Научная статья на тему 'Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII-XIX вв'

Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII-XIX вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

42
14
Поделиться
Ключевые слова
КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ / ПОЛОЖЕНИЕ МУСУЛЬМАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ / ТАВРИЧЕСКАЯ ГУБЕРНИЯ / ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ / ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС В КРЫМУ / CRIMEAN TATAR / POSITION OF MUSLIM POPULATION / TAURIDA GOVERNORATE / LEGAL REGULATION / LAND PROBLEM IN CRIMEA

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Хайрединова Зарема Зудиевна

В статье рассматривается законодательная база регулирования положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII-XIX вв. Медленное решение земельного вопроса привело к значительному обезземеливанию крымскотатарского населения, в первую очередь, крестьянства. С одной стороны, крестьяне-поселяне крымские татары в большинстве своем не имели письменных документов, подтверждавших прав собственности на землю, с другой стороны, как следствие происходила массовая эмиграция крымскотатарского населения из Крыма в Турцию.

The Legal Regulation of Crimean Tatar Peasantry Position in Late 18th-19th Centuries

Istory of estate structure of Russian society in the 18th-20th centuries is the subject of active research for over two decades. In conditions when the position of Crimean Tatar population of Russia becomes the subject of much speculation, I think the actual address to the little known pages of the Crimean Tatar society stratification, namely, to the consideration of legal status of the Crimean Tatar peasantry in late 18th early 19th centuries. Using source analysis and method of historic reenactment, I consider the legislative framework of adjustment of Crimean Tatar peasantry position in land and chevage problems, as well as in personal estate rights. I have shown that Russian government’s legislative acts focused on Crimean Tatar peasantry equation with Crimean Christians in the fiscal system. As to personal estate rights, it should be noted that Crimean Tatar peasants have never been serfs, in contrast to the other residents of Crimea. At the same time, bringing the essence of laws (especially in field of taxation) to the attention of Crimean Tatar population occurred slowly, over a long time and with much ado. It was because of lack of knowledge in Russian language that leads to misunderstandings and, as a result, to distrust of new government. Slow decision-making in land issues led to a significant land dispossession of Crimean Tatar population, primarily of peasantry. On the one hand, the majority of Crimean Tatar peasants did not have written documents confirming their ownership of the land. On the other hand, in this regard, there was a massive emigration of the Crimean Tatar population from Crimea to Turkey. I conclude disadvantages of legal regulation in land and taxation problems may cause similar problems in each next stage of history of the relationship between the Crimean Tatar population and the Russian administration.

Текст научной работы на тему «Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII-XIX вв»

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время Т. 12. Вып. 1 • 2016 КРЫМОВЕДЕНИЕ: ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ КРЫМА

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 12, issue 1 'Crimean Regional Studies: Space and Time of Crimea'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 12. Ausgb. 1. 'Krimforschung: Raum und Zeit des Krim'

Крым — Къырым — Q¡r¡т: актуальные вопросы истории крымских татар

УДК (908:340.13:342.542)( = 512.145)"17/18|

Crimea — Kirim — Qirim: Topical Issues of the Crimean Tatars' History /

Krim — Kirim — Qirim: aktuelle Fragen der Geschichte der Krimtataren

Хайрединова З.З.

Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII—XIX вв.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научного проекта № 15-31-10112 «Проблемы интеграции Крыма в состав России, 1783-1825».

Хайрединова Зарема Зудиевна, кандидат исторических наук, доцент, Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского, Таврическая академия, философский факультет, доцент кафедры культурологии и религиоведения (Симферополь)

ORCID ID https://orcid.org/0000-0002-8334-7688

E-mail: zarema-z-khairedinova@j-spacetime.com; hzarema@gmail.com

В статье рассматривается законодательная база регулирования положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII—XIX вв. Медленное решение земельного вопроса привело к значительному обезземеливанию крымскотатарского населения, в первую очередь, крестьянства. С одной стороны, крестьяне-поселяне крымские татары в большинстве своем не имели письменных документов, подтверждавших прав собственности на землю, с другой стороны, как следствие происходила массовая эмиграция крымскотатарского населения из Крыма в Турцию.

Ключевые слова: крымские татары, положение мусульманского населения, Таврическая губерния, правовое регулирование, земельный вопрос в Крыму.

История сословной структуры российского общества в XVШ—XX вв. уже более двух десятков лет является предметом активного исследования (см., напр., [Зайнетдинов 1993; Фриз 2000; Город и деревня... 2001; Иванова, Желтова 2004; Эволюция сословной структуры... 2005; Башиев 2008; Медведева 2009; Коломейцева 2010; Лавицкая 2010; Титова 2013; Баатыров и др. 2014] и др.). Нам представляется актуальным обращение к малоизученным страницам сословности крымскотатарского общества, а именно, к рассмотрению правового положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII — начале XIX вв.

Включение Крыма в правовое поле Российской империи привело к принятию целого ряда законодательных актов, регулирующих положение крымских татар в новой для них государственной системе. При этом в первые десятилетия после присоединения Крыма к России крымские татары-крестьяне не облагались налогами и не являлись крепостными. Так, что манифест Екатерины II, подписанный 8 апреля 1783 г. «О принятии полуострова Крымского, острова Тамань и всей Кубанской стороны, под Российскую Державу» обещал:

«... свято и непоколебимо, за себя и преемников престола нашего, содержать жителей тех мест наравне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную веру; и дозволить каждому из них состоянию, все те правости и преимущества, каковыми таковое в России пользуется» [ПСЗРИ I, ст. №15708; РГИА ф. 571, оп. 1, д. 1374].

В Высочайшем рескрипте от 17 сентября 1796 г., на имя князя Зубова данном, в пункте 2 прописано:

«...от рекрутского набора народ татарский в Таврической области обитающий остается свободным, как то и по прошедшему пред сим набору было, поелику [поскольку] оные татары комплектуют учрежденные из них дивизионы» (цит. по: [Киреенко 1897, с. 16]).

Крымские татары-крестьяне в конце XVIII — начале XIX вв. представляли собой весьма значительную часть крымскотатарского общества. Об этом свидетельствуют документы, сберегаемые в Государственном архиве Республики Крым (ГАРК). Так, в фонде Таврической областной казенной палаты (ф. 792) хранится документ «Копии по резолюциям палаты заключенным в течение 1796 года разных содержаний изъясненных в ... по особому на обороте сего реестру для сведения. (О

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 12, issue 1 'Crimean Regional Studies: Space and Time of Crimea'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit' Bd. 12. Ausgb. 1. 'Krimforschung: Raum und Zeit des Krim'

Хайрединова З.З. Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII—XIX вв.

прибыли и убыли населения по Таврической губернии)». В 1796 г. была «учинена экспедиция ревизии душ сколько именно и по каким магистратам считается по нынешней 5-й ревизии ... кои в окладе не облагаются» [ГАРК ф. 792, оп. 1, д. 512]. Известно, что 5-я ревизия проводилась в 1794—1795 гг.

В отчете показаны следующие цифры: в городе Бахчисарае татар-крестьян значилось 1 тыс. 672 души, в г. Карасубазаре (Белогорск) — 850 душ, в Евпатории 1 тыс. 116 человек, в Феодосии — крестьяне татары отсутствовали, а в Перекопе их числилось 340 душ. По уездам численность крымских татар крестьян представлена следующим образом: в Симферопольском уезде — 17 тыс. 116 человек, в Евпаторийском уезде 11 тыс. 226, в Феодосийском — 11 тыс. 455, в Перекопском — 16 тыс. 920, в Днепровском — 2 тыс. 832. Всего во всех уездах число крестьян крымских татар составило 59 тыс. 549 душ.

«Сии люди и поныне податью не обложены» — читаем в пояснении к документу [ГАРК ф. 792, оп. 1, д. 512].

Ситуация меняется уже с 1806 г. Министерство финансов и непосредственно департамент разных податей и сборов начинает исследовать вопрос «обложения податьми татар магометанского исповедания живущих в Таврической губернии» [РГИА ф. 571, оп. 1, д. 1374]. Так, в письме Херсонского военного губернатора генерала от инфантерии графа Ланжерона № 293 от 30 января 1818 г. на имя министра финансов сообщается следующее: татары-поселяне с 1806 г. «облагались платежем денежных сборов, как то на содержание почт и исправление малозначущих земских повинностей, что составляет с августа 1816 года по август 1819 года по 1 р. 50 к. с каждой души, да на отапливание расположенных в Крыму войск, начиная с 1808 года, равно, а с 1816 г. по январь текущего 1818 г. приходилось с души по 1 р. 65 коп.» [РГИА ф. 571, оп. 1, д. 1374].

В результате проведенной в 1815 г. 7-ой ревизии крестьян-мусульман в Крымском полуострове числилось 89 тыс. 546 душ [РГИА ф. 571, оп. 1, д. 1374].

Горные татары. Гравюра Х. Гейслера. Вид на татарскую деревню и мечеть на берегах Крым. Тувак [село Рыбачье]

1804 Альмы. Художник Ж.-К. Мильвилль.1816—1818 Художник К.Ф. фон Кюгельген. 1824

Первые указы, касающиеся налогообложения крестьян-мусульман, принимаются начиная с 1812 г.

Так, манифестом от 29 января 1812 года, опубликованным 20 февраля, утверждались налоги с поселян, в частности, в § 3 говорилось: «... живущих в Таврической губернии поселян магометанского исповедания обложить подымной податью, по шести рублей с души» [ПСЗРИ I, ст. № 24999]. Однако уже в апреле 1812 г. законодатель принимает новое положение — «о невзыскивании с обитающих в Таврической губернии поселян магометанского исповедания подымной подати»

[ПСЗРИ I, ст. № 25078].

Крымские татары крестьяне-поселяне платили наравне с другими жителями губернии земские повинности. Сверх этого, поселяне мусульманского исповедания платили значительные денежные суммы на отапливание казарм, «и по усилению воинских ополчений несут излишнюю тягость в содержании ими 4 конных полков» [ПСЗРИ I, ст. № 28242]. В этом же документе законодатель утверждает, что «положенную с них указом 20 февраля сего года подымную подать по шести рублей с души, впредь до повеления не взыскивать».

Следующий указ, заслуживающий внимания, был принят 19 апреля 1820 г. Он предписывал все дела, касающиеся татар, обязанных платить оброк в казну, передать в ведомство Министерства финансов. Так как крымские татары крестьяне являлись казенными крестьянами государственными, то данная мера являлась вполне оправданной.

В 1827 г. 28 сентября утвержден указ, данный Сенату, — «Положение для татар-поселян и владельцев земель в Таврической губернии» [ПСЗРИ II, ст. №1417]. Положение состояло из трех отделений, первое из которых утверждало права Таврических татар вообще — личное право и право собственности. Второе отделение посвящено повинностям — оно регламентирует повинности татар в отношении владельцев земель и земские повинности. И, наконец, третий раздел удостоверяет «о правах на земли разных владельцев Таврической губернии». Первый же параграф постановляет:

«Татары, в Таврической губернии обитающие, на каких бы землях то ни было, пользуются личною свободою», —

что было уникальным в крепостнической России.

Уже через год, 22 ноября 1828 г. было утверждено мнение Государственного Совета «О пояснении некоторых §§ Высочайше изданного 28 сентября 1827 года положения для татар поселян и владельцев земель в Таврической губернии», в котором разъяснялись вопросы, связанные с продажей земель с разрешения казенной экспедиции и продажи участков по доказательствам, рассмотренным и утвержденным бывшею в Крыму Комиссиею. Между тем, основная часть крымских татар не могла подтвердить право на землю документально.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 12, issue 1 'Crimean Régional Studies: Space and Time of Crimea'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit' Bd. 12. Ausgb. 1. 'Krimforschung: Raum und Zeit des Krim'

Хайрединова З.З. Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII—XIX вв.

Таким образом, «Положение для татар-поселян...» явилось важным документом, утверждающим права крымских татар на личную свободу и землю.

С 1829 г. принимается целый ряд законодательных актов, призванных урегулировать положение и податную систему для крымских татар-поселян. Среди них нужно назвать «Правила для межевания в Таврической губернии земель, принадлежащих татарам лично и татарским селениям казенного ведомства», принятые 24 января 1829 г. В «Правилах.» нашли отражение все проблемные вопросы, связанные с определением земельной собственности: это леса и земли казне принадлежащие, это и земли принадлежащие селениям казенного ведомства, это и земли принадлежащие татарам лично и т.д. [ПСЗРИ II, ст. № 2617].

Дом в крымско-татарской деревне. Татарский дворик в Крыму. Крым. Деревня Албат.

Гравюра О. Раффе. 1837 Художник Н. Чернецов. 1839 Почтовая открытка конца XIX — начала ХХ вв.

В том же 1829 г. принимаются еще два законодательных акта, касающихся сборов и податей. Так, 6 февраля был принят указ «Об учреждении особого сбора с татар, в Таврической губернии обитающих, на устройство Таврического полуострова [ПСЗРИ II, ст. № 2658]. Указ устанавливал особый сбор в размере 1 рубля 50 копеек с души. Данная норма сбора должна была взиматься 10 лет. 28 июня 1829 г. было утверждено мнение Государственного Совета «В разрешение сомнения, возникшего при исполнении указа, касательно прибавочного сбора с Крымских Татар» [ПСЗРИ II, ст. № 2956]. В данном мнении четко указывался размер подушной или поголовной подати, которая должна была взиматься ежегодно «наравне с тамошними жителями христианской веры».

В 1832 г. 14 января принимается указ «О возвышении денежного сбора, установленного с Таврических татар» [ПСЗРИ II, ст. № 5073], причем татары-крестьяне должны были платить ежегодно уже не 1 рубль 50 копеек, а 3 рубля. Данный указ касался сбора не только с крестьян, но и с татар — мещан и купцов. В дальнейшем, в 1837 г. принимается указ о «Продолжении еще на 10 лет отпуска части из податного сбора с татар Таврической губернии в пользу края» [ПСЗРИ II, ст. № 10798], а в 1864 г. 27 мая принят сенатский указ о «Расходах из сборов с крымских татар» [ПСЗРИ II, ст. № 40951]. Средства из сборов с крымских татар выделялись на ремонт и устройство дорог на Южном берегу Крыма, на содержание команды, причисленной для устройства дорог, на выплату столовых денег заведующему Бахчисарайским ханским дворцом.

Таким образом, можно утверждать, что, во-первых, законодательные акты российского правительства были направлены на уравнение крымскотатарского крестьянства в податной системе с жителями христианской веры, хотя нужно отметить, что крымские татары поселяне крепостными никогда не были, в отличие от других жителей Крыма. Во-вторых, медленное решение земельных вопросов привело к тому, что к концу XIX в. резко увеличилось число безземельных крестьян. Об этом свидетельствуют «Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Таврическая губерния», изданная в Санкт-Петербурге в 1903 г. [Труды местных комитетов... 1903]. В «Трудах...» представлен свод заключений уездных комитет о нуждах сельскохозяйственной промышленности населения Таврической губернии, в которых, в частности, можно найти «Докладную записку К.Н. Куломзина о положении безземельных татар в Евпаторийском уезде» [Докладная записка... 1903] или «Доклад П.Н. Толстова о переселении татар Перекопского уезда» [Доклад П.Н. Толстова... 1903].

Так, например, говоря о положении безземельных татар в Евпаторийском уезде, К.Н. Куломзин утверждает:

«.по данным, собранным статистическим бюро Таврической губернской земской управы в 1884 году безземельные уже и тогда составляли 91% всего татарского населения уезда».

В заключении он подчеркивает:

«... мы еще раз позволяем себе высказать в интересах обездоленного татарского населения, еще в 1802 году владевшего 600 тыс. десятин земли, чтобы вопрос о наделении безземельных поселян Крымского полуострова был решен в утвердительном смысле и в возможно скором времени».

Данные высказывания свидетельствуют о проблемах, связанных, в первую очередь, с неурегулированностью законодательной базы не только поземельной собственности крымских татар и вакуфных1 вопросов, но и, как следствие, говорят о

1 Вакуф (вакф — остановка, приостановление, удержание) — в мусульманском праве имущество, переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели. В вакуф может входить как недвижимое, так и движимое неотчуждаемое имущество, но лишь приносящее пользу (доход) и нерасходуемое (например, в вакуф не могут быть переданы деньги). (Прим. ред.).

сложном положении крымскотатарского крестьянства в конце XIX в.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 12, issue 1 'Crimean Regional Studies: Space and Time of Crimea'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit' Bd. 12. Ausgb. 1. 'Krimforschung: Raum und Zeit des Krim'

Хайрединова З.З. Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII—XIX вв.

ЛИТЕРАТУРА

1. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 571. Оп. 1. Д. 1374.

2. Государственный архив Республики Крым (ГАРК). Ф. 792. Оп. 1. Д. 512.

3. Полное собрание законодательства Российской империи. Собрание I. (ПСЗРИ I). Т. 21. Ст. № 15708. С. 897—898.

4. ПСЗРИ I. Т. 32. Ст. № 24999. С. 195.

5. ПСЗРИ I. Т. 32. Ст. № 25078. С. 280.

6. ПСЗРИ I. Т. 37. Ст. № 28242. С. 167 — 171.

7. Полное собрание законодательства Российской империи. Собрание II. (ПСЗРИ II). Т. 2. Ст. № 1417. С. 850—854.

8. ПСЗРИ II. Т. 4. Ст. № 2617. С. 50 — 59.

9. ПСЗРИ II. Т. 4. Ст. № 2658. С. 100 — 101.

10. ПСЗРИ II. Т. 4. Ст. № 2956. С. 541 —452.

11. ПСЗРИ II. Т. 7. Ст. № 5073. С. 10.

12. ПСЗРИ II. Т. 12. Ст. № 10798. С. 1011.

13. ПСЗРИ II. Т. 39. Ст. № 40951. С. 491 —494.

14. Батыров В.В., Лиджиева И.В., Оконова Л.В. Сословная структура калмыцкого общества в контексте государ-

ственной политики Российской империи XIX в // Известия Алтайского государственного университета. 2014. Т. 2. №. 4 (84). С. 26—30.

15. Башиев А.М. Сословная структура балкарцев в XVIII — начале ХХ вв. Дисс. ... к. ист. н. Нальчик, 2008. 190 с.

16. Доклад П.Н. Толстова о переселении татар Перекопского уезда / / Труды местных комитетов о нуждах сель-

скохозяйственной промышленности. Таврическая губерния. СПб.: Типография Исидора Гольдберга, 1903. С. 160 — 165.

17. Докладная записка К.Н. Куломзина о положении безземельных татар в Евпаторийском уезде / / Труды

местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Таврическая губерния. СПб.: Типография Исидора Гольдберга, 1903. С. 99 — 101.

18. Зайнетдинов Ш.Р. Социальная структура российского общества на рубеже XIX — XX вв. (По материалам

Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года). Уфа, 1993. 39 с.

19. Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословно-классовая структура России в конце XIX — начале XX века. М.: Наука,

2004. 574 с.

20. Коломейцева М.А. Этапы формирования крестьянского сословия на Дону в XVII — первой половине XIX вв.

/ / Вестник Института комплексных исследований аридных территорий. 2010. №. 2 (21). С. 130 — 136.

21. Киреенко Г.К. О прошениях депутатов Таврической области на Высочайшее Имя в 1796 году и Высочайшем

Указе 17 Сентября 1796 г. // Известия Таврической ученой архивной комиссии. 1897 [II]. Т. 2. С. 9 — 19.

22. Лавицкая М.И. Эволюция сословного общества Орловской губернии в условиях российской модернизации

второй половины XIX — начала XX вв. Дисс. ... д. ист. н. М., 2010. 907 с.

23. Медведева Н.М. Социально-сословная структура и общественные объединения городов Псковской губернии

во второй половине XIX века. Дисс. . к. ист. н. Псков, 2009. 339 с.

24. Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен. Монографический сборник / Ред.-сост. Т. Нефедо-

ва, П. Полян, А. Трейвиш. М.: ОГИ , 2001. 560 с.

25. Титова А.Л. Сословная и профессиональная структура городского населения Курской губернии в конце XIX

— начале XX вв. / / Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия История. Политология. 2013. Т. 25. № 1 (144). С. 109 — 115.

26. Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Таврическая губерния. СПб.:

Типография Исидора Гольдберга, 1903. 268 с.

27. Фриз Г.Л. Сословная парадигма и социальная история России / / Американская русистика: Вехи историо-

графии последних лет. Императорский период: Антология. Т. 1. Самара, 2000. С. 121—162.

28. Эволюция сословной структуры общества Центрального Черноземья в пореформенный период (на примере

Курской губернии) / Под ред. В.А. Шаповалова. Белгород: Изд-во БелГу, 2005. 428 с.

Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:

Хайрединова, З. З. Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII—XIX вв. [Электронный ресурс] / З.З. Хайрединова // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. — 2016. — Т. 12. — Вып. 1: Крымоведение: пространство и время Крыма. — Стационарный сетевой адрес: 2227-9490e-aprovr_e-ast12-1.2016.32.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 12, issue 1 'Crimean Regional Studies: Space and Time of Crimea'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit' Bd. 12. Ausgb. 1. 'Krimforschung: Raum und Zeit des Krim'

Хайрединова З.З. Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII—XIX вв.

THE LEGAL REGULATION OF CRIMEAN TATAR PEASANTRY POSITION IN LATE 18th—19TH CENTURIES

Zarema Z. Khairedinova, Ph.D. (History), Associate Professor, Chair of Cultural and Religious Studies, Taurida Academy, V.I. Vernadsky Crimean Federal University, Russian Federation, Simferopol

ORCID ID https://orcid.org/0000-0002-8334-7688

E-mail: zarema-z-khairedinova@j-spacetime.com; hzarema@gmail.com

History of estate structure of Russian society in the 18th—20th centuries is the subject of active research for over two decades. In conditions when the position of Crimean Tatar population of Russia becomes the subject of much speculation, I think the actual address to the little known pages of the Crimean Tatar society stratification, namely, to the consideration of legal status of the Crimean Tatar peasantry in late 18th — early 19th centuries.

Using source analysis and method of historic reenactment, I consider the legislative framework of adjustment of Crimean Tatar peasantry position in land and chevage problems, as well as in personal estate rights. I have shown that Russian government's legislative acts focused on Crimean Tatar peasantry equation with Crimean Christians in the fiscal system. As to personal estate rights, it should be noted that Crimean Tatar peasants have never been serfs, in contrast to the other residents of Crimea.

At the same time, bringing the essence of laws (especially in field of taxation) to the attention of Crimean Tatar population occurred slowly, over a long time and with much ado. It was because of lack of knowledge in Russian language that leads to misunderstandings and, as a result, to distrust of new government. Slow decision-making in land issues led to a significant land dispossession of Crimean Tatar population, primarily of peasantry. On the one hand, the majority of Crimean Tatar peasants did not have written documents confirming their ownership of the land. On the other hand, in this regard, there was a massive emigration of the Crimean Tatar population from Crimea to Turkey.

I conclude disadvantages of legal regulation in land and taxation problems may cause similar problems in each next stage of history of the relationship between the Crimean Tatar population and the Russian administration.

Keywords: Crimean Tatar, position of Muslim population, Taurida Governorate, legal regulation, land problem in Crimea.

References:

1. Bashiev A.M. Estates Structure of Balkarians in the 18th - Early 20th Centuries. Ph.D. diss. Nalchik, 2008. 190 p. (In

Russian).

2. Batyrov V.V., Lidzhieva I.V., Okonova L.V. "Estates Structure of the Kalmyk Society in the Context of Public Policy

of Nineteenth-Century Russian Empire." Transactions of Altai State University 2.4 (2014): 26 — 30. (In Russian).

3. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection I, volume 21, article no. 15708, pp. 897 — 898. (In Russian).

4. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection I, volume 32, article no. 24999, p. 195. (In Russian).

5. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection I, volume 32, article no. 25078, p. 280. (In Russian).

6. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection I, volume 37, article no. 28242, pp. 167 — 171. (In Russian).

7. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection II, volume 2, article no. 1417, pp. 850 — 854. (In Russian).

8. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection II, volume 4, article no. 2617, pp. 50 — 59. (In Russian).

9. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection II, volume 4, article no. 2658, pp. 100 — 101. (In Russian).

10. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection II, volume 4, article no. 2956, pp. 451 —452. (In Russian).

11. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection II, volume 7, article no. 5073, p. 10. (In Russian).

12. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection II, volume 12, article no. 10798, p. 1011. (In Russian).

13. Complete Collection of Laws of Russian Empire, collection II, volume 39, article no. 40951, pp. 491 —494. (In Russian).

14. Freeze G.L. "The Soslovie (Estate) Paradigm and Russian Social History." American Russian Studies: Milestones in the

Historiography of Recent Years. Imperial Period. Samara, 2000, volume 1, pp. 121 — 162. (In Russian).

15. Ivanova N.A., Zheltov V.P. Estates and Class Structure of Russia in the Late 19th — Early 20th Centuries. Moscow:

Nauka Publisher, 2004. 574 p. (In Russian).

16. Kolomeytseva M.A. "Stages of the Peasant Class in the Don in 17th — First Half of 19th Centuries." Bulletin of the In-

stitute for Integrated Research of Arid Territories 2 (2010): 130 — 136. (In Russian).

17. Kireenko G.K. "About Taurida Region Deputies' Petitions Addressed to Highest Name in 1796 and Supreme Decree

of 17 Sep. 1796." Transactions of Taurian Scientific Archival Commission 2 (1897): 9 — 19. (In Russian).

18. Kulomzin K.N. "K.N. Kulomzin's Memorandum on Landless Tatars Position in Eupatoria County." Works of Local

Committees on Needs of Agricultural Industry. Taurida Governorate. St. Petersburg: Isidor Goldberg's Typography Publisher, 1903, pp. 99 — 101. (In Russian).

19. Lavitskaya M.I. Evolution of Estate Society of the Orel Province in Conditions of Russia's Modernization of the Second Half

of 19th - Early 20th Centuries. Doctoral diss. Moscow, 2010. 907 p. (In Russian).

20. Medvedeva N.M. Estate and Social Structure and Public Associations of Cities of the Pskov Province in the Second Half of

19th Century. Ph.D. diss. Pskov, 2009. 339 p. (In Russian).

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 12, issue 1 'Crimean Regional Studies: Space and Time of Crimea'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit' Bd. 12. Ausgb. 1. 'Krimforschung: Raum und Zeit des Krim'

Хайрединова З.З. Правовое регулирование положения крымскотатарского крестьянства в конце XVIII—XIX вв.

21. Nefedova T., Polyan P.. Treyvish A., eds. City and Village in European Russia: Hundred Years of Changes. Moscow: OGI

Publisher, 2001. 560 p. (In Russian).

22. Russian State Historical Archive, fund 571, inventory 1, file 1374. (In Russian).

23. Shapovalov V.A., ed. Evolution of Estate Structure of Society of Central Black Soil Region in Post-Reform Period (Case

Study of Kursk Province). Belgorod: Belgorod State University Publisher, 2005. 428 p. (In Russian).

24. State Archive of the Republic of Crimea, fund 792, inventory 1, file 512. (In Russian).

25. Titova A.L. "Estates and Occupational Structure of the Urban Population of Kursk Province in the Late 19th — Early

20th Centuries." Scientific Bulletin of Belgorod State University. Series History. Political Science 25.1 (2013): 109 — 115. (In Russian).

26. Tolstov P.N. "P.N. Tolstov's Report on Resettlement of Tatars of Perekop County." Works of Local Committees on Needs

of Agricultural Industry. Taurida Governorate. St. Petersburg: Isidor Goldberg's Typography Publisher, 1903, pp. 160 — 165. (In Russian).

27. Works of Local Committees on Needs of Agricultural Industry. Taurida Governorate. St. Petersburg: Isidor Goldberg's Ty-

pography Publisher, 1903. 268 p. (In Russian).

28. Zainetdinov S.R. Social Structure of Russian Society at the Turn of 19th — 20th Centuries. (According to Materials of the

First General Russian Empire Population Census 1897). Ufa, 1993. 39 p. (In Russian).

Cite MLA 7:

Khairedinova, Z. Z. "The Legal Regulation of Crimean Tatar Peasantry Position in Late 18th—19th Centuries." Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time 12.1. ('Crimean Regional Studies: Space and Time of Crimea') (2016). Web. <2227-9490e-aprovr_e-ast12-1.2016.32>. (In Russian).