Научная статья на тему 'Прецедентное имя как проявление интертекстуальности в художественном тексте (на материале романа А. Макина «Французское завещание»)'

Прецедентное имя как проявление интертекстуальности в художественном тексте (на материале романа А. Макина «Французское завещание») Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

107
17
Поделиться
Ключевые слова
ТЕКСТ / ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ / ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОЕ ПОЛЕ / ПРЕЦЕДЕНТНОЕ ИМЯ / МИРОВОСПРИЯТИЕ / КУЛЬТУРНЫЙ КОД / ИМЯ СОБСТВЕННОЕ / АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ ЖАНР / ФУНКЦИЯ / КОГНИТИВНАЯ БАЗА / АНТРОПОНИМ / ТОПОНИМ / ДЕНОТАТ / КОННОТАТИВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ / НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ ЭТНОС / TEXT / INTERTEXTUALITY / INTERTEXTUAL FIELD / PRECEDENT NAME / CULTURAL CODE / ANTROPONYM / TOPONYM / AUTOBIOGRAPHICAL GENRE / FUNCTION / COGNITIVE BASE

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Кудряшева Ф.С.

Термин «интертекстуальность», введенный Ю. Кристевой, стал в настоящее время одной из фундаментальных категорий текста. Изучение смысловой структуры художественного текста показало, что интертекстуальность является базовой для текстов автобиографического жанра. Именно она позволяет сформировать глубинные смыслы, заложенные в авторской концепции, и расширяет информационный потенциал текста. Роль данной категории рассматривалась на материале романа А. Макина «Французское завещание». Благодаря ей автору удалось создать реальную атмосферу не только российской, но и французской действительности. Из множества форм проявления интертекстуальности были выделены прецедентные имена, как языковые элементы, содержащие значительный массив информации, которую должен расшифровать образованный читатель. Корпус прецедентных имен представлен антропонимами и топонимами, присутствие которых необходимо для построения двух сюжетных линий русской и французской. Выделены тематические группы прецедентных имен, выполняющих различные функции. Они лежат в основе формирования особых лингвокультурных кодов, связанных с общим смыслом текста.

Precedent names as a manifestation of intertextuality in THE literary text (based on the novel “The French Testament” by A. Makine)

Intertextuality is an important quality of a literary text. The topicality of this article is defined by the interest of linguistics to the phenomenon of precedence in the functional and cognitive aspects of a literary text. Precedence is the main marker of intertextuality. The phenomenon is typical for the autobiographies based on the description of real facts. A. Makin’s novel “The French Testament” is in this respect a vivid example of alluding to the precedent names for the purpose of the author's concept created as a result of interaction of the two plot lines Russian and French. Precedent names referred to the author are national precedents. The anthroponyms and toponyms present in the text form an intertextual field representing the unity of information and evaluation. Precedent names are important elements of building a secondary reality, which creates the effect of tangibility of the described events occurring in France and Russia. They accumulate the geographical, historical, cultural information and perform such functions as world creating, narrative, symbolic and comparative. Combined in one text, they make common code, perceived by native speakers of the French and Russian languages. Possessing such properties as conciseness and expression, they become an important means of creating of artistic images. The knowledge of precedent names is a necessary prerequisite for understanding the text.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Прецедентное имя как проявление интертекстуальности в художественном тексте (на материале романа А. Макина «Французское завещание»)»

УДК 81'44

ПРЕЦЕДЕНТНОЕ ИМЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТИ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РОМАНА А. МАКИНА «ФРАНЦУЗСКОЕ ЗАВЕЩАНИЕ»)

© Ф. С. Кудряшева

Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450076 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.

Тел.:+7 (347) 272 62 28.

Email: frgf-ff@yandex. ru

Термин «интертекстуальность», введенный Ю. Кристевой, стал в настоящее время одной из фундаментальных категорий текста. Изучение смысловой структуры художественного текста показало, что интертекстуальность является базовой для текстов автобиографического жанра. Именно она позволяет сформировать глубинные смыслы, заложенные в авторской концепции, и расширяет информационный потенциал текста. Роль данной категории рассматривалась на материале романа А. Макина «Французское завещание». Благодаря ей автору удалось создать реальную атмосферу не только российской, но и французской действительности. Из множества форм проявления интертекстуальности были выделены прецедентные имена, как языковые элементы, содержащие значительный массив информации, которую должен расшифровать образованный читатель. Корпус прецедентных имен представлен антропонимами и топонимами, присутствие которых необходимо для построения двух сюжетных линий - русской и французской. Выделены тематические группы прецедентных имен, выполняющих различные функции. Они лежат в основе формирования особых лин-гвокультурных кодов, связанных с общим смыслом текста.

Ключевые слова: текст, интертекстуальность, интертекстуальное поле, прецедентное имя, мировосприятие, культурный код, имя собственное, автобиографический жанр, функция, когнитивная база, антропоним, топоним, денотат, коннотативная составляющая, национально-культурный этнос.

Художественный текст представляет сложное и многоуровневое явление по своей структурной и смысловой организации, о чем свидетельствует множество подходов к его исследованию. Наряду с категориями, общими для всех видов текстов, он обладает особыми, определяющими его специфику. Они проявляются по мере проникновения в содержательную ткань художественного текста и выявления его языковых особенностей. Среди них на первый план выходит способность создавать свой собственный смысл, ссылаясь при этом на другие тексты. Речь идет о категории интертекстуальности, которая играет особую роль в художественном тексте автобиографического жанра. Текст подобного характера является глубоко личностным, так как «писатель описывает те фрагменты действительности, с которыми он знаком; развивает такие соображения, которые ему близки и понятны; использует языковые элементы и метафоры, которые наполнены для него личностным смыслом» [1, с. 55]. Автор реализует свое мировосприятие, свой опыт, в которых отражается действительность, время написания, национальный культурный код. Цель данного исследования - выявить и охарактеризовать прецедентные имена как отражение категории интертекстуальности в романе А. Макина «Французское завещание». Актуальность данной статьи обусловлена изучением явления прецедентности в функциональном и когнитивном аспектах на материале художественных текстов. В качестве инструментария исследования используются методы контексту-

ального и лингвокультурного анализа. Эмпирическим материалом послужил корпус прецедентных имен, выбранных из книги А. Макина «Французское завещание». Синтез индивидуального и исторического времени, характерный для данного литературного произведения автобиографического жанра, позволяет соединить личные эмоциональные переживания с реальными фактами и событиями, участниками которых являются главные герои. Переплетение объективной и субъективной информации создает условия для появления в таком жанре множества лингвокультурных кодов, связанных с общим смыслом текста и реализующих интертекстуальность. Взаимодействуя с памятью, лежащей в основе автобиографического произведения, она осуществляет связь языка и истории, формирует механизм познания и отражения культуры стран, на фоне которых происходят события романа. В смысловой структуре текста А. Макина интертекстуальность представляет информационную реальность, лежащую в основе порождения интертекстуального поля. Оно может рассматриваться как «место встречи бесконечных смысловых валентностей, ибо само это поле - бесконечный корпус текстов ...» [2, с. 37-38]. Номинативные единицы литературного текста, связанные с традиционной культурной компетенцией его героев, создают возможность приращения смысла и как следствие его обогащения [3, с. 12]. Они становятся ключевыми элементами текста, обеспечивающими его взаимодействие и диалог с другими текстами, а также создают межтекстовые

связи разнообразного плана. Различные интерпретации интертекстуальности (межтекстуальный фрейм, двойная референтная отнесенность текста, полиреферентность и др.) объединяются тем, что в них содержится указание, в первую очередь, на «глубину текста» [4, с. 298]. Интертекстуальность, как важный элемент концепции романа А. Макина, составляет глубинный код, который необходимо расшифровать. Формы выражения интертекстуальности в романе различны. Значительная роль отводится прецедентным именам. Феномен прецедент-ности, как один из видов интертекстуальности, представляет систему культурных ценностей, как определенного этноса, так и отдельной личности. Они отражают важные в сознании человека духовные и материальные составляющие его бытия. Прецедентные имена представляют собой «индивидуальные имена», связанные, согласно Д. Гудко-ву «1) с широко известным текстом, относящихся, как правило, к числу прецедентных; или 2) с ситуацией, широко известной носителем языка и выступающая как прецедентная, или; 3) имя - символ, указывающий на некоторую эталонную совокупность определенных качеств» [5, с. 83]. Прецедентные имена, к которым обращается А. Макин, представляют национально-прецедентные феномены. Их использование апеллирует не только к денотату, но и к определенным дифференциальным признакам. Это неотъемлемая часть когнитивной базы лингвокультурного сообщества, которая отражается в языковой и концептуальной картине мира, присутствующей в художественном пространстве текста. Напомним, что данное произведение А. Ма-кина носит автобиографический характер, и в его основе находится множество воспоминаний, связанных с конкретными историческими персонажами и событиями. Главный герой восстанавливает своей памяти наиболее яркие впечатления, вызванные рассказами своей бабушки. События, описываемые в романе, разворачиваются, в основном, в России, в переломные годы ее истории. Впечатление от тяжелой российской действительности усиливается за счет идеализации образа Франции, присутствующей постоянно в воспоминаниях главной героини Ш. Лемонье. Несмотря на то, что она прожила практически всю жизнь в России, Франция составляет важную часть ее внутреннего мира. Воспоминания о ней позволяют пережить одиночество, суровые испытания, выпавшие на ее долю. События, описываемые автором, выходят далеко за пределы текста и подтверждают мысль Д. Лихачева о том, что нет «четких границ между литературой и реальностью» [6, с. 221]. За счет прецедентных имен создается широкий исторический, географический, культурный контекст, в котором хранится большой массив информации. Прецедентное имя как ее носитель, репрезентирует прецедентный текст или прецедентную ситуацию и приобретает статус компонента когнитивной базы соответст-

вующего лингвокультурного сообщества. Корпус рассматриваемых прецедентных имен собственных в романе А. Макина «Французское завещание» составил порядка 100 наименований. Антропонимы и топонимы, так называемые «аллюзивные имена собственные» (Дж. Барт), формируют ономастическое пространство, которое можно подразделить на определенные зоны или «поля» (А. В. Суперанская) Их постоянное присутствие в тексте романа способствует созданию в концентрированной форме особого смыслового и эмоционального потенциала. Они определяют культурно-историческую парадигму описываемого общества и обладают важной ценностной составляющей. История жизни героев, реальные события внешнего мира, в котором они живут, связаны с развитием двух направлений в сюжете романа, в котором переплетаются постоянно образы прошлого и настоящего России и Франции. Как следствие, возникают две прямо противоположные художественные картины мира, представленные в них. Антропонимическое пространство текста создается за счет русских и французских имен собственных главных действующих лиц. Антропонимы Charlotte, Albertine, Norbert, и Fiodor, Glacha, Pachka, Gavrilytch, Dmitritch, Liocha как факты прецедентности, являются одним из средств формирования национально-культурного аспекта. В художественной системе текста они становятся ее важными элементами, реализуя не только собственно номинативные и индивидуализирующие значения, но и выполняя при этом свои особые эмоционально-экспрессивные функции. Благодаря этим именам А. Макин создает не только пространство антропонимического порядка, но и локализует место и время событий. Каждое из них имеет свою специфику языкового выражения и свою подтек-стовую информацию. Выбор формы имени собственного является также художественным приемом, выражающим отношение автора к персонажам. Она передает стилистические функции антропонимов в тексте А. Макина. Так, автор обращается к разговорным вариантам русских антропонимов - Glacha, Pachka, Liocha, Gavrilytch, Dmitritch, акцентируя внимание читателя на простонародной форме обращения русских людей. Выбор вариантов антропонимов не является произвольным. Он выражает авторское отношение (уважение, пренебрежение, снисхождение) и становится фактором социальной идентификации героя. Французские антропонимы составляют ядро французского направления в развитии сюжетной линии романа. Центральным является имя главной героини - Шарлотты Лемонье. Оно не вымышлено и выполняет свою важную сюжетную функцию, т.к. все события романа связаны с историей жизни этого персонажа. Имя главной героини, ее звуковой облик указывает не только на денотат. По мере ознакомления с художественной системой текста очевидным становится то, что антропоним «Шарлотта» является именем-символом.

Оно воплощает в себе таинственный и полный притяжения французский дух и очарование французского языка, их отражение в ее внешнем облике и образе жизни, необычные для русской глубинки. Данный антропоним вводит читателя не только во французскую действительность, но и отражает сложные историко-культурные коллизии в отношениях двух стран, оказавших влияние на судьбу героини, формируя, таким образом, множественный смысл произведения. Следующую значительную группу прецедентных имен составляют имена русских и французских исторических фигур. Они подразделяются на следующие подгруппы: имена русских правителей (Iaroslav le Sage, Anna Iaroslavna, Nikolai, Alexandra); имена французских королей и императоров (Henri Premier, Louis XIV, Louis XVIII, Napoléon); имена руководителей постреволюционной России (Lénine, Staline, Khrouchtchev, Brejnev, Beria), имена французских президентов (Felix Faure), имена известных международных политических деятелей (Mao, Churchill). Данные исторические имена обладают сильным ассоциативным потенциалом и способны выполнять в тексте А. Макина роль символов. Кроме того, они выступают средством связи текста с внетекстовой реальностью. В отличие от первой группы имен собственных, имена известных политических деятелей России и Франции разных эпох оказываются связанными с прецедентной ситуацией. Практически все исторические имена могут функционировать как имена-символы, это сложные знаки, при употреблении которых осуществляется апелляция не к собственно денотату, а к набору дифференциальных признаков данных прецедентных исторических имен, которые могут также выступать в качестве имен-символов, указывающих на определенную совокупность качеств и черт характера. Они воплощают индивидуальное авторское восприятие мира и его знания о нем и играют важную роль в познании истории, культуры, языка Франции и России. Как носители фоновых знаний, они связаны с конкретными историческими событиями и влекут за собой родовое имя, оценочное прилагательное или порядковое числительное. Поскольку они представляют реальные исторические персонажи, их присутствие в романе создает эффект достоверности описываемых ситуаций. Каждое из них составляет важную часть русской и французской истории и культуры и служит трансляторами национальных ценностей и традиций. Они, в определенной степени, выражают мировоззрение автора и связаны с идейно-художественной особенностью произведения. Исходя из этого, текст А. Макина приобретает характеристики вторичной моделирующей системы, в которой исторические имена соотносятся с реальной и изображаемой действительностью, выполняя различные функции, среди которых следует выделить характеризующую, символическую и сравнительную. Историческая со-

ставляющая текста создается благодаря данному антропонимическому пространству. В сюжетной линии произведения появляются небольшие фрагменты, воспроизводящие исторические факты, связывающие в той или иной степени Россию и Францию. Так, появление исторического имени Ярослав Мудрый и его дочери Анны связано с XVI в., периодом установления дружественных отношений между Францией и Россией. Анна, дочь Ярослава Мудрого, киевского князя, становится супругой французского короля Генриха и покидает навсегда родину. Автор не ставит перед собой задачу рассказать читателю историю Франции или России. Но через использование исторических имен ему удается передать не только основные, по его мнению, вехи в истории взаимоотношений двух стран, но и найти определенные точки их соприкосновения с судьбами героев. Наполеон - другой исторический персонаж, о котором Франция и Россия сохранили память, он привлекает внимание автора. Наполеон рассматривается также как прецедентный компонент исторической памяти двух народов, национально-культурный код, общий для двух стран, обладающий совокупностью дифференциальных признаков, реализующихся по-разному в зависимости от контекста. В истории России Наполеон воспринимается как иноземный захватчик, вторгшийся на ее территорию во главе огромной армии, честолюбивый, охваченный стремлением захватить и покорить страну. Для Франции Наполеон является талантливым и успешным полководцем, мыслителем, реформатором. Появление прецедентных данных антропонимов становится приметой конкретного временного, топонимического и социального пространства. В художественном тексте А. Макина происходит чередование времен, соединение плана настоящего и далекого исторического прошлого. Обращение к историческим антропонимам вызвано тем, что они обладают свойством конденсировать информацию, хранить ее и передавать другим. Внук главной героини романа открывает для себя новый мир, абсолютно непохожий на тот, в котором он живет. Чувства, которые испытывает его бабушка, при воспоминаниях о Франции, рождают в душе ребенка страстное желание увидеть эту новую таинственную страну, по которой тоскует его бабушка. Постоянное соприкосновение двух сюжетных тем, связанных с именами России и Франции, свидетельствует о том, что семантическое пространство текста А. Макина основывается на «принципе бинарной семантической оппозиции» (Ю. Лотман), свойственной, в целом, внутренней организации теста. Прецедентные имена играют важную роль в ее построении. Авторская модель мира основывается на противопоставлении России и Франции как двух разных социальных пространств. Наряду с антропонимами, топонимы участвуют также в создании образов героев, развертывании основных тем и мотивов. В романе исполь-

зуются реальные русские и французские топонимы. Наиболее частотными являются следующие: географические/национальные имена: французские -France, Paris, Verdun, Watreloo, Cherbourg, la Seine, la Garonne и русские - Russie, Moscou, Minsk, Saranza, Boyarsk, Boukhara,la Volga. Они участвуют в создании не только художественной, политической, но и географической картины мира, вербали-зируя архетипическую культурную оппозицию свое/чужое (France,Paris - Russie, Moscou), а также универсальный концепт - столица/провинции, представленные в названиях городов: Paris/Verdun, Cherbourg; Moscou/Saranza, Boyarsk, Boukhara. Основными функциями данных топонимов являются миромоделирующая, символическая и сюжетообра-зующая. Кроме денотативной составляющей в значении данных топонимов, важную роль играет также коннотативный компонент, заложенный в них. Единство информативности и оценочности необходимо для успешной реализации коммуникативной составляющей. На протяжении истории контактов России и Франции (культурные, политические, экономические, военные и др.) в сознании народов сложились определенные культурно-языковые стереотипы, определяющие восприятие друг друга. Так, Франция и Париж являются символами культуры и цивилизации. Россия и Москва олицетворяют бескрайние просторы, холод и тяжелые испытания, выпадающие на долю ее народа. Деспотичная Россия противопоставляется демократической Франции. Они реализуют на протяжении всего романа символическую функцию, которая заложена в самой концепции романа А. Макина. Вышеперечисленные топонимы становятся ключевыми словами, важными и показательными для русской и французской культуры. Они многозначны, так как содержат не только значения, которые в них вкладывает автор и его героиня, но и сам текст произведения. Топонимы Франция, Париж в обобщенном плане символизируют три мира: исторический, культурный, духовный. Они выполняют фоновую функцию в произведении. Имена собственные представляют языковые средства, благодаря которым проявляется отчетливо внетекстовая реальность. Они объединяют действительность художественного пространства и объективно существующий мир. А. Макин активно использует имена французских художников (P. Picasso), писателей (G. Sand, H. de Balzac, V. Hugo, G. Flaubert, A. Gide), поэтов (Ch. Beaudelaire,T. Gautier), а также русских писателей и поэтов (A. Balmont, V. Brussov, A. Nabokov). Как важный компонент авторского стиля, они создают широкое культурное пространство, доступное читателю с определенным уровнем образованности. В его сознании возникают образы известных писателей и поэтов, художников,

композиторов Франции и России. Каждое имя является носителем большого массива информации об эпохе, литературном направлении, творчестве писателя или поэта, композитора или художника, их произведениях. Присутствие имен позволяет раскрыть более полно богатый внутренний мир главных героев, их литературные интересы и предпочтения, а также создать ощущение национальной самобытности. Таким образом, прецедентные имена, появляющиеся в тексте А. Макина, представляют национально-культурные знаки, транслирующие русский и французский культурные коды. Они содержат в себе много информации, но «в свернутом виде» (В. И. Шаховский). В тексте формируется общий культурных код, который воспринимают как носители русского, так и французского языка. Интертекстуальность становится в данном случае одним из способов их передачи. Прецедентные имена собственные составляют неотъемлемую часть семан-тико-стилистической системы текста А. Макина и лежат в основе индивидуальности авторского стиля. Значительный объем художественной информации, заложенный в них, позволяет рассматривать их в качестве опорных единиц текста. Имена собственные служат также средством создания пространственно-временного контиуума в рассматриваемом тексте и связывают вторичную действительность художественного текста с реальностью. Текст А. Макина показывает через прецедентность психологию и мировоззрение писателя, убедительно доказывая на материале рассматриваемого текста, известную триаду Д. Лихачева «литература - реальность - литература». Прецедентные имена способствуют актуализации поставленных задач, благодаря таким свойствам как краткость, экспрессивность и информативность. Текст А. Макина настроен на диалог автора и читателя, и знание о прецедентных элементах является необходимым условием для его успешности.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Белянин В. П. Основы психолингвистической диагностики: Модели мира в литературе. М.: Триволта, 2000. 288 с.

2. Шаховский В. И. Интертекстуальный минимум как средство успешной коммуникации // Языковая личность: система, норма, стиль. Волгоград: Перемена,1998. С. 37-38.

3. Фатеева Н. А. Интертекст в мире текстов. Контрапункт интертекстуальности. М.: КомКнига, 2007. 282 с.

4. Бабенко Л. Г., Казарин Ю. В. Лингвистический анализ художественного текста. Флинта - Наука, 2003. 495 с.

5. Гудков Д. Б. Прецедентное имя в когнитивной базе современного русского языка (результаты эксперимента). Язык, сознание, коммуникация. М.: Филология, 1998. Вып.4. 128 с.

6. Лихачев Д. С. О филологии. М., Высшая школа, 1989. 207 с.

7. Makine А. Le Testament francais. P. Mercure de France. 1995. 341 p.

8. Лотман Ю. М. Структура художественного текста. М.: Искусство, 1970. 285 с.

9. Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 9. Лингвостилистика. М.: Прогресс. 1980. 430 с.

Поступила в редакцию 08.08.2016 г.

ISSN 1998-4812

BecTHHK EamKHpcKoro yHHBepcHTeTa. 2016. T. 21. №3

697

PRECEDENT NAMES AS A MANIFESTATION OF INTERTEXTUALITY IN THE LITERARY TEXT (BASED ON THE NOVEL "THE FRENCH TESTAMENT" BY A. MAKINE)

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

© F. S. Kudryasheva

Bashkir State University 32 Zaki Validi St., 450076 Ufa, Republic of Bashkortostan, Russia.

Phone: +7 (347) 272 62 28.

Email: frgf-ff@yandex. ru

Intertextuality is an important quality of a literary text. The topicality of this article is defined by the interest of linguistics to the phenomenon of precedence in the functional and cognitive aspects of a literary text. Precedence is the main marker of intertextuality. The phenomenon is typical for the autobiographies based on the description of real facts. A. Makin's novel "The French Testament" is in this respect a vivid example of alluding to the precedent names for the purpose of the author's concept created as a result of interaction of the two plot lines - Russian and French. Precedent names referred to the author are national precedents. The anthroponyms and toponyms present in the text form an intertextual field representing the unity of information and evaluation. Precedent names are important elements of building a secondary reality, which creates the effect of tangibility of the described events occurring in France and Russia. They accumulate the geographical, historical, cultural information and perform such functions as world creating, narrative, symbolic and comparative. Combined in one text, they make common code, perceived by native speakers of the French and Russian languages. Possessing such properties as conciseness and expression, they become an important means of creating of artistic images. The knowledge of precedent names is a necessary prerequisite for understanding the text.

Keywords: text, intertextuality, intertextual field, precedent name, cultural code, antroponym, toponym, autobiographical genre, function, cognitive base.

Published in Russian. Do not hesitate to contact us at bulletin_bsu@mail.ru if you need translation of the article.

REFERENCES

1. Belyanin V. P. Osnovy psikholingvisticheskoi diagnostiki: Modeli mira v literature [Basics of psycholinguistic diagnostics: models of the world in the literature]. Moscow: Trivolta, 2000.

2. Shakhovskii V. I. Yazykovaya lichnost': sistema, norma, stil'. Volgograd: Peremena,1998. Pp. 37-38.

3. Fateeva N. A. Intertekst v mire tekstov. Kontrapunkt intertekstual'nosti [The intertext in the world of texts. Counterpoint of intertextuality]. Moscow: KomKniga, 2007.

4. Babenko L. G., Kazarin Yu. V. Lingvisticheskii analiz khudozhestvennogo teksta [Linguistic analysis of literary text]. Flinta - Nauka, 2003.

5. Gudkov D. B. Pretsedentnoe imya v kognitivnoi baze sovremennogo russkogo yazyka (rezul'taty eksperimenta). Yazyk, soznanie, kommunikatsiya [The precedent name in the cognitive basis of contemporary Russian language (results of the experiment). Language, consciousness, communication]. Moscow: Filologiya, 1998. No. 4.

6. Likhachev D. S. O filologii [On philology]. M., Vysshaya shkola, 1989.

7. Makine A. Le Testament francais. P. Mercure de France. 1995.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

8. Lotman Yu. M. Struktura khudozhestvennogo teksta [The structure of the artistic text]. Moscow: Iskusstvo, 1970.

9. Novoe v zarubezhnoi lingvistike. No. 9. Lingvostilistika [New in foreign linguistics. Vol. 9. Linguo-style studies]. Moscow: Progress. 1980.

Received 08.08.2016.