне-Волжского института (филиала) ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» в г. Саранске

А.В. Шигуров

производства России: автореф. дис. ... доктора юридических наук. М., канд. юрид. наук, доцент 2013. 67 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.