Научная статья на тему 'Политика КНР по обеспечению кибербезопасности'

Политика КНР по обеспечению кибербезопасности Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
1779
347
Поделиться
Журнал
Россия и АТР
ВАК
Ключевые слова
ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / КИБЕРСУВЕРЕНИТЕТ / ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО / КИТАЙ / СИ ЦЗИНЬПИН / INFORMATION SECURITY / CYBERSOVEREIGNTY / INFOSPHERE / CHINA / XI JINPING

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Разумов Егор Александрович

В статье на основе законодательной базы, официальных правительственных документов, таких как доктрины и стратегии, специальных программ развития, материалов из прессы и речей председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпина рассматривается эволюция политики Китая в области информационной безопасности и кибербезопасности. Возрастающая роль информационных технологий ставит перед государством новые вызовы, к которым относятся попытки иностранных акторов вести кибершпионаж против государственных структур, компаний и граждан, а также стремление противоборствующей стороны подорвать критически важную информационную инфраструктуру. Цель данной статьи дать оценку проводимого Пекином курса по обеспечению кибербезопасности, а также выявить тенденции в восприятии угроз национальной безопасности в информационной сфере у представителей китайской политической элиты. Для этого рассматриваются структуры в государственном аппарате Китая, курирующие данную область. Несмотря на заметные действия представителей «пятого поколения» руководителей КНР в аспекте кибербезопасности, в государственной структуре не сформирована единая организация, которая отвечала бы за вырабатываемый политический курс в информационной сфере. Кроме Центрального военного совета этим занимаются Коммунистическая партия Китая и Госсовет КНР. При этом структура отвечающих за кибербезопасность отделов двух последних органов копирует соответствующую структуру в вооружённых силах страны. Особое место в обеспечении киберпространства КНР отводится Центральной ведущей группе по кибербезопасности и информатизации. Также в статье проводится анализ тенденций в законодательной системе КНР в исследуемой области. Отмечается укрепление технологического потенциала в информационной среде с целью догнать развитые страны, в частности Соединённые Штаты Америки; внедрение информационных технологий в производственный процесс и жизнь граждан; изменение действующей ограничительной модели на модель постепенного «открытия» китайского информационного сегмента.

PRС’s cybersecurity policy

The article considers the evolution of China’s policy in the field of information security and cybersecurity based on the legislative framework, official governmental documents such as doctrines and strategies, special programs of development, press materials and speeches of the President of the People’s Republic of China’s Xi Jinping. The increasing role of information technologies poses new challenges to the country, which include attempts of foreign actors to conduct cyber espionage against government institutions, companies and citizens. This list also includes the intention of the opposing side to destabilize critically important information infrastructure. The aim of this article is to evaluate the cybersecurity which is organized by the Chinese government as well as to define the tendencies in perception of threats of the national security in infosphere among the representatives of the political elite. The article reviews the structures of China’s state machine in the context of cybersecurity. Despite the noticeable actions of the fifth generation of Chinese leaders, there is no single organization which can be in charge for the political course in the field of information. In addition to the Central Military Commission, there are two more branches who are responsible for that: Chinese Communist Party and China’s State Council. The structure of the last two authorities copy the structure of the one in the Armed Forces. The Central leading group for cybersecurity and informatization holds a special place in China’s cyberspace. There is a tendency in the legislative system of the Chinese system to strengthen its technological potential in the information sphere in order to catch up with the developed countries, particularly the United States of America; to implement information technology in the production process and people’s lives; to change the current restrictive model to the model of the gradual opening of Chinese information segment.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Политика КНР по обеспечению кибербезопасности»

Политика КНР

по обеспечению кибербезопасности

Егор Александрович Разумов,

аспирант Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток. E-mail: razumov.egor@gmail.com

В статье на основе законодательной базы, официальных правительственных документов, таких как доктрины и стратегии, специальных программ разви -тия, материалов из прессы и речей председателя Китайской Народной Рес -публики Си Цзиньпина рассматривается эволюция политики Китая в облас -ти информационной безопасности и кибербезопасности. Возрастающая роль информационных технологий ставит перед государством новые вызовы, к ко торым относятся попытки иностранных акторов вести кибершпионаж против государственных структур, компаний и граждан, а также стремление противо борствующей стороны подорвать критически важную информационную ин фраструктуру. Цель данной статьи — дать оценку проводимого Пекином курса по обеспечению кибербезопасности, а также выявить тенденции в восприятии угроз национальной безопасности в информационной сфере у представите лей китайской политической элиты. Для этого рассматриваются структуры в государственном аппарате Китая, курирующие данную область. Несмотря на заметные действия представителей «пятого поколения» руководителей КНР в аспекте кибербезопасности, в государственной структуре не сформирована единая организация, которая отвечала бы за вырабатываемый политический курс в информационной сфере. Кроме Центрального военного совета этим за нимаются Коммунистическая партия Китая и Госсовет КНР. При этом структу -ра отвечающих за кибербезопасность отделов двух последних органов копи -рует соответствующую структуру в вооружённых силах страны. Особое место в обеспечении киберпространства КНР отводится Центральной ведущей груп -пе по кибербезопасности и информатизации. Также в статье проводится ана -лиз тенденций в законодательной системе КНР в исследуемой области. От мечается укрепление технологического потенциала в информационной среде с целью догнать развитые страны, в частности Соединённые Штаты Амери -ки; внедрение информационных технологий в производственный процесс и жизнь граждан; изменение действующей ограничительной модели на мо -дель постепенного «открытия» китайского информационного сегмента. Ключевые слова: информационная безопасность, киберсуверенитет, инфор -мационное пространство, Китай, Си Цзиньпин.

PRC's cybersecurity policy.

Egor Razumov, Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Peoples of the Far East, FEB RAS, Vladivostok, Russia. E-mail: razumov.egor@gmail.com.

The article considers the evolution of China's policy in the field of information security and cybersecurity based on the legislative framework, official governmental documents such as doctrines and strategies, special programs of development, press

materials and speeches of the President of the People's Republic of China's Xi Jin -ping. The increasing role of information technologies poses new challenges to the country, which include attempts of foreign actors to conduct cyber espionage against government institutions, companies and citizens. This list also includes the intention of the opposing side to destabilize critically important information infrastructure. The aim of this article is to evaluate the cybersecurity which is organized by the Chinese government as well as to define the tendencies in perception of threats of the national security in infosphere among the representatives of the political elite. The article reviews the structures of China's state machine in the context of cyber -security. Despite the noticeable actions of the fifth generation of Chinese leaders, there is no single organization which can be in charge for the political course in the field of information. In addition to the Central Military Commission, there are two more branches who are responsible for that: Chinese Communist Party and China's State Council. The structure of the last two authorities copy the structure of the one in the Armed Forces. The Central leading group for cybersecurity and informatization holds a special place in China's cyberspace. There is a tendency in the legislative system of the Chinese system to strengthen its technological poten tial in the information sphere in order to catch up with the developed countries, particularly the United States of America; to implement information technology in the production process and people's lives; to change the current restrictive model to the model of the gradual opening of Chinese information segment. Keywords: information security, cybersovereignty, infosphere, China, Xi Jinping.

Стремительное развитие информационных технологий добавило в систе -му национальной безопасности Китайской Народной Республики новый аспект — кибербезопасность. Для Китая реализация подходов по обеспе -чению сохранности собственных цифровых данных имеет два важных на -правления: во - первых, необходимо обеспечить социальную стабильность и контроль над внутригосударственными процессами, во - вторых, — вести промышленный и экономический шпионаж против иностранных компаний и предприятий. Именно поэтому для Пекина указанная область является приоритетной.

Цель данной статьи — оценка проводимого китайским правительством курса по обеспечению кибербезопасности, а также выявление тенденции по восприятию угроз национальной безопасности в информационной сфе ре представителями политической элиты. В исследовании рассматривает -ся исключительно политический аспект вопроса, без углубления в его тех ническую часть.

Задачи работы:

1. Проанализировать официальные документы, законопроекты, госу -дарственные программы и стратегии КНР в области обеспечения ки бербезопасности.

2. Рассмотреть структуру государственных органов КНР, отвечающих за реализацию политических установок в киберпространстве.

3. Проследить формирование политического курса «пятого поколения» руководителей КНР во главе с Си Цзиньпином по проведению защит -ных мер в интернете.

Актуальность данной статьи обусловлена нарастающим присутствием Китайской Народной Республики в мировом информационном простран -стве, а также действиями китайских государственных служб по обеспече -нию внутренней информационной безопасности и организации кибератак на критическую инфраструктуру, технологические предприятия иностран ных государств.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует отметить, что проблематике обеспечения национальной без -опасности в киберпространстве КНР посвящены работы американских исследователей Джона Линдсэй [12; 13], Даниэля Вентре [16]. В трудах данных авторов предпринята попытка дать теоретическое обоснование функционирования государственного аппарата Китайской Народной Рес публики в информационном пространстве. Также следует сказать о попыт -ках Ган Чэня и Вэнь Чиньлима проследить возможности сотрудничества КНР и США в киберпространстве [7].

Среди китайских исследований необходимо выделить работы Фан Бинь -сина [31] и Ван Гуйфана [33], которые, однако, не имеют конкретных фор -мулировок и зачастую соответствуют официальной позиции правительства Китайской Народной Республики. Также китайские авторы проводят срав нительный анализ подходов к обеспечению информационной безопасно сти КНР и США, делая большой упор на рассмотрение американской сис -темы безопасности.

В России данная тематика представлена такими авторами, как Г. Иб -рагимова [3], Г. Юрченко [5], К. Антипов [1], А. Булавин [2]. При этом сто -ит отметить, что в подобных исследованиях даётся общая характеристика системы кибербезопасности КНР, а источниковая база в основном состоит из наработок американских учёных.

НОРМАТИВНО - ПРАВОВАЯ БАЗА КНР В ОБЛАСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КИБЕРБЕЗОПАСНОСТИ

В нормативно - правовом аспекте обеспечения кибербезопасности КНР необходимо отметить следующие документы, которые являются ключевыми:

В 2000 г. Всекитайским собранием народных представителей была предпринята попытка определить классификацию возможных правонарушений в информационной сфере. В том же году было опубликовано «По -становление ВСНП по защите интернет - пространства», где выделялись те области, в которых могут осуществляться нарушения: экономическая, об -разовательная, сфера поддержания общественной стабильности и защиты граждан. Возник прецедент, когда государство попыталось создать класси фикацию вероятных информационных угроз и впоследствии разработать меры по обеспечению безопасности в этой сфере.

В 2003 г. Канцелярия ЦК КПК опубликовала «Постановление государ -ственной информатизированной руководящей группы по работе в облас ти укрепления информационной безопасности» [26]. Текст документа за -крепляет за ответственными лицами необходимость предпринимать шаги

по укреплению защиты важной и стратегической инфраструктуры, прове дению мониторинга интернет пространства на наличие возможных угроз для КНР, разработке мер для привлечения квалифицированных специали стов в области информационной безопасности, защите технического обо рудования, содержащего в себе секретную информацию.

В 2006 г. была принята «Государственная стратегия по развитию ин -форматизации на период с 2006 по 2020 г.» В данном документе опре -деляется важность внимания к области информационных технологий. В частности, предполагается на начальном этапе создать соответствующие структуры для регулирования деятельности в информационной сфере, тем самым делая шаги по укреплению системы по обеспечению технологичес кой и информационной безопасности. Предусматривается установление направлений развития информатизации, определяются базовые векторы государственной политики в этой области. Также стратегия придержива -ется установки сочетания военной и гражданской продукции, предполага ется создание собственного программного обеспечения [20]. Иностранные И- компании и программное обеспечение (ПО) должны проходить обяза -тельную сертификацию у государственных служб для функционирования на территории Китая.

«Государственная стратегия по обеспечению безопасности информа ционного пространства» рассматривает сферы, в которых могут возник нуть угрозы безопасности: государственное управление, экономическую, культурную, производственную и социальную сферы. В качестве основ ных приняты концепции «активной обороны» и «симметричного ответа на возникающие вызовы». Декларируются принципы мира, открытости, безопасности и сотрудничества [19]. В это время начинают продвигать -ся идеи «здорового информационного общества», «развития интернет культуры в Китае», «строительства информационной площадки для социа лизма с китайской спецификой». Таким образом китайское политическое руководство старается заявить о единоличном управлении собственным информационным пространством. Призыв к миротворческим принципам тесно пересекается с внешнеполитическим курсом КНР — невмешательст -вом в дела других государств. Тем самым может обеспечиваться перспек тива мирного развития.

Всекитайским собранием народных представителей 27 декабря 2015 г. был принят Антитеррористический закон КНР. Предполагалось произво -дить дешифровку интернет трафика, использовать административные ме ры по изъятию у иностранных компаний и предприятий информации при подозрении на её использование для террористических нужд. Также предусматривалось введение цензуры для новостной деятельности на территории континентального Китая [18]. Иными словами, теперь иностранные сред -ства массовых коммуникаций не имеют права публиковать информацию в сети без предварительного согласования с ответственными представи -телями государственных служб, публикуемая на иностранных и китайских новостных ресурсах информация не должна противоречить официальной позиции государственных СМИ — в частности Информационному агентству

«Синьхуа». В законе прописаны действия государственных органов по кон -тролю над содержимым интернет - трафика. Создаются условия для полно -го контроля информационного пространства силами Центрального Воен -ного совета в связи с реализацией предусмотренных в законе мер.

Всекитайским собранием народных представителей 7 ноября 2016 г. был принят Закон КНР о кибербезопасности. Он стал прецедентом в китай -ском законодательстве: в соответствии с ним официальный Пекин имеет право на законодательном уровне контролировать события, происходящие в китайском сегменте Интернета. Теперь публикуемый контент должен бу -дет храниться на территории Китая не менее шести месяцев. Это касается социальных сетей, видео - и письменного блогинга. В законе очень большое внимание уделяется системе идентификации пользователей: для регистра ции и проведения каких либо операций в сети Интернет будет необходимо указать реальные данные пользователей [21]. Если раньше подобная прак -тика имела место на отдельных технологических предприятиях, то теперь она распространилась на всю территорию страны.

В связи с активизацией защитных мер вводятся ограничения в облас -ти предоставления интернет -услуг [17; 25; 30]: контроль интернет - прило -жений, контроль над проведением виртуальных сделок в торгово - эконо -мической сфере, контроль над информационно вещательными услугами. В региональных народных правительствах утверждаются лица, отвечаю щие за проведение мероприятий по обеспечению безопасности. При воз никновении угроз безопасности страны закон разрешает применение ре гиональными властями мер по ограничению доступа к ведению переписки в Интернете, а также ограничению интернет трафика. В случае выявления нарушений законом разрешается блокировка сайта, отзыв лицензии и иных разрешающих документов на проведение определённой деятельности.

Антитеррористический закон КНР и Закон КНР по кибербезопасности представляют собой результат проводимой уже несколько десятилетий по литики Китая по обеспечению контроля над информационным пространст вом. С 2004 г. на территории Китайской Народной Республики реализует -ся проект «Золотой щит»: в сети Интернет блокируется нежелательный для политической власти контент. Однако стремительное развитие технологии ставит под сомнение эффективность данных усилий. Несмотря на попытки центральной власти блокировать VPN - сервисы и иное специализированное программное обеспечение для обхода запрещённых интернет ресурсов, возможность доступа к противоправному контенту сохраняется, а значит, сохраняется вероятность иностранного влияния на процессы внутри КНР.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При постепенном замедлении темпов роста китайской экономики воз растает вероятность возникновения гражданских волнений и конфлик тов с государственной властью. Поэтому, согласно Закону по кибербез опасности КНР, государственные структуры на разных уровнях власти получают обширные полномочия в области контроля над Интернетом. Главными идеями по - прежнему остаются создание «здоровой информа -ционной среды» и обеспечение условий проведения «социализма с китай ской спецификой».

Таким образом, если раньше основное внимание уделялось определе нию степени и характера вероятных угроз (создавалась модель закрытого интернета), то с приходом к управлению страной «пятого поколения» руководителей КНР во главе с Си Цзиньпином первоначальная модель ста ла изменяться и приобрела представительную функцию для действующей власти. Кроме того, Китай старается влиять на мировую информационную сеть, постепенно включаясь в её экономические процессы.

В 2015 г. Госсовет КНР опубликовал «Инструкцию по продвижению проекта „Интернет+"» [23]. Согласно этому документу, в индустриальном секторе будут внедряться современные и передовые технологии, предпола гается применение возможностей Интернета в производстве [22], стимули рование и усиление инновационного развития, расширение сотрудничества китайских и иностранных компаний в области информационного взаимо действия. В рамках проекта планируется к 2025 г. провести компьютери зацию всех имеющихся на территории КНР предприятий.

СТРУКТУРА ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА КНР ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ КИБЕРБЕЗОПАСНОСТИ

В государственном аппарате Китайской Народной Республики по обес печению кибербезопасности особую роль играют Военный совет ЦК КПК и Военный совет при Госсовете КНР.

В структуру Госсовета КНР входят профильные министерства (Министер -ство индустрии и информационных технологий, Министерство науки и тех нологий КНР, Министерство государственной безопасности), которые могут быть задействованы в разработке соответствующих защитных мер в инфор мационном пространстве, и ведущие малые группы, специализирующиеся на важных стратегических вопросах. Отмечается, что среди имеющихся ве дущих малых групп внешнеполитическим направлением и вопросами на циональной безопасности занимаются Центральная малая рабочая груп па по внешней политике, Ведущая малая группа по вопросам национальной безопасности и Ведущая малая группа по проблемам Тайваня [2].

Большое влияние на политический курс в информационной сфере име ет Центральная ведущая группа по кибербезопасности и информатизации. Данная структура претерпела серьёзные изменения со своего возникнове ния в 1993 г. Постепенно подразделение приобрело статус основного цен -тра по контролю над безопасностью в информационной среде. В 2014 г. Ведущая группа по государственной информатизации и Государственная координационная группа по сетевой и информационной безопасности бы ли преобразованы в Центральную ведущую группу по кибербезопасности и информатизации [6]. Главной её целью является развитие информацион -ных систем и поддержка IT- индустрии [32].

C 2013 г. в сфере вооружённых сил КНР стали происходить структурные изменения, связанные с проводимой новым политическим руководством страны реформой Народно освободительной армии Китая (НОАК). Так,

вместо Генерального штаба НОАК главенствующей единицей стал Объе -динённый штаб, напрямую подчиняющийся Центральному военному со -вету при ЦК КПК [3].

По состоянию на 2015 г. в структуре военного аппарата КНР особое место занимает 3 - й Департамент. В его функции входит руководство раз -ведывательной деятельностью в Интернете, поиск уязвимостей информа -ционных систем и проработка действий кибервойск по ведению кибератак против гражданских и военных объектов. Также в военный аппарат вхо -дят научно исследовательские институты и центры, специализирующиеся на информационной безопасности, информационный и сертификационный центр, который представляет собой единую структуру по введению в граж данский сектор идеологического контроля над гражданскими информаци онными технологиями [12].

В качестве основного структурного подразделения НОАК, занимающе гося кибершпионажем, можно отметить UNIT № 61398, которое с 2006 г. базируется в Шанхае [13]. Кроме того, в конце 2015 г. правительством КНР введено в строй подразделение стратегической поддержки НОАК [28]. Имен но указанные подразделения призваны обеспечивать защищённость военной инфраструктуры от возможного повреждения, а также в случае необходимо сти производить атаки на важнейшие объекты предполагаемого противника.

РЕАЛИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО КУРСА

Для КНР существует ряд основных угроз, которые влияют на формиро вание единой политики в области кибербезопасности. Политический курс Китайской Народной Республики в этой области можно разделить на внут ренний и внешний.

К первому направлению относится ограничение доступа к определён ным информационным и новостным интернет ресурсам, запрет на исполь зование иностранного программного обеспечения и средств передачи го лосовых и текстовых сообщений.

Необходимость контроля над информационным пространством была отмечена председателем «третьего поколения» руководителей КНР Цзян Цзэминем. Для решения данной задачи начала проводиться жёсткая поли тика по отношению к СМИ. Подобному решению способствовали собы -тия 1989 г. на площади Тяньаньмэнь в Пекине, которые поставили вопрос легитимности действующей политической власти и режима. Также од ной из причин ужесточения контроля над информационным пространст вом могла стать угроза, исходившая от религиозного движения Фалуньгун (и впоследствии от их новостного ресурса «Великая Эпоха»), которое было официально запрещено в КНР в конце 90 - х гг. XX в.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Американскими учёными отмечается, что к внутренним угрозам ки бербезопасности стоит относить освещение различных событий внутри страны [11; 12]. Формирование «благоприятного» новостного фона (отказ

от освещения политических и социальных мероприятий, технологических и природных катастроф в СМИ) может являться стремлением ограничить влияние на Китай извне.

В 2004 г. Министерством государственной безопасности начата реа -лизация проекта «Золотой щит» [16]: специальные серверы осуществляют фильтрацию интернет - трафика между китайскими провайдерами и меж -дународными сетями передачи информации. Государственной властью фактически предпринята попытка тотального контроля над информаци онным пространством. Делается это для того, чтобы ограничить доступ на -селения к иностранным источникам информации и средствам коммуника -ции. Тем самым формируется «правильное» восприятие действительности.

Один из аспектов внутреннего политического курса в области кибербез -опасности связан с региональными особенностями. Так, в Синьцзян -Уйгур -ском автономном районе и Тибетском автономном районе значительная часть населения настроена против действующей власти — Коммунистичес -кой партии Китая — и может представлять угрозу кибербезопасности КНР.

В этом плане очень показателен массовый демократический протест в Гонконге и на Тайване в 2014 г. Координация действий бастующих осу -ществлялась через мессенджер Firechat [9]. Особенностью приложения яв -ляется передача сообщений без подключения к интернету. Принцип работы схож с работой телефонной сети, которая использует мобильные устройст ва в качестве вышки связи. Mesh - сети (они же беспроводные ячеистые сети) формируют прямую связь между пользователями, которая, разделяясь на части, постепенно поступает адресату. Передача в основном происходит через беспроводную сеть Bluetooth, которая даёт возможность функциони -рования на расстоянии в 50—60 м от мобильных устройств, а территория охвата зависит от количества задействованных пользователей. Проблема официальных властей в Гонконге заключалась в невозможности контроля над протестующими и неспособности повлиять на ход событий.

Кратким итогом курса китайского правительства на развитие информа ционных технологий стало создание собственного программного обеспече ния. Для осуществления мер безопасности на крупных политических, эко номических, культурных и спортивных мероприятиях на территории КНР используются сервисы и услуги следующих китайских компаний:

1. Компанией Huawei обеспечивается защита роутеров и коммуника -тивных устройств.

2. Компанией Venustech ведётся мониторинг вторжения и предотвра -щение вероятности появления угроз.

3. В рамках защиты от вирусов и прочего нежелательного программно -го обеспечения применяется антивирус Qihu 360.

4. Реализация блокировки данных от внешних угроз возможна благода ря ПО от Leadsec.

5. Westone применяется система криптографического шифрования имеющейся информации [12].

Согласно статистическим данным агентства China Internet Network In -formation Center (CNNIC), на период с начала 2015 г. по декабрь 2016 г.

92,4% работающих на территории КНР предприятий предприняло ме -ры по укреплению собственной защиты в информационном простран стве с использованием антивирусного ПО. Бесплатное ПО на 2016 г. ис -пользуют 48,6% (в 2015 г. показатель составил 74,1%), платное ПО — 41% на 2016 г. (в 2015 г. показатель составил 2,3%), а одновременно платное и бесплатное ПО используют 47,3% за 2016 г. (23,6% за 2015 г.) [14]. Уве -личение численности пользователей сети влечёт за собой необходимость укреплять действующую технологическую инфраструктуру для обеспече ния безопасности.

В китайском информационном пространстве функционируют два круп ных мессенджера, разработанные компанией Тепсеп^ — WeChat и QQ. Яв -ляясь популярными на территории КНР приложениями, они охватывают почти всё население страны. В отличие от иностранных средств передачи информации китайские мессенджеры не имеют хорошей системы шифро вания данных [11]. Это даёт возможность органам государственной власти собирать необходимую информацию о пользователях. В дальнейшем это может привести к более успешному пресечению протестных акций.

По статистике агентства CNNIC, количество пользователей сети Интер -нет на территории Китая составило на начало 2017 г. 751 млн чел. Число пользователей мобильным интернетом составило 723 млн чел. при распро -странении мобильной сети Интернет на территории Китая в 96,3%, а коэф фициент распространения интернета составил 54,3% [15].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К внешнему направлению политического курса в области кибербез -опасности КНР относятся кибератаки и прочие действия специализиро ванных государственных подразделений в информационной сфере для на несения ущерба или повреждения критически важной инфраструктуры сил противника в случае вероятной информационной войны или конфликта.

В области кибератак на иностранные технологические компании Китай ская Народная Республика отстаёт от западных стран. Несмотря на значи -тельное экономическое развитие Китая, с начала реализации политики ре форм и открытости в 80 - х гг. XX в. именно наукоёмкая сфера нуждается в серьёзной модернизации. Стоит отметить, что производственная часть имеет двойственную конверсию: военную и гражданскую. Поэтому кража технической документации может быть использована государственными промышленными корпорациями в собственных интересах.

Кроме этого, информационное пространство может служить Китаю для продвижения внешнеполитического курса через механизмы «мягкой си лы». Иными словами, китайские информационные агентства и новостные порталы могут распространять материалы, формирующие положительный образ политической власти, культуры и истории Китая среди иностранной аудитории. Это в свою очередь даёт возможность влиять на общественное сознание иностранных граждан, тем самым упрощая вероятность достиже ния внешнеполитических целей.

Важным аспектом является продвижение идеологической составляю щей — инициативы «Один пояс — один путь». Неточность официальных формулировок единой концепции даёт возможность китайской стороне

реализовывать собственную внешнеэкономическую политику, а информа ционная среда является качественным инструментом донесения пропаган дистской информации до иностранной аудитории.

Другой важной стороной идеологического фактора является под -тверждение центральным политическим руководством значимости кибер безопасности. Председатель КНР Си Цзиньпин отмечает важность развития информационных технологий [10], так как «без должного внимания к ки -бербезопасности не может существовать целостная система национальной безопасности, а без информатизации невозможно провести модерниза цию» [8]. В 2015 г. в г. Учжэне на международной конференции по разви -тию Интернета Си Цзиньпин заявил, что Китай будет отстаивать свои на циональные интересы в Интернете и не потерпит компромисса в вопросах обеспечения киберсуверенитета КНР [29].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Кибербезопасность постепенно стала важнейшим аспектом националь ной безопасности Китайской Народной Республики, поэтому властями всё больше внимания уделяется реализации защитных мер в Интернете. Базо вой целью подобных действий является обеспечение легитимности дейст вующей власти, а также выполнение представительских функций Комму нистической партии Китая в сети Интернет.

В нормативно правовой системе КНР прослеживается тенденция заме ны действующей ограничительной модели на модель постепенного «откры тия» китайского информационного сегмента. Это связано с необходимо -стью включения Китая в мировые информационно финансовые процессы. Вместе с этим постепенно происходит внедрение информационных тех нологий в производственный процесс и жизнь граждан. Закон о кибербез -опасности КНР и Антитеррористический закон КНР фактически являются итогом работы китайского правительства в информационной сфере. В них описана уже используемая практика ведения ограничительных действий государственных структур. На официальном уровне обосновывается необ ходимость хранения пользовательских данных на серверах, расположенных непосредственно на территории Китайской Народной Республики.

В государственном аппарате КНР ведущее место по обеспечению ки -бербезопасности занимает Военный совет при ЦК КПК. Несмотря на фор мальное разделение правительства на гражданский и военный сектор, вся полнота власти принадлежит председателю КНР Си Цзиньпину. Наиболь шее влияние на регулирование информационных процессов имеет руко -водство НОАК. Поэтому вооружённые силы имеют значительное преиму щество над гражданскими структурами, т.к. в полномочия военных входит проведение любых операций, в т.ч. политический, экономический, про -мышленный шпионаж. Также следует отметить большую вероятность ис пользования военных сил в работе гражданских компаний. Особое место

в обеспечении безопасности киберпространства КНР занимает Централь ная ведущая группа по кибербезопасности и информатизации.

Немаловажной для кибербезопасности Китая является идеологическая составляющая. Концентрация всей полноты власти в одних руках повышает значение идеологического фактора для политического курса в информаци онном пространстве. «Пятое поколение» руководителей КНР неоднократ -но отмечало значимость кибербезопасности для стабильности государства. Также в этой сфере проводится попытка реализовать инициативу «Пояса и пути», заключающуюся не только в продвижении внешнеэкономическо -го курса, но и в использовании пропагандистских рычагов влияния на ино странные государства.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

1. Антипов К. Киберконфликт в китайско - американских отношениях и поиски диа -лога // Проблемы Дальнего Востока. 2013. № 6. С. 39—54.

2. Булавин А.В. О подходах США и Китая к обеспечению кибербезопасности // Об -щество: политика, экономика и право. 2014. № 1. С. 27—31.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Ибрагимова Г. Стратегия КНР в киберпространстве: вопросы управления интер -нетом и обеспечение информационной безопасности // Индекс безопасности. 2013. № 1 (104). С. 169—184.

4. Кашин В. Новый облик дракона // LENTA.RU: новостное интернет - издание «Lenta. ru». URL: https://lenta.ru/articles/2016/01/13/pla/ (дата обращения: 05.12.2016).

5. Юрченко Г. Возможности Китая по проведению компьютерных сетевых опера -ций и кибершпионажу // BELVPO.COM: информационный портал «Военно - поли -тическое обозрение». URL: http://www.belvpo.com/9984.htm (дата обращения: 25.09.2017).

6. Chang A. Warring State. China's Cybersecurity Strategy. December, 2014 // CRYPTOME.ORG: информационный портал. URL: https://cryptome.org/2014/12/ chinas- cybersecurity - strategy - china- file - 14-1205.pdf (дата обращения: 07.01.2017).

7. Chen Gang, Lim Wen Xin. Xi Jinping's Economic Cybersecurity Agreement with Barack Obama // IPPREVIEW.COM: информационный портал International Public Policy Review. URL: http://ippreview.com/index.php/Home/Blog/single/id/35.html (дата обращения: 05.12.2016).

8. China Voice: China allows no compromise on cyberspace sovereignty // NEWS.XINHUANET.COM: информационное агентство «Синьхуа». URL: http:// news.xinhuanet.com/english/2015-12/16/c_134924241.htm (дата обращения: 07.01.2017).

9. Cohen N. Hong Kong Protests Propel FireChat Phone - to - Phone App // NYTIMES.COM: официальный сайт газеты The New York Times. URL: http://www.nytimes. com/2014/10/06/technology/hong - kong - protests - propel - a - phone - to - phone - app - . html?_r=1 (дата обращения: 05.12.2016).

10. Full Text: Message of Congratulations from Chinese President Xi Jinping // NEWS.XINHUANET.COM: информационное агентство «Синьхуа». URL: http:// news.xinhuanet.com/english/china/2014 -11/19/c_133799639.htm (дата обращения: 07.01.2017).

11. Harwit E. WeChat: social and political development of China's dominant messaging app // Chinese Journal of Communication. 2016. Vol. 10. Issue 3. P. 1 — 16.

12. Lindsay Jon R., Cheung Tai Ming, Reveron Derek S. China and Cybersecurity Espio -nage, Strategy, and Politics in the Digital Domain. Oxford: Oxford University Press, 2015. 379 p.

13. Lindsay Jon R. The Impact of China on Cybersecurity // International Security. 2015. Vol. 39. № 3. P. 7—47.

14. The 39th Statistical Report on Internet Development in China. January, 2017 // CNNIC.COM.CN: официальный сайт некоммерческой организа -ции China Internet Network Information Center. URL: http://cnnic.com.cn/IDR/ ReportDownloads/201706/P020170608523740585924.pdf (дата обращения: 25.09.2017).

15. The 40th China Statistical Report on Internet Development. July, 2017 // CNNIC.NET.CN: официальный сайт некоммерческой организации China Inter net Network Information Center. URL: http://www.cnnic.net.cn/hlwfzyj/hlwxzbg/ hlwtjbg/201708/P020170807351923262153.pdf (дата обращения: 25.09.2017).

16. Ventre D. Chinese Cybersecurity and Defense. London: Wiley - ISTE, 2014. 301 p.

17. = Административные меры по информационно -му обслуживанию в Интернете // CAC.GOV.CN: официальный сайт Цен -тральной ведущей группы по кибербезопасности. URL: http://www.cac.gov. cn/2000-09/30/c_126193701.htm (дата обращения: 05.12.2016).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. = Антитеррористический Закон КНР // NPC.GOV.CN: официальный сайт Всекитайского собрания народных представи -телей. URL: http://www.npc.gov.cn/npc/xinwen/2015 -12/28/content_1957401.htm (дата обращения: 05.12.2016).

19. ЩШ-ЩЩ^-Ш^^Ш^ = Государственная стратегия по обеспечению безопас -ности информационного пространства // CAC.GOV.CN: официальный сайт Цен тральной ведущей группы по кибербезопасности. URL: http://www.cac.gov.cn/ 2016 -12/27/c_1120195926.htm (дата обращения: 07.01.2017).

20. 2006—2020^ЩШШМА^ЖШ-Ш = Государственная стратегия по развитию ин -форматизации. 2006—2020 // NEWS.XINHUANET.COM: информационное агентство «Синьхуа». URL: http://news.xinhuanet.com/politics/2006 -05/09/content_4524651. htm (дата обращения: 07.01.2017).

21. Закон КНР о кибербезопасности // NPC.GOV.CN: официальный сайт Всекитайского собрания народных представителей. URL: http://www.npc.gov.cn/npc/xinwen/2016 -11/07/content_2001605.htm (дата об -ращения: 05.12.2016).

22. = Инструкция Госсове -та КНР по углублению интеграции производственных отраслей и интернета // CAC.GOV.CN: официальный сайт Центральной ведущей группы по кибербезо -пасности. URL: http://www.cac.gov.cn/2016-05/20/c_1118905368.htm (дата об -ращения: 05.12.2016).

23 . = Инструкция по продвижению проекта

«Интернет+» // NEWS.XINHUANET.COM: информационное агентство «Синьхуа». URL: http://news.xinhuanet.com/politics/2015 -07/04/c_1115815942.htm (дата об -ращения: 07.01.2017).

24. ^Щ^Н^ЖШ^^ЯШЙ = Положение по регулированию новостных информа -ционных услуг в интернете // CAC.GOV.CN: официальный сайт Центральной ведущей группы по кибербезопасности. URL: http://www.cac.gov.cn/2005-09/30/c_126468838. htm (дата обращения: 05.12.2016).

25. [2012] 23^ = Постановле -ние Госсовета КНР по продвижению информатизации и развитию действующей

защиты информационной безопасности № 23 от 2012 г. // GOV.CN: офици -альный сайт правительства КНР. URL: http://www.gov.cn/zwgk/2012-07/17/ content_2184979.htm (дата обращения: 05.12.2016).

26. №&£[2003] 27^) = Постановление государственной информатизированной руководящей группы по работе в области укрепления информационной безопасности (опубликова но Главным управлением ЦК КПК № 27 от 2003 г.) // EIC.XM.GOV.CN: Инфор -мационный центр г. Сямэнь. URL: http://eic.xm.gov.cn/xgfw/aqcp/djbh/201411/ P020141104292325316962.pdf (дата обращения: 05.12.2016).

27. = Решение ПК ВСНП по усилению защиты сетевой информации // CAC.GOV.CN: официальный сайт Центральной ведущей группы по кибербезопасности. URL: http://www.cac.gov. cn/2012 - 12/29/c_133353262.htm (дата обращения: 05.12.2016).

28. ад^ФЯА шшттхтштштш^штхтп = си цзинь -

пин вручил военные флаги ракетным войскам и войскам стратегической поддерж -ки НОАК и выступил с наставлением // CPC.PEOPLE.COM.CN: официальный сайт газеты «Жэньминь жибао». URL: http://cpc.people.com.cn/BIG5/n1/2016/0102/ c64094- 28003839.html (дата обращения: 07.01.2017).

29. = Си Цзиньпин: превращая на -ше государство из крупной интернет державы в Великую интернет державу // NEWS.XINHUANET.COM: информационное агентство «Синьхуа». URL: http:// news.xinhuanet.com/politics/2014 -02/27/c_119538788.htm (дата обращения: 07.01.2017).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. = сообщение Канцелярии Госсовета КНР по продвижению усиления регулятивных мер по отно шению к предприятиям, оказывающим интернет - услуги // GOV.CN: официальный сайт правительства КНР. URL: http://www.gov.cn/zhengce/content/2016-09/30/ content_5114029.htm (дата обращения: 05.12.2016).

31. = Фан Биньсин, Чжун Си, Ван Яжунжу. Исследование международной стратегии национальной безопасности в области киберпространства // 2016 ^ ^18 # %Ь

13 -16 Ж = Chinese academy of engineering journal. 2016. № 6. P. 13—16.

32. = Ведущая централь -ная группа по вопросам сетевой информации и информатизации: от крупного ин формационного государства к крупной интернет -державе // NEWS.XINHUANET.COM: информационное агентство «Синьхуа». URL: http://news.xinhuanet.com/politics/ 2014-02/27/c_119538719.htm (дата обращения: 02.05.2017).

33. ïfê^. = Ван Гуйфан. Кибер -конкуренция между Великими державами и стратегический выбор кибербезопасности Китая // 1Ш$^5^2017. № 2. P. 27—46.

REFERENCES

1. Antipov K. Kiberkonflikt v kitaysko amerikanskikh otnosheniyakh i poiski dialoga [Cyber conflict in Sino - US relations and the search for dialogues]. Problemy Dal'nego Vostoka, 2G13, no. 6, pp. 39—54. (In Russ.)

2. Bulavin A.V. O podkhodakh SSHA i Kitaya k obespecheniyu kiberbezopasnosti [The approaches of the USA and China to cybersecurity]. Obshchestvo: politika, eko-nomika i pravo, 2G14, no. 1, pp. 27—31. (In Russ.)

3. Ibragimova G. Strategiya KNR v kiberprostranstve: voprosy upravleniya internetom i obespecheniye informatsionnoy bezopasnosti [China's strategy in cyberspace:

Internet governance and information security]. Indeks bezopasnosti, 2013, no. 1 (104). pp. 169—184. (In Russ.)

4. Kashin V. Novyy oblik drakona [A new appearance of the dragon]. Available at: https://lenta.ru/articles/2016/01/13/pla/ (accessed 05.12.2016). (In Russ.)

5. Yurchenko G. VozmozhnostiKitayapoprovedeniyu komp'yuternykh cetevykh operatsiy i kibershpionazhu [China's possibilities in computer network operations and cyber espio -nage]. Available at: http://www.belvpo.com/9984.htm (accessed 25.09.2017). (In Russ.)

6. Chang A. Warring State. China's Cybersecurity Strategy. December, 2014. Avail -able at: https://cryptome.org/2014/12/chinas - cybersecurity - strategy - china -file -14- 1205.pdf (accessed 07.01.2017). (In Eng.)

7. Chen Gang, Lim Wen Xin. Xi Jinping's Economic Cybersecurity Agreement with Barack Obama. Available at: http://ippreview.com/index.php/Home/Blog/single/id/35.html (accessed 05.12.2016). (In Eng.)

8. China Voice: China allows no compromise on cyberspace sovereignty. Available at: http://news.xinhuanet.com/english/2015-12/16/c_134924241.htm (accessed 07.01.2017). (In Eng.)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Cohen N. Hong Kong Protests Propel FireChat Phone-to-Phone App. Available at: http://www.nytimes.com/2014/10/06/technology/hong - kong - protests - propel - a -phone - to - phone - app - .html?_r=1 (accessed 05.12.2016). (In Eng.)

10. Full Text: Message of Congratulations from Chinese President Xi Jinping. Available at: http://news.xinhuanet.com/english/china/2014 -11/19/c_133799639.htm (accessed 07.01.2017). (In Eng.)

11. Harwit E. WeChat: social and political development of China's dominant messaging app. Chinese Journal of Communication, 2016, vol. 10, issue 3, pp. 1 — 16. (In Eng.)

12. Lindsay Jon R., Cheung Tai Ming, Reveron Derek S. China and Cybersecurity Espio -nage, Strategy, and Politics in the Digital Domain. Oxford, Oxford University Press Publ., 2015, 379 p. (In Eng.)

13. Lindsay Jon R. The Impact of China on Cybersecurity. International Security. 2015, vol. 39, no. 3, p. 7—47. (In Eng.)

14. The 39th Statistical Report on Internet Development in China. January, 2017. Available at: http://cnnic.com.cn/IDR/ReportDownloads/201706/P020170608523740585924. pdf (accessed 25.09.2017). (In Eng.)

15. The 40ib China Statistical Report on Internet Development. July, 2017. Available at: http:// www.cnnic.net.cn/hlwfzyj-/hlwxzbg/hlwtjbg/201708/P020170807351923262153.pdf (accessed 25.09.2017). (In Eng.)

16. Ventre D. Chinese Cybersecurity and Defense. London, Wiley - ISTE Publ., 2014, 301 p. (In Eng.)

17. ЖЩЩШМЖ^ШтШ [Administrative measures about Internet information ser -vices]. Available at: http://www.cac.gov.cn/2000-09/30/c_126193701.htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

18. [Anti - terrorism law of the People's Republic of Chi -na]. Available at: http://www.npc.gov.cn/npc/xinwen/2015 -12/28/content_1957401. htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

19. ШШЩЩ^Ш^^Ш^ [National strategy for information space security]. Available at: http://www.cac.gov.cn/2016 -12/27/c_1120195926.htm (accessed 07.01.2017). (In Chin.)

20.2006-2020 ^ЩШШМЛШМШШ [2006—2020 National information devel -opment strategy]. Available at: http://news.xinhuanet.com/politics/2006-05/09/ content_4524651.htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

21. S^^rnmm^Smmi-ûMMiïm^MM [Law of the People's Re -public of China on cybersecurity]. Available at: http://www.npc.gov.cn/npc/xinwen/ 2016 - 11/07/content_2001605.htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

22. S^fâ^mWJM^SMMS^MMfâfê^MM [Guiding instructions of the State Council of China on the intensive development of integration of manufactur -ing branches and the Internet]. Available at: http://www.cac.gov.cn/2016 -05/20/ c_1118905368.htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

23 . "ft^lffîtëWMM [Instructions on promotion of the project "In -

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ternet+"]. Available at: http://news.xinhuanet.com/politics/2015-07/04/c_1115815942. htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

24. M^ffîfëHnMM&WMMM [The statement on information services on the Inter -net]. Available at: http://www.cac.gov.cn/2005 -09/30/c_126468838.htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

25. S^^tiÛMMMmmttMM&mMmm^- C2012] 23^ [The State Council of China issued the resolution № 23 from 2012 on the promotion of the de -velopment of information technology and effective information security]. Available at: http://www.gov.cn/zwgk/2012 -07/17/content_2184979.htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

26. sminMim^Mu^iminM^imxft^MM, [2003] 27^)

[The statement of the State Leading Group on strengthening information security]. Avail able at: http://eic.xm.gov.cn/xgfw/aqcp/djbh/201411/P020141104292325316962. pdf (accessed 05.12.2016). (In. Chin.)

27. ègARttmX&ÏÏ&mM^TtmmmiMfâPM&mDeàsion of the Stand -ing Committee of the National People's Congress on strengthening the protection of network information]. Available at: http://www.cac.gov.cn/2012 -12/29/ c_133353262. htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

28. [Xi jinping presented military flags to the missile forces and the strategic support forces of the Chinese People's Liberation Army and provided guidance]. Available at: http:// cpc.people.com.cn/n1/2016/0102/c64094- 28003839.html (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

29. [Xi Jinping: China must evolve from a large internet nation to a powerful internet nation]. Available at: http://news.xinhuanet. com/politics/2014-02/27/c_119538788.htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

30. [The state -ment of the General Office of the State Council of China on further strengthening towards the enterprises which provide Internet services]. Available at: http://www. gov.cn/zhengce/content/2016-09/30/content_5114029.htm (accessed 05.12.2016). (In Chin.)

31. [Fang Binxing, Du Aning, Zhang Xi, Wang Zhongru. Research on the international strategy for na -tional cyberspace security]. tpS^&ffl-^, no. 6, 2016, pp. 13—16. (In Chin.)

32. [The central network security and information leading group was established: from the network power to the network power]. Available at: http://news.xinhuanet.com/politics/ 2014-02/27/ c_119538719.htm (accessed 02.05.2017). (In Chin.)

33. ifê^. ASra^^tSra^^M^ [Cyber competition between Big powers and China's cyber security strategic choice]. 2017, no. 2, pp. 27—46. (In Chin.)