Научная статья на тему 'ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ СТРАН СНГ ПРИХОДА К ВЛАСТИ ДВИЖЕНИЯ "ТАЛИБАН" В АФГАНИСТАНЕ'

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ СТРАН СНГ ПРИХОДА К ВЛАСТИ ДВИЖЕНИЯ "ТАЛИБАН" В АФГАНИСТАНЕ Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
225
122
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АФГАНИСТАН / «ТАЛИБАН» / ЗАХВАТ ВЛАСТИ / СТРАНЫ СНГ / УЗБЕКИСТАН / КЫРГЫЗСТАН / ТАДЖИКИСТАН / ТЕРРОРИЗМ / СФЕРА БЕЗОПАСНОСТИ / ИСЛАМСКИЙ ЭМИРАТ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Зинчук Максим Григорьевич

В статье рассмотрены последствия для стран СНГ прихода к власти террористической организации «Талибан» в Афганистане в 1996 г., а также проанализированы возможные сценарии развития текущей ситуации после повторного захвата талибами власти в Афганистане 7 сентября 2021 года и создания ими Исламского Эмирата Афганистан. Актуальность темы исследования, прежде всего, связана с теми возможными последствиями, которые могут кардинально изменить всю систему безопасности стран СНГ. Методологическая основа исследования базируется на историко-аналитическом и сравнительном методах и на принципах научного познания, историзма, научной объективности и достоверности. В начале статьи автор знакомит читателя с событиями, которые оказали влияние на ситуацию в постсоветских странах с приходом к власти организации «Талибан» в Афганистане в 1996 г. Затем, автор проводит параллели предшествующих событий двадцатилетней давности с нынешним приходом талибов к власти в Афганистане. В заключение статьи автор прогнозирует возможный сценарий развития ситуации в регионе с точки зрения современных реалий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CONSEQUENCES FOR THE CIS COUNTRIES OF THE COMING TO POWER OF THE TALIBAN IN AFGHANISTAN

The article examines the consequences for the CIS countries of the coming to power of the terrorist organization "Taliban" in Afghanistan in 1996, and also analyzes possible scenarios for the development of the current situation after the Taliban re-seized power in Afghanistan on September 7, 2021 and created the Islamic Emirate of Afghanistan. The relevance of the research topic is primarily related to the possible consequences that can radically change the entire security system of the CIS countries. The methodological basis of the research is based on historical-analytical and comparative methods and on the principles of scientific cognition, historicism, scientific obj ectivity and reliability. At the beginning of the article, the author introduces the reader to the events that influenced the situation in post-Soviet countries with the coming to power of the Taliban organization in Afghanistan in 1996. Then the author draws parallels of the previous events of twenty years ago with the current coming of the Taliban to power in Afghanistan. In conclusion, the author predicts a possible scenario for the development of the situation in the region from the point of view of modern realities.

Текст научной работы на тему «ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ СТРАН СНГ ПРИХОДА К ВЛАСТИ ДВИЖЕНИЯ "ТАЛИБАН" В АФГАНИСТАНЕ»

Научная статья / Research article

Последствия для стран СНГ прихода к власти движения «Талибан»1 в

Афганистане

М. Г. Зинчук

Российский университет дружбы народов, Москва, Россия e-mail:1032203771@rudn. ru

Аннотация. В статье рассмотрены последствия для стран СНГ прихода к власти террористической организации «Талибан» в Афганистане в 1996 г., а также проанализированы возможные сценарии развития текущей ситуации после повторного захвата талибами власти в Афганистане 7 сентября 2021 года и создания ими Исламского Эмирата Афганистан. Актуальность темы исследования, прежде всего, связана с теми возможными последствиями, которые могут кардинально изменить всю систему безопасности стран СНГ. Методологическая основа исследования базируется на историко-аналитическом и сравнительном методах и на принципах научного познания, историзма, научной объективности и достоверности. В начале статьи автор знакомит читателя с событиями, которые оказали влияние на ситуацию в постсоветских странах с приходом к власти организации «Талибан» в Афганистане в 1996 г. Затем, автор проводит параллели предшествующих событий двадцатилетней давности с нынешним приходом талибов к власти в Афганистане. В заключение статьи автор прогнозирует возможный сценарий развития ситуации в регионе с точки зрения современных реалий.

Ключевые слова: Афганистан, «Талибан», захват власти, страны СНГ, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, терроризм, сфера безопасности, Исламский Эмират.

Для цитирования: Зинчук М. Г. Последствия для стран СНГ прихода к власти организации «Талибан» в Афганистане. Постсоветские исследования. 2022;1(5):50-56.

Consequences for the CIS countries of the coming to power of the Taliban in

Afghanistan

Maxim. G. Zinchuk

RUDN University, Moscow, Russia e-mail:1032203771@rudn.ru

Abstract. The article examines the consequences for the CIS countries of the coming to power of the terrorist organization "Taliban" in Afghanistan in 1996, and also analyzes possible scenarios for the development of the current situation after the Taliban re-seized power in Afghanistan on September 7, 2021 and created the Islamic Emirate of Afghanistan. The relevance of the research topic is primarily related to the possible consequences that can radically change the entire security system of the CIS countries. The methodological basis of the research is based on historical-analytical and comparative methods and on the principles of scientific cognition, historicism, scientific obj ectivity and reliability. At the beginning of the article, the author introduces the reader to the events that influenced the situation in post-Soviet countries with the coming to power of the Taliban organization in Afghanistan in 1996. Then the author draws parallels of the previous events of twenty years ago with the current coming of the Taliban to power in Afghanistan. In conclusion, the author predicts a possible scenario for the development of the situation in the region from the point of view of modern realities.

Keywords: Afghanistan, Taliban, seizure of power, CIS countries, Uzbekistan, Kyrgyzstan, Tajikistan, terrorism, security sphere, Islamic Emirate.

1 Организация, запрещенная в РФ.

For citation: Maxim G. Zinchuk Consequences for the CIS countries of the coming to power of the Taliban in Afghanistan. Postsovetskie issledovaniya = Post-Soviet Studies. 2022;1(5):50-56. (In Russ.)

Введение. В 1996 г. талибы захватили столицу Афганистана Кабул. Спустя два года, в 1998 г., под контролем «Талибана» было уже порядка 90% афганских территорий. На протяжении 5 лет, с 1996 по 2001 гг., существовало государство под названием - «Исламский эмират Афганистан» с фактической столицей Кандагар, признанное только Пакистаном, Туркменией, Саудовской Аравий и Объединенными Арабскими Эмиратами. Однако события 11 сентября 2001 г. привели к санкционированному ООН вторжению войск США и их союзников в Афганистан. В результате военных действий 2001-2002 гг. режим талибов пал, но это не означало их полного истребления на афганской территории. Движение «Талибан» в течение последующих 19 лет не прекращало партизанской войны.

В апреле 2021 г. президент США Дж. Байден заявил, что все американские войска будут выведены к 11 сентября, т.е. ровно к 20-летию трагедии в США. Тем временем, пока американская сторона занималась выводом своих войск, талибы без особого сопротивления захватывали ключевые города Афганистана и уже 15 августа беспрепятственно взяли под свой контроль Кабул.

По словам представителей

администрации США, оказывать

противостояние талибам должны были правительственные силы Афганистана, которые на протяжении 20 лет обучались военному мастерству у инструкторов НАТО и США. Но в реальности афганское правительство сдалось без боя, позже отметив, что они не хотели массового террора мирного населения со стороны талибов.

Влияние афганского кризиса конца 1990-х гг. на постсоветские государства

Республики Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан по сравнению с остальными республиками СНГ оказались наиболее подверженными деструктивному влиянию со

1 Организация, запрещенная в РФ.

стороны различных исламистских группировок и, в частности, организации «Талибан». По большей части это связано с территориальным фактором, так как вышеперечисленные государства ближе всего располагаются к Афганистану и обладают общими сухопутными границами.

Распад СССР, свержение просоветского режима афганского политика Мохаммада Наджибуллы, а также начало политической борьбы группировок моджахедов за власть -все эти события привели к обострению социально-политической ситуации как Афганистане [Давыдов 1998], так и в Центральной Азии. Отметим, что политическая борьба, обострившаяся в Таджикистане после обретения им независимости, была усугублена помощью и поддержкой, которую таджикская политическая оппозиция получала из Афганистана со стороны набирающих силы в начале 1990-х гг. талибов, а также некоторых международных исламских организаций.

С начала 1990-х гг. по 1995 гг. существовали опасения по поводу того, что исламистские лидеры Афганистана, которые находились у власти еще до прихода талибов, вынашивали идеи объединения Афганистана и Таджикистана и создания единого государства [Коргун 2000: 67]. Очевидно, что такие действия не могли не отразиться отрицательно на стабильности в Республике Таджикистан.

В период с 1997 по 2000 гг. военно-политическая обстановка в Афганистане характеризовалась установлением

постепенного контроля со стороны «Талибана» над большей частью территорий, а также увеличением количества иностранных наемников из различных международных террористических

группировок, включая «Аль-Каиду»1 [Карпачева 2003: 92-103].

В тот период значительную роль в эскалации конфликта сыграл Пакистан, один из ярых сторонников «Талибана», наступательные действия которого,

благодаря участию пакистанских спецслужб и армии, стали более эффективными [Белокреницкий, Сикоев 2014].

Вдохновленные успехом, экстремистские объединения под предводительством талибов совершали неоднократные попытки расширения своего влияния посредством дестабилизации социально-политической обстановки не только в Таджикистане, но и в соседних Кыргызстане и Узбекистане.

Так в феврале 1999 года в Ташкенте произошла серия террористических актов, которые создали угрозу национальной безопасности стран ЦА. Вторжение прошедших обучение в Афганистане боевиков «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ)1 в Киргизию и Узбекистан в 1999-2000 гг. ознаменовалось масштабными боями в южной части Кыргызстана и попытками захвата густонаселенной Ферганской долины.

Такая военно-политическая

напряженность в Центрально-Азиатских республиках потребовала активизации совместных усилий государств-членов СНГ для нейтрализации создавшейся угрозы2. Так, в рамках Договора о коллективной безопасности СНГ3, который был подписан еще в 1992 г. после распада СССР, регион Центральной Азии была отмечен в качестве приоритетного по борьбе с международным терроризмом. Далее, в 2003 г., последовало создание шестью странами-участниками ДКБ СНГ ОДКБ, главной задачей которой было противодействие любому виду угроз, которые также касались безопасности республик Центральной Азии.

События 1999-2000 гг. в Кыргызстане и Узбекистане подтвердили тот факт, что в едином субрегиональном геополитическом пространстве не существует локальных, ограниченных территориальными рамками, военно-политических проблем, как это было в случае с ИДУ, которая при поддержке «Талибана» и «Аль-Каиды» превратилась в реальную угрозу национальной и региональной безопасности всей Центральной Азии [Поляков 2014].

1 Организация, запрещенная в РФ.

2 Терроризм в СНГ (01.10.2011) Режим доступа:

https://www.turboreferat.ru/life-safety/terrorizm-v-sng/14541-78756-page3.html

В 2002-2003 гг., после теракта 11 сентября, в результате проведения силами международной коалиции США и НАТО контртеррористических операций в Афганистане, «Талибан» и «Аль-Каида» были в основном разгромлены и изгнаны с афганской территории. Однако многим членам этих движений удалось бежать в приграничные районы Пакистана. Уже с первых же военных операций стало понятно, что в основном все боевики либо скрылись на территории соседнего Пакистана, либо растворились среди местного пуштунского населения. Несмотря на это, благодаря военным операциям коалиционных сил в Афганистане, удалось существенно снизить уровень напряженности в Центральной Азии и обезопасить южные государства СНГ от экстремизма и терроризма. Что касается лидеров «Исламского движения

Узбекистана», то они не были пойманы, и таким образом ИДУ сумело сохранить свою организационную структуру.

С целью обеспечения финансирования своих воинских формирований большинство вождей движений «Талибан», «Аль-Каида» и т.д. активно занимаются наркобизнесом, поставляя наркотики во многие страны СНГ. Так, через Таджикистан и Киргизию проходили важные транзитные

наркомаршруты, да и сами эти страны стали крупными производителями опиума. В этом отношении Таджикистан стал главным хабом для талибских наркоторговцев, откуда происходит транспортировка наркотиков через Кыргызстан и Узбекистан в Казахстан, а затем в Россию [Скотт 2012: 44]. О росте незаконного производства наркотических веществ и их транспортировке через страны Центральной Азии постоянно говорят лидеры всех государств этого региона. Поскольку торговля наркотиками стала одним из основных источников финансирования движения «Талибан», такой незаконный оборот запрещенных веществ в государствах СНГ напрямую влиял на их национальную безопасность.

3 Устав Организации Договора о коллективной (06.10.2002). Режим доступа:

http://www.kremlin.ru/supplement/3506

После изгнания талибов в 2001 г. вероятность возникновения очередного политического кризиса в Афганистане оставалась чрезвычайно высокой, а в условиях военно-политической

нестабильности это могло привести к серьезным негативным последствиям не только для Афганистана, но и для стран СНГ, так как организация «Талибан» не была полностью ликвидирована1. Скорее всего она «залегла на дно», из года в год наращивая свой военный потенциал. Опасения экспертов по поводу возвращения талибов к власти не были напрасными, ибо стоило только начаться выводу войск США и НАТО, как эта террористическая организация без каких-либо усилий свергла афганское правительство, после чего официально объявила 7 сентября 2021 г. Афганистан Исламским Эмиратом2.

Очевидно, что афганская проблема еще далека от своего разрешения, и до недавнего времени сохранялась реальная опасность ее перехода в кризисное состояние, что, в свою очередь, непосредственно повлияло бы на состоянии общей безопасности и стабильности стран СНГ.

Как отразился очередной приход к власти организации «Талибан» на страны СНГ

Стремительный захват талибами власти не стал сюрпризом для стран Центрально-Азиатского региона, в особенности после того, как 15 августа 2021 г. из страны бежал президент А. Гани со своим ближайшим окружением, а также после вывода вооруженных сил США и НАТО из Афганистана.

Афганистан всегда рассматривался как страна, распространяющая радикальный ислам, но в то же время она является неотъемлемой частью Центральной Азии.

В первую очередь, стоит отметить, что страны ЦА придерживаются двух разных точек зрения на смену власти в Афганистане. Например, такие государства, как

1 Тагек Е^ату. Будет ли «Талибан» после своего

возвращения поддерживать Аль-Каиду или же

сдерживать ее (23.08.2021). Режим доступа:

https://www.mdependentaraЫa.com/mde/252851/A^Lн

Узбекистан и Туркменистан, одобряют приход талибов во власть, также они заинтересованы в налаживании контактов с ними. Ташкент даже принимал участие в дохинских переговорах с «Талибаном». Тогда как Таджикистан, являясь противником этого режима, занимает прямо противоположную позицию в данном вопросе.

Существует ряд веских причин такого противоречивого отношения Центрально-Азиатских стран к талибам. Очевидно, что Туркмения и Узбекистан, прежде всего, заинтересованы в торгово-экономической составляющей двусторонних отношений с афганским государством. В подтверждение этому можно привести статистические данные, предоставленные порталом «Тренд Экономи», согласно которым товарооборот между Узбекистаном и Афганистаном составляет порядка 234 млн долларов3. По большей части это экспорт узбекской электроэнергии. В интересах Туркмении -построение через территории Пакистана и Афганистана и в дальнейшем функционирование газопровода «ТАПИ», по которому газ из Туркмении будет поставляться в Индию. Очевидно, что туркменскому правительству не нужны осложнения в отношениях с Пакистаном, который поддерживает новую афганскую власть, и тем более с Афганистаном, ибо именно от характера этих отношений будет зависеть процветание экономической составляющей Туркмении в будущем.

Также можно понять и

противоположную позицию Таджикистана в отношении Афганистана. В 2020 г. товарооборот между этими государствами составлял всего лишь порядка 70 млн долларов4, из которых большая часть - это таджикская электроэнергия, импортируемая в Пакистан и Афганистан. Однако из-за проблем с водохранилищами и низким уровнем воды в них Таджикистан ощущает недостаток электроэнергии для внутреннего

3 TrendEconomy: «Экспорт, импорт Афганистана и стран СНГ» (10.12.2021). Режим доступа: https :/ЛгеМесопоту. ru/data/h2/Afghanistan/TOTAL

4 Там же.

пользования, не говоря уже об ее экспорте в другие страны. К тому же Таджикистан, как и другие государства ЦА, обеспокоен из-за проблемы возможного распространения радикального ислама, что, в свою очередь, скажется негативно на национальной безопасности страны. Однако, несмотря на все выше сказанное, на последнем заседании ШОС глава Таджикистана Э. Рахмон подтвердил необходимость налаживания контактов с талибами, заявляя о том, что в новом правительстве Афганистана должны быть представлены все этнические группы, в том числе и таджики.

Особо стоит подчеркнуть также вопрос беженцев, которые после смены режима в Афганистане активно покидают страну. Ташкент не особо рад наплыву беженцев, ищущих убежище в Узбекистане, и проводит жесткую политику в отношении беженцев, ибо нелегальное пересечение узбекской границы уголовно наказуемо. Таджикистан же, наоборот, принимает беженцев из приграничных районов северной части Афганистана. Однако оба государства свои действия стараются не афишировать1.

Заключение

Прежде чем делать прогнозы по поводу будущего Афганистана и стран СНГ в целом, нужно понимать, что многое будет зависеть от последующих шагов и действий талибских лидеров как внутри страны, так и на международной арене. По первым впечатлениям от их пребывания во власти похоже, что талибы смогли извлечь определенные уроки из событий 1996 г., когда они впервые получили бразды правления в свои руки. Теперь они стараются избегать напрасных человеческих жертв, также за полгода не было замечено случаев уничтожения памятников культуры. Если раньше «Талибан» опирался, в основном, на пуштунские племена и афганских беженцев в пакистанском приграничье, то сейчас они весьма активно работают и взаимодействуют со всеми национальными меньшинствами страны - узбеками, таджиками, туркменами, киргизами и другими. Такое миротворчество со стороны талибов тоже понятно, так как

1 Беженцы из Афганистана: статистический обзор (21.09.2021). Режим доступа: https://refugee.ru/wp-

они не раз заявляли, что стремятся к получению международного признания. Лидеры «Талибана» прекрасно понимают, что, если их деятельность будет проходить в ключе конца 1990-х гг., что выходило за рамки допустимого, то их власть может закончиться также быстро, как и началась. Их опасения по большей части касаются того, что они могут потерять все, к чему так долго шли на протяжении 20 лет.

Стоит подчеркнуть, что по результатам первых месяцев пребывания у руля талибов, их авторитет и влияние среди населения сёл и отдельных городов Афганистана гораздо выше, чем у свергнутых официальных властей. Местные афганские правители и элиты пытаются договариваться с лидерами талибов, военнослужащие и другие силовики избегают вооруженных столкновений с их отрядами. Некоторые сами разоружаются и расходятся по домам, другие переходят на сторону талибов или бегут в соседние страны.

События в Афганистане, при всей своей динамичности и драматичности, пока проходят довольно мирно, их можно считать чисто внутренним афганским делом без какого-либо иностранного вмешательства. Следует дать возможность самому афганскому народу определиться с новым правительством и режимом. Талибы пока что не представляют глобальной угрозы странам СНГ.

Что касается проблемы наркоторговли, то «Талибан» после прихода к власти пообещал бороться с наркотрафиком. Однако, скорее всего, найдутся другие группировки, «Аль-Каида» или же ИГ, которые будут по-прежнему удовлетворять спрос на наркотики на постсоветском пространстве.

Стоит отметить, что проблема наркотиков — это не только проблема организации «Талибан», это социальная проблема постсоветских стран. Не исключено, что в будущем талибы ужесточат контроль на границах Афганистана для наркотрафика, как это имеет место в Иране.

content/uploads/2021/09/bezhenczy-iz-afganistana-statistika.pdf

Также существуют опасения по поводу распространения радикального ислама и обострения ситуации с международным терроризмом в сфере национальной безопасности стран СНГ1. Такие организации, как ИГИЛ2, «Исламское движение Узбекистана» и многие другие

террористические группировки, могут вдохновиться легкой победой талибов и активизировать свою деятельность не только на постсоветском пространстве, но и во всем мире в целом. Очевидно, что их победа может поменять сознание и других радикально настроенных группировок.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

Абрамов А.В., Федорченко С.Н., Курылев К.П. Сетевая природа международного терроризма и возможности консолидации российского общества // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2017. Т. 17. № 4. С. 738-748.

Аманбекова Ш. Афганский наркотрафик и проблемы региональной безопасности в Центральной Азии // Постсоветские исследования. 2019. Т. 2. № 3. С. 1103-1110.

Аманбекова Ш. Влияние афганского кризиса на процесс исламизации Центральной Азии // Постсоветские исследования. 2018. Т. 1. № 3. С. 318-329.

Белокреницкий В.Я., Сикоев Р.Р. Движение «Талибан» и перспективы Афганистана и Пакистана. - М.: Институт востоковедения РАН, 2014. - 216 с.

Ганковский Ю.В. В бой вступают талибы// Азия и Африка сегодня, 1995, № 7, с. 32-33

Давыдов А.Д. Режим талибов в Афганистане: жесткая исламизация // Афганистан: война и проблемы мира. М., 1998, с. 191.

Есентаева А. Фактор Афганистана во внешнеполитическом курсе центральноазиатских государств // Постсоветские исследования. 2019. Т. 2. № 3. С. 1111-1118.

Карпачева О.В. История движения «Талибан» в системе международных отношений // Вестник РУДН. Серия Международные отношения, 2003. №1(3). С. 92-103.

Коргун В.Г. Ислам и государственная власть в Афганистане // Афганистан: война и проблемы мира. М., 2000, с. 67

Коргун В.Г., АруноваМ.Р. Афганистан на переходном этапе (сентябрь 2001 - июнь 2002 г.) М.: ИИИиБВ, 2002. — 288 с.

Поляков К.И. Исламский экстремизм в Центральной Азии. - М.: Институт востоковедения, 2014. - 136 с.

Скотт П.Д. С44 Наркотики, нефть и война. США в Афганистане, Колумбии и Индокитае/Пер. с англ. А. Яковлева. — М.: Кучково поле, 2012. — 304 с

Спольников В.Н. Афганистан: исламская контрреволюция. М., 1987, с. 108.

REFERENCES

Abramov A.V., Fedorchenko S.N., Kurylev K.P. Setevaya priroda mezhdunarodnogo terrorizma i vozmozhnosti konsolidacii rossijskogo obshchestva // Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Mezhdunarodnye otnosheniya. 2017. T. 17. № 4. S. 738-748.

Amanbekova SH. Afganskij narkotrafik i problemy regional'noj bezopasnosti v Central'noj Azii // Postsovetskie issledovaniya. 2019. T. 2. № 3. S. 1103-1110.

Amanbekova SH. Vliyanie afganskogo krizisa na process islamizacii Central'noj Azii // Postsovetskie issledovaniya. 2018. T. 1. № 3. S. 318-329.

Belokrenickij V.YA., Sikoev R.R. Dvizhenie «Taliban» i perspektivy Afganistana i Pakistana. - M.: Institut vostokovedeniya RAN, 2014. - 216 s.

Gankovskij YU. V. V boj vstupayut taliby// Aziya i Afrika segodnya, 1995, № 7, s. 32-33

Davydov A.D. Rezhim talibov v Afganistane: zhestkaya islamizaciya // Afganistan: vojna i problemy mira. M., 1998, s. 191.

Талибан: станет ли его восхождение в афганское правительство стимулом для экстремистских объединений в арабском мире (22.08.2021). Режим

доступа: https://www.bbc.com/arabic/mteractrvity-58299165

2 Организация, запрещенная в РФ.

Esentaeva A. Faktor Afganistana vo vneshnepoliticheskom kurse central'noaziatskih gosudarstv //

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Postsovetskie issledovaniya. 2019. T. 2. № 3. S. 1111-1118. Karpacheva O.V. Istoriya dvizheniya «Taliban» v sisteme mezhdunarodnyh otnoshenij // Vestnik

RUDN. Seriya Mezhdunarodnye otnosheniya, 2003. №1(3). S. 92-103. Korgun V.G. Islam i gosudarstvennaya vlast' v Afganistane // Afganistan: vojna i problemy mira. M., 2000, s. 67

Korgun V.G., ArunovaM.R. Afganistan na perekhodnom etape (sentyabr' 2001 - iyun' 2002 g.) M.: IIIiBV, 2002. — 288 s.

Polyakov K.I. Islamskij ekstremizm v Central'noj Azii. M.: Institut vostokovedeniya, 2014. 136 s. Skott P.D. S44 Narkotiki, neft' i vojna. SSHA v Afganistane, Kolumbii i Indokitae/Per. s angl. A.

YAkovleva. — M.: Kuchkovo pole, 2012. — 304 s Spol'nikov V.N. Afganistan: islamskaya kontrrevolyuciya. M., 1987, s. 108.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ / INFORMATION ABOUT THE AUTHOR Зинчук Максим Григорьевич - Maxim G. Zinchuk - Master of

Магистр в области международных International Relations, RUDN University (e-отношений, РУДН (e-mail: mail: zohidjon990@gmail.com).

1032203771@rudn.ru).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.