Научная статья на тему '«Прежде же хотя и были язычниками, но ныне магометанского вероисповедания»: к вопросу о принятии ислама закамскими удмуртами'

«Прежде же хотя и были язычниками, но ныне магометанского вероисповедания»: к вопросу о принятии ислама закамскими удмуртами Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
325
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
удмурты / ислам / исламизация / Уфимская губерния / udmurts / Islam / Islamization / ufa province

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Садиков Ранус Рафикович

В статье на основе устных и письменных источников рассмотрен процесс обращения в ислам удмуртов в конце XIX – начале XX в., придерживавшихся традиционных верований и проживавших в д. Гарибашево Бирского уезда Уфимской губернии (ныне Татышлинский район Республики Башкортостан). В памяти старожилов поселения сохранились предания о принятии их предками мусульманской религии, архивные документы подтверждают их и наглядно демонстрируют механизмы исламизации. Пример данного поселения является типичным, т.к. по подобной же схеме перешли в новую веру и сменили свою этничность жители нескольких других удмуртских поселений Башкортостана. Как правило, первыми последователями мусульманского вероучения, появлявшимися в селении, были зажиточные члены сельского общества. Они отходили от удмуртских этнических традиций и языка, заводили отдельное мусульманское кладбище, начинали считать себя башкирами. Неофиты приглашали к себе знатоков ислама, которые занимались проведением богослужений и обучением их детей. По причине своей малочисленности они приписывались к мечетям соседних башкирских селений. Когда вследствие активной миссионерской работы в ислам обращалась уже значительная часть населения, мусульмане открывали свой приход и возводили мечеть. В отдельных случаях ислам принимала только часть населения, другая часть сохраняла удмуртские традиции. Видимо, окончательный переход в ислам и тюркизация в них были приостановлены установлением советской власти. Население же других поселений, как, в частности, д. Гарибашево, в результате смены религии полностью поменяло также свою этническую принадлежность.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

“BEFORE, ALTHOUGH THEY HAD BEEN PAGANS, BUT NOW THEY ARE MOHAMMEDANS”: TO THE QUESTION OF ADOPTING ISLAM BY THE TRANS-KAMA UDMURTS

The article discusses the process of converting the udmurts to Islam. Those udmurts (the inhabitants of the village of Garibashevo, birsky county, the ufa province, today Tatyshlinsky district, the Republic of bashkortostan) had been the adherers to the traditional religion until the late 19th – early 20th centuries. memory of the elderly residents of the village keeps legends about the adoption of the muslim religion by their ancestors; archival documents confirm those narratives and clearly demonstrate the mechanisms of Islamization. an example of this settlement is typical and common phenomenon, since in a similar pattern, the inhabitants of several other udmurt settlements of bashkortostan converted to a new faith and changed their ethnicity. as a rule, the first followers of muslim doctrine, which appeared in the village, were the wealthy members of a rural society. They distanced from the udmurt ethnic traditions and language, established separate muslim cemeteries, and began to consider themselves as bashkirs. Neophytes invited experts on Islam who were engaged in conducting religious services and teaching their children. due to their small size, they were attributed to the mosques of the neighbouring bashkir villages. as a result of active missionary activities, significant part of the population already converted to Islam, hence the muslims created their parish and erected a mosque. In some cases, only a part of the population converted to Islam, the other half kept and followed the udmurt traditions. apparently, the final transition to Islam and the Turkization of them were suspended by the establishment of soviet authority. The population of other settlements, as particularly the village of Garibashevo, as a result of the converting to other religion had also completely changed their ethnicity.

Текст научной работы на тему ««Прежде же хотя и были язычниками, но ныне магометанского вероисповедания»: к вопросу о принятии ислама закамскими удмуртами»

DOI 10.24411/2223-0564-2019-10205 Р.Р. Садиков УДК 39(=511.131):(470.57)

«ПРЕЖДЕ ЖЕ ХОТЯ И БЫЛИ ЯЗЫЧНИКАМИ, НО НЫНЕ МАГОМЕТАНСКОГО ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ»:

К ВОПРОСУ О ПРИНЯТИИ ИСЛАМА ЗАКАМСКИМИ УДМУРТАМИ

Аннотация

В статье на основе устных и письменных источников рассмотрен процесс обращения в ислам удмуртов в конце XIX - начале XX в., придерживавшихся традиционных верований и проживавших в д. Гарибашево Бирского уезда Уфимской губернии (ныне Татышлинский район Республики Башкортостан). В памяти старожилов поселения сохранились предания о принятии их предками мусульманской религии, архивные документы подтверждают их и наглядно демонстрируют механизмы исламизации. Пример данного поселения является типичным, т.к. по подобной же схеме перешли в новую веру и сменили свою этничность жители нескольких других удмуртских поселений Башкортостана.

Как правило, первыми последователями мусульманского вероучения, появлявшимися в селении, были зажиточные члены сельского общества. Они отходили от удмуртских этнических традиций и языка, заводили отдельное мусульманское кладбище, начинали считать себя башкирами. Неофиты приглашали к себе знатоков ислама, которые занимались проведением богослужений и обучением их детей. По причине своей малочисленности они приписывались к мечетям соседних башкирских селений. Когда вследствие активной миссионерской работы в ислам обращалась уже значительная часть населения, мусульмане открывали свой приход и возводили мечеть. В отдельных случаях ислам принимала только часть населения, другая часть сохраняла удмуртские традиции. Видимо, окончательный переход в ислам и тюркизация в них были приостановлены установлением советской власти. Население же других поселений, как, в частности, д. Гарибашево, в результате смены религии полностью поменяло также свою этническую принадлежность.

Ключевые слова: удмурты, ислам, исламизация, Уфимская губерния

Ranus R. Sadikov

"BEFORE, ALTHOUGH THEY HAD BEEN PAGANS, BUT NOW THEY ARE MOHAMMEDANS": TO THE QUESTION OF ADOPTING ISLAM BY THE TRANS-KAMA UDMURTS

Abstract

The article discusses the process of converting the Udmurts to Islam. Those Udmurts (the inhabitants of the village of Garibashevo, Birsky county, the Ufa province, today Tatyshlinsky district, the Republic of Bashkortostan) had been the adherers to the traditional religion until the late 19th - early 20th centuries. Memory of the elderly residents of the village keeps legends about the adoption of the Muslim religion by their ancestors; archival documents confirm those narratives and clearly demonstrate the mechanisms of

Садиков Ранус Рафикович, доктор исторических наук, главный научный сотрудник отдела этнографии Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского федерального исследовательского центра РАН (Уфа), e-mail: kissapi@mail.ru

Ranus R. Sadikov, Dr.Sc. (History), Leading Research Associate, Department of Ethnography, R.G. Kuzeev Institute of Ethnological Research, Ufa Federal Research Center, the Russian Academy of Sciences (Ufa), e-mail: kissapi@mail.ru

© Садиков РР, 2019

ПРОБЛЕМЫ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ. 2019/2 (84)

Islamization. An example of this settlement is typical and common phenomenon, since in a similar pattern, the inhabitants of several other Udmurt settlements of Bashkortostan converted to a new faith and changed their ethnicity.

As a rule, the first followers of Muslim doctrine, which appeared in the village, were the wealthy members of a rural society. They distanced from the Udmurt ethnic traditions and language, established separate Muslim cemeteries, and began to consider themselves as Bashkirs. Neophytes invited experts on Islam who were engaged in conducting religious services and teaching their children. Due to their small size, they were attributed to the mosques of the neighbouring Bashkir villages. As a result of active missionary activities, significant part of the population already converted to Islam, hence the Muslims created their parish and erected a mosque. In some cases, only a part of the population converted to Islam, the other half kept and followed the Udmurt traditions. Apparently, the final transition to Islam and the Turkization of them were suspended by the establishment of Soviet authority. The population of other settlements, as particularly the village of Garibashevo, as a result of the converting to other religion had also completely changed their ethnicity.

Key words: Udmurts, Islam, Islamization, Ufa province

Мусульманская религия сыграла огромную роль в истории народов Волго-Уральского региона, оставив неизгладимый след в их этнокультурных особенностях и мировоззрении. Со времени принятия в 922 г. в качестве официальной религии в Волжской Булгарии ислам начинает заполнять духовное пространство региона, превратив его в северную периферию мусульманского мира [1, с. 7]. В период Золотой Орды и Казанского ханства ислам становится религией основной части тюркского населения региона (предки современных татар и башкир). Значительное воздействие он оказал также на чувашей и финно-угорские народы (бесермян, удмуртов, марийцев, мордву), в результате чего некоторые их группы подверглись исламизации и последующей тюр-кизации [2, с. 5-6; 3, с. 244-254; 4, с. 363-369; 5, с. 86; 6, с. 157-160; 7, с. 111-167].

Интенсивные процессы перехода в ислам протекали среди удмуртов. Начавшись в булгарское время, мусульманизация удмуртов резко усилилась в XV в. с образованием Казанского ханства. Продолжилась она и в составе Московского государства. В Российской империи данное явление усилилось в конце XIX - начале XX в. Тогда новую религию приняли удмурты-язычники многих населенных пунктов Мамадышского уезда Казанской, Осинского уезда Пермской и Бирско-го уезда Уфимской губерний. По статистическим данным начала XX в., опубликованным Н.В. Никольским, вотяков, т.е. удмуртов, «отпавших в магометанство», насчитывалось в Вятской губернии 113 чел. (Глазовский уезд - 99, Уржумский уезд - 14), в Казанской - 962 чел. (Мамадыш-ский уезд - 962), в Пермской - 1516 чел. (Осин-

ский уезд - 943, Оханский уезд - 6, Пермский уезд - 567), в Уфимской - 902 чел. (неполные сведения) (Бирский уезд - 899, Уфимский уезд -3) [8, с. 616].

Исламизация удмуртов, в отличие от христианизации, изучена сравнительно слабо. В этой связи возрастает роль архивных документов, а также преданий и воспоминаний старожилов в исследовании данной проблемы.

Обращение в ислам было особенно характерно для закамских удмуртов, проживавших в Уфимской и Пермской губерниях. Одним из крупных удмуртских населенных пунктов Бир-ского уезда Уфимской губернии, в котором в XIX в. происходил интенсивный переход населения из «язычества» в мусульманскую веру, являлась д. Гарибашево (ныне Татышлинского района Республики Башкортостан). Сохранившиеся письменные и устные источники ярко демонстрируют механизмы этого процесса.

По архивным документам, данное поселение, скорее всего, было основано в 7135 (1627) г. на земле, пожалованной удмуртам царем Михаилом Федоровичем [9, л. 245; 10, с. 23]. Материалы всех народных ревизий XVШ-XIX вв. показывают проживание в данном населенном пункте вотяков (удмуртов) [10, с. 30; 11, с. 40]. По сведениям 1870 г., в д. Гарейбаш проживало 269 удмуртов и 243 башкира [12, с. 69]. Советские и российские переписи населения показывают проживание башкир и татар в д. Гарибашево Татышлинско-го района (удмурты уже не фиксируются). Таким образом, налицо этническая трансформация данного поселения. Основанное как удмуртское, в настоящее время оно считается селением с пре-

обладающим башкирским и татарским населением. Причиной тому послужила исламизация местных удмуртов, которые, приняв новую веру, сменили также свою этническую идентичность.

Местное население помнит о своем удмуртском происхождении. Жители отмечают, что их предки были удмуртами: безнец каны-быз удмурт 'наша кровь - удмуртская', безнец ата-бабаларыбыз удмурт булганнар 'наши отцы-деды были удмуртами'. По их мнению, «удмурты превратились в мусульман, построили мечеть и потихоньку стали мусульманами» (ар-лар мвселманга эйлэнгэннэр, мэчит салганнар, жреннэп мвселман булганнар), «удмурты все стали мусульманами» (удмуртлар мвселман бу-лып беттелзр) [13]. Башкиры соседних деревень (например, с. Шульган, центр сельского поселения) до сих пор называют жителей Гарибашево ар, т.е. удмуртами.

В деревне сохранились два старых удмуртских «языческих» кладбища (ар зираты). Жители могут показать «место моления удмуртов» (арларныц телзклеге). В местной микротопонимии имеется незначительный удмуртский пласт, например, речка Валюктан (от удм. вал 'лошадь', люктан 'водопой'), холм Четкертау (вероятно, от удм. четкер 'гора, возвышенность' и башк. тау в том же значении) и т.д.

Удмуртское происхождение прослеживается и в антропологических признаках жителей Гарибашево. Они сами отмечают, что когда рождаются дети с рыжими волосами, то это проявляются особенности предков-удмуртов. В своих психологических чертах также видят удмуртский след: «здесь трудолюбивый народ, это близко к удмуртскому характеру» [13].

По рассказам старожилов, записанным в 1990-е гг. учительницей татарского языка Нази-фой Савиевной Фаткыевой, известно, что примерно в середине XIX в. в Гарибашево поселился мулла Файзулла. Он был удмуртом-«язычником», но, приняв ислам, начал проповедовать эту религию среди соплеменников. До его приезда в деревне было уже примерно 10-15 мусульман. Файзулла не был указным муллой, поэтому в деревне не было мечети и своего прихода. Последователи ислама посещали мечеть в д. Акбулат. Он построил себе двухэтажный дом, где на первом этаже начал обучать детей основам ислама. С правилами новой религии знакомил также взрослых, которые затем становились мусульманами (иман китереп, мвселман булганнар).

В связи с этим на него пожаловался властям человек по имени Габдулла. Но после разбирательств вину Файзуллы не доказали [13].

Через некоторое время в деревне поселился указной мулла из д. Новое Тазларово (ныне Бу-раевского района) Жалалетдин (Щэлэй мулла). Вскоре он съездил в Уфу к муфтию и взял от него разрешение на постройку мечети. Во время строительства из д. Чишма-Бураево (ныне Бура-евского района) прибыл молодой мулла Султан-гали. Таким образом, в Гарибашево появляются два муллы и один муэдзин, которым становится сын Файзуллы Муртаза. Он открывает медресе и начинает учить детей [13].

События, отраженные в устной истории, подтверждаются архивными документами. В 1869 г. против некоторых жителей деревни было возбуждено дело о «совращении язычников в магометанскую веру». Больше-шукшановский староста Габдуллатиф Шабаев «объявил» властям, что «в деревне Горибаш проживает вотяк Кыргинской волости из деревни Можги Файзулла Имянов без всякого письменного вида, выдает себя за магометанского муллу и вместе с тамошним вотяком магометанином Бурангулом Ужмеговым совращает оных в магометанскую веру. Так недавно совратили девку Шамсинавару Фаткуллину, которая вышла тихонько от родителей за муж за магометанина Мухаметьзяна Кузамбаева и приняла магометанскую веру» [14, л. 4]. Судебным следователем Суховым по данному поводу 8-11 мая 1869 г. были допрошены упоминаемые лица и родители молодоженов Фаткулла Ужегов и Ку-замбай Кудашев. На допросе Файзулла Имянов («40 лет, веры магомеданской, под следствием и судом не был, грамотный по татарски») показал, что «.. .точно происхожу из вотяков Кыргинской волости деревни Можги и проживаю в деревне Горибаш двенадцать лет без всякого письменного вида собственно по желанию некоторых жителей, исповедающих магометанскую веру, которую я знаю хорошо и служу им муллою, хотя утверждения в этой должности от начальства не имею» [14, л. 4]. Он отметил, что Шамсинавар Фаткуллину и других в ислам он не «совращал», никаких обрядов не совершает, а только проводит богослужение и обучает «магомеданской грамоте детей магомеданских родителей» [14, л. 4].

Из допросов Шамсинавар Фаткуллиной и Мухаметьзяна Кузамбаева выяснилось, что она «приняла магомеданскую веру по собственному убеждению, в которую проживающий в нашей

деревне мулла Файзулла Имянов и однодереве-нец Бурангул Ужмеков меня не совращали», и что «венчал» их мулла из д. Булегарт-Кайпановой Ахтархалям Губайдуллин [14, л. 5].

Фаткулла Ужегов («веры языческой») подтвердил, что Ф. Имянов «был допущен одно-жителями, исповедывающими магометанскую веру», а кто «совратил» ее дочь, он не знает («кто ея в оную совратил не знаю, прежде этого она была язычницей») [14, л. 5.]. При допросе Кузамбая Кудашева («веры магомеданской») выяснилось, что в этой религии он состоит с рождения, в которой и воспитал своего сына Му-хаметьзяна, а Файзулла Имянов «точно допущен нами, жителями д. Горибаш, исповедывающими магометанскую веру в числе девятнадцати домохозяев, и занимается он «обучением детей наших и отправляет богослужение» [14, л. 5]. Бурангул Ужмеков («веры магометанской») признался, что «.. .одножительницу свою Шамсинавару Фаткул-лину в магометанскую веру не совращал, а точно, как сам магомеданин и, считая свою веру за истинную, говорю о том и другим» [14, л. 6].

Выяснив, что в деревне проживают девятнадцать домохозяев, которые «в магомеданстве состоят по рождении», Сухов опросил каждого из них. Они подтвердили то же самое, но добавили, что мулла «проживает у нас без письменного вида потому, что жительство его деревня Можга от нашей деревни Горибаш отстоит не более пятидесяти верст» (ныне в Янаульском районе Республики Башкортостан), и что они, зная его лично, «не считали противозаконным проживание его у нас» [14, л. 6]. Бурангул Ужмеков в доказательство того, что он «с прочими одножителя-ми с давних времен» исповедует мусульманскую веру, представил копию указа Оренбургского губернского правления о разрешении им построить мечеть в д. Акбулатовой Бирского уезда [14, л. 10]. В документе 1864 г. отмечено, что губернское правление «определяет разрешить жителям деревень Акбулатовой и Гарибашевой постройку новой соборной мечети меньшего размера, для чего и препроводить в Кызыл-Яровское волостное правление план и фасад соборной мечети» [14, л. 11]. Таким образом, к 1860 г. часть жителей деревни обратилась в ислам и числилась в приходе Акбулатовской мечети. Из Кызылъяров-ского волостного правления представили выписку из ревизских сказок последней ревизии, где было указано, что все интересующие судебного следователя лица, «прежде же хотя и были языч-

никами, но ныне магометанского вероисповедания и в настоящее время родившиеся, умершие и браки записываются по метрическим книгам Акбулатовской мечети» [14, л. 16].

На заседании 14 июля 1870 г. Бирский уездный суд определил: взыскать с Файзуллы Имяно-ва «за проживание без письменного вида в течение 10 лет в дер. Гарибаш» пять рублей, а также деньги за билет, «выдаваемый на проживание вне своего жительства»; «с жителей дер. Гарибаш исповедующих магометанскую веру за держание Имянова без письменного вида пять же рублей». «Вывод . Больше-Шукшанского сельского старосты Шабаева о совращении Имяновым и башкиром Бурангулом Ужмековым язычницы дер. Гарибаш Фаткуллиной и других ея одножителей в магометанскую веру оставить без последствий, сделав Бурангулу Ужмекову внушение, что бы он не распространял между язычниками своих убеждений о истинности магометанской веры». Поступок муллы Губайдуллина, «обвенчавшего башкирца Кузамбаева с язычницей Фаткуллиной передать на заключение Оренбургского Магометанского Духовного собрания» [14, л. 25-27]. В дальнейшем рапортом Духовного собрания мулла д. Кайпановой был «удален» от должности на два месяца с подпиской, «чтобы он на будущее время браки язычниц с магометанами не совершал» [14, л. 49]. Данное расследование было вызвано тем, что по российскому законодательству тех лет только православная церковь имела право «убеждать не принадлежащих к ней подданных к принятию ее учения о вере», а любой неправославный, «совративший» в свою религию, должен был быть предан суду. Обращение язычников в ислам считалось незаконным, т.к. предполагалось, что оно есть результат противозаконного действия - совращения в другую веру [15, с. 90-91].

В 1876 г. мусульмане д. Гарибашево относились еще к приходу муллы д. Акбулатовой Бир-ского уезда Сагадетдина Афридунова, который заносил сведения об «исправленных требах» в свои метрические книги [16, л. 1, 4]. Вероятно, в 1880-е гг. мусульмане д. Гарибашево выделились в отдельный приход. 8 апреля 1880 г. в Магометанском Духовном собрании Фейзулла Иманов был допущен к «испытанию религиозных правил», по «которому оказался быть способным имам хатыпом и мугаллимом». В резолюции к документу отмечено, что «он избран Гарибашев-ской мечети Бирского уезда в имамы» [17, л. 2].

В одном из источников отмечается, что мечеть в д. Гарибашево Кызылъяровской волости была построена в 1887 г. [18, с. 169]. 24 июня 1891 г. был испытан избранный азанчеем Гарибашев-ской мечети сын Иманова Муртаза Файзуллин, который «оказался быть способным муазином и мугаллимом сабияном». Духовное собрание постановило: «согласно желанию прихожан Горе-башевской соб. мечети, баш. дер. Горебашевой, Муртазу Файзуллина, как удовлетворяющего всем требованиям закона, определить к означенной мечети азанчеем и выдать ему на это звание указ» [19, л. 2, 3].

Таким образом, в конце XIX века в д. Гари-башево Бирского уезда создается мусульманский приход и строится мечеть. Действовало медресе, где учителем (мугаллим) был Ф. Иманов, а учителем начальных классов (мугаллим сабиян) являлся М. Файзуллин. Постепенно все население Гарибашево принимает ислам, лишь некоторое число удмуртов сохраняет приверженность к «языческой» религии. Удмурты, перешедшие в ислам, сменили свою этничность на башкирскую и начали разговаривать на местном тюркском диалекте. К 1930 годам удмурты, не обратившиеся в ислам, проживали уже только тремя дворами. В настоящее время удмуртов в д. Гарибашево не осталось. Последняя жительница, владевшая удмуртским языком, умерла в середине 1990-х гг. Современные жители проявляют большой интерес к мусульманской религии. В 2005 г. здесь построили новую кирпичную мечеть, а в 2007 г. открыли медресе [13].

На примере д. Гарибашево Бирского уезда Уфимской губернии четко просматриваются механизмы перехода удмуртов в ислам. Первоначально в селении появлялись последователи мусульманского вероучения, которые отходили от удмуртских этнических традиций и языка, заводили отдельное мусульманское кладбище, начинали считать себя башкирами. Как показывают архивные документы, таковыми, как правило, становились зажиточные члены сельского общества, для которых это было выгодным шагом, т.к. принятие ислама облегчало ведение торговых дел с единоверцами и означало приобретение более привилегированного статуса. Кроме того, сохранились свидетельства, что мусульмане оказывали финансовую и коммерческую поддержку новообращенным [4, с. 366]. Вслед за этим наиболее активные неофиты приглашали к себе знатоков ислама, которые проводили богослужения

и обучали детей грамоте. Ввиду своей малочисленности, «новые» мусульмане приписывались к приходам соседних башкирских селений. В результате усиленной миссионерской работы, когда в ислам обращалась уже значительная часть населения, открывали свой приход и строили мечеть. В некоторых случаях в ислам переходила только часть населения, другая половина сохраняла удмуртские традиции (д. Асавтамак Бураевского, д. Максимово Янаульского районов Республики Башкортостан, с. Большой Гондырь, д. Татарские Чикаши Куединского района Пермского края и т.д.). Окончательный переход всех жителей в другую религию в них, скорее всего, был приостановлен установлением советской власти. Население же других поселений, как, в частности, д. Гарибашево Татышлинского района РБ, в результате исламизации полностью сменило свою этническую принадлежность. К подобным селениям можно отнести с. Верхние Татышлы Татышлинского, дд. Янаул и Тупралы Аскинского [20, с. 133-138], д. Воткурзя Бураев-ского районов Республики Башкортостан и др.

ЛИТЕРАТУРА

1. Юнусова А.Б. Ислам и мусульмане Южного Урала в правовом пространстве Российской империи. Документальная антология. XVI-XIX вв. Уфа: ИЭИ УНЦ РАН, 2011. 216 с.

2. Ягафова Е.А. Чуваши-мусульмане в XVIII -начале XXI вв. Самара: ПГСГА, 2009. 128 с.

3. Попова Е.В. Культовые памятники и сакральные объекты бесермян. Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2011. 320 с.

4. Садиков Р.Р. Удмурты и ислам: процессы исламизации среди закамских удмуртов // Этнос. Общество. Цивилизация. II Кузеевские чтения. Материалы Международной научно-практической конференции. Уфа: ИЭИ УНЦ РАН, 2009. С.363-369.

5. Молотова Т.Л. Религиозный фактор в сохранении идентичности восточных мари // Этнографическое обозрение. 2010. № 6. С. 81-92.

6. Юрченкова Н.Г. Ислам в контексте традиционной культуры мордвы // Исламская цивилизация в Волго-Уральском регионе. Сб. материалов IV Международного симпозиума. Уфа: РИЦ Баш-ГУ, 2010. С.157-160.

7. Ягафова Е.А., Данилко Е.С., Корнишина Г.А., Молотова Т.Л., Садиков Р.Р. Этноконфессиональ-

ные меньшинства народов Урало-Поволжья. Самара: ПГСГА, 2010. 264 с.

8. Никольский Н.В. Статистические сведения о вотяках за 1911 год // Никольский Н.В. Собрание сочинений в четырех томах. Т. 3. Чебоксары: Чувашское кн. изд-во, 2008. С. 614-664.

9. Национальный архив Республики Башкортостан (далее НА РБ). Ф. И-2. Оп. 1. Д. 1755.

10. Садиков Р.Р. Поселения и жилища закам-ских удмуртов (материальный и духовный аспекты). Уфа: Гилем, 2001. 181 с.

11. Асфандияров А.З. История сел и деревень Башкортостана. Справочник. Кн. 5. Уфа: Китап, 1994. 176 с.

12. Списки населенных мест Российской империи. Т. 45. Уфимская губерния. Список населенных мест по сведениям 1870 года. СПб.: Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел, 1877. 195 с.

13. Полевые этнографические материалы Р.Р. Са-дикова, записанные в д. Гарибашево Татышлинско-го района Республики Башкортостан в 2008 г.

14. НА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 8188.

15. Верт П. Категории управления, православное вмешательство и переход в ислам в языческой удмуртской деревне, 1870-1890-е годы // От племени к этносу (Этнография в Русском географическом обществе). Вып. 2. СПб.: Свое издательство, 2015. С. 83-134.

16. НА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 9180.

17. НА РБ. Ф. И-295. Оп. 4. Д. 12262.

18. Полный алфавитный список всех населенных мест Уфимской губернии. Уфа, 1906. 488 с.

19. НА РБ. Ф. И-295. Оп. 4. Д. 17816.

20. Гаязов А.С. Малая и большая родина гражданина: Pax Kazanchi. Уфа: Гилем, 2016. 412 с.

REFERENCES

1. Yunusova, А.В. Islam i musul'mane Yuzhnogo Urala v pravovom prostranstve Rossiiskoi imperii. Dokumental'naya antologiya. XVI-XIXvv. [Islam and Muslims of the Southern Urals in the Legal Space of the Russian Empire. Documentary Anthology. XVI-XIX Centuries]. Ufa: Institute of Ethnological Research, the RAS Ufa Research Center, 2011. 216 p. (in Russ.).

2. Yagafova, E.A. Chuvashi-musul'mane v XVIII-nachale XXI vv. [Chuvash Muslims in the XVIII - Early XXI Centuries]. Samara: PGSGA, 2009. 128 p. (in Russ.).

3. Popova, E.V. Kul'tovye pamyatniki i sakral'nye ob"ekty besermyan [Religious Monuments and Sacred Objects of the Besermyans]. Izhevsk: Udmurt Institute of History, Language and Literature, the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, 2011. 320 p. (in Russ.).

4. Sadikov, R.R. Udmurty i islam: protsessy isla-mizatsii sredi zakamskikh udmurtov [Udmurts and Islam: Islamization Processes among Trans-Kama Udmurts]. In: Etnos. Obshchestvo. Tsivilizatsiya. II Kuzeevskie chteniya. Materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prak-ticheskoi konferentsii [Ethnos. Society. Civilization. II Kuzeev Readings. Proceedings of the International Scientific and Practical Conference]. Ufa: Institute of Ethnological Research, the RAS Ufa Research Center, 2009. P. 363-369 (in Russ.).

5. Molotova, T.L. Religioznyi faktor v sokhrane-nii identichnosti vostochnykh mari [Religious Factor in Preserving the Identity of the Eastern Mari]. Etnograficheskoe obozrenie - Ethnographic Review Journal. 2010. No. 6. P. 81-92 (in Russ.).

6. Yurchenkova, N.G. Islam v kontekste traditsion-noi kul 'tury mordvy [Islam in the Context of Mordovian Traditional Culture]. In: Islamskaya tsivilizatsiya v Volgo-Ural'skom regione. Sb. materialov IV Mezh-dunarodnogo simpoziuma [Islamic Civilization in the Volga-Ural Region. Proceedings of the 4th International Symposium]. Ufa: Bashkir State University, 2010. P. 157-160 (in Russ.).

7. Yagafova, E.A., Danilko, E.S., Kornishi-na, G.A., Molotova, T.L, Sadikov, R.R. Etnokonfessio-nal'nye men 'shinstva narodov Uralo-Povolzh'ya [Eth-no-Confessional Minorities of the Ural-Volga Region's Peoples]. Samara: PGSGA, 2010. 264 p. (in Russ.).

8. Nikol'skii, N.V. Statisticheskie svedeniya o votyakakh za 1911 god [Statistical Information about Votyaks for 1911]. In: Nikol'skii N.V. Sobranie sochinenii v chetyrekh tomakh. T. 3 [Collected Works in Four Volumes. Vol. 3]. Cheboksary: Chuvashskoe kn. izd-vo, 2008. P. 614-664 (in Russ.).

9. Natsional'nyi arkhiv Respubliki Bashkortostan (dalee NA RB). F. I-2. Op. 1. D. 1755. [National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fund I-2. Bordereau 1. Individual File 1755] (in Russ.).

10. Sadikov, R.R. Poseleniya i zhilishcha zakamskikh udmurtov (material'nyi i dukhovnyi aspekty) [Settlements and Dwellings of Trans-Kama Udmurts (Material and Spiritual Aspects)]. Ufa: Gilem, 2001. 181 p. (in Russ.).

11. Asfandiyarov, A.Z. Istoriya sel i dereven ' Bash-kortostana. Spravochnik. Kn. 5 [History of Villages of Bashkortostan. Directory. Book 5]. Ufa: Kitap, 1994. 176 p. (in Russ.).

12. Spiski naselennykh mest Rossiiskoi imperii. T. 45. Ufimskaya guberniya. Spisok naselennykh mest po svedeniyam 1870 goda [Lists of Populated Places of the Russian Empire. Vol. 45. Ufa Province. List of Populated Places according to 1870]. St. Petersburg: Tsentral'nyi statisticheskii komitet Mi-nisterstva vnutrennikh del [Central Statistical Committee of the Ministry of the Interior], 1877. 195 p. (in Russ.).

13. Polevye etnograficheskie materialy R.R. Sa-dikova, zapisannye v d. Garibashevo Tatyshlinskogo raiona Respubliki Bashkortostan v 2008 g. [Field Ethnographic Materials of R.R. Sadikov, Recorded in the Village of Garibashevo, Tatyshlinsky District, the Republic of Bashkortostan, in 2008] (in Russ.).

14. NA RB. F. I-295. Op. 3. D. 8188 [National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fund I-295. Bordereau 3. Individual File 8188]. (in Russ.).

15. Werth, P. Kategorii upravleniya, pravoslav-noe vmeshatel 'stvo i perekhod v islam v yazycheskoi udmurtskoi derevne, 1870-1890-e gody [Tsarist Categories, Orthodox Intervention, and Islamic Conver-

sion in a Pagan Udmurt Village, 1870s-1890s]. In: Ot plemeni k etnosu (Etnografiya v Russkom geogra-ficheskom obshchestve). Vyp. 2 [From Tribe to Eth-nos (Ethnography in the Russian Geographical Society). Issue 2]. St. Petersburg: Svoe izdatel'stvo, 2015. P. 83-134 (in Russ.).

16. NA RB. F. I-295. Op. 3. D. 9180 [National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fund I-295. Bordereau 3. Individual File 9180] (in Russ.).

17. NA RB. F. I-295. Op. 4. D. 12262 [National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fund I-295. Bordereau 4. Individual File 12262] (in Russ.).

18. Polnyi alfavitnyi spisok vsekh naselennykh mest Ufimskoi gubernii [A Complete Alphabetical List of All Populated Places in the Ufa Province]. Ufa, 1906. 488 p. (in Russ.).

19. NA RB. F. I-295. Op. 4. D. 17816 [National Archives of the Republic of Bashkortostan. Fund I-295. Bordereau 4. Individual File 17816] (in Russ.).

20. Gayazov, A.S. Malaya i bol'shaya rodina grazhdanina: Pax Kazanchi [The Lesser and Great Motherland of a Citizen: Pax Kazanchi]. Ufa: Gilem, 2016. 412 p. (in Russ.).

К сведению читаталей

Вышла книга:

Ильясова Г.Р. Лингвотекстологические особенности произведений «Сабат ал-гаджизин» Аллаяра Суфи и «Рисала-и Газиза» Тажетдина Ялсыгулова. Уфа: Башк. энцикл., 2018. 232 с.

Работа посвящена лингвотекстологическому анализу произведений «Сабат ал-гаджизин» Аллаяра Суфи и «Рисала-и Газиза» Тажетдина Ялсыгулова. Выявлены графо-фонетические разночтения и морфологические расхождения в различных вариантах изданий данных произведений; проведен лингвотекстологический анализ текстов их изданий, выявивший текстологические расхождения (пропуски и вставки слов, лексические варианты и инверсии); составлен комментированный словарь языка названных произведений, отражающий и основные языковые особенности.

Книга предназначена филологам, студентам вузов и всем, кто интересуется тюркологией и востоковедением.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.