Научная статья на тему 'Правовые основы противодействия религиозному экстремизму в современной России'

Правовые основы противодействия религиозному экстремизму в современной России Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1230
174
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Философия права
ВАК
Область наук
Ключевые слова
EXTREMISM / EXTREMIST ACTIVITY / RELIGIOUS EXTREMISM / RELIGION / COUNTERACTION TO EXTREMISM / ЭКСТРЕМИЗМ / ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ / РЕЛИГИЯ / ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЭКСТРЕМИЗМУ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Саядова Асмик Саргисовна

В статье определены актуальные проблемы противодействия религиозному экстремизму в современной России. Проанализированы проблемы формирования эффективного механизма правового регулирования противодействия религиозному экстремизму. Сделан вывод о необходимости дальнейшей унификации антиэкстремистского законодательства с учетом угроз национальной безопасности России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article outlines the actual problems of countering religious extremism in modern Russia. The problems of formation of an effective mechanism of legal regulation of counteraction to religious extremism are analyzed. The conclusion about on the need for further harmonization antiextremism legislation with regard to the threats to Russia’s national security.

Текст научной работы на тему «Правовые основы противодействия религиозному экстремизму в современной России»

УДК 343.34 ББК 67

Саядова Асмик Саргисовна Sayadova Asmik Sargisovna

преподаватель кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Южного федерального университета.

Lecturer, Department of Criminal Law and Criminology, the Faculty of Law, the South Federal University. E-mail: asmik_sayadova@mail.ru

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Legal basis of counteraction to religious extremism in modern Russia

В статье определены актуальные проблемы противодействия религиозному экстремизму в современной России. Проанализированы проблемы формирования эффективного механизма правового регулирования противодействия религиозному экстремизму. Сделан вывод о необходимости дальнейшей унификации антиэкстремистского законодательства с учетом угроз национальной безопасности России.

Ключевые слова: экстремизм, экстремистская деятельность, религиозный экстремизм, религия, противодействие экстремизму.

The article outlines the actual problems of countering religious extremism in modern Russia. The problems offormation of an effective mechanism of legal regulation of counteraction to religious extremism are analyzed. The conclusion about on the need for further harmonization antiextremism legislation with regard to the threats to Russia's national security.

Keywords: extremism, extremist activity, religious extremism, religion, counteraction to extremism.

Все чаще мы слышим о проявлении экстремизма в самых различных сферах общественной жизни. Создание в структурах Министерства внутренних дел Российской Федерации специализированных подразделений противодействия экстремизму вызвало огромные сомнения и подверглось серьезной критике [1, с. 33].

С уверенностью можно утверждать, что экстремизм стал острой проблемой современности и угрозой национальной безопасности. Экстремизм представляет собой сложное социальное явление, характеризующееся приверженностью к крайним взглядам и действиям, включающим различные формы и проявления радикализма.

В современных условиях развития экстремизма профилактическая деятельность государства, осуществляемая органами внутренних дел, безусловно, приобрела первостепенное значение.

Экстремизм получил свое распространение в России в середине 1990-х годов и в настоящее время является одной из наиболее остро стоящих перед государством проблем. За прошедшие двадцать лет возросло количество преступлений на религиозной, национальной и ра-

совой почве, в частности, в 2012 году многие города России буквально захлестнула волна ксенофобии и религиозного экстремизма: нападения на иностранных студентов, убийства выходцев с Кавказа и множество других преступных деяний.

Анализ событий и процессов, происходящих в России в последние годы, продемонстрировал, что в условиях напряженности межнациональных и межрелигиозных отношений получили распространение идеи экстремизма, шовинизма и национализма, а также увеличилось количество преступлений и других правонарушений экстремистской направленности, о чем свидетельствует статистика. Так, по официальным данным, в 2010 году было зарегистрировано 656 преступлений экстремистской направленности, в 2016 году - 1450, в период с января по сентябрь 2017 года - 1189 [2]. В России данная категория преступлений характеризуется высокой латентностью, которая прежде всего вызвана тем, что большая часть преступлений экстремистской направленности квалифицируется как общеуголовные.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что правоохранительными

органами и судами игнорируется экстремистская направленность данных преступлений, в особенности в южных регионах Российской Федерации. Такое утверждение объясняет нежелание сотрудников правоохранительных органов возбуждать уголовные дела в отношении представителей своей национальности [3, с. 103-104].

Таким образом, можно констатировать, что официальная статистика не отражает реальной ситуации, а нормы действующего уголовного законодательства и существующие методы борьбы с преступлениями экстремистской направленности недостаточно эффективны.

Федеральный закон РФ «О противодействии экстремистской деятельности», принятый в 2002 году, включает в себя широкий перечень действий, характеризующихся законодателем как экстремистская деятельность (экстремизм) [4]. Наряду с Федеральным законом в примечание к ст. 282.1 Уголовного кодекса РФ было включено определение преступлений экстремистской направленности, под которыми необходимо понимать общественно опасные деяния, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Обобщив статистику преступлений экстремистской направленности, можно выделить несколько видов основных экстремистских течений: религиозное, национальное, молодежное и неформальные объединения.

Меры, направленные на борьбу с экстремизмом в современной России, имеют определенные особенности. Признание некоторых религиозных экстремистских организаций «абсолютным злом» и негативным, общеопасным деянием подтверждает необходимость противодействия им. Исходя из этого, возникает вопрос: что понимать под противодействием? Идет ли речь об уничтожении религиозных экстремистских организаций, следовательно, о необходимости борьбы с ними или об их сдерживании, то есть о противодействии? Можно ли кардинально решить проблему уничтожения религиозного экстремизма при сохранении иных форм экстремизма? Однозначных ответов на поставленные вопросы, на наш взгляд, на сегодняшний день нет.

Сформировавшаяся теория предупреждения преступности отрицает правомерность советского термина «борьба с преступностью» и заменяет его современным понятием «противодействие», более того, признается неверным тезис о возможности предупреждения преступности. Целесообразно вести речь о предупреждении конкретных преступлений, что подтверждается положением о невозможности противостоять преступности и ее объективным характером. Таким образом, поддерживая сторонников данной концепции, можно рассматривать только возможность предупреждения отдельных преступлений и правонарушений [5, с. 83].

Точка зрения о невозможности победить преступность приобрела особую актуальность в западных странах с 60-х годов XX века. Кризис господствовавшего мировоззрения и духовных ценностей поспособствовал повышению числа противоправных и общеопасных деяний населения. Наличие аппарата полиции с данного этапа не рассматривалось как достаточная и эффективная мера для сдерживания увеличивающегося количества преступлений, появилась необходимость в подготовке граждан к самозащите, соответственно, особую актуальность приобрела работа по виктимологической профилактике. Следует отметить, что только через несколько десятилетий Россия оказалась в аналогичной ситуации, в том числе вследствие огромных экономических потерь от многократно увеличившейся преступности.

Оценивая сложившуюся в российском законодательстве ситуацию, можно прийти к выводу о том, что современную преступность победить нельзя, однако можно минимизировать ее масштабы. Тем не менее, обобщая рассмотренные выше мнения, отметим, что предупреждение преступности и предупреждение преступлений - это единый процесс, имеющий свои частные и общие закономерности.

Таким образом, воздействие как на преступность в целом, так и на лиц, которые планируют, приготавливают или покушаются на конкретное преступление, представляет собой также целостный процесс. Он не может рассматриваться отдельно от всей совокупности общественных отношений, так как успешное окончание обусловливается на общесоциальном уровне предупредительной деятельности [6].

Выявление и устранение причин и условий существующей преступности является основой предупредительной деятельности, направленной на пресечение преступлений. Однако, когда речь идет об исламском экстремизме, возникает вопрос о правильности понимания причин этого явления представителями других конфессий. Полагаем, более верно говорить об их социально-экономической природе. Именно опасение будущего, неуверенность в завтрашнем дне на фоне понижения уровня жизни порождают подозрительность, незнание, непонимание и неумение объяснить причины происходящего порождают невежество, рост которого подкрепляется снижением качества образования. Таким образом, можно утверждать, что, несмотря на имеющиеся особенности, сущностные причины исламского экстремизма в своей основе совпадают с причинами любого религиозного экстремизма и иных его форм. Поэтому главная цель предупреждения исламского экстремизма заключается не только в самостоятельной криминализации ваххабитско-рели-гиозного экстремизма, но и в предотвращении религиозного экстремизма во всех конфессиях и, в конечном счете, экстремизма во всех его проявлениях.

Предупреждение религиозного экстремизма с позиций системного подхода требует решения двух задач: предупреждения идеологии и экстремистских действий по реализации религиозных доктрин.

Предупредительное воздействие на идеологию религиозного экстремизма необходимо осуществлять, учитывая, что все религии включают в себя элементы экстремистской идеологии и тесно связаны с национально-культурными особенностями конкретных народов. Необходимо понимать, что неблагоприятная социально-экономическая ситуация способствует проявлению негативных сторон вероучений, и наоборот.

Выделение социально-экономической основы религиозного экстремизма нацеливает на соответствующую деятельность по защите граждан России от попыток вербовки эмиссарами экстремистских организаций. Кардинальное решение указанной проблемы возможно через создание действенного механизма реализации Конституции Российской Федерации, что предполагает и реальное обес-

печение социально-экономических прав человека. До тех пор, пока в реализации указанных норм будут возникать проблемные вопросы, уровень агрессии в обществе ниже не станет. Такое положение порождает одну из особенностей современного антигосударственного экстремизма в России, которая заключается в перетекании отрицательных установок, ненависти и вражды с межотраслевых противоречий на межрасовые, межнациональные отношения.

История и современная практика подтверждают, что националистическая идеология успешно интернализуется лицами, имеющими невысокий уровень образования. В силу этого огромное значение приобретает работа по созданию здоровой образовательной и воспитательной среды, в которой могло бы осуществляться формирование гуманистически ориентированной личности, мотивированной на созидательный труд и имеющей уважительное отношение к коллективу и обществу в целом.

Также нельзя не упомянуть и о том, что появление такого информационного ресурса, как сеть Интернет оказало масштабное влияние на распространение экстремизма среди молодежи. Под действием социальных, политических, экономических и иных факторов в молодежной среде, наиболее подверженной деструктивному влиянию, легче формируются радикальные взгляды и убеждения [7, с. 102]. Рассматривая молодежный экстремизм с социально-психологической точки зрения, необходимо отметить, что именно молодежная среда - идеологически несформированная часть любого современного общества. Данной социальной группе свойственен максимализм во взглядах и убеждениях, который в свою очередь и порождает такое явление, как экстремизм.

К перечню основных причин роста экстремистского поведения молодежи также следует отнести недостаточную социальную зрелость, социальное неравенство, желание самоутвердиться, недостаточный профессиональный и жизненный опыт, невысокий (неопределенный, маргинальный) социальный статус [8, с. 254-256].

Молодежный экстремизм как один из видов широкого понятия «экстремистская деятельность» также имеет огромное разнообра-

зие форм проявления: от неформальных молодежных группировок с праворадикальными и леворадикальными взглядами до футбольных фанатов - лиц из числа «околофутбольной» среды. Все большую популярность в последнее время обретают неформальные молодежные организации, на первый взгляд, имеющие в своей идеологии лишь положительные стороны. Однако в определенные моменты участники данных объединений в своей деятельности выражают неофашистские взгляды. Так, например, молодежные организации, пропагандирующие здоровый образ жизни, нередко своими действиями выходя за рамки допустимого, привлекают пристальное внимание сотрудников Центра противодействия экстремизму МВД России. Между допустимым и уже противозаконным поведением прослеживается тонкая грань, что порождает проблемы квалификации рассматриваемых деяний, возникающие в практике применения уголовного законодательства.

Безусловно, глобализация информационно-коммуникационной среды способствует расширению экстремистской деятельности. Анализ судебной практики показывает, что 80 % преступлений экстремистского характера совершены посредством использования сети Интернет и социальных сетей, в частности. Современный экстремизм во многих своих проявлениях носит скрытый характер и приспособлен к существующим на сегодняшний день обстоятельствам, в том числе к распространению через Интернет.

Аудиторию одной из самых популярных социальных сетей в России по численности можно сравнить лишь с аудиторией государственного телеканала. Однако понятие «телеканал» относится к средствам массовой информации (СМИ), и его деятельность подлежит регулированию Законом «О средствах массовой информации», в соответствии с которым распространение экстремистских материалов не допускается [9]. 3 мая 2015 года Президентом России был подписан Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 13.5 и 20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», ужесточивший наказание за призывы к экстремизму в СМИ. В настоящее время поня-

тие «социальная сеть» не закреплено в качестве средства массовой информации, более того, в Российской Федерации отсутствуют какие-либо правовые границы их функционирования, что, бесспорно, лишь порождает развитие и распространение экстремистских материалов в сети Интернет.

Учитывая современные тенденции усиленной борьбы с экстремизмом, нельзя оставить без внимания положения ст. 282 УК РФ, предусматривающие уголовную ответственность за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе. Указанные общеопасные действия должны быть совершены публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе Интернета.

Безусловно, правовая репрессия не способна оказать значительное влияние на обеспечение защиты прав и свобод личности, реализация предложений по ужесточению законов не дает ожидаемых результатов без изменения социальных условий. Однако обоснованные меры правового характера могут создать действенный механизм уголовно-правовой превенции.

Всевозможные социальные программы, по нашему мнению являются необходимыми мерами профилактики, так как их реализация способствует формированию уважительного отношения к другой культуре и религии, но в полной мере с их помощью невозможно изменить мировоззрение людей, осуществляющих экстремистскую деятельность, а тем более молодежи, находящейся под влиянием экстремистов. Психика молодых людей не полностью сформировалась и остается незащищенной, поэтому она не может сопротивляться лживым псевдорелигиям, общественным объединениям, образованным на «добрых» началах. Анализируя деятельность религиозных и общественных организаций, можно сделать вывод о том, что их участники скрывают истинные цели, выдавая их за общественно полезные. Таким образом, необходима разработка политики государства с единой целью, которая не будет создавать почву для разногласий между

религиями и национальностями, следует ввести в школах и вузах дисциплины по теологии и этики, позволяющие ученикам познакомиться с религиями и общепринятыми нормами поведения. Правоохранительным органам необходимо проводить со старшеклассниками разъяснительные беседы, освещающие рассматриваемую проблему, приводить примеры из практической деятельности по выявлению преступлений экстремистского характера.

Однако, как показывает практика, ряд эффективных мер политического и организационного характера тем не менее не решает проблем, возникающих у представителей правоохранительных органов при раскрытии и расследовании преступлений, связанных с экстремизмом.

Полагаем, необходимо проанализировать целый ряд вопросов криминалистического противодействия и профилактики различных видов преступлений экстремистской направленности, изучив массив расследованных уголовных дел с целью создания криминалистической характеристики данных преступлений. С позиций ситуационного подхода также следует разработать стратегические и тактические аспекты расследования преступлений, имеющих, например, этнорегиональную специфику, которую нельзя не учитывать в ходе проведения следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий.

По нашему мнению, осмысление и анализ опыта профилактики экстремизма в России и за рубежом и формирование на этой основе эффективной методики предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, связанных с экстремизмом, являются актуальной проблемой для современной криминологической и криминалистической науки.

Таким образом, становится очевидным, что противодействие религиозному экстремизму должно носить системный характер. В уже существующий комплекс нормативных правовых актов, регулирующих преступления экстремистской направленности, необходимо включить нормы, которые смогли бы решить ряд давно назревших проблем: прежде всего пробелы в законодательстве, связанные с предупреждением распространения экстремистских материалов в сети Интернет, а также переориентирование специализированных подразделений по борьбе с экстремизмом на работу непосредственно в сети Интернет.

Обобщая вышесказанное, можно констатировать, что законопослушный гражданин социального государства, имеющий атеистические убеждения, не должен стать религиозным экстремистом. В этом смысле любая иная деятельность по дискредитации экстремистской идеологии как духовной основы терроризма вряд ли будет иметь положительный и эффективный результат. Однако такого рода утверждение было верным несколько десятков лет назад, в настоящее время оно, безусловно, утратило свою актуальность. Учитывая, что за религиозной скрывается политическая и экономическая деятельность, в современной России некоторые конфессии превратились в агентов иностранного влияния, что, соответственно, требует минимум «зеркальных мер». Но все же пресечение органами власти их антигосударственной деятельности вызывает обвинения в покушении на религиозную свободу. Полагаем, что в данной ситуации эффективное воздействие может оказать Русская православная церковь и другие традиционные конфессии.

Литература

1. Смагина А. В. Причины распространения экстремизма // Российский следователь. 2012. № 8.

2. Портал правовой статистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации. URL: http://crimestat.ru/ offenses_chart.

3. Залиханова Л. И. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика возбуждения национальной, расовой, религиозной вра-

Bibliography

1. Smagina A. V. Reasons for the spread of extremism // Russian investigator. 2012. № 8.

2. Portal of legal statistics of the Prosecutor General's Office of the Russian Federation. URL: http://crimestat.ru/ offenses_chart.

3. Zalikhanova L. I. Criminally-legal and criminological characteristic of excitation of national, racial, religious hostility: dis. ... PhD in Law. Rostov-on-Don, 2001.

жды: дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 4. Federal law № 114-FZ of 25.07.2002 (as 2001. amended on 11.23.2015) «On Counteracting Ex-

4. Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ tremist Activity». URL: http://www.consultant.ru/

(ред. от 23.11.2015) «О противодействии экстремистской деятельности». URL: http:/ /www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_37867/.

5. Михайлов В. К. Процедура признания материалов экстремистскими требует коррекции // Административное право. 2015. № 1.

6. Кочои С. М. Уголовное право. Общая и Особенная части: краткий курс. М., 2015.

7. Меркурьева В. В. Организация экстремистского сообщества: проблемы квалификации и доказывания: учебное пособие. М., 2015.

8. Ахъядов Э. С. Криминологическая характеристика личности молодежного экстремиста // Молодой ученый. 2013. № 1.

9. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 29.07.2017) «О средствах массовой информации». URL: http://www.consultant.ru/docu-ment/cons doc LAW 1511/.

document/cons_doc_LAW_37867/.

5. Mikhailov V. The procedure for recognizing materials as extremist requires correction // Administrative law. 2015. № 1.

6. Kochoi S. M. Criminal law. General and Special Parts: a short course. Moscow, 2015.

7. Merkuryeva V. V. Organization of an extremist community: problems of qualification and proof. Tutorial. Moscow, 2015.

8. Akhyadov E. S. Criminological characteristic of the personality of a youth extremist // Young Scientist. 2013. № 1.

9. Law of the Russian Federation of 27.12.1991 № 2124-1 (as amended on 29.07.2017) «On the Mass Media». URL: http:// www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW

1511/.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.