Научная статья на тему 'Полковые храмы Санкт-Петербурга'

Полковые храмы Санкт-Петербурга Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
2089
281
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Полковые храмы Санкт-Петербурга»

Т.В. Прохорова

Полковые храмы Санкт-Петербурга

В 1917 году в Санкт-Петербурге проживало более 2,5 млн. жителей и действовали около 500 православных молитвенных зданий.

Среди этого количества православных храмов выделялись так называемые «воинские храмы», которые предписывались под начало протопресвитера военного и морского духовенства. В его ведении находилось 40 православных храмов военного ведомства, в том числе четыре собора (три собора лейб-гвардии полков и один «всей артиллерии»), а также церкви в полках, высших и средних военных училищах, домовые церкви в военных ведомствах и канцеляриях, военных госпиталях, в военной тюрьме.

Мы будем вести речь о «полковых» храмах, в частности, о храмах, находившихся в лейб-гвардейских и армейских полках Санкт-Петербурга. Всего таких храмов было 17, в том числе три полковых собора.

С середины XIX века столица стала центром Санкт-Петербургского военного округа - самого крупного в России, занимавшего :/3 территории Европейской России. На обширных пространствах Северо-запада располагались пехотные, кавалерийские, артиллерийские полки и бригады. В столице и ее окрестностях размещались в основном полки Гвардейского корпуса, включающего в себя пехоту, кавалерию, артиллерию, инженерные части и гвардейский морской экипаж.

Это было лучшее войско императорской России, опора двора, в нем служили лучшие представители российского народа. Офицерами были самые родовитые и талантливые дворяне, а нижними чинами - дворяне и самые здоровые, красивые и смышленые представители других сословий.

Гвардейцы несли службу по охране императорского двора и караульную службу по городу, участвовали в парадах и воинских смотрах. Как боевая часть русской армии гвардейцы принимали участие в боевых походах 1812—1814 годов, 1828—1829 годов, 1830—1831 годов, 1854 года и 1877—1878 годов, в сражениях Первой мировой войны.

К строительству православных храмов в этих «блестящих» полках привлекались самые талантливые и выдающиеся архитекторы императорского Петербурга.

Если строительство православных храмов в Петербурге началось почти одновременно со строительством крепости 29 июня 1703 года, в

© Т. В.Прохорова, 2006

299

день апостолов Петра и Павла, когда в Петропавловской крепости была заложена первая деревянная церковь, то строительство воинских храмов было осуществлено несколько позже, после обустройства в городе полковых слобод.

Однако еще задолго до появления постоянных воинских поселений (полковых слобод) и церквей при них воинские дружины сопровождались походными церквями, которые еще со времен принятия христианства на Руси были с ними на местах боевых действий. Они представляли собой обычную походную палатку с престолом и антиминсом, полотняным или деревянным иконостасом и обязательно иконой-покровительницей полка. Наименование иконы-заступницы нередко давало название воинскому подразделению.

При войске находился полковой священник, переносивший с полком все тяготы военной службы.

При расформировании воинского подразделения или ополчения походная церковь упразднялась, иконы и церковная утварь возвращались в храм, антиминс передавался местному архиерею. С возобновлением военных действий походные церкви и иконы вновь отправлялись в поход. Имеющие «боевую историю» иконы и походные иконостасы зачастую переходили во вновь образованные церкви регулярных полков.

Свою историю постоянная полковая церковь ведет со времени формирования на Руси регулярной армии на основании указа 1699 года.

Сначала это все та же походная церковь-палатка, где нет ничего лишнего, все полковые трофеи после начала строительства новой столицы и после Полтавской битвы, с 1709 года, отправляются в Петербург, в кафедральный собор.

С 30-х годов XVIII века положение полковых храмов меняется. Во времена правления императрицы Анны Иоанновны издается указ о строительстве гвардейских полковых слобод для размещения войск в Петербурге. В марте 1740 года была сформулирована основная концепция застройки полковых слобод, включающая в себя солдатские и офицерские дома, церковь, военный плац, цейхгауз, госпиталь, огороды, хозяйственные постройки. Полковые слободы были своеобразными военными городками, как правило, на окраине города. В последующие годы для застройки и реконструкции полковых слобод были сформированы Комитеты по строительству тех или иных казарменных комплексов, куда входили командиры лейб-гвардии полков, офицеры полков и приглашенный архитектор.

Именно в период проживания гвардейцев в слободах начинается строительство постоянных полковых храмов.

Первые постоянные полковые храмы были небольшими деревянными постройками, вскоре перестроенными в каменные.

В полковые храмы в гвардейских слободах переносились их походные церкви, а также церкви, которые были в местах формирования гвардейских полков (например, из сел Преображенское и Семеновское).

У этих храмов имелся ряд особенностей, которые отличали их от других ведомственных церквей. Полковые храмы были не только местом, где совершались богослужения, в котором обычно участвовал весь полк, где воины исповедовались, причащались святых Христовых тайн, крестились, венчались, но и местом, куда помещались военные реликвии и размещались памятные доски с именами павших однополчан.

Перед храмами устанавливались скульптурные памятники в честь побед полка, строились памятные часовни. В склепах полковых церквей, а иногда и в самой церкви производились захоронения самых знаменитых однополчан и их командиров.

Часто храм или один из его приделов освящались в память о важном в жизни полка событии - его основании, битве с его участием. Традицией были торжественные богослужения в дни полковых праздников и панихиды по павшим в сражениях офицерам и солдатам.

Полковые храмы становились мемориалами - памятниками славы Гвардейских полков и военной славы России.

В храме воины укреплялись в вере и нравственности, в твердости своей воли и духа. В вере воины находили свое утешение и упование на милость Божию и заступничество Божией Матери.

В соответствии с принятой классификацией церковных построек, полковые храмы можно разделить на: соборы, церкви и часовни. Церкви и часовни могли быть выполнены как самостоятельные здания, так и быть включенными в какое-либо другое (например, в здание полковой казармы или манеж).

Обратимся к строительству полковых храмов в Петербурге в разные его периоды.

В царствование императора Петра I (1689—1725) в Петербурге еще не было постоянных полковых храмов.

В начале ХУШ столетия гвардейских полков в Петербурге было всего два - Преображенский и Семеновский. Не имея постоянных полковых слобод в столице, преображенцы и семеновцы размешались по частным домам, молиться им приходилось в походных палаточных церквях. Постоянные полковые храмы появились лишь во время царствования императрицы Елизаветы Петровны.

В период правления Петра I церкви придается новая функция.

Храму как дому молитвы и благодарения Богу и Божией Матери придается новая функция - музейная. Идея создания в церкви музея боевой славы русской армии возникла у Петра I в начале Северной войны.

Эту идею он воплотил в Петропавловском соборе, где были размещены более 100 стягов трофейных знамен турецких и шведских полков.

В последующие годы, соблюдая созданную Петром традицию, военные трофеи вплоть до 1812 года препровождались в Петропавловский собор. Таким образом, к началу XIX века в Петропавловском соборе сформировался первый храмово-мемориальный комплекс - памятник военной славы России XVIII века.

В соборе, рядом с могилами императоров, хранились воинские реликвии - свидетельства военных побед и военной мощи Российского государства.

Впоследствии эта традиция была перенесена на полковые храмы, где стали размещаться трофейные знамена, добытые данным полком во время военных кампаний.

Царствование императрицы Анны Иоанновны приходилось на 1730—1740 годы. В этот период столица прочно обосновалась на берегах Невы, в ней усилилось каменное строительство - светское и храмовое.

Город строился по четкому градостроительному плану со строгой схемой улиц и площадей. Специальным указом императрицы Анны Иоанновны от 12 декабря 1739 года определялись места для строительства слобод для размещения гвардейских полков. В марте 1740 года на совете офицеров гвардейских Преображенских и Семеновских полков под председательством фельдмаршала графа Миниха была разработана основная концепция застройки слобод, где и было определено местоположение полковой церкви и ее возможные очертания.

Первый полковой храм во имя Преображения Господня стали строить одновременно с началом строительства слободы Преображенского полка. Это был небольшой деревянный храм, стоявший на углу нынешней улицы Пестеля и Литейного проспекта. Просуществовал он недолго и был разобран в связи со строительством нового полкового храма.

В царствование императрицы Анны Иоанновны было учреждено два новых гвардейских полка - пеший Измайловский третий в гвардии по старшинству после Преображенского и Семеновского и Конный.

Измайловский полк, сформированный в селе Измайлово под Москвой, в 1730 году был переведен в Петербург, где 12 июля 1733 года неподалеку от устья Фонтанки для него освятили походный храм - шатер с образами, написанными на лазоревом атласе московским иконописцем И. Адольским. Зимой шатер убирали, и молиться солдаты и офицеры ходили в приходские храмы.

В 1742 году церковь перенесли в деревянную солдатскую казарму. Собственный полковой храм был заложен и построен во времена правления императрицы Елизаветы Петровны.

Конная гвардия была сформирована в 1731 году, в 1733 году полк был переведен в Петербург. До постройки казарменных зданий, полк квартировал по обывательским домам Московской части и на Охте. Для богослужения гвардейцы направлялись в деревянную церковь св. Иоанна Предтечи, находившуюся на участке, впоследствии занимаемым Таврическим дворцом.

В 1733 году по указу императрицы началось строительство постоянных полковых казарм для конногвардейцев. На отведенной полку территории на Московской стороне, в районе Шпалерной улицы, ограниченной Таврической улицей и Смольным монастырем, находились бывшие палаты ближайшего сподвижника Петра I А.В. Кикина, оказавшиеся в центре территории. В палатах Кикина и было намечено разместить полковую церковь, освящение которой состоялось во времена правления императрицы Елизаветы Петровны.

Царствование императрицы Елизаветы Петровны (1741—1761) для православия было очень благоприятным. Набожная императрица активно поощряла строительство храмов в Петербурге, за период ее правления было построено или перестроено 40 церковных зданий.

Столичные храмы строились обширными - как правило в три придела, украшались все наряднее, в соответствии с господствующим в архитектуре стиле барокко. Елизаветинское барокко соответствовало величию Российской империи и ее столицы, а также национальному вкусу с его тягой к размаху и монументальности.

Указом императрицы Елизаветы Петровны было восстановлено традиционное завершение русских церквей - пятиглавие, которое с этого времени стало преобладать в церковном городском зодчестве и нашло свое отражение в полковых храмах - Преображенском соборе, Троице-Измайловском, Введения во храм Пресвятой Богородицы для лейб-гвардии Семеновского полка.

Эти церкви были достаточно вместительны, они имели высокие золоченые иконостасы и богатую церковную утварь.

Храмы освящались в честь какого-нибудь двунадесятого праздника или в честь святого, покровителя полка. Отдельные приделы освящались в память о важном событии в жизни полка. Рассмотрим это на примерах.

Слобода лейб-гвардии Семеновского полка занимала участок, ограниченный нынешними Загородным и Московским проспектами, Звенигородской улицей и Обводным каналом.

В походной церкви-палатке семеновцы молились до 1742 года.

Первая деревянная на каменном фундаменте церковь Семеновского полка была построена в 1746 году в центре слободы на пересечении Клинского проспекта и Можайской улицы. Крест был водружен на храм 19 ноября 1746 года (день сражения под Нарвой в 1700 году, когда семе-новцы и преображенцы стяжали славу на поле боя). Освящена церковь была в память Введения во храм Пресвятой Богородицы, в честь полковой иконы, которая находилась в походной полковой церкви.

Деревянная церковь простояла до 1764 года, потом ее разобрали и перенесли ближе к полковому плацу, поставив около засыпанного теперь Введенского канала. Новый трехпредельный храм был заложен во времена правления Николая I в 1837 году.

Преображенская слобода размещалась напротив Таврического сада, вдоль Кирочной улицы, ограниченной Преображенской улицей (улица Радищева), Парадной улицей и Виленским переулком.

В Преображенской слободе в 1754 году по высочайшему повелению была построена первая каменная полковая церковь - Спасо-Преображенская, в благодарность за участие гвардейцев в дворцовом перевороте 25 октября 1741 года, приведшем к власти дочь Петра I Елизавету Петровну. (Об этом событии напоминает северный придел храма, освященный в честь свящ. мучеников Климента, папы Римского, и Петра, архиепископа Александрийского - день восшествия Елизаветы Петровны на престол.)

Главный придел собора посвящен празднику Преображения Господня, южный - преподобному Сергию Радонежскому, молитвенному покровителю русского воинства.

Храм сразу стали строить трехпредельным. Он был заложен по проекту петербургского архитектора М. Земцова, продолжил строительство Пьетро Антонио Трезини, которому было предписано взять за основу очертания глав московского Успенского собора, где венчались на царство русские государи. Петербург вслед за Москвой и Киевом стал украшаться величественными сооружениями. По отзывам современников, он был великолепнейшим храмом столицы. Храм (он стал собором в 1796 году) простоял до пожара, который произошел в 1825 году, в 1827—1829 годах был перестроен В.П. Стасовым.

В 1742 году, когда большая часть Измайловской слободы была уже построена, в одну из солдатских казарм между современными 4-й и 5-й Красноармейскими улицами по Измайловскому проспекту, была перенесена походная церковь полка. Эта церковь не могла вместить всех желающих, и в сентябре 1753 года у императрицы Елизаветы Петровны было получено разрешение на строительство храма для лейб-гвардии Измайловского полка. К возведению нового храма приступили весной 1754 года, освящение состоялось в 1756 году. Он был выстроен по об-

разцу церкви, стоявшей в имении духовника императрицы Ф.Я. Дубян-ского. Главный придел был освящен во имя Пресвятой Троицы, второй -во имя святого Иоанна Воина.

Храм Пресвятой Троицы был деревянный на каменном фундаменте, пятиглавый. Он сильно пострадал в наводнение 1824 года и был перестроен в 1828—1835 годах В.П. Стасовым.

Церковь лейб-гвардии Конного полка была освящена 12 декабря 1743 года, во имя Благовещения Божией Матери в царствование императрицы Елизаветы Петровны, которая жила в Смольном дворце по соседству с Конным полком. Центром слободы был трехэтажный каменный дом (Кикины палаты), перестроенный по проекту В. В. Растрелли.

В центре палат находился большой двухсветный зал, который перестроили в соответствии с требованиями богослужения. Над церковью был надстроен огромный купол.

Церковь в этом здании располагалась до 1801 года, затем несколько раз переезжала, пока во времена правления Николая I для полка не был построен отдельный храм по проекту К. А. Тона.

В период правления Павла I (1796—1801) было осуществлено переустройство армии и закрепление воинских храмов за Военным и Морским ведомствами. По указу от 9 апреля 1800 года, воинские храмы выводились из подчинения Епархии и передавались главному священнику армии и флота, переименованному впоследствии в протопресвитера армии и флота.

В результате полковые церкви усилили функцию полкового музея и памятника, получившую дальнейшее развитие в XIX веке.

В эпоху императора Александра I (1801—1825) облик церковных зданий столицы определялся стилем позднего классицизма - ампиром, в котором сочеталась строгость наружной отделки (многоколонный портик перед входом, строгий карниз и фронтон) и изящество внутренней отделки.

Победа России в войне с Наполеоном пробудила национальное самосознание русского народа, гордость за совершенный подвиг.

Под воздействием храмово-мемориального комплекса, сложившегося в Казанском кафедральном соборе (ставшем музеем освобождения России от французов в 1812 году и усыпальницей великого полководца этой войны), сформировалась новая функция полковых храмов. Они становятся центрами общественной жизни полка и все больше превращаются в мемориальные комплексы, посвященные полковой истории, ее военной доблести, в пантеоны героев-однополчан.

При императоре Александре I было возрождено почитание святого Александра Невского. Множество храмов в память об Отечественной войне 1812 года, заграничных походах и победе над Наполеоном соору-

жалось во имя святого соименного императору, при котором была одержана победа, решившая судьбу России, - князя Александра Невского.

К числу полковых храмов, относится построенное в годы правления Александра I Василием Петровичем Стасовым здание казарм Павловского лейб-гвардии полка с церковью на втором этаже казарменного комплекса.

Церковь была основана в 1823 году и освящена во имя св. благ. кн. Александра Невского. Интерьер был выдержан в ампирном стиле. Церковь вмещала 900 человек, и была украшена знаменами полка.

Церковь была закрыта в 1918 году. Здание казарм Павловского полка расположено на Марсовом поле, в нем размещается сейчас здание Лен-энерго.

Церковь св. благ. кн. Александра Невского лейб-гвардии Московского полка была размещена в казарменных зданиях на набережной реки Фонтанки, неподалеку от Семеновской площади. Церковь располагалась на втором этаже, над воротами со стороны набережной реки Фонтанки, была освящена 27 апреля 1815 года и просуществовала в таком виде до 1862 года, когда полк переехал на Выборгскую сторону в новые казармы.

Церковь св. Спиридона Тримифунтского при лейб-гвардии Финляндском полку располагалась на Васильевском острове (современный адрес: Васильевский остров, Большой проспект, угол 19-й линии.)

Церковь была освящена 12 декабря 1820 года в честь св. Спиридона Тримифунтского, так как в этот день в 1806 году был учрежден Батальон императорской милиции, в 1811 году преобразованный в лейб-гвардии Финляндский полк. Полковая церковь располагалась в здании казарм, а затем в госпитале, на втором этаже.

Интерьер церкви был украшен коринфскими пилястрами и росписью под лепку и считался «одним из лучших образцов в архитектуре русского классицизма первой трети XIX века». Коринфскими пилястрами был оформлен и высокий одноярусный иконостас.

В церкви хранились особо чтимые святыни: ковчег с частицей Животворящего Креста и серебряный крест с частицами мощей апостолов Петра, Павла, Андрея и Матфея. Вернувшийся из Святой Земли, вел. кн. Константин Николаевич поднес туфлю св. Спиридона и перламутровый крест с Гроба Господня.

Икона св. Александра Невского с черной мраморной доской напоминала о панихиде по солдатам полкового караула, погибшим при покушении Халтурина на Александра II в 1880 году в Зимнем дворце.

Ежегодно 12 октября в храме служилась панихида о павших в русско-турецкой войне 1878—1879 годов в бою под Горным Дубняком однополчанам-гвардейцам.

В церкви хранились полковые знамена и мундиры августейших шефов.

В 1803 году Александр I поручил построить казарменный комплекс для размещения Кавалергардского полка. Кавалергардский полк, для которого архитектор Луиджи Руска проектировал казармы, относился к числу привилегированных полков русской гвардии. Казармы решено было построить на месте Запасного двора, в Литейной части города между Воскресенской набережной улицей (Шпалерной) и Захарьевской.

Полк отличился в войне с Наполеоном, участвовал в крупных сражениях и за свои военные подвиги был удостоен права на размещение казарм в центральной части города.

В момент передачи территории в ведение полка, там размещался Запасный двор, который занимал каре зданий с церковью, освященной во имя святых праведников Захария и Елизаветы. Здание церкви представляло собой небольшую каменную постройку базиликального типа с деревянным куполом и колокольней в 7 колоколов.

В храме имелся складной двухъярусный иконостас, который, по преданию, был привезен в XVI веке из Греции и находился в походной церкви, которая сопровождала Ивана Грозного в походе на Казань.

При перестройке Л. Руска в основном сохранил композицию прежней церкви. При проектировании фасадов он использовал разнообразные архитектурные элементы, что выделяло ее среди окружающих зданий.

Небольшой мемориальный уголок, посвященный памяти Отечественной войны 1812 года был организован в 1817 году, когда сюда были помещены украшенные Георгиевскими крестами штандарты и сопутствующие полку в походах литавры. Между штандартами был установлен серебряный обелиск на мраморном пьедестале с памятной надписью о боевых заслугах полка, здесь же были начертаны имена убитых и раненых офицеров, указано число погибших нижних чинов.

Позднее рядом с обелиском и штандартами было помещено около 100 медалей и георгиевских крестов - награды, полученные преимущественно солдатами и переданные после их смерти в церковь.

Церковь подвергалась значительным ремонтам и перестройкам: в 1834 году, в 1856—1858 годах и в 1896—1899 годах.

Церковь освященная во имя св. вмч. воина Севастьяна (день рождения императрицы Елизаветы Петровны), предназначенная для лейб-гвардии Гренадерского полка располагалась в полковой слободе, построенной по проекту Л. Руска на берегу Большой Невки на Аптекарском острове. Она располагалась в южной части офицерского корпуса на втором этаже и была освящена в 1811 году.

За особое отличие на полях сражений в Отечественной войне 1812— 1813 годов Гренадерский полк был причислен к гвардии. В 1816 году церковь получила название свмч. Артемона, в день памяти которого полк был переименован в гвардейский (13 апреля 1813 года).

После упразднения церкви в полковых казармах иконы и серебряная утварь была перенесены в Преображенский храм, построенный К.А. Тоном в 1840—1845 годах.

Три десятилетия царствования императора Николая I (1825—1855) во многом определялись заложенным и сделанным в александровское время. Этот период характеризуется строгой дисциплиной, порядком и субординацией, строгой цензурой в духовной сфере, предотвращавшей проповедь неправославных учений. Он был благоприятен для церковного строительства в целом и воинского в частности.

Трижды на протяжении XIX столетия в архитектуре происходил стилевой поворот. Первый произошел на рубеже 1820—1830 годов, когда барокко сменил классицизм. Второй - в 1850-х - начале 1860-х когда в архитектурную практику вошел византийский стиль. Третий - в конце 1880-х, когда обратились к зодчеству Великого Новгорода и раннемос-ковских храмов.

Эти изменения коснулись и строительства полковых храмов.

Храмы николаевской эпохи отличались не только архитектурным обликом, но и большой вместимостью (до 3000 человек) и произведенными затратами. На полковые церкви император Николай I денег не жалел, делая ассигнования на строительство и убранство храмов из своих личных средств. Он всегда обсуждал с зодчими проекты и внимательно следил за ходом строительства, нередко откровенно в него вмешиваясь. Все крупные постройки возводились после его апробации.

В период правления Николая I Петербург украсился многими великолепными храмами, прежде всего полковыми - император хотел, чтобы у каждого гвардейского полка был свой храм.

В XIX веке музейная функция полковых храмов постоянно возрастает. Каждая крупная военная кампания пополняет их коллекции. Военные трофеи поступают в церковь по специальному распоряжению военачальника, а порой и самого императора.

Как правило, наибольшее число военных реликвий помещалось в храм сразу после его постройки и освящения. Дальнейшие поступления зависели от важности военных событий, участия в них полка, его заслуг, от расположения к полку императора.

В полковых храмах на стенах, начиная с 1848 года, стали устанавливать бронзовые доски с именами убитых в бою офицеров. Стены храма становятся открытой поминальной книгой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В царствование Николая I возникли самые крупные полковые соборы, авторами которых были выдающиеся зодчие - Василий Петрович Стасов и Константин Андреевич Тон.

Если ранние постройки (Спасо-Преображенский и Троице-Измайловский соборы, построенные В.П. Стасовым в период 1825—

1835 годов) возводились в ампирном стиле, то более поздние постройки (церковь Благовещения Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Конного полка и церковь свмч. Мирона лейб-гвардии Егерского полка, собор Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка, построенные в период 1837—1850-х годов) были выдержаны в ином стиле - русско-византийском.

В.П. Стасов получил задание перестроить после пожара 1825 года, собор Преображения Господня. Стасов восстановил собор, частично используя старые стены, но придал ему строго ампирный облик.

По рисунку Стасова был сделан четырехъярусный белый с золотом иконостас, выполненный в виде триумфальной арки. По его эскизу в соборе разместили трофейные знамена, что свидетельствовало о его важности как музея.

Освящение собора, состоявшееся 5 августа 1829 года, совпало со временем окончания русско-турецкой военной компании, и поэтому все трофеи завершившейся войны по распоряжению Николая I были препровождены в Петербург для украшения этого единственного тогда каменного гвардейского собора.

Мемориальное значение храма усиливается установленной в 1830— 1833 годах вокруг собора по проекту В.П. Стасова оградой из трофейных турецких пушек. Перед воротами было поставлено два единорога и 12 других трофейных орудий.

Поскольку собор был полковым, на его стенах висели бронзовые доски с именами павших в сражениях офицеров, а в специальных шкафах размещались мундиры августейших шефов полка, хранилась сабля Александра II, бывшая при нем в день покушения.

Собор Пресвятой Троицы лейб-гвардии Измайловского полка был заложен по проекту В.П. Стасова в Троицын день в мае 1828 года, так как старый собор, построенный в 1756 году при Елизавете Петровне, сильно пострадал в наводнение 1824 года (он был каменный, пятиглавый). Стасову предложено было использовать его как образец при постройке нового собора.

Во внутренней и внешней отделке Стасов придерживался принципов ампира: колонны, портики с завершающими их фронтонами на всех четырех фасадах.

Внутренняя отделка строгая, только колонны были покрыты белым искусственным мрамором. Иконостас, оформленный коринфскими колоннами, шел полукругом, образуя одно целое с напрестольной сенью. Внутри собор поражал простором и светом.

Белый с голубыми куполами и золочеными звездами собор Пресвятой Троицы считался в Петербурге одним из самых высоких и больших и вмещал около 3000 человек.

В соборе находился походный атласный иконостас, икона «Воскресение Христово» 1738 года с частицей мощей.

Постройки храмов в Конном, Семеновском и Егерском полках были выдержаны в русско-византийском стиле.

Его, по желанию Николая I, начал разрабатывать с 1830-х годов К. А. Тон, этот стиль был своеобразной «реставрацией» традиций церковной архитектуры средневековой Руси и православного Востока. В своих проектах Тон ориентировался на возрождение русского православного храмостроительства допетровского времени. Время внесло в эту реставрацию новые инженерные решения и заметный рационализм.

Благодаря покровительству Николая I К. А. Тон стал ведущим зодчим в области церковного строительства, создателем возрожденного в соответствии с древнерусской традицией типа соборного храма. В его проектах тип соборного храма представлен в двух видах: пятиглавом (собор Введения во храм Пресвятой Богородицы Семеновского полка и церковь Преображения на Аптекарском острове) и пятишатровом (церковь Благовещения лейб-гвардии Конного полка).

В проектах Тона обрел новую жизнь тип русского православного приходского храма с его традиционно трехчастной структурой (колокольня, трапезная и собственно церковь.

Здание полковой церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка с 1764 года размещалось у полкового плаца возле засыпанного теперь Введенского канала и оказалось на пути пролагаемой Царскосельской железной дороги. В связи с этим по распоряжению Николая I в августе 1837 года был заложен новый трехпре-дельный храм, в плане квадратный, со слегка выступающими ризалитами в центре каждого фасада. Освящен он был в 1842 году в присутствии императора.

Формы храма были простые и крупные. К.А. Тон использовал типовые детали древнерусской архитектуры конца XVI века: купола-луковицы, килевидные закомары, узорное обрамление порталов. Основной объем здания завершался граненым барабаном; на углах здания располагались главы-колокольни.

Трехъярусный иконостас был выполнен по рисунку Тона. В храме были две иконы «греческого письма»: Нерукотворный Спас и Знамение, бывшие с Измайловским полком в битвах при Полтаве и Лесной.

Среди полковых знамен висели доски с именами погибших офицеров, в витринах лежали мундиры августейших шефов и фельдмаршальский жезл вел. кн. Николая Николаевича-старшего.

В 1913 году полковая церковь стала собором. Здание церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы перекликалось с вертикалью коло-

кольни Владимирской Божией Матери, расположенной в начале Загородного проспекта.

Собор был закрыт 8 марта 1932 года и к весне 1933 года снесен. Годом позже за счет освободившегося места был расширен сквер, сейчас место частично занято под ресторан «Макдональдс».

Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Конного полка находилась на территории, расположенной между Сенатской площадью и Крюковым каналом, южнее Галерной улицы.

Церковь была заложена в 1844 году 2 июля в присутствии Николая I, на чьи средства преимущественно и строилась.

Автором проекта в «итало-византийском» стиле был К. А. Тон, он же с помощниками руководил строительством. Строительство закончили в 1849 году, храм освятили 20 марта того же года. Это был трехпредель-ный, квадратный в плане храм с шатровым восьмигранным куполом в центре.

В оформлении фасадов К.А. Тон использовал сочетание древнерусских и классицистических форм: сдвоенные полуколонны на пьедесталах и причудливые наличники в духе XVII века, строгий треугольный фронтон и килевидные кокошники у основания шатра.

Внутри небольшое четырехстолпное помещение было оформлено прилегающими колоннами и пилястрами из искусственного мрамора и украшено лепными рельефами. Орнаментом был богато украшен купол, паруса, подоконный пояс.

В церкви имелись богатые подношения для богослужения еще времен императрицы Елизаветы Петровны, перенесенные из прежнего храма. Церковь впоследствии украшалась из личных средств Николая I, как церковь любимого им полка.

На стенах висели бронзовые доски с именами павших офицеров и полковые знамена, в витринах хранились мундиры императоров-шефов.

В склепе храма были погребены два командира полка -кн. А.Ф. Орлов и В.Д. Голицын, там же был устроен небольшой Владимирский придел.

С восточной стороны Конногвардейского бульвара в 1840-е годы были установлены две скульптуры Славы в честь боевых заслуг лейб-гвардии Конного полка. Эти скульптуры, отлитые в Берлине по модели скульптора Х. Д. Рауха, были подарены Николаю I прусским королем.

Храм сильно пострадал при изъятии церковных ценностей в октябре 1928 года, а весной-летом 1929 года был снесен под тем предлогом, что он будто бы мешает трамвайному движению.

Церковь свмч. Мирона при лейб-гвардии Егерском полку, находилась по набережной Обводного канала, в месте его слияния с Введенским каналом.

Церковь была освящена во имя свмч. Мирона, так как в день его памяти, 17 августа 1813 года, полк отличился в битве с французами, за что получил Георгиевское знамя. Николай I лично утвердил проект К.А. Тона.

Закладка храма состоялась в октябре 1849 года, строительство шло на личные средства императора, освящение произошло через шесть лет. Здесь был использован распространенный в зодчестве XVII века тип трехчастного храма, состоявшего из расположенных на одной оси церкви, притвора и примыкавшей к западному фасаду колокольни. Просторная церковь вмещала 3000 человек.

В церкви свмч. Мирона была установлена 70-метровая шатровая колокольня, близкая к московскому стилю XVII века. Ее центральная глава была увенчана шатром, малые главы, тоже шатровые, тесно поставлены к главной. Храм по своему виду - за исключением 70-метровой колокольни - напоминал Благовещенскую церковь Конного полка.

Многое из богатого убранства храма, было подарено Николаем I.

Внешне этот храм перекликался с древнерусскими сооружениями и по внешнему и внутреннему убранству считался образцом русско-византийского стиля.

Много ценных икон размещалось на стенах, среди них - подаренные полку болгарами при освобождении Балкан.

В память о боях русско-турецкой войны 1828—1829 годов и войны 1877—1878 годов, в которых участвовал полк, в церкви служились заупокойные панихиды.

На стенах висели знамена и медные доски с именами павших, в витринах хранились мундиры августейших шефов.

Церковь была закрыта в феврале 1930 года, взорвана и разобрана на кирпич. Сейчас на ее месте пустырь.

Церковь Преображения Господня при лейб-гвардии Гренадерском полку размещалась на Инструментальной (Церковной) улице близ Ботанического сада на Аптекарском острове.

В 7 июля 1840 года была заложена однопрестольная церковь на 360 человек, автором которой был К. А. Тон. Церковь в русско-византийском стиле возводилась на насыпном холме. Она была закончена в сентябре 1845 года, отделку храма поручили видным художникам. Церковь предназначалась для жителей Аптекарского острова, но в 1873 году перешла к Гренадерскому полку.

Из прежней полковой церкви, расположенной в Петровских казармах, где размещался Гренадерский полк, были перенесены чтимые полковые иконы XVIII века: св. Севастьяна и Казанской Божией Матери, серебряная утварь 1829 года. Образа иконостаса и медальоны купола были написаны К. П. Брюлловым.

На стенах висели полковые знамена и траурные доски; в витринах лежали мундиры императоров-шефов.

Церковь закрыли в 1930 году и передали под лабораторию; купола снесли, интерьер переделали.

Сейчас это искалеченное здание - единственная сохранившаяся церковная постройка К. Тона. В ней размещены лаборатории Электротехнического университета.

В церкви, освященной во имя Захария и Елизаветы и принадлежавшей лейб-гвардии Кавалергардскому полку, в 1834 году по инициативе командира полка были проведены большие ремонто-строительные работы.

Обосновавшись в Петербурге с 1820-х годов лейб-гвардии Саперный батальон, занимал часть казарм лейб-гвардии Преображенского полка в районе Кирочной улицы.

Для богослужений батальон четверть века пользовался полковой походной церковью Пресвятой Троицы.

В 1847 году к нему перешел расположенный неподалеку деревянный храм святых бессребреников Космы и Дамиана, который в 1854 году уничтожил пожар.

При передаче этой деревянной церкви батальону было велено возвести каменную, постоянную церковь, которую заложили лишь в 1876 году.

В середине XIX века перед многими полковыми храмами появляются скульптурные памятники, которые строятся на пожертвования чинов полка в память погибших однополчан. Чаще всего их устанавливают рядом с полковым храмом, реже - у зданий казарм и на полковом плацу.

В 1853 году в летнем лагере лейб-гвардии Саперного батальона под Петергофом был открыт памятник погибшим саперам. В 1899 году его перенесли в Петербург и установили перед полковой церковью Космы и Дамиана.

Ко времени царствования Александра II (1855—1881) большинство соборов и приходских церквей в Петербурге было уже построено.

В архитектуре главенствовал «русско-византийский» стиль с сильными элементами романского. Зодчие возвращались через Византию к Владимирской и Московской Руси, к забытым национальным традициям.

Для лейб-гвардии Саперного батальона был выстроен храм святых бессребреников Космы и Дамиана (архитектор М. Месмахер). Он был заложен в 1876 году, в 1879 году, к полувековому юбилею батальона освящен. Церковь располагалась вдоль Кирочной улицы на углу Мелитопольского (Космодемьяновского) переулка.

Церковь имела необычный для Петербурга вид базилики с расположенным по главной оси большим куполом на восьмигранном барабане с луковичной главкой и звонницей над притвором.

Стены северного и южного фасадов были прорезаны окнами-аркадами, напоминавшими в уменьшенном виде аркады византийских монастырей. Карниз над ними был отделан фигурной порезкой. Над окнами располагался фронтон с изображением святых Космы и Дамиана.

Церковь была облицована белым и красным кирпичом. Сочетание белого и красного цветов делало постройку праздничной.

Как везде в воинских храмах, на стенах висели доски с именами павших офицеров и батальонные знамена, а в витринах лежали мундиры императоров-шефов.

Перестройка церкви святых праведников Захария и Елизаветы лейб-гвардии Кавалергардского полка была начата в 1855 году А.И. Штакеншнейдером, значительно изменившим ее внутренний объем и внешний облик. В ходе проведенных работ в храме были сняты своды, на которых находился придел св. Иоанна Богослова, устроены малые хоры. Под руководством академика К. К. Циглера был реконструирован иконостас и возведена колокольня, отреставрированы образа.

В храме значительно увеличился внутренний объем. 1 октября 1858 года состоялось новое освящение церкви.

Церковь свщмч. Иерофея, епископа Афинского при лейб-гвардии казачьих частях находилась в здании казарм, расположенных на набережной Обводного канала, дома 21-25.

Казачий полк, был сформирован в 1796—1798 годах. Он отличился в войне с французами, за что был награжден Георгиевским штандартом. Впоследствии, полк вместе с лейб-гвардии Атаманским входил в состав Сводного казачьего полка. Казаки размещались в здании казарм, выстроенных еще в 1846—1852 годах, и до 1859 года своего храма не имели. Для собственной церкви был приспособлен верхний этаж корпуса казарм. Церковь была освящена 3 октября 1860 года во имя свщмч. Иеро-фея, епископа Афинского, так как в 1813 году в этот день казаки особенно отличились в «Битве народов» под Лейпцигом.

Внутри храм был убран просто. Утварь и ризницу храма частью приобрели на средства казаков, частью на пожертвования высочайших особ.

В одноярусном иконостасе имелось всего девять икон, запрестольным образом служила копия с «Троицы» К.П. Брюллова. Храм вмещал до 1000 человек.

Церковь Михаила Архангела лейб-гвардии Московского полка размещалась в казармах, построенных для полка на углу Большого Сампсониевского проспекта и Литовской улицы в стиле позднего классицизма. В 1862 году лейб-гвардии Московский полк переехал сюда из казарм на набережной реки Фонтанки.

Церковь размещалась на втором этаже одного из флигелей. В храме имелся одноярусный иконостас, выполненный в традициях ампира. На

стенах висели киоты с образами, поднесенными жителями Выборгской стороны после русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

В 1905 году для лейб-гвардии Московского полка была начата постройка нового храма.

В царствование императора Александра III (1881—1894), благодаря политике обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева, было основано больше монастырей и освящено церквей, чем за предыдущие полвека. Русское общество, потрясенное убийством Александра II, откликнулось на него созданием церковно-общественных организаций и строительством новых храмов для укрепления в народе пошатнувшейся веры.

В полковом храме, со второй половины XIX века соседствуют боевые реликвии, захоронения героев-однополчан и мемориальные доски с именами погибших. Нередко перед храмом устанавливается памятник однополчанам. Сформировавшийся к этому времени комплекс полковой храм - музей - мемориал - памятник становится традиционным.

Церковь святых бессребников Космы и Дамиана лейб-гвардии Саперного батальона в 1885—1886 году была подвергнута крупному ремонту. Были возведены купол, звонница над входом, пробиты новые окна.

Крупные ремонты в храме проводились также в 1902 и 1912 годах.

В 1911 году в храм перенесли останки командира полка, генерал-адъютанта К. А. Шильдера, умершего от ран при осаде Силистрии.

Церковь была закрыта 1 октября 1933 года и передана под библиотеку. В конце 1940-х годов при постройке станции метро ее разобрали. Ныне на месте церкви находится комплекс школьных зданий.

У казарм лейб-гвардии Гренадерского полка, близ истока Карповки из Большой Невки, 24 апреля 1883 года была освящена часовня св. Александра Невского в византийском стиле с золоченой главкой, которую выстроили в память шефа - императора Александра II.

В церкви свмч. Мирона при лейб-гвардии Егерском полку в 1889 году в подвале под главным алтарем была освящена Никольская часовня в память о спасении в Борках императора Александра III. Часовня была выложена мрамором и украшена порфировыми колоннами.

В соборе Пресвятой Троицы лейб-гвардии Измайловского полка, после русско-турецкой войны 1877—1878 годов, когда полк особенно отличился, на стенах были развешены турецкие знамена.

В соборе висели доски из белого мрамора с именами павших офицеров, в витринах хранились ключи от взятых городов и мундиры августейших шефов.

В память об этой войне 12 сентября 1886 года у собора, на Измайловском проспекте, был открыт памятник «Колонна Славы». В основании памятника в пять рядов были размещены 108 турецких пушек, увен-

чанные фигурой Славы. На гранитном пьедестале были укреплены бронзовые доски с перечнем сражений и полков, участвовавших в войне.

Для церкви свщмч. Иерофея, епископа Афинского при лейб-гвардии Казачьем полку в середине 80-х годов XIX века над церковью было надстроено пятиглавие и одноярусная шатровая колокольня. Тогда же интерьер церкви получил новую отделку.

С 1903 года храм стал общим для всех гвардейских казаков. Закрыт в 1918 году. Сейчас в казармах - промышленное предприятие.

В 1894 году на престол вступил Николай II (1894—1917), при котором Российская империя и ее столица пережили последний блистательный рассвет.

Во время правления Николая II в стране развернулось активное церковное строительство, на нужды которого отпускались огромные суммы. В это время в России появилось столько полковых храмов, сколько их не было построено за два предыдущих столетия.

В 1900 году военный министр генерал А.Н. Куропаткин выдвинул предложение о типовой воинской церкви, хотя бы барачного типа, но вместительной и недорогой. В 1901 году была создана специальная комиссия по разработке проекта типовой полковой церкви. 1 декабря 1901 года было получено Высочайшее повеление о строительстве военных храмов по утвержденному образцу.

Впервые типовой проект был реализован при строительстве в 1901— 1903 годах в Новом Петергофе церкви 148-го Каспийского пехотного полка.

Церковь свт. Алексея, митрополита Московского при собственном его Импер. Вел. 1-м Железнодорожном полку находилась по адресу Подъездной переулок, дом 7.

Полковую церковь начали размещать в здании штаба Железнодорожного батальона, а затем уже и собственного Его Императорского Величества полка, обслуживавшего и охранявшего императорские поезда царской железнодорожной ветки.

Фасаду небольшой постройки с полукруглыми окнами был придан церковный вид, на крыше появилась звонница. Автором перестройки был офицер полка.

Освящение храма состоялось 18 декабря 1912 года. В храме был установлен трехъярусный иконостас, мраморный престол и жертвенник.

Закрыт храм был в 1918 году, в сентябре 1925 года церковь была отдана под клуб. Сейчас в здании жилые квартиры.

Церковь благ. кн. Александра Невского при 145-м Новочеркасском императора Александра III полку располагалась на Малой Охте, на четной стороне Новочеркасского проспекта.

Хотя полк в Петербург был переведен еще в 1878 году, молиться приходилось в различных церквях. Наконец, казна отдала полку бывший каменный склад неподалеку от казарм. Гражданский инженер Д.Я. Дунин-Барковский очень быстро перестроил его под храм в стиле XVII века с колокольней над входом, который вмещал 900 человек. Он был заложен 26 февраля 1896 года при участии Иоанна Кронштадтского и главнокомандующего гвардией и гарнизоном вел. кн. Владимира Александровича и уже 11 декабря 1896 года освящен в присутствии императора Николая II, который в 1904 году благословил уезжавший на фронт полк иконой Нерукотворного Спаса.

В храме находился трехъярусный золоченый иконостас, образа были написаны В.М. Васнецовым.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На стенах храма висели полковые знамена, а близ него, во дворе казарм был установлен бюст Александра III.

В русско-японскую войну, в 1904 году полк особенно отличился в боях в Маньчжурии, в память об этом была учреждена заупокойная литургия.

Церковь закрыли в 1918 году, позже снесли.

В церкви, освященной во имя правв. Захария и Елизаветы, лейб-гвардии Кавалергардского полка Л.Н. Бенуа в 1897—1899 годах производил перестройку, изменившую ее внешний облик.

От старого здания остались одни стены. Изменился даже план здания, имевший до реконструкции форму латинского креста и принявший форму греческого креста. С южной и северной стороны появились пристройки, была удлинена западная сторона. Значительно увеличился объем здания. Силуэт храма стал напоминать силуэт Петропавловского собора.

Храму было подарено много ценных предметов от шефов, командиров и офицеров: серебряный престол, изготовленный фирмой Фаберже, весом в 13 пудов, два драгоценных образа XVIII века - Христа Спасителя с частицей Ризы Господней и Владимирской Божией Матери, плащаница 1677 года, икона «Нерукотворный Спас», ранее принадлежавшая царю Алексею Михайловичу.

М.В. Нестеров исполнил эскизы мозаичных икон «Воскресение Христово» и «Св. благ. кн. Александр Невский».

В 1899 году перед церковью Захария и Елизаветы был открыт памятник чинам Кавалергардского полка, павшим в войне с Наполеоном.

В таком виде церковь просуществовала до 1950-х годов, когда была разобрана в связи со строительством здесь новых корпусов для Военно-строительного училища имени А.И. Комаровского.

Церковь свщмч. Евтихия, патриарха Цареградского при уральской сотне лейб-гвардии Сводно-Казачьего полка, размещалась на Манежной площади, дом 10.

Уральская казачья сотня, входившая в состав Сводно-Казачьего полка с 1903 года, размещалась в здании, выходившем фасадами на Караванную улицу и Манежную площадь.

Церковь была освящена в марте 1903 года. На фронтоне здания со стороны Манежной площади высился ажурный крест. Церковь была устроена на втором этаже здания, от соседних помещений она отделялась раздвижной перегородкой. Иконы в одноярусном дубовом иконостасе были написаны специально для этого храма.

Церковь была закрыта, вероятно, в 1918 году; сейчас здание занято различными учреждениями.

Церковь Михаила Архангела лейб-гвардии Московского полка, размещалась на Большом Сампсониевском проспекте, дом 61. Она была заложена в 1905 году по проекту А.Г. Успенского, сына известного писателя, освящена 20 ноября 1906 года.

Постройка была выполнена из красного кирпича в русском стиле с шатровой колокольней над входом. На фасадах церкви были размещены майоликовые украшения на евангельские сюжеты.

Из прежней полковой церкви на Выборгской стороне, где одно время располагался полк, были перенесены царские врата, отлитые из захваченного в 1812 году у французов серебра, прекрасная серебряная гробница для плащаницы весом в 10 пудов - подарок шефа полка вел. кн. Михаила Павловича. Из прежнего храма были также перенесены киоты с образами, подаренными жителями Выборгской стороны после русско-турецкой войны 1877—1878 годов. Церковь вмещала 800 человек.

Ежегодно 12 октября панихидой отмечались павшие в бою под Горным Дубняком, 21 ноября - под Араб-Конаком.

На стенах висели бронзовые доски с именами погибших офицеров; в витринах лежали мундиры императоров-шефов.

В конце 1915 года с южной стороны была устроена усыпальница для павших в Первую мировую войну офицеров.

В 1918 году церковь сделана приходской. В 1923 году она была закрыта и приспособлена под клуб, через несколько лет капитально перестроена под столовую.

Церковь свт. Николая Чудотворца при лейб-гвардии 3-м Его Им-пер. Вел. Стрелковом батальоне (с 1910 года - полку). Она размещалась на Казанской улице, дом 37.

В честь 25-летия шефства над полком вел. кн. Николая Александровича, впоследствии императора, в полковом манеже (ранее принадлежавшем Мариинскому дворцу) была заложена церковь. До этого офицеры и солдаты полка ходили молиться в Адмиралтейский собор.

Над воротами здания церкви со стороны Казанской улицы была сделана небольшая звонница с главкой. Белый с золотом иконостас был од-

ноярусным и отделялся раздвижной перегородкой от остального помещения, рассчитанного на 400 человек. Образа были написаны монахами Троице-Сергиевой пустыни.

Сам августейший шеф принял участие в освящении 25 января 1898 года, на освящении присутствовал о. Иоанн Кронштадтский.

Храм был закрыт 27 мая 1922 года и ныне приспособлен под спортивное учреждение.

Церковь прп. Сергия Радонежского при 180-м запасном пехотном полку располагалась на Среднем проспекте Васильевского острова.

Во время Первой мировой войны на Смоленском поле, в западной части Среднего проспекта Васильевского острова, для обучающихся запасных были выстроены временные бараки, один из которых приспособили под церковь. Солдаты сделали звонницу, иконостас и роспись храма. Освятили ее 25 сентября 1916 года.

В храме имелись два старинных - образа XVII века и датированный тем же временем напрестольный крест.

Церковь закрыли в 1917 году и вскоре снесли. Сейчас эта часть поля близ кинотеатра «Прибой» застроена жилыми домами.

Перед фасадом церкви свт. Спиридона Тримифунтского при лейб-гвардии Финляндском полку по проекту С.П. Кондратьева в 1903—1904 годах в честь столетия полка была выстроена часовня свт. Спиридона, где после закрытия храма в 1919 году некоторое время проходили богослужения.

Так как храм состоял под охраной государства, в начале 1923 года его ампирный иконостас вывезли в Музей отжившего культа.

Ныне в помещении церкви - концертный зал Гаванского Дворца культуры.

В полковых храмах появляются захоронения однополчан, как правило, полковых командиров или особо отличившихся офицеров. Нередко в подвальном помещении под храмом устраивались полковые склепы.

Так, в соборе Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка в декабре 1906 года в подвальном этаже был освящен нижний храм свмч. Иакова с походным иконостасом николаевского времени. Храм был расписан ликами святых и густо расположенным орнаментом.

В нижнем храме, в мраморной гробнице были похоронены убитый террористами командир полка Г.А. Мин и трое павших при подавлении восстания в Москве семеновцев. Кроме того, в церкви были погребены командир полка и министр Императорского Двора кн. П.М. Волконский, ведавший постройкой собора.

В склепе храма Благовещения Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Конного полка были погребены два командира полка - граф

А.Ф. Орлов и князь В. Д. Голицын, там же был устроен небольшой Владимирский придел.

Храм сильно пострадал при изъятии церковных ценностей в октябре 1928 года, и весной-летом 1929 года был снесен под тем предлогом, что

он мешает трамвайному движению.

* * *

Процесс развития полкового храма-музея был прерван в 1917 году, судьба его в советское время трагична.

Инструкция Наркомюста от 24 августа 1918 года предписывала изымать из храмов и молитвенных домов мраморные и иные доски, надписи на стенах и на богослужебных предметах, произведенные в целях увековечивания памяти лиц, принадлежащих к низвергнутой императорской династии. Послереволюционная история каждой из полковых церквей начиналась с изъятия не богослужебных предметов, а полковых трофеев.

24 января 1918 года в Петрограде создается Комиссия по охране полковых музеев и перенесению их в государственные хранилища.

Основным аргументом в «пользу» такого перенесения было то, что «условия нынешнего хранения знамен и штандартов в соборах угрожает разрушением, тогда как для них имеется спец. помещение в Артиллерийском музее».

Главным хранилищем для полковых музеев стал Кронверк Петропавловской крепости, будущий Артиллерийский музей. Туда были вывезены полковые музеи Семеновского, Конного, Егерского полков.

Таким образом полковые церкви перестали быть музеями боевой славы полков.

Следующим этапом в послереволюционной судьбе полковых церквей стал 1922 год - год изъятия церковных ценностей в пользу голодающих Поволжья. Комиссия по изъятию ценностей в Петрограде начала свою работу уже 24 января 1922 года. Ценою этих изъятий были расстрелы священнослужителей, а церкви лишались своих святынь. При этом изъятые ценности не всегда доходили до Госхрана или запасников государственных музеев, а «растворялись» по дороге.

Последним этапом послереволюционной истории полковых церквей приходится на конец 1920-х — середину 1930-х годов. Этот период завершился практически полным уничтожением полковых церквей в Петербурге: из 17 действовавших до 1917 года полковых храмов сохранилось два - собор Преображения Господня всей Гвардии и собор Пресвятой Троицы лейб-гвардии Измайловского полка.

Были уничтожены здания полковых церквей, а с ними памятники героям полка, мемориальные доски с именами павших и их могилы.

Из построенных К.А. Тоном полковых храмов сохранилось лишь здание церкви Спаса Преображения лейб-гвардии Гренадерского полка, перестроенное до неузнаваемости, сейчас его занимают лаборатории Электротехнического института.

От полковых церквей остались лишь адреса.

Литература

1. Антонов В . В . Святыни Санкт-Петербурга : ист.-церков. энцикл. : в 3 т. Т. 1 / В.В. Антонов, А.В. Кобак. - СПб. : Изд-во Чернышева, 1997. - 288 с.

2. Антонов В . В . Святыни Санкт-Петербурга : ист.-церков. энцикл. : в 3 т. Т. 2 / В.В. Антонов, А.В. Кобак. - СПб. : Изд-во Чернышева, 1996. - 328 с.

3. Антонов В . В . Святыни Санкт-Петербурга : ист.-церков. энцикл. : в 3 т. Т. 3 / В.В. Антонов, А.В. Кобак. - СПб. : Изд-во Чернышева, 1996. - 392 с.

4. Антонов Б. И. Императорская гвардия в Санкт-Петербурге / Б.И. Антонов. - СПб. : Глагол, 2001. - 207 с.

5. Клавинг В . В . Военные храмы России / В.В. Клавинг. -СПб. : Православный летописец Санкт-Петербурга, 2002. - 161 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.