Научная статья на тему 'Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России'

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2439
373
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Сервис plus
ВАК
Область наук
Ключевые слова
Услуги / информация / информационные услуги / договор возмездного оказания услуг / services / information / information services / contract on services provision for a fee

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Чернякова Светлана Александровна

В статье затронуты отдельные правовые проблемы, возникающие в сфере оказания информа-ционных услуг в России. Действующее законодательство, регулирующее отношения по оказанию услуг, имеет су-щественные пробелы и противоречия. Автором проведен анализ истории становления и развития института воз-мездного оказания услуг в России, а также даны предложения по совершенствованию законодательства в рассма-триваемой сфере.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Чернякова Светлана Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Legal characteristic of the sphere of rendering information services in Russia

The article touches on the specific legal problems that arise in the sphere of rendering information ser-vices in Russia. The current legislation governing relation in rendering services has significant gaps and contradictions. The author analyzes the history of the establishment and development of the institution of rendering services for a fee in Russia, as well as suggestions for improving legislation in this area.

Текст научной работы на тему «Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России»

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

СЕРВИС / SERVICES

УДК 347.440

ОС!: 10.24411/2413-693Х-2018-10312

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

ЧЕРНЯКОВА Светлана Александровна

Московский университет им. С.Ю. Витте, филиал в г. Сергиевом Посаде, Сергиев Посад, Российская Федерация, кандидат юридических наук, доцент, ChernaykovaS@mail.ru

Аннотация. В статье затронуты отдельные правовые проблемы, возникающие в сфере оказания информационных услуг в России. Действующее законодательство, регулирующее отношения по оказанию услуг, имеет существенные пробелы и противоречия. Автором проведен анализ истории становления и развития института возмездного оказания услуг в России, а также даны предложения по совершенствованию законодательства в рассматриваемой сфере.

Ключевые слова: Услуги, информация, информационные услуги, договор возмездного оказания услуг

Для цитирования: Чернякова С.А. Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России // Сервис Plus. 2018. Т.12. №3. С. 117-133. DOI: 10.24411/2413-693X-2018-10312.

Статья поступила в редакцию: 27.06.2018.

Статья принята к публикации: 27.07.2018.

Legal characteristic of the sphere of rendering information services in Russia

Svetlana A. CHERNYAKOVA

Witte Moscow University (branch), Sergiev Posad, Russian Federation Cand.Sc. (Law), Associate Prof., ChernaykovaS@mail.ru

Abstract. The article touches on the specific legal problems that arise in the sphere of rendering information services in Russia. The current legislation governing relation in rendering services has significant gaps and contradictions. The author analyzes the history of the establishment and development of the institution of rendering services for a fee in Russia, as well as suggestions for improving legislation in this area.

Keywords: services, information, information services, contract on services provision for a fee

For citation: Chernyakova, S. A. (2018). Legal characteristic of the sphere of rendering information services in Russia. Servis plus, 12(3), 117-133. doi: 10.24411/2413-693X-2018-10312. (In Russ.). Submitted: 2018/06/27. Accepted: 2018/07/27.

СЕРВИС plus 2018 Том 12 №3

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

www.philosoph.ru

На современном этапе создание эффективной системы правового регулирования деятельности в области оказания услуг предполагает необходимость теоретического осмысления отношений, связанных с оказанием услуг, тщательного анализа всех существующих нормативно- правовых актов, которые прямо влияют на формирование и совершенствование данных договорных отношений. В свою очередь, особенности обозначенных отношений, основные направления их совершенствования для правовой науки, хозяйственной и судебной практики, формируют проблематику правового регулирования отношений по оказанию услуг в России.

Для более детального изучения сферы действия указанных отношений, более четкого и правильного понимания их сущности, имеет смысл проследить их эволюционное развитие. Историческое развитие отношений услуг и обязательств по оказанию таковых обязано своим появлением договору найма. В работах таких исследователей, как М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, Д.И. Степанов договор личного найма в российском дореволюционном гражданском праве рассматривается как первоисточник правового регулирования отношений по оказанию услуг.

Изучая историю развития обязательств по оказанию услуг в России необходимо отметить, что в силу многочисленных обстоятельств, к числу которых можно отнести географическое положение, специфические социально-политические условия, особенности национального менталитета и т.п., процесс становления отечественного гражданского права существенно отличался от подобных процессов, происходивших в странах континентальной Европы [1; с.31].

Отечественная правовая система до XIX века не была подвергнута воздействию римской частноправовой традиции в той степени, как это было в западной культуре. Результатом данного обстоятельства стало то, что в российском дореволюционном праве длительное время существовал специфичный подход к правовой регламентации деятельности, которая исполняется в пользу заказчика.

Памятниками отечественного права, Русской Правдой, Псковской Судной грамотой, двумя Судебниками (1497 и 1550 г.) и Уложением 1649 года, не предусматривалось каких-либо особенных положений, которые относятся к процессу оказания услуг. В указанных источниках, согласно Д. И. Степанову, труд, осуществляемый одним лицом в пользу другого, подвергается правовой регламентации только тогда, когда данный труд связывается с ограничением или потерей свободы

работником [2].

При этом указанное обстоятельство является не осознанным выбором правотворца или существующей практикой, а показывает лишь то, что выполнение трудовой деятельности или поступление в услужение к иному лицу обычно связывалось в российском праве с отречением от свободного состояния. Однако в правовых источниках древнерусского государства предусмотрены правила, которые свидетельствуют о наличии так называемого договора свободного найма, в котором не были предусмотрены механизмы порабощения работника.

Так, в Русской Правде есть упоминания о регулировании отношений с некоторыми категориями работников на основе свободного найма. В Псковской Судной грамоте, которая отражает более совершенный уровень экономического развития, регулируются не только отношения изорничества (тождественные закуп-ничеству), но и отношения свободного найма. Последние могут назваться свободными, поскольку в качестве нанимателя выступал свободный человек, гражданские права которого сохранялись полностью, хотя он и состоял в некоторой экономической зависимости от феодала.

Договор найма заключался на определенный период или для выполнения определенной работы. Положения о договоре свободного найма предусмотрены и в Судебнике 1497 г.: наймит, ушедший от хозяина до окончания срока договора, утрачивал право на оплату труда.

В Судебнике 1589 г. нанимателю было предоставлено право досрочно расторгнуть договор с оплатой наймиту «по расчету», т.е. деньги за реально отработанное время без штрафных санкций. Немногочисленность норм, регулировавших договор свободного найма, свидетельствуют о редком его применении в древнерусском государстве, что является вполне закономерным для эпохи феодализма.

Начальной точкой в становлении и развитии правового регулирования услуг в российском гражданском праве принято считать 1832 год. Именно в этом году был издан Свод законов гражданских (далее СЗГ), содержащий главу «Личный наем», которая может быть названа базой для формирования конструкции договора возмездного оказания услуг в действующем российском законодательстве [1; с.32].

Договор личного найма предполагал такое правоотношение, в рамках которого лицо за вознаграждение получает право временного пользования услугами другого лица, т.е. пользование чужим трудом. По этому

SERVICE plus

SCIENTIFIC JOURNAL

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

договору, нанимавшееся лицо, временно осуществляло передачу в пользование свою рабочую силу.

В соответствии со ст. 2201 СЗГ предметом договора личного найма являлись:

- услуги по ведению домашнего хозяйства;

- заводские, ремесленные и фабричные земледельческие работы, торговые и другие промыслы;

- услуги по выполнению иного рода работ, не запрещенных законом[3].

Перечень видов деятельности предусматриваемых нормами СЗГ был открытым, что предполагало возможность отнесения правил о личном найме в процессе осуществления практически любой не запрещенной законом деятельности. Услуги, в соответствии с нормами СЗГ, могли носить как грубый физический (обязанность колоть дрова), так и высокоинтеллектуальный характер (обязанность написать статью или выступить с лекцией).

Таким образом, нормы части 1 тома Х СЗГ создали прочную основу для последующей разработки и совершенствования конструкции возмездного оказания услуг в российском праве. В советский период был прерван обычай правового регулирования всего круга отношений по оказанию услуг в рамках самостоятельного договорного типа в кодифицированных правовых актах [4].

Договор найма услуг преобразовался в трудовой договор, а категория «услуги» употреблялась в ГК РСФСР 1922 г. периодически, и упоминались только в качестве вклада, который вносился участниками простого товарищества (ст. 277) [5].

С середины 60-х годов XX века в отечественном гражданском праве стали изучаться договоры услуг. В ГК РСФСР 1964 года регламентировались некоторые виды договоров об оказании услуг, признанные, в свете имеющихся у них особенностей, самостоятельными договорами: поручение, комиссия и т.д [6].

Авторами выражались идеи о включении в раздел III Основ Гражданского законодательства главы под названием «Услуги».

Теория о договорах услуг разработана Е.Д. Ше-шениным, и была обоснована им еще в 70-е годы. Указанная концепция представлялась нецелесообразной, так как данный вариант решения вопроса не позволял бы подробно урегулировать указанные отношения. Более того, Основы Гражданского законодательства в части обязательств утратили силу. В это же время продолжалось развитие правового регулирования некоторых видов услуг, которые получали правовое регулирование в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. [7], ГК РСФСР 1964 г., других актах. При этом значительное внимание уделялось

отношениям по обслуживанию населения (розничная торговля, общественное питание); при выполнении по заказам населения различных работ (прокат предметов домашнего обихода и иного имущества личного пользования, перевозка пассажиров и багажа, хранение вещей) и др. [8]

Исторический анализ показывает, что отношения по оказанию услуг известны гражданскому праву на протяжении многих тысяч лет, но, за редким исключением, в кодифицированных актах специальные правила, которые посвящены регулированию данных отношений, предусмотрены не были. Особая роль услуг в гражданском праве не может не отражаться на внимании к указанной категории со стороны законодателя. Совершенствование общественных отношений по оказанию услуг неизбежно влечет за собой появление новых разновидностей поименованных договоров.

В Гражданском кодексе специальная глава посвящена договору возмездного оказания услуг, в то время как совсем недавно большинство норм об услугах содержались в ведомственных нормативных актах [9].

Вопрос об определении понятия «услуги» в гражданским праве по-прежнему остается дискуссионным. Действующая редакция Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит четкого определения термина «услуга» или «оказание услуг». В статье 779 ГК РФ законодатель поясняет, что оказание услуг -это совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности. Однако в любых обязательственных правоотношениях должник обязан совершить определенные действия.

Для того, чтобы определить какие именно действия могут приобретать статус блага и становиться сами по себе объектами правоотношений, обратимся к научным исследованиям по данному вопросу.

По мнению М.Н. Малеиной, услуга - это «определенное действие, результат которого не имеет вещественного воплощения и неотделим от личности исполнителя. Вместе с тем услуга имеет результат - удовлетворение имущественных, культурных, эстетических, информационных потребностей, обеспечение состояния здоровья, безопасности, приобретение навыков, опыта, образцов поведения» [10]. В своем определении М.Н. Малеина из понятия услуг полностью исключила услуги, имеющие, хотя и неустойчивый, но все-таки овеществленный результат. Неотделимость от личности исполнителя представляется спорным, так как большинство услуг в настоящее время оказывают юридические лица, нередко с привлечением третьих лиц.

Е.Г. Шаблова под услугами понимает «способ удовлетворения индивидуальной потребности лица,

СЕРВИС plus

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

2018 Том 12 №3

который не связан с созданием (улучшением) вещи или объекта интеллектуальной собственности и достигается в результате деятельности, допускаемой действующим правопорядком на возмездных началах» [11;с.106]. Данное определение не может характеризовать услугу как объект гражданских правоотношений. Передача вещи в пользование другому лицу также можно назвать способом удовлетворения индивидуальной потребности лица на возмездных началах, но сама по себе передача вещи в пользование услугой не является, а представляет собой реализацию обязанности из правоотношений аренды, где объектом гражданских прав является вещь. Кроме того, действующее законодательство не запрещает оказывать услуги и безвозмездно.

Д.И. Степанов понимает под услугой «разновидность объектов гражданских правоотношений, выраженную в виде определенной правомерной операции, т.е. в виде ряда целесообразных действий исполнителя либо в деятельности, являющейся объектом обязательства, характеризующейся нематериальным эффектом, неустойчивым вещественным результатом, либо овеществленным результатом, связанным с другими договорными отношениями, и характеризующемся такими свойствами как осуществимость, неотделимость от источника, моментальная потребляемость, неформализованность качества»[12]. Данное определение хотя и отражает большую часть признаков услуги, тем не менее, кажется не совсем логичным, так как автор в качестве признака услуги как объекта правоотношения выделяет наличие статуса объекта обязательства.

Л.В. Санникова, долгое время занимающаяся изучением отношений по оказанию услуг в гражданском праве, считает, что под услугой необходимо понимать «действия услугодателя по сохранению или изменению состояния не вещественных благ (неимущественных прав, информации, нематериальных благ), совершаемых в пользу услугополучателя» [13]. Автор данного определения включает в понятие услуги исключительно нематериальные услуги. Например, перевозка грузов и багажа, по мнению Л.В. Санниковой, относится к работам, а перевозка пассажиров - уже к услугам. Тем не менее, она допускает разделение услуг на материальные и нематериальные.

С.В. Халудорова выделяет следующие признаки

услуг:

1) услуга является специфической формой экономических отношений;

2) услуга - это деятельность, т.е. совокупность

целенаправленных действий, которые направлены на достижение определенной цели;

3) услугой удовлетворяются потребности человека;

4) услуга представляет собой полезное действие;

5) услуга отличается творческой, эксклюзивной направленностью;

6) услуга не имеет вещественного воплощения и неотделима от личности исполнителя;

7) услуга характеризуется моментальной потребляемостью, неформализованностью качества [14].

Следует отметить, что не все указанные С.В. Ха-лудоровой признаки характеризуют услуги как самостоятельный объект правоотношений. Первые пять из указанных выше признаков характерны и для работ. Такой признак как отсутствие вещественного воплощения, по нашему мнению, не является универсальным, так как есть услуги (действия исполнителя), которые могут быть и материального воплощения.

Что касается моментальной потребляемости, то этот признак также относится далеко не ко всем услугам. Например, при оказании юридической услуги по составлению проекта договора заказчик не находится рядом с исполнителем, пока последний совершает действия по подготовке проекта договора, а получает готовый результат - проект договора, т.е. определенную информацию, зафиксированную на материальном носителе. При этом у заказчика, как правило, есть определенное время на принятие такой услуги. В этом случае процесс оказания услуги и момент ее принятия не совпадают во времени.

Исследуя понятие «услуга», А.В. Барков выделяет такой специфический признак как критерий направленности деятельности: «цель работы состоит в создании новой или обновленной (переработанной) вещи и ее последующей передаче. В обязательствах по выполнению работ деятельность или сам процесс труда важны лишь постольку, поскольку служат предпосылкой для достижения конечного результата, а в услугах деятельность не является предпосылкой к оказанию услуг, она неотделима от положительного эффекта» [11; с.109].

В.А. Лапач полагает, что «услуга же проявляется только в эффекте, который воспринимается на уровне чувств» [15].

H.В. Куркина [16] приводит ряд свойств, характеризующих услугу как самостоятельных объект обязательства, а именно:

I. Неосязаемость. По общему правилу услуга не

SERVICE plus

SCIENTIFIC JOURNAL

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

имеет вещественного результата. Услуга проявляется в ее эффекте, который воспринимается нередко на уровне чувств.

2. Индивидуализация. Любая услуга оказывается человеком (или сообществом), и поэтому она индивидуализируется, становится уникальной, эксклюзивной, хотя и продолжает относиться к конкретному виду деятельности.

3. Моментальная потребляемость, представляющая собой синхронность оказания и получения в совокупности с несохраняемостью услуги. Получение (принятие) услуги заказчиком и процесс оказания услуги исполнителем идут одновременно. При этом эффект услуги может сохраняться какое-то, возможно, непродолжительное время.

Куркина Н.В. объясняет этот признак тем, что трудно представить ситуацию, при которой услуга будет оказываться в одно время, а приниматься в другое. Автор пишет, что принять услугу до того момента, пока не начат процесс ее оказания невозможно, а после того, как она оказана, также не представляется возможным. Автор считает, что допустимо только получение эффекта от услуги по истечении некоторого периода с момента завершения процесса ее оказания. В этой связи автор приходит к выводу, что главное свойство услуги - это неустойчивость ее качества.

Представляется, что указанных признаков недостаточно для выделения услуги в качестве самостоятельного объекта гражданских правоотношений ввиду нижеследующего. Как установил наш законодатель, услуга - это действие. В случае если заказчик присутствует при оказании услуги трудно не заметить действий исполнителя, а значит, весьма сомнительно было бы утверждать, что услуга неосязаема. Тем более было бы неправильно говорить о неосязаемости услуги, результатом которой является, например, подготовленный исполнителем документ, так как это объект материального мира, являющийся неотъемлемой частью действий исполнителя. Что касается уникальности и эксклюзивности услуги, то далеко не каждая услуга будет обладать таким свойством. Такие распространенные услуги как услуга по подготовке документов для регистрации юридического лица или услуга по открытию банковского счета мало чем отличаются от объектов аналогичных правоотношений с участием другим субъектов.

Предлагаемые выше признаки находят свое отражение в определении термина «услуга», данное в Налоговом кодексе[17]. Так согласно п. 5 ст. 39 НК РФ, услугой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материаль-

ного выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности. Работой же для целей налогообложения, в соответствии с п. 4 ст. 39 НК РФ, признается деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и (или) физических лиц.

Указанные определения, как мы видим, не вполне соответствуют понятиям работы и услуги в гражданском праве и, как отмечают многие авторы, в частности Я.Ю. Зубарев и Д.Б. Волков, «создают проблемы в подходе к определению объектов налогообложения» [18].

Таким образом, исследовав признаки услуги (оказания услуг), можно сделать вывод о том, что данные признаки позволяют выделить в качестве самостоятельного объекта только нематериальные услуги, результатом которых может выступать исключительно полезный эффект. А значит, если подходить к понятию услуг настолько узко, то за рамками правового регулирования могут остаться материальные услуги и нематериальные услуги, оказание которых завершается предоставлением заказчику определенного результата. Потребности участников гражданского оборота приводят к возникновению отношений по оказанию услуг, обусловленных обязательным предоставлением их результата заказчику, при этом не редко обязанностью заказчика является оплата оказанных услуг в зависимости от достижения исполнителем такого результата.

Рассмотрим позиции исследователей по вопросу возможности существования такого явления как результат оказания услуг.

Е.А. Суханов [19] подтверждает наличие результата деятельности исполнителя и дополняет, что такой результат не имеет материального содержания.

B.А. Белов [20] подтверждает существование такого явления как результат оказания услуг, однако отмечает в качестве его специфики потребляемость в процессе оказания услуг. При этом автор отрицает наличие объекта в правоотношениях возмездного оказания услуг, определяя совершение действий исполнителем в качестве содержания такого правоотношения.

C.П. Гришаев [12] в статье «Работы и услуги как объекты гражданских прав: изменения в законодательстве» предлагает говорить не о результате оказанной услуги, а об ее эффекте, который может быть не вполне очевиден для окружающих или отсутствовать.

Д.И. Степанов признает включение результата в содержание понятия «услуга», так под «услугой» автор понимает «ряд целесообразных действий исполнителя

СЕРВИС plus

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

2018 Том 12 №3

либо деятельность, являющуюся объектом обязательства, имеющую нематериальный эффект, неустойчивый вещественный результат, либо овеществленный результат, связанный с другими договорными отношениями, и характеризующуюся свойствами осуществимости, неотделимости от источника, моментальной потребляемости, неформализованности качества» [21].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в юридической доктрине существование такого явления как «результат оказания услуг» так или иначе признается, однако ввиду таких специфических черт результата как потребляемость в процессе оказания услуг, неовеществленность, неотделимость от источника ему не придают большого значения.

Несколько иной подход к данному явлению демонстрирует судебная практика, которая за последние годы ушла от традиционного доктринального подхода в определении оказания услуг в качестве действий, результат которых не имеет правого значения.

Президиум ВАС РФ суд в 1999 году в своем Информационном письме от 29.09.1999 г. № 48 отметил, что «поскольку стороны вправе определять условия договора по своему усмотрению, к обязанностям исполнителя может относиться не только совершение каких-либо действий (деятельности), но и представление результата действий исполнителя заказчику (письменных консультаций и разъяснений по юридическим вопросам; проектов договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д.)».

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. №1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» [22] отметил следующее: «Давая нормативную дефиницию договора возмездного оказания услуг, федеральный законодатель в пределах предоставленной ему компетенции и с целью определения специфических особенностей данного вида договоров, которые позволяли бы отграничить его от других, в пункте 1 статьи 779 ГК Российской Федерации предметом данного договора называет совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Определяя исчерпывающим образом такое существенное условие договора, как его предмет, федеральный законодатель не включил в понятие предмета договора возмездного оказания услуг достижение результата, ради которого он заключается. Выделение в

качестве предмета данного договора совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности обусловлено тем, что даже в рамках одного вида услуг результат, ради которого заключается договор, в каждом конкретном случае не всегда достижим, в том числе в силу объективных причин.

Следовательно, заключая договор возмездного оказания услуг, стороны, будучи свободны в определении цены договора, сроков его исполнения, порядка и размера оплаты, вместе с тем не вправе изменять императивное требование закона о предмете данного договора».

Тем не менее, несмотря на указанную позицию Конституционного Суда в судебной практике по налоговым спорам можно встретить и прямо противоположный подход. В своих постановлениях арбитражные суды не раз указывали, что по смыслу п. 1 ст. 779 Гражданского кодекса РФ всем услугам, оказываемым в рамках договора возмездного оказания услуг, присущ общий признак — результату предшествует совершение действий, которые в зависимости от вида услуги могут не иметь материального результата либо иметь такой результат.

Некоторое единообразие судебной практики по вопросу наличия результата оказания услуг как материального, так и нематериального, наметилось с 2012 года после вынесения 24 января 2012 года Президиумом ВАС РФ постановления №11563/11 [23], в котором суд подтвердил обязанность исполнителя по достижению определенного результата, в случае если такое условие было включено в договор. Судебная практика последних трех лет в основном подтвердила данную позицию ВАС, хотя встречаются и судебные акты, в которых судьи придерживаются позиции Конституционного суда. Кроме того, появилась практика, подтверждающая возможность отказа заказчика от оплаты услуг в случае не достижения исполнителем заявленного результата .

На основании вышеизложенного, полагаем, что для более точного определения такого объекта гражданских прав как оказание услуг, а также предмета договора возмездного оказания юридических услуг, в целях уменьшения случаев злоупотребления исполнителями правом на оплату оказанных услуг, а заказчиками правом требования достижения исполнителем заведомо недостижимого результата оказания услуг и установления гарантий на неустойчивый результат оказания услуг, необходимо изложить п.1 ст. 779 ГК РФ в следующей редакции: «По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика

SERVICE plus

SCIENTIFIC JOURNAL

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность и достичь определенного результата, если из существа отношений следует возможность достижения такого результата), а заказчик обязуется оплатить эти услуги».

Одним из видов возмездно оказываемых услуг являются информационные услуги. Прежде, чем рассматривать информационные услуги, представляется необходимым определиться собственно с понятием «информация».

В начале нового века в информационно-коммуникационных технологиях произошли коренные изменения. Информация превратилась в важный и безграничный ресурс человечества. Информацию используют в различных интересах. В условиях глобализации информация проявляет себя в качестве ценности, оказывающей влияние на правовой статус участников гражданско-правовых отношений - граждан, юридических лиц и государства, экономическое развитие всего общества.

Способы доведения информации до исполнителей, широкой общественности прошли свое поэтапное развитие в зависимости от определенного периода прогресса общества. Потребность человечества в информации, исторические методы ее приема и распространения существовали ещё в те времена, когда не было никакой прессы. Официальные сведения доводились до народа посредством глашатаев на площадях, в местах большого скопления людей, рынках. В соседние страны информация доводилась через гонцов, караваны, почтовых голубей. Потребности людей в информации, осведомлении о новостях отражались в первых письменах, изданиях, дощечках, считавшихся ранними проявлениями печати (прессы).

В результате прогресса общества, механизации производства информационный обмен также получил техническое обеспечение, то есть были изобретены телеграф и ротационная типографическая машина (1847г.), телефон (1870г.), радио (1895г.), беспроводной телеграф (1922г.), телевидение (1930г.), радиотелефонная связь (1946г.), а в 1986г. в мире информации и информатизации произошло знаменательное событие - создан Интернет [24]. Параллельно с развитием общества поэтапно сформировались и средства массовой информации, выступающие на сегодняшний день в качестве действенной силы.

Сам термин «информация» был введен в обращение в середине ХХ века Клодом Шенноном, который использовал его при обосновании теории связи и признал в качестве понятия, применяемого в ходе доведения телеграфных кодов [25].

В настоящее время понятие «информация»

широко применяется и в международных актах [26], а информационные технологии в ряде государств мирового сообщества успели стать обязательным условием деятельности органов государственной власти, компаний и предприятий.

Человечество сегодня делает шаг в новую информационную эпоху, в общество, характеризующееся активным развитием и распространением современных информационно-телекоммуникационных технологий, информатизацией социальных процессов и жизнедеятельности людей. Так, на саммите G-8, проходившем в 2000 г. в японском городе Окинава, была принята «Хартия Глобального информационного общества», в которой информационно-телекоммуникационные технологии отмечены в качестве одного из самых важных факторов, оказывающих влияние на формирование общества XXI века.

Однако, несмотря на то, что понятие информации на сегодняшний день широко применяется в повседневной жизни человечества, до сих пор не сформулировано его единое определение и характеристика, отражающие все своеобразные аспекты. Это положение связано с различными толкованиями понятия информации с позиций определенной отрасли общественных отношений, направлений законодательства и научных теорий.

Так, понятие «информация» как объект гражданского права тесно связано на сегодняшний день с системой связи, стремительным развитием системы телекоммуникаций, говоря одним словом, с общественными отношениями, возникающими в процессе глобализации.

По справедливому мнению О. Городова, содержание понятия «информация» отличается сложностью, многоплановостью и неоднозначностью: оно привнесено в юридическую науку, будучи военным и приспособленным к нуждам математики, кибернетики, теории связи, философии, социологии, психологии, биологии и ряда других отраслей знания, которые используют специальный категориальный аппарат и выделяют те стороны и признаки информации, которые сопряжены с предметной областью этих наук [27].

Исследуя определения, данные понятию «информация», с позиций различных наук их можно подразделить на несколько групп. В частности, можно наблюдать, что представители философии толкуют информацию как предоставление сведений. Так, по мнению Н. Винера, информация представляет собой выражение смысла, полученного в процессе адаптации к внешнему миру [28]. Согласно же Н.А. Шермухамедо-вой, информация, являясь понятием, выражающим важную часть объективной реальности, возникает в

СЕРВИС plus

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

2018 Том 12 №3

материальных системах, предназначенных для самосохранения, переработки и использования результатов воздействия. Объективность, материализация и наличие возможности передачи - важные особенности информации [29].

A.Б. Венгеров при толковании понятия "информации" обращает внимание на такие ее признаки, как независимость относительно своего распространителя, возможность многократного использования одной информации, сохранение передаваемой информации у передающего её субъекта [30]. И.Д. Тиновицкая утверждает, что подобные признаки, отличающие информацию от других вещественных и материальных объектов, служат основанием относить ее к категории духовных явлений, из которых по своей природе самое близкое к ней - категория "знание" [31].

Кроме того, подобные позиции относительно понятия информации можно наблюдать и в теории экономических дисциплин. В частности, ученые-экономисты О.Т. Кенжаев и А.О. Рузиев отмечают такие особенности информации, как непрерывное образование, выражение в буквенно-цифровых показателях, дискретный характер, возможность выполнения ее сбора, передачи, переработки и других действий [29]. Это мнение также свидетельствует о сложности признаков рассматриваемого термина.

На взгляд автора, в изложенных выше определениях и позициях относительно понятия информации уделяется внимание его характеристике в качестве сведений, используемых в различных направлениях социальной действительности. Единого же определения не существует, так как различные подходы ученых делаются с позиции отраслей общественных и точных наук.

B.Н. Протасов с этой позиции выделяет следующие критерии, предъявляемые к информации:

1. Объективность - информация должна доводиться без примечаний автора, должна отражать точное содержание явления и действительности;

2. Достоверность - распространяемое сведение должно полностью соответствовать предъявляемому объекту наблюдения;

3. Целостность - информация должна быть без прерывания и соответствовать времени и месту ее получения;

4. Полнота - объем сведений должен доводиться до потребителя в полном виде [29].

Исходя из вышеизложенного, для признания информации в качестве объекта гражданского права она под воздействием определенных факторов должна

участвовать в гражданско-правовых отношениях, потому что информация не является обычным продуктом. С этой позиции, по мнению Р.Дж. Нолла, информация должна доводиться до ее потребителя каким-либо способом, и ее распространение в этом случае может стать дороже, чем создание новой. Например, возможность присвоения облачной компьютерной программы или информации. Ибо присвоение не является дешевым, в результате состав информации принесет пользу обществу и не окажет негативное влияние на эффективность системы ее распространения на рынке. Наоборот, публичность информации может быть серьезной проблемой [32].

Исходя из анализа определений и мнений, данных относительно понятия информации, можно прийти к выводу о том, что обобщение данного термина, округление его различных граней как понятия, оказывающего непосредственное воздействие на взаимоотношения между людьми в обществе и их активный образ жизни, являются сложным процессом. Основная причина тому - применение понятия «информация» в широком смысле этого слова в различных отраслях и его слияние с повседневными понятиями всех сфер общественной жизни. К тому же это тесно связано с возможностью признания информации и как предмета, и как средства, и как орудия, и как цели, а также в качестве результата какой-либо трудовой деятельности.

Учитывая возможность осуществления таких действий, как распространение, передача, доставление и переработка информации, а также необходимость соответствия объективности, достоверности, целостности, полноте и охвату всех сфер общественной жизни, рассматриваемому понятию можно дать следующее определение: «Информация - это объективное, достоверное, целостное, полное известие, знание, сведение о положении или обстановке дел, деятельности и условий, служащее основным средством общественного управления и связи человека с социумом, относительно которого можно осуществлять действия распространения, передачи, доставления и переработки».

Сведения обычно состоят из фактов и на определенном этапе преобразуются в информацию, будучи понятными для людей.

Следует отметить, что в условиях рыночной экономики информация как объект гражданского права широко используется между физическими и юридическими лицами в системе общегосударственных и социально-экономических отношений. Относительно особенностей информации как объекта гражданского

SERVICE plus

SCIENTIFIC JOURNAL

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

права в науке также имеются различного рода суждения. В частности, с позиции В.С. Горбатова, данные особенности проявляется в следующем:

- виртуальность информации, то есть информацию нельзя осознать посредством ощущения, поэтому в большинстве случаев она непосредственно выражается в результате информационного воздействия самого субъекта, либо преобразуется в объект права по закреплению на материальном носителе;

- информация является не заканчиваемым ресурсом, ей можно пользоваться в неограниченных количествах и неограниченными субъектами, экстерриториально и даже одновременно, однако необходимо помнить, что ей свойственна такая особенность как критерий духовного устаревания;

- по своим особенностям информация не линейная, то есть ее количественные и качественные характеристики, обычно, не связаны друг с другом. Большой объем полученной информации может не оказывать никакого влияния на течение обстоятельств. Вместе с этим, разовое короткое сообщение способно коренным образом изменить происходящие события или процессы;

- информация является самостоятельным объектом [33].

При анализе особенностей информации в качестве объекта гражданского права В.С. Горбатов подошел в основном с позиции использования услуг средств массовой информации и Интернета. При исследовании же особенностей информации как объекта гражданского права целесообразно учитывать наличие ее следующих признаков:

во-первых, объективность информации, то есть точное ее соответствие происходящим событиям, процессам и обстоятельствам;

во-вторых, достоверность информации, то есть предоставляемая или передаваемая информация должна быть для ее потребителей точной и правильной;

в третьих, возможность повторного использования информации, то есть использование потребителем полученной или владеющей им информацией несколько раз;

в-четвертых, доставление информации до потребителя различными способами, то есть владеющий информацией субъект может свободно доставлять ее на основе законодательных актов и договоров;

в-пятых, целостность и полнота информации, то есть доводимые до потребителя сведения должны быть единым целым;

в-шестых, возможность сбора, передачи, переработки и осуществления других действий относительно информации.

Иначе говоря, понятие «информация» в гражданском праве имеет значение в случаях, связанных с оформлением и осуществлением отношений между участниками гражданского оборота при реализации ими своих имущественных и иных материальных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности, договорных обязательств.

Следует отметить, что понятие «информация» имеет своеобразные особенности, которые связаны с определенными сферами общественных отношений, направлениями законодательства и отраслями науки. Правовой статус же информации как субъекта гражданского права тесно связан с удовлетворением юридическими и физическими лицами своих информационных потребностей, закреплением имущественного права на информационные ресурсы и системы, определением структуры информации для достижения предусмотренной цели.

В соответствии с законодательством РФ, информационные услуги - это действия субъектов (собственников и владельцев) по обеспечению пользователей информационными продуктами.

Таким образом, информационная услуга ориентирована на удовлетворение информационных потребностей пользователей путем предоставления информационных продуктов для выработки и принятия решений и/или удовлетворения культурных, научных, производственных, бытовых и других потребностей человека [34].

Фэйтмех (Мариам) Захеди на основе процессного подхода под информационной услугой предлагает понимать совокупность трех категорий: разработка, техническая поддержка и доставка информации. Он отмечает, что в настоящее время намечается тенденция перехода к интеграции аппаратных средств, программного обеспечения и консалтинга, которая перемещает промышленность от продажи изделий к продаже коммерческих решений. Если распространится такой подход, то границы между аппаратными средствами, программным обеспечением и консалтинговыми фирмами будут стерты [35].

И.Г. Савицкая [36] считает, что информационная услуга, это - результаты деятельности профессиональных коллективов специалистов и экспертов в виде различного рода информационных комплексов, которые потребляются как в процессе получения основной информационной услуги, так и в профессиональной деятельности.

СЕРВИС plus

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

2018 Том 12 №3

Термин «информационная услуга» по мнению И.Н. Корабейникова [37], это - согласованный процесс создания потребительной стоимости, сформированной в результате целевого использования информационных продуктов, ориентированный на удовлетворение информационных потребностей экономических субъектов.

В.А. Радчук [38] считает, что информационные услуги в экономической деятельности можно использовать в различных направлениях:

1. коммерциализация информационных услуг в товарах, знаниях, технологиях (создание наукоемкой продукции, интеллектуальных товаров, информационных продуктов, разработка новых производственных и управленческих ресурсов и т. д.);

2. воздействие на субъективные восприятия и ожидания экономических субъектов;

3. информационные услуги отражают интеллектуальные усилия и могут быть направлены на повышения эффективности производства, роста объема выпуска продукции, разработку направлений рационального использования различных видов ресурсов и т. д.

Информационные услуги как явление общественного развития обладают совокупностью специфических свойств и качеств.

В.А. Радчук выделил специфические особенности информационных услуг, отличающих их от традиционных: целевое назначение, сегментарность выбора, различная скорость утраты актуальности, возможность многократного использования, высокая стоимость воспроизводства, сложность определения полезности, высокая динамичность.

И.Н. Корабейников [37] дополнил качества, которые отличают информационные услуги от других услуг:

✓ формализованность;

✓ алгоритмичность;

✓ машиноориентированность;

✓ зависимость от информационных продуктов;

✓ пролонгированность во времени;

✓ сохранность результатов производства, реализации и потребления информационной услуги;

✓ глобальность потребления информационных услуг, расширяемость и усложнение рынка информационных услуг;

✓ многоуровневость производства, реализации и потребления информационных услуг;

✓ комплексность производства, реализации и потребления информационных услуг.

В результате анализа различных интерпретаций понятия «информационная услуга» ясно, что нет

точного определения понятия, и этот вопрос остается до сих пор актуальным.

Наиболее обоснованным представляется определение, в соответствии с которым информационная услуга является согласованным процессом по созданию потребительной стоимости, которая сформирована в результате целевого использования информационных продуктов, ориентированных на удовлетворение информационных потребностей экономических субъектов.

Описанные и дополненные качества, которые отличают информационные от других услуг, позволяют более полно охарактеризовать особенности их производства, реализации и потребления.

Информационные услуги включены в перечень ч 2. ст. 779 ГК РФ: «Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных». Таким образом, договор оказания информационных услуг является разновидностью договора возмездного оказания услуг.

Согласно главе 39 ГК РФ, договор возмездного оказания услуг - это такой договор, по которому исполнитель обязуется оказать услуги заказчику по его заданию (совершить определенные действия или определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Значит, договор возмездного оказания услуг возмездный, консенсуальный и двусторонний. Соответствие приведенным признакам договора возмездного оказания услуг - непременное условие применения положений гл. 39 ГК РФ к конкретному договору.

Договор возмездного оказания услуг направлен на выполнение не любых работ, а лишь таких, результат которых неотделим от самой работы. Сторонами данного договора выступают услугодатель, именуемый исполнителем, и услугополучатель, именуемый заказчиком. В законодательстве не содержится каких-либо ограничений относительно субъектного состава по договору возмездного оказания услуг, поэтому необходимо ориентироваться на общие правила участия граждан и юридических лиц в гражданском обороте.

В настоящее время проблема определения существенных условий договора возмездного оказания услуг является достаточно актуальной . Ни в юридической литературе, ни в правоприменительной практике нет однозначного понимания по вопросу определения существенных условий рассматриваемого договора. Но от правильного определения существенных условий договора зависите, будет ли он признан заключенным.

SERVICE plus

SCIENTIFIC JOURNAL

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

Гражданско-правовой договор выступает наиболее распространенным основанием для возникновения обязательства по оказанию услуг для урегулирования условий. Определение существенных условий содержится в ст. 432 ГК РФ и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 6 марта 2001 г. N 3258/00 [39]. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в надлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ). Вопрос о том, какие именно условия договора возмездного оказания услуг являются существенными - спорный в юридической литературе. Судебная практика по данной проблеме неоднозначна. Лишь предмет договора - ст. ст. 432, 779 ГК РФ - без сомнения, является существенным условием договора возмездного оказания услуг.

При согласовании предмета договора об оказании информационных услуг сторонам необходимо учитывать характер услуг, а также требования нормативных актов, регулирующих их предоставление (п. 2 ст. 779 ГК РФ). Если стороны не согласовали условия, входящие в предмет, в соответствии с требованиями нормативно-правовых актов, то предмет договора может быть признан несогласованным, а договор - незаключенным в силу п. 1 ст. 432 ГК РФ. Однако даже если стороны в договоре возмездного оказания информационных услуг не согласовали условие о его предмете, фактическое исполнение обязательств обеими сторонами делает бессмысленным попытки признать такой договор незаключенным. Судебная практика исходит из того, что если заказчик оплачивал и принимал оказанные исполнителем услуги без каких-либо возражений, то для признания договора незаключенным оснований нет.

Форма договора оказания информационных услуг играет немалую роль, так как оформление отношений сторон надлежащим образом порождает определенные правовые последствия, на которые рассчитывают стороны при заключении договора.

Договор оказания правовых услуг не требует нотариального оформления. Для того чтобы его заключить, достаточно простой письменной формы. В тех случаях, когда договор оказания юридических услуг заключается между физическими лицами, возможна и устная форма договора.

При выборе письменной формы, заключение до-

говора возможно путем составления документа, который подписывают стороны, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от другой стороны.

Сторонами может быть признана письменной любая сделка, сопровождаемая закреплением словесной информации, на любых носителях, которые подпадают под понятие документ.

Понятие документа определяет законодательство о делопроизводстве. Если же по этому вопросу между сторонами возникает недопонимание, заинтересованное лицо должно предоставить доказательства того, что контрагенту принадлежат соответствующие носители письменной информации. Отправителю любого документа о сделке не нужно доказывать принадлежность ему того или иного документа, если другой стороной документ получен, но оспаривается его происхождение. Это правило действует ввиду недопустимости безразличия субъекта гражданских правоотношений к своим интересам, неблагоприятные последствия чего ложатся на него самого.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При необходимости допускается перепроверка сомнительных фактов каждым участником гражданских правоотношений. Контрагентом может отрицаться лишь факт, что им получены соответствующие документы от другой стороны.

Стороны должны договориться относительно всех различий в текстах экземпляров договора возмездного оказания услуг, исправлений и приписок к тексту, а также, при необходимости, отдельно подписать их. В случае возникновения спора об идентичности текстов различных экземпляров, стороне необходимо доказать правомерность исправления первоначального текста, на которое она ссылается.

Срок выполнения является существенным условием договора возмездного оказания услуг, в том числе и оказания информационных услуг. Для устранения существующих разногласий и с целью единообразия судебной практики предлагаем руководствоваться ст. 780 ГК РФ фразой следующего содержания «Исполнитель обязан оказать услуги в срок, указанный в договоре».

Еще одним условием договора возмездного оказания информационных услуг является цена. Цена договора является выраженным в денежной форме вознаграждением, которое заказчик обязуется выплатить исполнителю в размере и в порядке, определенном в договоре. Стороны свободны определять по своему усмотрению не только размер вознаграждения исполнителя, но и порядок расчетов.

Стоимость услуг может быть согласована зара-

СЕРВИС plus

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

2018 Том 12 №3

нее, либо определяться ссылкой на первичный документ, создаваемый по факту выполнения услуги (например, акт выполненных работ или приложение к договору).

При несогласовании заранее в договоре вопроса цены, стороны могут столкнуться со следующими неприятными последствиями:

1. Спорами о цене уже после оказания услуг. Связано с тем, что зачастую подписанный заказчиком акт признается судами однозначным доказательством наличия долга в сумме, заявленной в акте.

2. Необходимостью в случае судебного спора определения цены по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ как за такие же услуги на том же рынке. На практике это приводит к увеличениям затрат на доказывание (например, оплата справок от торгово-промышленной палаты или экспертных заключений).

Анализируя некоторые постановления арбитражных судов, можно сделать вывод о том, что условие о месте исполнения обязательства не является существенным условием договора. Законом не предусмотрены специальные правила о месте исполнения обязательства по оказанию услуг, а значит, его можно конкретизировать в договоре путем описания самой услуги. Законодательством также не предусмотрено специальных правил о месте и сроке исполнения обязательства по оказанию услуг, поэтому применяются общие положения обязательственного права, но без определения этих обстоятельств оказание услуг невозможно, поскольку процесс оказания услуги и ее результат неотделимы. Это подтверждается и тем, что на заказчика не возлагается обязанность принять деятельность исполнителя, поскольку отдельной процедуры передачи-принятия услуги не существует.

Качество оказываемых услуг также является одной из важнейших характеристик договора возмездного оказания услуг. Потребителю услуги необходим ее результат или эффект от услуги, достижение которого исполнителем и, соответственно, принятие и потребление потребителем возможно классифицировать как надлежащее исполнение. Однако законодательство в части регулирования услуг (в отличие от подряда) не связывает вопрос о достижении (не достижении) эффекта от услуги с надлежащим исполнением соответствующего обязательства. По общему правилу к таким обязательствам (договорам) законодателем отнесены: договоры по оказанию медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, юридических, информационных, образовательных услуг; договоры поручения и комиссии.

В главе 38 ГК РФ нормы о качестве услуг отсутствуют, а значит, необходимо применять соответствующие нормы из главы о подряде. Так, согласно статье 721 ГК РФ, качество оказанной услуги должно соответствовать условиям договора возмездного оказания услуг, а при отсутствии или неполноте условий договора - требованиям, обычно предъявляемым к услугам соответствующего рода. Следовательно, результат оказанной услуги (полезный эффект, полученный заказчиком) должен в момент ее завершения обладать свойствами, указанными в самом договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями.

В случае если имело место некачественное оказание услуг, могут применяться и положения статьи 723 ГК РФ. Так, если иное не установлено законом или договором, заказчик вправе потребовать от исполнителя соразмерного уменьшения цены, установленной за оказание услуги, либо безвозмездного оказания услуги заново с возмещением заказчику причиненных просрочкой исполнения убытков. Что касается требований безвозмездного устранения недостатков в разумный срок либо возмещения расходов заказчика на устранение недостатков, когда его право устранять их предусмотрено в договоре, то они могут применяться только в отдельных случаях. Применение таких последствий связано с существованием возможности устранить отступления от условий договора в ходе оказания услуги. Если отступления от условий договора возмездного оказания услуг или иные недостатки результата оказанной услуги в установленный заказчиком разумный срок не были устранены, либо являются существенными, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

Если недостатки не являются существенными (простые недостатки), закон предоставляет заказчику право воспользоваться одной из мер оперативного воздействия, перечисленных в п. 1 ст. 723 ГК РФ. Если же заказчик обнаруживает существенные недостатки, наличие которых не позволяет достигнуть цели договора возмездного оказания услуг, то ему предоставляется право на возмещение причиненных убытков, т.е. возможность применения к подрядчику мер имущественной ответственности. Согласно ст. 725 ГК РФ срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством результата любой услуги, всегда составляет один год, т.е. является сокращенным.

В договоре возмездного оказания информационных услуг также определяются права и обязанности сторон.

SERVICE plus

SCIENTIFIC JOURNAL

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

Основная обязанность исполнителя - оказание по заданию заказчика информационных услуг. В ГК РФ не установлено специальных правил исполнения договора возмездного оказания информационных услуг, поэтому применяются положения об исполнении обязательств, установленные гл. 22 ГК РФ.

Т.к. услуги оказываются исполнителем по заданию заказчика, к их правоотношениям по договору возмездного оказания информационных услуг может применяться ст. 716 ГК РФ. Исполнитель обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить оказание услуги, если им будут обнаружены, либо возможны неблагоприятные для заказчика последствия выполнения его указаний о способе оказания услуги, либо иные, не зависящие от исполнителя обстоятельства, которые грозят достижению результата услуги, либо создают невозможность завершения ее оказания в срок. Исполнитель, не предупредивший заказчика об этих обстоятельствах или продолживший оказание услуги, не дожидаясь истечения указанного в договоре срока (а при его отсутствии — разумного срока для ответа на предупреждение), либо, несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении оказания услуги, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства. В свою очередь, если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны исполнителя об указанных обстоятельствах, в разумный срок не изменит указаний о способе оказания услуги или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих достижению ее результата, исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков.

Основной обязанностью заказчика является оплата услуг в сроки и в порядке, указанные в договоре (п. 1 ст. 781 ГК РФ). Заказчику предоставляется право проверять ход и качество оказываемых услуг, не вмешиваясь, однако, в оперативно хозяйственную деятельность исполнителя (ст. 715 ГК РФ). Если исполнитель не приступает своевременно к исполнению договора возмездного оказания услуг или оказывает услуги настолько медленно, что исполнение их к сроку становится явно невозможным, заказчик приобретает право отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных ему убытков. Если в процессе оказания услуг исполнителем заказчику станет очевидным, что они не будут выполнены надлежащим образом, заказчик вправе назначить ему разумный срок для устранения недостатков. При невыполнении исполнителем в назначенный срок этого требования заказчику

также предоставляется право отказаться от договора возмездного оказания услуг и потребовать возмещения убытков либо поручить оказание услуг другому лицу за счет исполнителя.

Заказчик обязан в случаях, в объеме и в порядке, предусмотренных договором возмездного оказания информационных услуг, оказывать исполнителю содействие в оказании услуг. При неисполнении им данной обязанности исполнитель вправе требовать возмещения причиненных убытков, включая дополнительные издержки, вызванные простоем, либо перенесения сроков оказания услуг, либо увеличения указанной в договоре цены услуг (ст. 718 ГК РФ).

Исполнитель вправе не приступать к оказанию услуг или приостановить уже начатые действия в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору возмездного оказания услуг препятствует надлежащему исполнению договора, а также, если исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок. При наличии указанных обстоятельств исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

Нормы гл. 39 ГК РФ как раз и включают регулирование этих трех важных вопросов в договоре возмездного оказания услуг:

- как именно исполнитель должен выполнять задание заказчика;

- каким образом происходит оплата услуг;

- какие есть основания для одностороннего отказа стороны от договора.

Статья 780 ГК РФ, посвященная вопросу о надлежащем исполнителе, содержит норму, прямо противоположную ст. 313 ГК РФ. Ст. 780 ГК РФ предполагает недопустимость возложения исполнения услуги на третье лицо. И только в случаях, прямо указанных в договоре, такое возложение возможно. В то же время обязательство по оказанию услуг не приобретает лично-доверительного характера, поскольку в отношениях заказчика и исполнителя может и не быть никакой личной связи. Главное заключается в том, что заказчика интересует неинформационная услуга как таковая, а информационная услуга, оказываемая именно данным конкретным специалистом. Вследствие тесной связанности процесса исполнения, его результата и качества предоставляемой услуги обязанность личного исполнения носит характер общего правила

Термин «личное исполнение» часто связывают с деятельностью физических лиц. Однако данный термин может относиться и к юридическим лицам. Например, при обращении за какой-либо услугой к

СЕРВИС plus

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

2018 Том 12 №3

юридическому лицу заказчик принимает во внимание степень авторитетности организации. Т.е. юридическое лицо вправе прибегать к использованию любых специалистов, как собственных, так и привлеченных, однако перевод долга либо иной способ перемены лиц на стороне исполнителя в обязательствах возмездного оказания услуг, по общему правилу, не допускается.

Договор возмездного оказания информационных услуг - это соглашение, в рамках которого исполнитель по заданию заказчика должен выполнить действие или деятельность по сбору, обработке, хранению или передаче сведений в независимости от формы их представления, где данная деятельность или действие представляет собой результат творческого и качественного выполнения.

В статье 450 Гражданского Кодекса РФ предусмотрен перечень оснований, которые позволяют начать процедуру расторжения договора об оказании услуг. Они зависят от стороны, которая выступает инициатором расторжения или от причин, которые привели к возникновению конфликтной ситуации и стали поводом для расторжения. Договор оказания информационных услуг может быть расторгнут в случаях, предусмотренных тремя вариантами: соглашение сторон, односторонний отказ без судебного разбирательства, расторжение договора по инициативе одной из сторон в судебном порядке. Назрела необходимость внести изменения в соответствующие правовые нормы, которые препятствовали бы исполнителю в одностороннем порядке отказываться от договора. Данный отказ ущемляет права заказчика, т.к. он не имеет возможности получить у другого лица аналогичные услуги. Обязанность же исполнителя возместить данные убытки не может в полной мере компенсировать последствия таких действий.

Ответственность по договору возмездного ока-

зания информационных услуг заключается в применении к стороне, нарушившей договор, имущественных санкций. Можно выделить следующие виды ответственности по договору возмездного оказания информационных услуг: возмещение причиненных убытков, уплата неустойки за ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательств по договору, уплата процентов за пользование чужими денежными средствами. Ответственность же исполнителя за качество услуг вызывает определенные трудности. На практике, довольно сложно установить убытки, которые возникли вследствие оказания услуг ненадлежащего качества. Заказчик может лишь потребовать уменьшения цены. Отказаться от оплаты услуг в ряде случаев невозможно в силу того, что они уже оказаны. Законодатель должен конкретизировать нормы, регулирующие ответственность исполнителя, с учетом особенностей предоставляемых услуг. Соответствующим законодательным актом следует предусмотреть неустойку за некачественное предоставление услуг исполнителем. Квалифицированно оценить качество неовеществленного результата при оказании информационных услуг предлагается путем обязательной фиксации деятельности исполнителя в соответствующем отчете, предоставляемом заказчику. Отчет как один из существенных формальных критериев оценки качества выполненной информационной услуги позволит судить как об отдельных этапах, так и об итоге всей деятельности исполнителя.

Итак, действующее законодательство, регулирующее отношения по оказанию услуг, имеет существенные пробелы и противоречия. Глава 39 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит только общие положения об услугах. Федеральные законы РФ и правила оказания отдельных видов услуг не всегда соответствуют общим положениям ГК РФ, что в свою очередь затрудняет их применение.

Литература

1. Чайников И.В. Регулирование обязательств по оказанию услуг в дореволюционной России // Юриспруденция. - РГГУ. - 2007. - № 10. - с. 31.

2. Архипов И.В. Объекты гражданских прав и объекты защиты // Вопросы российского и международного права. - 2017. - Том 7 - № 5 - с. 110-120

3. Кратенко М.В. Договор найма услуг физического лица: Проблемы судебной практики и перспективы правового регулирования// Трудовое право. - 2007. - № 5. - с. 3,12.

4. Санникова Л.В. Услуги в гражданском праве России. - М.: ВолтерсКлувер, 2006. - с. 29.

5. Постановление ВЦИК от 11.11.1922 «О введении в действие Гражданского кодекса РСФСР» // СУ РСФСР. - 1922. - № 71. - ст. 904.

6. Закон РСФСР от 11.06.1964 «Об утверждении Гражданского кодекса РСФСР» // Ведомости ВС РСФСР. - 1964. - № 24. - ст. 406.

7. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик // Ведомости СНД и ВС СССР. - 1991.

SERVICE plus

SCIENTIFIC JOURNAL

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

- № 26. - ст. 733.

8. Кабалкин А.Ю. Услуги в системе отношений, регулируемых гражданским правом / Сборник статей под ред. Е.А.Суханова, Л.В. Санниковой. - М.: Инфотропик Медиа, 2011. - с. 5.

9. Щенникова Л.В. Услуги как категория гражданского права / Сборник статей под ред. Е.А.Суханова, Л.В. Санниковой. - М.: Инфотропик Медиа, 2011. - с. 79

10. Баранников М.С. Место договора возмездного оказания юридических услуг в системе гражданско-правовых договоров // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление № 2. - 2015. - с. 17-19

11. Сфера услуг: гражданско-правовое регулирование / Сборник статей / А.В. Асосков, А.В. Барков, А.А. Богер и др.; под ред. Е.А. Суханова, Л.В. Санниковой. - М.: Инфотропик, 2011.

12. Гришаев С.П. Работы и услуги как объекты гражданских прав: изменения в законодательстве // Гражданин и право. - М.: Новая правовая культура, 2014. - № 1. - с. 82-84

13. Санникова Л.В. Обязательства об оказании услуг в российском гражданском праве. - М.: ВолтерсКлувер, 2007. - с. 35.

14. Халудорова С.В. Понятие «услуга» в Российском законодательстве // Гражданское право. - 2012. - № 4.-с. 39.

15. Архипов И.В. Объекты гражданских прав и объекты защиты // Вопросы российского и международного права. - 2017. - Том 7. - № 5А. - с. 110-120.

16. Куркина Н.В. Правовое регулирование договора оказания услуг: монография/Н.В. Куркина. - М.: Изд-во МГОУ, 2012. - с. 19.

17. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая)от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ (ред. от 03.08.2018) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1998. - N 31. - ст. 3824.

18. Зубарев Я.Ю., Волков Д.Б. Реализация работ как объект налогообложения: методологическая проблема // НАЛОГОВЕД. - №4. - 2013. - с. 34- 38.

19. Гражданское право. Т. II: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. - М.: Статут, 2010. - с. 135.

20. Белов, В. А. Гражданское право. Актуальные проблемы теории и практики в 2 т. Том 1 / В. А. Белов. — М.: Издательство Юрайт, 2018. - с. 767.

21. Анисимов, А. П. Гражданское право России. Общая часть : учебник для академического бакалавриата / А. П. Анисимов, А. Я. Рыженков, С. А. Чаркин. - М. : Издательство Юрайт, 2018. - с. 172

22. Дело о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева: Постановление Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 № 1-П // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2007. - № 1.

23. Постановление Президиума ВАС РФ от 24.01.2012 № 11563/11 по делу № А41-27081/10// Вестник ВАС РФ. - 2012. - № 5.

24. Осокин А. Н. Теория информации: учебное пособие для прикладного бакалавриата / А. Н. Осокин, А. Н. Мальчуков. — М.: Издательство Юрайт, 2018. - с.14.

25. Соколов, А. В. Философия информации: учебное пособие для бакалавриата и магистратуры / А. В. Соколов.— М.: Издательство Юрайт, 2018. - с. 27.

26. Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. - Орхус, 25 июня 1998 г.//СПС Консультант Плюс (дата обращения 28.08.2018).

27. Сети и системы передачи информации: телекоммуникационные сети: учебник и практикум для академического бакалавриата / К. Е. Самуйлов [и др.]; под ред. И. А. Шалимова. — М.: Издательство Юрайт, 2017. - с. 19.

28. Волков, Ю. В. Информационное право. Информация как правовая категория: учебное пособие для бакалавриата и магистратуры / Ю. В. Волков.— М.: Издательство Юрайт, 2018. - с. 12.

29. Аманов А.А. Информация как объект гражданского права: теоретико-правовой анализ // Евразийский союз ученых. - № 6. - 2016.

30. Щеглов, А. Ю. Защита информации: основы теории: учебник для бакалавриата и магистратуры / А. Ю. Щеглов, К. А. Щеглов. — М.: Издательство Юрайт, 2018. - с. 22.

31. Рассолов, И. М. Информационное право: учебник и практикум для академического бакалавриата / И. М.

СЕРВИС plus 2018 Том 12 №3

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

www.philosoph.ru

Рассолов.— М.: Издательство Юрайт, 2017. - с.52.

32. НоллР.Дж. Массовые коммуникации // Экономическая теория. Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена: Пер. с англ. - М., 2004.

33. Внуков, А. А. Защита информации: учебное пособие для бакалавриата и магистратуры / А. А. Внуков. -М.: Издательство Юрайт, 2017. - с. 22.

34. Герцен В.А. Понятие и особенности информационных услуг // Научное сообщество студентов: материалы IX Междунар. студенч. науч.-практ. конф. (Чебоксары, 31 мая 2016 г.). В 2 т. - Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2016. - с. 138-139.

35. Захеди Ф. Индустрия информации и знаний // Информационные технологии в бизнесе: Энциклопедия -СПб: Питер, 2002. - 1120 с.

36. Савицкая И.Г. Формирование рынка информационных услуг для реализации антимонопольной политики: Автореф. дис. канд. экон. наук: 08.00.05. - СПб, 2011. - 23 с.

37. Корабейников И.Н. Информационная услуга: понятие, особенности, качества // Вестник Оренбургского государственного университета. - 2015. - № 8 (183). - с. 66-72.

38. Радчук В.А. Формирование и развитие рынка информационных услуг в регионе: Дис. канд. экон. наук: 08.00.05. - Кисловодск, 2012. - 165 с.

39. Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2001 г. № 3258/00 по делу № А45-8229/99-КГ7/285//До-кумент опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант плюс» (дата обращения 22.08.2018).

References

1. Chajnikov I.V., Regulation of obligations to provide services in pre-revolutionary Russia. Yurisprudenciya, no. 10, 2007, pp. 31. (In Russ.)

2. Arkhipov I.V., Objects of civil rights and objects of protection. Voprosy' rossijskogo imezhdunarodnogoprava, vol. 17, no. 5, 2017, pp. 110-120. (In Russ.)

3. Kratenko M.V., Contract of employment for services of an individual: problems of judicial practice and prospects of legal regulation. Trudovoe pravo, no. 5, 2007, pp. 3,12. (In Russ.)

4. Sannikova L.V., Services in Russian civil law. Moscow: VoltersKluver, 2006, p. 29. (In Russ.)

5. Decree of All-Russian Central Executive Committee of 11.11.1922 « About introduction in action of the Civil code of the RSFSR». The collection of legalizations and orders of the workers 'and peasants' government (SU RSFSR), no. 71, 1922, section 904. (In Russ.)

6. «On approval of the Civil code of the RSFSR». Bulletin of the RSFSR Supreme Soviet [Vedomosti VS RSFSR], no. 24, 1964, section 406. (In Russ.)

7. Fundamentals of civil legislation of the USSR and the republics. Bulletin of the RSFSR Congress of People's Deputies and the RSFSR Supreme Soviet [Vedomosti SND i VS RSFSR], no. 26, 1991, section 733. (In Russ.)

8. Kabalkin A.Yu., Services in the system of relations regulated by civil law. Collection of articles edited by E. A. Sukhanova, L. V. Sannikova. Moscow: Infotropik Media, 2011, p. 5. (In Russ.)

9. Shhennikova L.V., Services as a category of civil law. Collection of articles edited by E. A. Sukhanova, L. V. Sannikova. Moscow: Infotropik Media, 2011, p. 79. (In Russ.)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Barannikov M.S., Place of the contract of paid legal services in the system of civil contracts. Nauka i obra-zovanie: xozyajstvo i e'konomika; predprinimatel'stvo; pravo i upravlenie, no. 2, 2015, p. 17-19. (In Russ.)

11. Asoskov A.V., Barkov A.V., Boger A. A., et al., Sphere of services: civil law regulation. Collection of articles edited by E. A. Sukhanova, L. V. Sannikova. Moscow: Infotropik Media, 2011. (In Russ.)

12. Grishaev S.P., Works and services as objects of civil rights: changes in legislation. Grazhdanin i pravo, no. 1. Moscow: Novaya pravovaya kul'tura, 2014, pp. 82-84. (In Russ.)

13. Sannikova L.V., Obligations to provide services in Russian civil law. Moscow: VoltersKluver, 2007, p. 35. (In Russ.)

14. Khaludorova S.V., The concept of "service" in the Russian legislation. Grazhdanskoepravo, no. 4, 2012, p. 39. (In Russ.)

15. Arkhipov I.V., Objects of civil rights and objects of protection. Voprosy' rossijskogo i mezhdunarodnogo prava,

2018 Vol.12 Iss. 3 SERVICE plus

SCIENTIFIC JOURNAL

www.philosoph.ru

Правовая характеристика сферы оказания информационных услуг в России

vol. 7., no. 5, 2017, pp. 110-120. (In Russ.)

16. Kurkina N.V., Legal regulation of the contract of rendering services: monograph. Moscow: Izd-vo MGOU, 2012, p. 19. (In Russ.)

17. Tax code of the Russian Federation (part one) of July 31, 1998. № 146-FZ (as amended on 03.08.2018). Collection of legislation of the Russian Federation, N 31, 1998, section 3824. (In Russ.)

18. Zubarev Ya.Yu., Volkov D.B., The implementation of the work as the object of taxation: methodological problem. NALOGOVED, no. 4, 2013, pp. 34- 38. (In Russ.)

19. Sukhanov E.A. et al., Civil law. Volume. II: Student book. Moscow: Status, 2010, p. 135. (In Russ.)

20. Belov V. A., Civil law. Actual problems of theory and practice in 2 volumes. Volume 1. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2018, p. 767. (In Russ.)

21. Anisimov A. P., Ry'zhenkov A. Ya., Charkin S. A., Civil law of Russia. General part: student book for academic bachelor's degree. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2018, p. 172. (In Russ.)

22. Case about verifying constitutionality of the provisions of paragraph 1 of section 779 and of paragraph 1 of section 781 of the Civil code of the Russian Federation caused with complaints of LLC "Agency of corporate safety" and of V. V. Makeev: the Decision of the constitutional Court of the Russian Federation dated 23.01.2007 № 1-n. Vestnik Konstitucionnogo Suda RF, no. 1, 2007.

23. Decree of the Presidium of The Supreme Court of Arbitration of the Russian Federation dated 24.01.2012 No. 11563/11 in the case № A41-27081/10. Vestnik VAS RF, no. 5, 2012.

24. Osokin A. N., Mal'chukov A. N., Information theory: student book for applied bachelor's degree. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2018, p.14. (In Russ.)

25. Sokolov A. V., Philosophy of information: student book for bachelor and master's degree. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2018, p. 27. (In Russ.)

26. Convention on access to information, public participation in decision-making and access to justice in environmental matters. Aarhus, 25 June 1998, Consultant Plus (assistance system to work with the legislation of Russia) (Accessed on August 28, 2018). (In Russ.)

27. Samujlov K. E. et al., Networks and information transmission systems: telecommunication networks: student book and work book for academic bachelor's degree. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2017, p. 19. (In Russ.)

28. Volkov Yu. V., Information law. Information as a legal category: student book for bachelor and master's degree. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2018, p. 12. (In Russ.)

29. Amanov A.A., Information as object of the civil law: theoretical-law analysis. Evraziiskii soiuz uchenykh, no. 6, 2016. (In Russ.)

30. Shcheglov, A. Yu., Shcheglov K. A., Protection of information: fundamentals of the theory: student book for bachelor and master's degree. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2018, p. 22. (In Russ.)

31. Rassolov I. M., Information law: student book and work book for academic bachelor's degree. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2017, p.52. (In Russ.)

32. Noll R. G., Communications. The World of Economics, Moscow, 2004. (In Russ.)

33. Vnukov A. A., Protection of information: student book for bachelor and master's degree. Moscow: Izdatel'stvo Yurajt, 2017. - c. 22. (In Russ.)

34. Gertsen V. A., Concept and characteristics of information services. Scientific community of students: proceedings of IX international student scientific-practical conference (Cheboksary, May 31, 2016). 2 vol. Cheboksary: CNS "Interactiv plus», 2016, pp. 138-139. (In Russ.)

35. Zakhedi F., Information and knowledge industry / / Information technologies in business: encyclopedia. St. Petersburg: Piter, 2002, 1120 p. (In Russ.)

36. Savitskaya, I. G. the formation of the market of information services for the implementation of antimonopoly policy: candidate of economics' thesis. St. Petersburg, 2011, 23 p. (In Russ.)

37. Korabeinikov I.N., Information service: concept, features, quality. Vestnik Orenburgskogo gosudarstvennogo universiteta, no. 8 (183), 2015, pp. 66-72. (In Russ.)

38. Radchuk V. A., Formation and development of the market of information services in the region: candidate of economics' thesis. Kislovodsk, 2012, 165 p. (In Russ.)

39. Decree of the Presidium of The Supreme Court of Arbitration of the Russian Federation dated March 6, 2001. № 3258/00 in the case № A45-8229/99-Kr7/285. Consultant Plus (assistance system to work with the legislation of Russia) (Accessed on August 22, 2018). (In Russ.)

СЕРВИС plus 2018 Том 12 №3

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

www.philosoph.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.