Научная статья на тему 'ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ЭЛЕМЕНТОВ СОСТАВА ПРЕСТУПНЫХ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ДВИЖЕНИЯ «КОЛУМБАЙН»'

ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ЭЛЕМЕНТОВ СОСТАВА ПРЕСТУПНЫХ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ДВИЖЕНИЯ «КОЛУМБАЙН» Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
541
89
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДВИЖЕНИЕ "КОЛУМБАЙН" / СКУЛШУТИНГ / НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ ЛИЦА / ОБЩЕСТВО / ОБЪЕКТ / СУБЪЕКТ / СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА / ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА / ПРЕСТУПЛЕНИЕ / ЭКСТРЕМИЗМ / ТЕРРОРИЗМ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Самойлов Сергей Федорович, Лапсарь Маргарита Владимировна

Статья посвящена изучению элементов преступного деяния движения «Колумбайн». Рассматривается тематическая сложность проблемы скулшутинга. Обосновывается необходимость осуществления криминологических исследований, связанных с правовой оценкой скулшутинга. Анализируются сложности уголовно-правовой характеристики скулшутинга с точки зрения состава преступления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Самойлов Сергей Федорович, Лапсарь Маргарита Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LEGAL ANALYSIS OF THE ELEMENTS OF THE CRIMINAL OFFENSE OF THE COLUMBINE MOVEMENT

The article is devoted to the study of the elements of the criminal act of the Columbine movement. The thematic complexity of the problem of training is considered. The necessity of carrying out analytical studies related to the legal assessment of school shooting is substantiated. The authors analyzes the complexities of the criminal-legal characteristics of school shooting from the point of view of corpus delicti.

Текст научной работы на тему «ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ЭЛЕМЕНТОВ СОСТАВА ПРЕСТУПНЫХ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ДВИЖЕНИЯ «КОЛУМБАЙН»»

Самойлов Сергей Федорович Лапсарь Маргарита Владимировна

Правовой анализ элементов состава преступных деяний, совершаемых представителями движения «Колумбайн»

Статья посвящена изучению элементов преступного деяния движения «Колумбайн». Рассматривается тематическая сложность проблемы скулшутинга. Обосновывается необходимость осуществления криминологических исследований, связанных с правовой оценкой скулшутинга. Анализируются сложности уголовно-правовой характеристики скулшутинга с точки зрения состава преступления.

Ключевые слова: движение «Колумбайн», скулшутинг, несовершеннолетние лица, общество, объект, субъект, субъективная сторона, объективная сторона, преступление, экстремизм, терроризм.

Legal analysis of the elements of the criminal offense of the Columbine movement

The article is devoted to the study of the elements of the criminal act of the Columbine movement. The thematic complexity of the problem of training is considered. The necessity of carrying out analytical studies related to the legal assessment of school shooting is substantiated. The authors analyzes the complexities of the criminal-legal characteristics of school shooting from the point of view of corpus delicti.

Keywords: Columbine, school shooting, minors, society, object, subject, subjective side, objective side, crime extremism, terrorism.

Проблема характеристики и оценки противоправной деятельности представителей международного движения «Колумбайн», оправдывающего и пропагандирующего совершение обучающимися массовых убийств в образовательных организациях, иными словами, феномена скулшутинга, является актуальной для российской правоохранительной системы.

Специфика рассматриваемой проблемы для современного российского законодательства заключается в том, что преступное деяние, в полной мере соответствующее понятию «скул-шутинг», не имеет нормативно-правового закрепления. По этой причине противоправные действия, связанные с применением оружия против обучающихся образовательных организаций, квалифицируются по различным статьям Уголовного кодекса РФ, относящимся как к антитеррористическому, так и к общеуголовному законодательству.

Так, анализ правоприменительной практики за 2017-2018 гг., проведенный А.В. Пучниным и М.Ю. Пучниной, свидетельствует о неоднозначности правовой квалификации преступлений, связанных с феноменом скулшутинга. «По

причине сходства колумбайна с террористической деятельностью уже возникали прецеденты в российском праве, когда изначально деяния скулшутера квалифицировали как террористический акт, а впоследствии они были переквалифицированы на другие составы преступлений (например, стрельба в Керченском колледже 17.10.2018). Кроме того, по различным обстоятельствам, которые будут приведены ниже, до 2019 года подобные инциденты квалифицировались как:

убийство или покушение на убийство (ст. 105 УК РФ) - нападение на школу в г. Ивантеевке (Московская область) 05.09.2017 (по совокупности с 213 УК РФ), г. Перми 15.01.2018, в г. Улан-Удэ 19.01.2018, в г. Стерлитамаке (Республика Башкортостан) 18.04.2018, в г. Керчи 17.10.2018;

хулиганство (ст. 213 УК РФ) - стрельба в г. Ивантеевке (Московская область) 05.09.2017, в г. Усинске (Республика Коми) 12.05.2017» [1].

Более подробный анализ случаев неоднозначности квалификации преступных деяний, связанных с применением оружия против обучающихся образовательных организациях, включающий в себя рассмотрение основных

35

элементов состава преступления, осуществлен в аналитическом обзоре «Актуальные вопросы противодействия правонарушениям, совершаемым участниками деструктивного общественного движения "Колумбайн"» [2].

История данного движения берет свое начало в 1999 г., когда двое учеников американской школы «Колумбайн» - Эрик Харрис и Дилан Клиболд, руководствуясь личными мировоззренческими мотивами, устроили вооруженное нападение на одноклассников. Их поступок, а в большей степени личный дневник Э. Харриса стали основой для развития среди школьников деструктивной идеологии.

Как и другие деструктивные идеологии, движение «Колумбайн» базируется на определенном противоправном деянии, получившем наименование «скулшутинг». Под скулшутингом понимают различные виды вооруженного нападения на образовательные организации со стороны как обучающихся, так и посторонних лиц, с применением холодного, огнестрельного и других видов оружия, а также взрывчатых веществ. Зачастую скулшутинг сопряжен с массовым, как мотивированным, так и немотивированным, убийством обучающихся и учителей. По своему характеру идеология скулшу-тинга носит предельно общий, условно говоря, рамочный характер. Для нее характерно доминирование психологической и эмоциональной составляющих над когнитивной.

Социальная опасность, исходящая от идеологии и практики данного движения, огромна, поскольку она посягает на одну из важнейших ценностей любого общества - сохранение жизни и здоровья детей. В этой ситуации выполнение государством своей важнейшей конституционной обязанности - охраны жизни и здоровья своих граждан - приобретает особое гуманистическое звучание. Выполнение этой задачи требует от сотрудников правоохранительных органов не только повышенной социальной и гражданской ответственности, но и постоянного совершенствования своего интеллектуального и культурного уровня в области знания правоприменительной практики по уголовным делам, связанным с применением оружия в образовательных организациях, современных молодежных субкультур, психологии подростков и радикальных идеологий.

В настоящее время, анализируя результаты правоприменительной практики, нельзя сказать о существовании однозначного мнения по поводу квалификации указанного преступ-

ного деяния, общественная опасность которого огромна. Она затрагивает не только сферу жизни и здоровья населения, но и нравственную и мировоззренческую области сознания молодежи. В связи с этим представляется необходимым провести детальный правовой анализ соответствующих преступных деяний сквозь призму основных элементов состава преступления.

Правовой анализ скулшутинга представляет собой последовательное рассмотрение основных элементов состава преступления: субъекта, субъективной стороны, объекта, объективной стороны. Целесообразно его начать с описания субъекта и субъективной стороны состава данного преступного деяния.

Субъектом преступления признается вменяемое физическое лицо, достигшее предусмотренного уголовным законом возраста [3].

В качестве субъекта анализируемого состава преступления выступает обучающийся или человек, ранее обучавшийся в образовательной организации, приносящий на ее территорию холодное, стрелковое и другие виды оружия или взрывчатые вещества. Для правового определения субъекта скулшутинга большое значение имеет возраст лица, совершающего данные противоправные действия, поскольку возраст, с которого наступает уголовная ответственность, составляет 14 лет (ст. 20 УК РФ) [4]. Не менее важным критерием привлечения лица к ответственности и назначения наказания является его вменяемость и дееспособность.

Субъективная сторона преступления заключается в психическом отношении лица к совершаемому им общественно опасному деянию и включает в себя два элемента: интеллектуальный и волевой [3]. Субъективная сторона рассматриваемого противоправного деяния характеризуется наличием прямого умысла на причинение вреда здоровью или смерти неограниченному числу лиц. Именно неограниченное число лиц отличает феномен скулшутинга от обычных криминальных убийств, которые являются завершением межличностных конфликтов. Другим важным моментом субъективной стороны феномена скулшутинга выступает, условно говоря, его иррациональный характер, который проявляется в отсутствии личной неприязни у лица, совершающего акты насилия с использованием оружия, к пострадавшим.

Важнейшим моментом субъективной стороны феномена скулшутинга можно признать

36

его символический характер. Раскрывая специфику данной характерной черты исследуемого феномена, Д.Г. Давыдов и К.Д. Хломов подчеркивают: «Имеется еще один, специфический признак, который ярко отличает школьные расстрелы от других видов школьного насилия. Отсутствие избирательности жертв сочетается с символическим характером насилия, а само действие, по всей видимости, имеет коммуникативную природу и реализует намерение нападающего сделать заявление, передать какое-то сообщение окружающим. Другими словами, исполнителю не столь важно, кто станет конечной жертвой, ему не требуется, например, отомстить конкретным людям. Эта особенность "школьных расстрелов" проявляется в церемониальности, театральности и даже торжественности действия, которое напоминает древние ритуалы, где исполнитель играет роль бога перед тем, как его казнят или он совершит самоубийство. В этом смысле школьные расстрелы напоминают массовые убийства на рабочем месте, которые также часто включают в себя "символическую" цель, и нападения террористов-одиночек. Символический характер действий скулшутеров дает основание для проведения аналогии с действиями террористов. Подобно тому, как террористы производят свои акции с целью оказания воздействия на государство, скулшутеры рассматривают свои акции как манифестации против общества в целом, выражая в них протест как против подавления собственной индивидуальности, так и человеческой индивидуальности вообще» [5]. Данное обстоятельство дает правоохранительной системе основания для привлечения лиц, совершивших акты насилия с применением оружия в образовательных организациях или осуществлявших активную подготовку к ним, к уголовной ответственности по статьям гл. 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности».

Объект преступления отражает общественную опасность определенного вида преступления. Это такие охраняемые уголовным законом общественные отношения, которым при совершении конкретного преступления причиняется вред либо создается реальная угроза причинения такого вреда [3].

Объект феномена скулшутинга может быть рассмотрен сквозь призму структуры объекта преступления в целом. Так, важнейшими объектами преступления являются: общий, родовой, видовой,непосредственный.

Скулшутерство, как и любое другое противоправное деяние, нарушает структуру социальных отношений в целом, которая выступает в качестве общего объекта в уголовном законодательстве. Общественная опасность скулшу-терства заключается в том, что оно негативно влияет на нормальное функционирование таких важнейших социальных институтов общества, как семья, социализация, образование, право, государство.

Содержанием общего объекта любого преступного деяния, в том числе и скулшутинга, являются те общественные блага, которые в данный момент представляют ценность для общества. К числу таких благ можно отнести: сохранение жизни и здоровья населения; неприкосновенность личности; охрану ее прав и свобод; обеспечение должного уровня социализации детей и подростков;

обеспечение нормального функционирования системы образования;

поддержание общественного порядка; сохранение общественной безопасности; сохранение социальной справедливости; реализацию позитивных правовых норм; формирование у будущего поколения правовой культуры.

Приступая к анализу родового объекта данного преступного деяния, необходимо подчеркнуть, что деструктивный характер идеологии движения «Колумбайн», лежащий в основе феномена скулшутинга, нацелен на разрушение важнейших гуманистических ценностей и попирание естественных прав человека: права на жизнь, свободу, неприкосновенность, безопасность, достоинство.

При совершении актов насилия в образовательной организации скулшутер также нарушает право человека на безопасность и неприкосновенность его собственности. Таким образом, родовой объект действий скулшутера можно определить как их нацеленность на личность человека, что соответствует преступлениям, предусмотренным разделом VII УК РФ.

Нацеленность на совершение массовых убийств и демонстрация вызова обществу в целом приводят к тому, что в качестве родового объекта скулшутинга выступает не только личность, но и общественная безопасность, предусмотренная разделом IX УК РФ («Преступления против общественной безопасности и общественного порядка»). Последнее обстоятельство четко фиксируется в правопримени-

37

тельной практике и выражается в вынесении решений в отношении лиц, совершивших акты насилия в образовательных организациях с применением оружия, по статьям указанного раздела УК РФ, а именно за совершение террористических действий различного характера.

Необходимость анализа видового объекта феномена скулшутинга объясняется тем, что преступные деяния против личности в нем принимают форму преступлений против жизни и здоровья, поскольку сопряжены с совершением убийства одного или нескольких лиц общеопасным способом и, как правило, причинением вреда здоровью неограниченному числу лиц.

Сложность структуры видового объекта феномена скулшутинга заключается в том, что в нем преступления против личности по сравнению с родовым объектом претерпевают конкретизацию, а именно принимают форму преступлений против жизни и здоровья. В противоположность этому второй видовой объект феномена скулшутинга совпадает с родовым и может быть определен как преступления против общественной безопасности.

Двойственный характер родового и видового объектов феномена скулшутинга приводит к возможности принятия различных правовых решений. Так, правоприменительная практика демонстрирует примеры квалификации преступных деяний в основном по следующим статьям УК РФ: 105 «Убийство», 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», 205 «Террористический акт», 205.3 «Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», 213 «Хулиганство».

Квалификация по другим статьям УК РФ, например, за уничтожение собственности или изготовление оружия, осуществляется исходя из специфики конкретного деяния.

Непосредственный объект рассматриваемого правового феномена в силу двойственности его родовых и видовых объектов носит вариативный характер. Вариативность непосредственного объекта феномена скулшутин-га имеет конкретные правоприменительные проявления. Так, достаточно часто следователь уже на этапе возбуждения уголовного дела обладает возможностью в зависимости от характера и особенностей совершенного преступного деяния квалифицировать его по различным статьям УК РФ. При квалификации деяния следователь должен руководствоваться тем, каким именно общественным отношениям или социальным благам нанесен вред и в

каком размере, а также учитывать особенности конкретного состава преступления. Так, применительно к феномену скулшутинга непосредственными объектами, исходя из содержания его родового и видового объектов, могут выступать общественные блага в сфере защиты прав и свобод личности, неприкосновенности собственности, обеспечения общественной безопасности.

Завершая краткий анализ феномена скулшутинга, необходимо подчеркнуть, что двойственность его объекта имеет как положительные, так и отрицательные черты. Положительные заключаются в возможности учета всех нюансов совершенного преступления, а также в отказе от введения дополнительных правовых норм, которые неоправданно усложнили бы уголовное законодательство Российской Федерации. В свою очередь, отрицательной чертой является отсутствие единства в оценке и квалификации рассматриваемого преступного деяния.

Объективная сторона состава преступления -это внешний акт преступного поведения, причинивший вред объекту уголовно-правовой охраны или создавший угрозу причинения вреда. В то же время это совокупность установленных уголовным законом признаков внешнего проявления преступного поведения посягающего [3].

Объективная сторона изучаемого вида преступных деяний также должна рассматриваться с учетом принципов правового анализа состава преступления. Поэтому представляется целесообразным более подробно рассмотреть феномен скулшутинга сквозь призму основных элементов квалификации объективной стороны преступления, а именно:

действие или бездействие, посягающее на тот или иной объект;

общественно опасные последствия; причинная связь между действием (бездействием) и последствиями;

способ, место, время, обстановка, средства и орудия совершения преступления.

Специфика совершения актов скулшутинга заключается в том, что они реализуются в форме активных действий. Бездействие того или иного лица не может рассматриваться как проявление акта скулшутинга, поэтому недонесение о готовящемся насильственном преступлении с применением оружия в образовательных организациях представляет собой состав преступления, предусмотренный ст. 205.6 УК РФ. Общественно опасные последствия как вто-

38

рой элемент объективной стороны состава преступления представляют собой результат совершенного противоправного деяния, в нашем случае акта скулшутинга, общественно опасные последствия которого могут выражаться в разных формах:

гибель одного или нескольких людей. Отдельно следует подчеркнуть, что жертвами скулшутинга, как правило, становятся обучающиеся, однако ими также могут являться учителя и другие сотрудники образовательной организации. Одной из специфических черт актов скулшутинга является совершение преступником самоубийства. Так, зафиксировано 23 случая скулшутинга, в том числе три суицида начиная с 2017 г. Относительно невысокое в процентном отношении число суицидов не должно влиять на его восприятие в качестве существенного признака скулшутинга, поскольку большинство несовершеннолетних, совершая насилие с применением оружия в образовательных организациях, подражают так называемым лидерам движения «Колумбайн» - Эрику Харрису, Дилану Клиболду и Владиславу Рослякову;

большое число актов скулшутинга сопряжено с нанесением вреда здоровью окружающих различной степени тяжести;

повышение социальной напряженности в обществе, связанное с переживанием родителей и родственников за жизнь, физическое и психическое здоровье несовершеннолетних;

нанесение серьезного морально-психологического ущерба родственникам жертв скулшу-тинга;

нарушение нормального функционирования образовательной системы;

нанесение серьезного ущерба имиджу государства, поскольку широкие слои населения могут обвинить его в неспособности реализовать свою важнейшую конституционную обязанность - охрану жизни и здоровья населения;

экономический ущерб, поскольку государство вынуждено тратить огромные средства на обеспечение безопасности в образовательных организациях.

Все перечисленные выше негативные общественно опасные последствия скулшутинга являются прямым следствием противоправных действий лиц, совершающих акты массового насилия с применения оружия в образовательных организациях. Таким образом, нельзя говорить о формализации данного состава преступления, т. к. необходимо учитывать не

только совершение скулшутером конкретного действия, но и наступление общественно опасных последствий, что подтверждается правоприменительной практикой. В основном, как было указано выше, скулшутеров привлекают к уголовной ответственности по ст. 105 и 205 УК РФ, которые, по сути, представляют материальные составы преступления.

Четвертый элемент объективной стороны состава преступления заключается в совокупности внешних признаков деяния. Местом совершения скулшутинга обязательно должна выступать территория образовательной организации, в ином случае невозможно говорить о том, что насилие с применением оружия относится к скулшутингу. Чаще всего местом совершения данного преступления является замкнутое пространство: классы либо здание школы в целом. Время как элемент объективной стороны также возможно рассматривать применимо к специфике места. Как правило, скулшутеры совершают задуманное во время образовательного процесса - перемен и перерывов, когда появляется возможность нанести вред большему числу людей.

Способы совершения актов скулшутинга разнообразны:

применение различных видов оружия; совершение поджога здания образовательной организации;

удержание с помощью оружия заложников; совершение актов запугивания и устрашения;

нанесение телесных повреждений. Орудиями совершения актов скулшутинга выступают: огнестрельное, холодное, пневматическое, травматическое оружие, взрывоопасные устройства и горючие, легковоспламеняющиеся вещества.

Завершая краткий анализ объективной стороны акта скулшутинга, необходимо подчеркнуть, что данный вид преступного деяния совершается в общественном месте, имеющем высокое социальное значение, - в образовательных организациях. Данное обстоятельство является важнейшим признаком признания актов скулшутинга деянием, представляющим собой высокую степень общественной опасности.

Приведенный правовой анализ феномена скулшутинга позволяет сделать уверенный вывод о том, что данный термин имеет рамочный характер и охватывает достаточно большой объем противоправных действий, совершаемых по различным мотивам, которые могут

39

варьироваться от ненависти к человечеству в целом до мести конкретным лицам. Именно данное обстоятельство приводит к тому, что правоприменительная практика по-разному квалифицирует акты скулшутинга. Наиболее часто применяемыми являются ст. 105 и 205 УК РФ [6]. Несмотря на наличие целого ряда специфических черт, позволяющих отличить скул-шутинг от других видов преступных действий, представляется нецелесообразным введение новой правовой норм, предусматривающей ответственность за совершение данного противоправного деяния. Вместе с тем действующая правовая система нуждается в определенном изменении с целью эффективного противодействия угрозе, исходящей от данного вида преступной деятельности. Одним из приоритетных направлений правового противодействия актам скулшутинга может служить профилактика распространения этой идеологии. Таким изменением может стать правовое закрепление категории «противоправная идеология», которая включила в себя понятия экстремистской, криминальной и деструктивной идеологии [7]. В свою очередь, введение запрета на распространение деструктивных идеологий, к числу которых следует отнести и идеологию движения «Колумбайн», позволяет пресекать проявления различных концепций, пропагандирующих модели поведения, направленные на саморазрушение личности и создающие угрозу здоровью и жизни других людей.

Подводя итоги краткого правового анализа акта скулшутинга как состава преступления, сделаем следующие выводы:

возможности УК РФ позволяют привлечь к юридической ответственности лиц, совершающих акты насилия или запугивания с применением оружия в образовательных организациях или осуществляющих подготовку к ним;

правоприменительная практика показывает, что выбор конкретной статьи УК РФ зависит от мотивов лица, совершившего данное преступное деяние;

привлечение лиц, совершающих акты насилия или запугивания с применением оружия в образовательных организациях или подготовку к ним, осуществляется по следующим статьям УК РФ: 105, 111, 205, 213 и т. д. [8];

профилактика совершения насилия или запугивания с применением оружия в образовательных организациях и подготовки к ним требует запрета на оправдание и солидаризацию с подобными актами.

Несмотря на то что в отечественном законодательстве пока не предусмотрена отдельная мера наказания за скулшутинг, после совершения в России первого такого деяния в ряд законов были внесены существенные поправки. С данной инициативой выступила заместитель Председателя Государственной Думы РФ VII созыва, член генерального совета партии «Единая России» И. Яровая, известная также как автор нескольких резонансных законопроектов, в том числе о суверенном Интернете на территории нашей страны. Поправки были внесены в ст. 15.1 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [9] и в ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» [10]. Согласно закрепленным изменениям любые сообщества в социальных сетях, которые каким-либо образом пропагандируют вооруженные нападения на образовательные организации или создают культ личности из последователей движения «Колумбайн», будут подвержены немедленной блокировке.

Принятые меры не могут полностью решить проблему распространения пропаганды скул-шутинга в России, но свидетельствуют о том, что указанная проблема в нашей стране приобретает статус государственной угрозы.

В завершение краткого правового анализа элементов состава преступных деяний, совершаемых представителями движения «Колумбайн», можно сказать, что создаются определенные предпосылки для его определения в качестве террористической организации. Основанием для этого служит соответствие феномена «скулшутинг», являющегося предметом оправдания и пропаганды данного сообщества, понятию «террористическая деятельность». Так, рядом исследователей скул-шутинга и движения «Колумбайн», в частности А.В. Пучниным [1], выявлены следующие общие черты терроризма и актов скулшутинга:

наличие в основании совершаемого преступного деяния определенной идеологии и практики;

нацеленность на привлечение внимания общества и государства;

активное осуществление вербовки и вовлечения в преступные сообщества и совершение противоправных действий;

создание угрозы здоровью и жизни людей, что свидетельствует об их повышенной общественной опасности;

40

планируемый характер преступного деяния, проявляющийся в приобретении или изготовлении средств и орудий совершения преступления, разработке планов действий, а также возможном прохождении соответствующего обучения;

массовый характер жертв противоправной деятельности;

немотивированное проявление агрессии и безразличное отношение к жертвам массовых убийств;

потеря изначальной цели преступного дея-

1. Пучнин А.В., Пучнина М.Ю. Идеология «<Колумбайн» как экстремистская и террористическая угроза национальной безопасности Российской Федерации // Общество и право. 2021. № 2(76).

2. Актуальные вопросы противодействия правонарушениям, совершаемым участниками деструктивного общественного движения «Колумбайн» / С. Ф. Самойлов, В. В. Плотников, М.В. Лапсарь. Краснодар, 2021.

3. URL: https://criminal_law.academic.ru/ (дата обращения: 15.10.2021).

4. Уголовный кодекс РФ: федер закон от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 // Собр. законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

5. Давыдов Д.Г., Хломов К.Д. Массовые убийства в образовательных учреждениях: механизмы, причины, профилактика // Национальный психологический журнал. 2018. № 4(32).

6. О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февр. 2012 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 2.

7. О противодействии экстремистской деятельности: федер. закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3031.

8. О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. № 11 // Российская газета. 2011. 8 авг.

9. Об информации, информационных технологиях и о защите информации: федер. закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ // Российская газета. 2006. 29 июля.

10. О защите детей от информации,

ния и совершение беспорядочных убийств.

В российской правоприменительной практике акты скулшутинга чаще всего не квалифицируются как террористические акты. По данному виду преступлений применяется ст. 105 или 105 с учетом ст. 30 УК РФ. При этом к данной статье присоединяется ст. 213 УК РФ. Однако проведенный выше правовой анализ феномена «скулшутинг» позволяет сделать вывод о том, что данный вид преступной деятельности может быть квалифицирован по ст. 205 УК РФ «Террористический акт».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Puchnin A.V., Puchnina M.Yu. The ideology of Columbine as an extremist and terrorist threat to the national security of the Russian Federation // Society and Law. 2021. № 2 (76).

2. Topical issues of counteracting offenses committed by members of the destructive social movement Columbine / S.F. Samoilov, V.V. Plotnikov, M.V. Lapsar. Krasnodar, 2021.

3. URL: https://criminal_law.academic.ru/(date of access: 15.10.2021).

4. The Criminal Code of the Russian Federation: fed. law d.d. June 13, 1996 № 63-FL // Collected Legislation of the Russian Federation. 1996. № 25. Art. 2954.

5. Davydov D.G., Khlomov K.D. Mass murders in educational institutions: mechanisms, causes, prevention // National psychological journal. 2018. № 4(32).

6. On some issues of judicial practice in criminal cases of terrorist crimes: resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation d.d. Febr. 9, 2012 № 1 // Bulletin of the Supreme Court of the Russian Federation. 2012. № 2.

7. On Counteracting Extremist Activity: fed. law d.d. Jule 25, 2002 № 114-FL//Collected Legislation of the Russian Federation. 2002. № 30. Art. 3031.

8. On judicial practice in criminal cases on crimes of extremist orientation: resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation d.d. June 28, 2011 № 11 //Rossiyskaya Gazeta. 2011. Aug. 8.

9. On Information, Information Technologies and Information Protection: fed. law d.d. July 27, 2006 № 149-FL //Rossiyskaya Gazeta. 2006. July 29.

10. On the protection of children from information that is harmful to their health and development: fed. law d.d. Dec. 29, 2010 № 436-FL. URL: http:// www.rg.ru/2010/12/31/deti-inform-dok.html (date of access: 15.10.2021).

41

причиняющей вред их здоровью и развитию: федер. закон от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ. URL: http://www.rg.ru/2010/12/31/deti-inform-dok.html (дата обращения: 15.10.2021).

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Самойлов Сергей Федорович, доктор философских наук, профессор, начальник кафедры философии и социологии Краснодарского университета МВД России; e-mail: samoilow111@ yandex.ru;

Лапсарь Маргарита Владимировна, слушатель 5 курса факультета по подготовке специалистов для органов предварительного следствия и дознания Краснодарского университета МВД России; e-mail: margota.lapsar@gmail.com

INFORMATION ABOUT AUTHORS

S.F. Samoilov, Doctor of Philosophy, Professor, Head of the Department of Philosophy and Sociology of the Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of Russia; e-mail: samoilow111@yandex.ru;

M.V. Lapsar, 5th year Student of the faculty for the training of specialists for the bodies of preliminary investigation and inquiry of the Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of Russia; e-mail: margota.lapsar@gmail.com

42

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.