Научная статья на тему 'Политико-правовые идеи о существовании немецкого рейха и международно-правовое положение Германии после окончания Второй мировой войны'

Политико-правовые идеи о существовании немецкого рейха и международно-правовое положение Германии после окончания Второй мировой войны Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
203
44
Поделиться

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Антонов И. П.

В статье рассматриваются проблемы послевоенного международно-правового статуса ФРГ и ГДР, а также обоснование немецкими учеными и Политиками идеи о существовании немецкого рейха.

POLITICAL IDEAS OF REICH EXISTENCE IN GERMANY AND INTERNATIONAL STATUS OF GERMANY AFTER WORLD WAR II

The auther gives a description of the main theories of Reich in Germany, which still are unique and modern. Mereover, in the paper he presents the main issues of international status of Germany after World War II and its relations with other countries on international arena.

Текст научной работы на тему «Политико-правовые идеи о существовании немецкого рейха и международно-правовое положение Германии после окончания Второй мировой войны»

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ИДЕИ О СУЩЕСТВОВАНИИ НЕМЕЦКОГО РЕЙХА И МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГЕРМАНИИ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

И.П. Антонов

Кафедра международного права Российский университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, б, 117198 Москва, Россия

В статье рассматриваются проблемы послевоенного международно-правового статуса ФРГ и ГДР, а также обоснование немецкими учеными и политиками идеи о существовании немецкого рейха.

Объединение Германии 3 октября 1990 г. явилось важным событием не только национального характера, но и явлением международного масштаба. Восстановление германского единства позволило решить ряд сложных проблем, возникших после окончания Второй мировой войны, по-новому определить роль и место современного немецкого государства в мировом сообществе. Однако этому сложному процессу предшествовали события, оставившие глубокий след в истории немецкого государства, о которых периодически возникают научные и политические споры неоднозначного характера.

В первые послевоенные годы ни одна тема не вызывала столь острые дискуссии, как вопрос о том, был ли ликвидирован немецкий рейх (Deutsches Reich) в результате безоговорочной капитуляции Германии [13, с. 267; 18, с. 8]? Мнения по этой проблеме разделились диаметрально противоположно. Так, меньшинство, возглавляемое известным специалистом по международному праву Г. Кельзеном (1881-1973), утверждало, что рейх был уничтожен как субъект международного права [14; с. 91]. К представителям этого направления относились юристы, находившиеся в движении Сопротивления нацистам. Им был противопоставлен тезис о дальнейшем существовании немецкого рейха, утратившего свою дееспособность после подписания акта о военной капитуляции германских вооруженных сил 1945 г., но сохранившего свою правоспособность. Этот тезис,, развиваемый в различных вариантах, получил широкое распространение в научных кругах и вытеснил контртезис об исчезновении германского рейха. Однако, после 1949 г. он стал официальной доктриной ГДР.

Научный анализ работ немецких ученых по международному праву позволяет в общем виде представить некоторые модификации этих теорий, различных по содержанию, но одинаковых по своей сути.

1. Теории об уничтожении немецкого рейха как субъекта международного права (Untergangstheorien).

Основной тезис — после капитуляции германских вооруженных сил рейх уничтожен как субъект международного права.

Теория оккупации (Debellationstheorie). Основные положения исходят из учения о трех элементах государства. На основании Акта о военной капитуляции германских вооруженных сил от 08.05.1945 и Декларации о поражении Германии и взятии на себя верховной власти в отношении Германии правительствами СССР, Великобритании, США и временным правительством Французской Республики (Берлинская Декларация) от 05.06.1945 Германия лишается одного из обязательных элементов государства — государственной власти и не может рассматриваться как субъект международного права [19, с. 87].

Теория разделения (Dismembrationstheorie). Основные положения исходят из учения о территории в международном праве и правопреемства государств. Основной тезис — немецкий рейх прекращает свое существование после его распада на несколько частей. Каждая часть лишена правосубъектности и правопреемства.

2. Теории о дальнейшем существовании германского государства (Fort-bestandstheorie).

Основной тезис — после 1945 г. германское государство не уничтожено и не распалось. Передача власти оккупационным державам лишь подтверждает его правоспособность.

Теория основного государства (Staatskemtheorie). Согласно ее положениям государственная территория и территория действия конституции юридически различные понятия. Государствення территория Германии, а соответственно, и территория ФРГ — идентичны в пределах границ по состоянию на 31 декабря 1937 г. [4, с. 98]. Напротив, территория действия конституции, т.е. сфера действия Основного закона, ограниченна территорией западных оккупационных властей. ГДР как новый субъект международного права приобретает правовой статус «локального de-facto режима».

Теория идентичных частей (Teilidentitatstheorie). В соответствии с ее положениями происходит отождествление территорий ФРГ и германского государства. Основной недостаток — ее представители не отвечают на вопрос: почему, в этом случае, полномочия федерального правительства ограничены пределами территорией бывшей западной зоны оккупации?

Теория «сжатого» государства (Schrumpfstaatstheorie). Как и положения предыдущей теории, отождествляют территории ФРГ и германского рейха. Сложившуюся ситуацию объясняет «сжатием» территории до размеров современного немецкого государства.

Теория «мансардного» государства (Dachstaatstheorie oder Teilordnungslehre). Основное содержание: германское государство в международно-правовом отношении лишилось дееспособности; правительство находится под опекой четырех дер-жав-победительниц, временное отсутствие общего немецкого правительства. Основной вывод: ФРГ и ГДР представляют собой два правопорядка, находящихся под одной мансардой (под крышей одного государства).

Содержание теорий свидетельствует о том, что их авторы отстаивали тезис о дальнейшем существовании германского рейха с целью ограничения возможности союзников вмешиваться в дела Германии. С образованием новых государств ФРГ и ГДР в 1949 г. и приобретением суверенитета в соответствии с заявлениями оккупационных властей в 1954 г. положения тезиса должны были легитимировать требования западной части Германии по воссоединению с восточной.

Аргументация представителей и сторонников теории о дальнейшем существовании немецкого рейха состояла в следующем:

а) оккупация Германии не означала уничтожение германского государства, не лишала его государственной территории и суверенитета. Согласно Лондонскому протоколу «Об оккупационных зонах в Германии и управлении Большим Берлином» от 12.09.1944 и последующим соглашениям предусматривалось осуществление полного контроля над Германией [11, с. 44];

б) военная капитуляция германских вооруженных сил не означает перехода к союзникам всей полноты государственной власти. Их полномочия ограничены лишь военной сферой деятельности. Следовательно, германское государство продолжает сохранять свою правосубъектность.;

в) разделение германского государства в послевоенное время произошло против волеизъявления граждан. Следовательно, немецкий народ сохранял за собой право на восстановление германского единства и преобразование государства в соответствии с принципом международного права на самоопределение [2, с. 9; 8, с. 43;

12, с. 152].

В действительности, противоречие между сторонниками и оппонентами о судьбе Германии состояло в отсутствии мирного договора. Решения Потсдамской конференции лишь обозначили основные направления немецкого урегулирования и не являлись международным правовым актом, решавшим послевоенное устройство мира. «Отсутствие мирного договора превращает мир в перемирие, в перерыв между двумя военными конфликтами», — писал советский исследователь А.А. Галкин [4, с. 7].

Немецкие юристы X. Мослер и К. Деринг пришли к выводу, что бывшие враждебные государства прекратили состояние войны со всей Германией, даже если относительно этого они частично сделали заявления только по отношению к германскому государству, которое непосредственно не признавали [18, с. 16; 21, с. 396; 22, с. 1].

Однако мирный договор, который с немецкой стороны могла заключить только дееспособная Германия как военный противник, не был заключен. Именно поэтому дальнейшее существование германского государства ставилось под сомнение и резонно возникали расхождения в полемике о дальнейшей судьбе немецкого рейха, его международной правосубъектности, территории и населения после окончания Второй мировой войны.

Профессор В. Греве утверждал, что вопрос о мирном договоре является «практически беспредметным» [20, с. 11]. Это мнение ученого вызывало большие сомнения, т.к. в тот период было преждевременно говорить о восстановлении германского единства. А оговорка о мирном договоре, содержащаяся в Договоре между ФРГ и тремя западными державами от 26.05.1952, имела значительную правовую и политическую функцию, поскольку германский вопрос, включая восточные границы, оставался открытым.

В этом отношении доктор исторических наук Н.В. Павлов справедливо заметил, что именно отсутствие окончательного германского урегулирования явилось причиной проявления особой международно-правовой позиции ФРГ по территориальному вопросу и ряда толкований западногерманского Конституционного суда [16, с. 15; 25, 235].о существовании Германии в границах 1937 г. Даже после заключения между ФРГ и ГДР Договора «Об отказе от применения силы и признания границ, существующих в Европе» от 12.08.1970 ФРГ не только не переставала ставить вопрос о восстановлении единства немцев, но и открыто заявляла, что бывший германский рейх юридически продолжает существовать в границах 1937 г. Убеждать же в обратном, не имея на руках убедительных свидетельств решений Ялты и

Потсдама, опираясь в своей аргументации лишь на сложившийся статус-кво, было, по меньшей мере, несерьезно. Однако это нисколько не останавливало иных советских юристов-международников твердить о незыблимости послевоенных устоев в Европе, ссылаясь на положение de-facto, не подкрепленное de-iure [ 11, с. 311 ].

Немецкие ученые и дипломаты, напротив, отстаивая свои позиции, обращались к положениям Основного закона. Вероятно, и его составители исходили из того, что в соответствии с нормами международного права германский рейх не исчез с политической карты ни в результате саморосцуска, ни — аннексии. Это положение подтверждалось и в Берлинской Декларации от 05.06.1945. Следовательно, если рейх не прекратил свое существование, то после 1945 г. немцы сохранили немецкое гражданство, а значит — не остались без государства. И совершенно не важно, как определяют нормы права ст. 116, проживают ли они в ФРГ или в ГДР [3, с. 149, 150].

Что же касается официальных мнений правительств ФРГ и ГДР, то на этапе становления этих государств они руководствовались политическими критериями целесообразности выбора той или иной модели поведения в отношении признания или отрицания существования германского рейха и его правосубъектности после окончания Второй мировой войны.

Попытка отмежеваться от теории о продолжающем свое существование немецком рейхе, предпринятая официальными кругами ГДР, не удалась. Население восточной части Германии никогда не переставало рассматривать себя частью немецкой нации. К тому же ответственность четырех держав продолжала существовать, что делало полное отделение невозможным [14, с. 92]. Сложно согласиться с точкой зрения профессора Бременского университета Г. Штуби, аргументация которого не совсем корректна. Одно дело, когда речь идет о проводимой государством политике и господствующей в стране официальной идеологии, совсем другое — настроения и представления, царящие в обществе. В действительности же — ГДР стремилась к самостоятельности, а отношение к идее о существовании немецкого рейха было различным.

Принимая во внимание мнения российских и немецких исследователей по этой проблеме, можно утверждать, что они все еще остаются предметом дискуссий.

Отношение к вопросу о дальнейшем существовании немецкого рейха связано с возникновением после Второй мировой войны двух германских государств, двух субъектов международного права.

Послевоенная Германия представляла собой всего лишь «объект» мировой политики [7, с. 128]. Поэтому без ее участия Потсдамская конференция «большой тройки» в июле-авгусе 1945 г. принимает решения:

- о согласованной политике четырех «Д» — демилитаризация, денацификация, демократизация и декартелизация при сохранении экономического единства в стране;

- о ликвидации исторической области Пруссии и территорий на Востоке по линии Одер — Нейсе, сокращая при этом немецкую территорию на 24%;

- о разделении Берлина на 4 сектора и осуществлении высшей власти в трех, а затем в четырех оккупационных зонах командующими вооруженных сил.

Идеологические разногласия между СССР и западными союзниками способствовали восстановлению национального суверенитета Германии. Оккупированные Великобританией и США части Германии 1 января 1947 г. объединяются в совместную зону, получившую названия Бизония. А уже 8 апреля 1949 г. к единому западногерманскому экономическому пространству по англо-американскому образцу присоединяется Франция. Так возникает Тризония — будущая Западная Германия.

Весной 1948 г. в Лондоне на уровне послов собрались представители США, Великобритании, Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга. Конференция приняла решения о преобразовании западных зон в самостоятельное государство и создании временного западногерманского правительства. Решения конференции в виде рекомендаций были вручены 1 июля 1948 г. председателям земельных правительств западной зоны оккупации во Франкфурте-на-Майне. Их содержание определяло новое территориальное деление будущего государства и необходимость созыва Учредительного собрания для разработки проекта демократической и федеральной конституции.

Рекомендации «Фракфуртских документов» обсуждались на состоявшемся с 8-10 июля 1948 г. совещании премьер-министров в Кобленце. Итоговые решения сводились к двум ключевым положениям:

- во-первых — будущую конституцию предлагалось назвать Основным законом [15, с. 21];

- во-вторых — обсуждать его должен Парламентский совет, созданный из представителей ландтагов, а не Учредительное собрание.

Для ускорения процессов по созданию немецкого государства на Вашингтонг-ской конференции министров иностранных дел США, Великобритании, и Франции, состоявшейся с 5-8 апреля 1949 г., был принят Оккупационный статут. Этот документ должен был стать соглашением между тремя западными державами с западногерманским государством. До вступления в силу Основного закона его положения устанавливали право ФРГ формировать систему законодательных, исполнительных и судебных органов на уровне федераций и земель. В компетенции оккупационных властей оставались вопросы экономики, политики и безопасности, а также контроль над внешней торговлей.

24 мая 1949 г. на территории ФРГ вступил в действие Основной закон. А день его провозглашения — 23 мая — стал официальным днем образования Федеративной Республики Германии.

В Восточной зоне последовала ответная реакция. Немецкий народный совет 30 мая 1949 г. одобрил Конституцию Германской Демократической Республики, которая вступила в действие 7 октября 1949 г.

Так произошел раскол Германии, ставший отражением двух политических концепций — западной, с идеями правового государства, и восточной, основанной на принципах народной демократии.

Первоначально в обоих немецких государствах раздел Германии воспринимался как временное явление. Поэтому Конституция ГДР 1949 г. ориентировалась на идею единого германского государства, закрепляя положение о том, что «Германия является неделимой демократической республикой» [9]. Но уже из преамбулы и текста Конституции в редакции 1974 г. были устранены все указания на «немецкую нацию» и на возможное объединение двух немецких государств. Ввиду изменения политического курса ГДР она стала именоваться «социалистическим государством рабочих и крестьян» [10].

Независимо от государственной идеологии, принятой в ФРГ и ГДР, бесспорным оставался факт образования двух немецких государств, с ограниченным суверенитетом. В мировом сообществе они стали признаваться как самостоятельные субъекты международного права.

Осуществляя важнейшие для себя внешнеполитические задачи в условиях «холодной войны», оба государства стремились добиться для себя суверенитета и безопасности. В 1950 г. в Ведомстве федерального канцлера создается Служба

внешних сношений, которая в марте 1951 г. преобразуется в Министерство иностранных дел. 26 мая 1952 г. между западными союзниками и ФРГ был заключен так называемый «Германский договор» (Договор об отношениях между ФРГ и тремя державами). Согласно ст. I этого договора Федеративной Республике Германии предоставлялось право полновластного суверенного государства в его внутренних и внешних делах, за исключением прав, которые оставили за собой союзники [26].

Своего рода аналогом этого договора было признание Советским Союзом суверенитета ГДР, что, по замечанию Н.В. Павлова, в некотором роде подвело формальную черту под многосторонней фазой обсуждения германского вопроса [11, с. 321].

В октябре 1954 г. состоялось подписание Парижских соглашений о приеме ФРГ в Западноевропейский союз и НАТО и о прекращении оккупационного режима. После вступления соглашений в силу 5 мая 1955 г. был провозглашен суверенитет ФРГ. В январе 1955 г. СССР заявляет о прекращении войны с Германией.

О международном признании немецких государств как равноправных субъектов в наибольшей степени свидетельствует факт их вступления в военно-политические блоки. ФРГ становится членом НАТО 9 мая 1955 г., а ГДР — членом Организации Варшавского Договора 14 мая 1955 г.

Укрепляя международно-правовой статус ФРГ, интегрирующей в западноевропейскую систему, 03.09.1972 державы-победительницы заключают Четырехстороннее соглашение, вступившее в силу 03.06.1973. В Приложении IV указанных соглашений устанавливалось, что международные договоры, заключенные ФРГ, могут распространяться на западные секторы Берлина, а также она может представлять их интересы в международных организациях.

Важной составляющей, характеризующей деятельность ФРГ и ГДР в мировом сообществе, являлись правоотношения между ними.

Федеральное правительство ФРГ расценивало эти отношения как внутригосударственные. Согласно решению Федерального Конституционного суда: «ГДР относится к Германии и не может по отношению к ФРГ рассматриваться как заграница» [28, с. IV].

Испытывая идеологическое влияние со стороны Советского Союза, Правительство ГДР отвергало любые «внутригерманские» отношения подобного рода. Политика отмежевания, проводимая Э. Хонекером, была обозначена в часто цитируемой в то время речи, произнесенной перед солдатами Национальной народной армии: «Совершенно бессмысленно, что в ФРГ некоторые личности размышляют о прежней платформе так называемых «внутригерманских отношений». О подобных «отношениях» не может быть и речи... Государства относятся друг к другу так, как каждое из них относится к любому третьему государству. Таким образом, ФРГ — не больше чем заграница, империалистическая заграница» [26, с. ХП].

Вместе с тем, Правительство ГДР сдержанно отнеслось к заключению Московского договора между ФРГ и СССР 12.08.1970. В заявлении от 14.08.1970, в частности, отмечалось: «Совет министров ГДР констатирует: договор между ФРГ и СССР закрепляет в обязательной, с точки зрения международного права, форме неприкосновенность государственной границы между ФРГ и ГДР и неукоснительное уважение территориальной целостности также государства ГДР. Таким образом, нормализация отношений между ФРГ и ГДР на равноправной основе стала реально выполнимой задачей. Обязательства, содержащиеся в договоре между ФРГ и СССР, следовательно, требуют теперь установления нормальных дипломатических отношений между ГДР и ФРГ» [27].

Исторической вехой в отношениях между германскими государствами стал Договор об основах отношений между ГДР и ФРГ от 21.12.1972. Согласно этому акту ФРГ признавала ГДР как субъект международного права, а тем самым и ее правительство как своего законного партнера по переговорам. Взаимное международное признание предоставило возможность для принятия обоих государств в сентябре 1973 г. в Организацию Объединенных Наций и признания ГДР западными странами. Это событие в международной жизни профессор Н.В. Павлов назвал «прорывом дипломатической блокады» [11, с. 278].

В декабре 1972 г. (до подписания Договора) ГДР установила дипломатические отношения с 21 государством, в том числе со Швецией, Швейцарией и Австрией. В 1973 г. с — 47 государствами, включая Великобританию и Францию. Апогеем этого процесса стало установление в сентябре 1974 г. дипломатических отношений с США. К началу 1978 г. Германскую Демократическую Республику в международно-правовом отношении признали 123 государства.

Вместе с международным признанием двух немецких государств на мировом уровне продолжали обсуждать идеи об объединении Германии. Их юридическое оформление было отражено в следующих дополнениях к актам Европейского сообщества:

- Заявление Федерального правительства ФРГ при подписании в 1957 г. Договора об учреждении Европейского Экономического Сообщества (Римский Договор) о возможности его пересмотра в случае объединения Германии;

- Заявление Федерального правительства ФРГ при подписании Договора об учреждении Европейского Экономического Сообщества о гражданстве, в соответствии с которым граждане ГДР при выезде за рубеж должны обладать статусом граждан стран-членов Сообщества;

- Протокол «О внутренней германской торговле и связанных с этим вопросах» от 25.03.1957, который позволил бы не применять к ней юридические нормы права Европейского Сообщества и тем самым подчеркнул бы особенность отношений между ФРГ и ГДР.

Кроме того, Западный Берлин не был включен в Европейское Сообщество, поскольку это не затрагивало вопросов безопасности и статуса города.

Среди дополнений к актам Европейского Экономического Сообщества особое значение в международно-правовом отношении придавалось Протоколу «О внутренней германской торговле и связанных с этим вопросах» от 25.03.1957. Его положения определяли внутреннюю германскую торговлю как торговлю между землями, указанными в Основном законе ФРГ, и германскими областями, находящимися за пределами пространства его действия. Таким образом, юридически устанавливалось, что экономические связи ГДР и ФРГ не относятся к разряду внешней торговли, а оба немецких государства не являются иностранными государствами по отношению друг к другу.

Протокол представлял собой составную часть Римского Договора 1957 г. о создании Европейского Экономического Сообщества и, соответственно, имел юридическую силу. Норма права § 1 Протокола прямо указывает, что применение положений Римского Договора на территории Г ермании никоим образом не ведет к изменению существующей системы германо-германской торговли [6].

Учитывая все фактические обстоятельства, можно утверждать, что после окончания Второй мировой войны в зонах военной оккупации на территории бывшей Германской Империи были созданы два субъекта международного права — Федеративная Республика Германия и Германская Демократическая Республика. Основ-

ной причиной их возникновения явилась противоположность идеологических интересов западных держав и СССР. Обе стороны представляли себе единую Германию с выгодной им государственной системой, в то время как политическое руководство двух германских государств было лишено права выбора. И хотя сам факт существования ФРГ и ГДР не сразу признавался всеми членами мирового сообщества, оба они стали суверенными государствами и равноправными партнерами. Но нельзя было не принимать во внимание, что в преамбуле Основного закона ФРГ от 23.05.1949 провозглашается идея национального и государственного единства немцев. Это означало, что немецкая нация сохраняла за собой закрепленное право на самоопределение, т.е. право бороться за единство своей нации мирными средствами.

Таким образом, переоценка и осмысление международно-правового статуса Германии, а также изучение (на конкретном примере) механизма объединения государства, могут способствовать эффективной разработке возможных вариантов разрешения международных конфликтов.

«Раскол Германии продолжался с 1949 по 1990 г. Разделение Европы стало предпосылкой мира на планете как результата Второй мировой войны. Только при признании существующих границ и сфер влияния мог продолжаться неустойчивый баланс двух сверхдержав. В этом смысле «двойная» Германия стала несущей основой, а Берлин — замковым камнем всемирной архитектуры безопасности» — подчеркивал профессор X. Шульце [24, с. 237].

Лишь спустя время, когда назрела культурно-историческая, социально-экономическая, политическая, национальная, и, наконец, правовая необходимость разрешения «германского вопроса» во всей совокупности его проявлений, а Герма-ния и мировое сообщество были готовы принять подобные изменения, появилась реальная возможность ведения переговоров на взаимной основе с целью достижения наиболее благоприятного результата.

Заключительный этап правового урегулирования процесса объединения Германии был осуществлен посредством заключения международно-правовых договоров и принятия нового законодательства в обоих германских государствах.

В этом процессе существенную роль играл не только внешнеполитический курс держав-победительниц по отношению к германским государствам, но и германогерманские отношения, рассматриваемые как с позиции межгосударственных, так и внутригосударственных. Они явились неотъемлемым звеном в этом многогранном процессе, во многом определив характер объединения ФРГ и ГДР [5, с. 360].

В современной западной научной литературе исследователи предпочитают говорить о «воссоединении» применительно ко всей Германии. Но это не просто воссоединение нации и объединение территории, а сложный процесс, который стал составной частью решения так называемого «германского вопроса». В данном случае нельзя отделять внешний аспект решения этой проблемы. Без согласия держав-победительниц во Второй мировой войне такое событие было бы невозможно. Объединение современной Г ермании — результат согласия всех заинтересованных сторон, который зависел от совокупности внешних и внутренних факторов.

О воссоединении немецкого государства можно говорить лишь в отношении целостности его территории, т.е. как процессе объединения двух частей одного государства, которое в силу стечения обстоятельств было разъединено. С правовых позиций этот процесс следует рассматривать как присоединение Германской Демократической Республики к Федеративной Республики Германия в соответствии со ст. 23 Основного закона. Но, учитывая целостность развития и многоаспектный характер процесса, можно говорить об объединении.

Объединение Германии не привело к возникновению нового государства. Ее восточная часть — бывшая Германская Демократическая Республика — прекратила свое существование как субъект международного права. Международные договоры, заключенные ФРГ, продолжали действовать уже на всей территории «новой» Германии. Вопросы о дальнейшем действии международных договоров, заключенных ГДР, рассматривались, исходя из интересов договаривающихся сторон.

Процесс германского единства происходил в достаточно сжатые сроки. Это было обусловлено готовностью мирового сообщества и обоих германских государств к решению существующего долгие годы «германского вопроса».

Результатом объединения явилось окончательное послевоенное урегулирование правового статуса единой Германии, правового закрепления единства немецкой нации, ее правосубъектности и правопреемственности как равноправного партнера в международных отношениях.

Относительно проблем, связанных с территориальной завершенностью единой Германии и идеи германского рейха, то «de iure» они урегулированы. Что же касается «de facto», то в данном случае следует учитывать, что историческая память — это единственный вид памяти, который не стирается. На современных политических, физических, и других картах, которые издаются в ФРГ, географические наименования обозначаются такими, какими они были во времена германского рейха. Предложенный в 1978 г. немецким исследователем К. Шмидом вариант их унификации на международном уровне представлялся утопичным и не нашел практического применения [23, с. 13].

ЛИТЕРТУРА

1. Арцибасов И.Н. ГДР — субъект международного права. — М., 1969.

2. Бакирова Г.Я. Международно-правовые аспекты объединения Германии: Дис. ... канд. юрид. наук. — Казань, 2000.

3. Ватлин А.Ю. Германия в XX веке. — М., 2005.

4. Висков С.И., Кульбакин В.Д. Союзники и германский вопрос в 1945-1949 годах. — М., 1995.

4. Галкин А.А. Перемирие или мир? // Новое время. — 1961. — № 3.

5. Геймбух Н.Г. Идейно-теоретические основы процесса объединения Германии // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. Ч. 17 / Под ред. В.Ф. Воловича. — Томск, 2004. — С. 358-365.

6. Договор об учреждении Европейского Экономического Сообщества от 25.03.1957.

7. Дроз Ж. История Г ермании / Пер. с фр. Б.А. Шуринова. — М., 2005.

8. Елистратова В.В. К вопросу об объединении современной Германии // Право и политика. — 2005. — № 5. — С. 41-52

9. Конституция Германской Демократической Республики от 30.05.1949.

10. Конституция Германской Демократической Республики от 06.04.1968 в редакции от 27.09.1974.

11. Павлов Н.В. История современной Германии, 1945-2005: Курс лекций. — М., 2006.

12. Петелин Б.В. Был ли план объединения Германии? // Вопросы истории. — 2002. — № 12. — С. 149-153.

13. Тойнби АДж. Постижение истории / Пер. с англ. Е.Д. Жарикова. — М., 2001.

14. Штуби Г. Международно-правовые аспекты немецкого объединения // Советское государство и право. — 1991. — № 10. — С. 87-98.

15. Benz W., Moos D. (Hrsg.). Das Grundgesetz und die Bundesrepublik Deutschland 1949-1989. Verlag Moos und Partner / Rehm Verlag. Miinchen. 1989.

16. Bundesverfassungsgericht. Amtliche Entscheidungsammlung // Bd. 36. «Teso-Beschluss»; BVerfGE 77.

17. Dieter H. Das Grundgesetz. Kommentar fur die politische Bildung. 12. iiberarb. Aufl. Bundeszentrale fur die politische Bildung. — Bonn. 2001.

18. Doehring K. Die Teilung Deutschlands als Problem des volker-und staatlichen Fremdenrecht. Vortrag gehalten vor der Juristischen Studiengesellschaft in Karlsruhe am

7. Nowember 1967. Verlag C.F. Muller. — Karlsruhe, 1968.

19. Faust F. Das Potsdamer Abbkommen und seine volkerrechtliche Bedeutung. 4. neubearb. Aufl. Alfred Metzner Verlag. — Frankfurt am Main-Berlin, 1969.

20. Grewe W. Wenn der Wille zur Einheit erlamt // Frankfurter Allgemeine Zeitung vom 24.10.1983.

21. Mosler H. Volkerrecht als Rechtsordnung /V Zeitschrift fiir auslandisehe 6f-fentliches Recht und Volkerrecht. — Koln, 1976. — Bd. 36.

22. Mosler H., Doehring K. Beitrage zum auslandischen offentlichen Recht und Volkerrecht // Zeitschrift fiir auslandisehe offentliches Recht und Volkerrecht. — Koln, 1963, —Bd. 37.

23. Schmid K. Ortsbezeichnungen im Volkerrechtsverkehr: Berichte des Bundesinstituts fur ostwissenschafthche und internationale Studien. Verlag Institut. — Koln, 1978. — Okto-ber.

24. Chulze H. Heine deutsche Geschichte. Verlag C.H. Beck. — Miinchen, 1996.

25. Schweitzer M. Staatsrecht Ш (Staatsrecht. Volkerrecht. Europarecht.). 8., neu bearbeitete Auflage. C.F. Muller Verlag. — Heidelberg, 2004.

26. Vertrag iiber die Beziehungen zwischen Bundesrepublik Deutschland und den Drei Machten vom 26.05.1952.

27. Vertrag zwischen Bundesrepublik Deutschland und der Union der Sozialistischen Sowietrepubliken (Moskauer Vertrag) vom 12.08.1970.

28. Vertrage zur Einheit Deutschlands. — Miinchen: Deutscher Taschenbuch Verlag. 1990.

POLITICAL IDEAS OF REICH EXISTENCE IN GERMANY AND INTERNATIONAL STATUS OF GERMANY AFTER WORLD WAR II

I.P. Antonov

The Department of International Law Peoples’ Friedship University of Russia Miklukho-Maklaya st., 6, 117198 Moscow, Russia

The auther gives a description of the main theories of Reich in Germany, which still are unique and modern. Mereover, in the paper he presents the main issues of international status of Germany after World War II and its relations with other countries on international arena.