Научная статья на тему 'Политическая карикатура Ш. Филипона и французская журналистика середины XIX в'

Политическая карикатура Ш. Филипона и французская журналистика середины XIX в Текст научной статьи по специальности «Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)»

CC BY-NC-ND
271
41
Поделиться
Ключевые слова
ШАРЛЬ ФИЛИПОН / CHARLES PHILIPON / ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРИКАТУРА / POLITICAL CARICATURE / САТИРИЧЕСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА / SATIRICAL JOURNALISM / "ЛЕТУЧИЕ ЛИСТКИ" / ФРАНЦИЯ / FRANCE / РЕВОЛЮЦИЯ / REVOLUTION / "LEAFLETS"

Аннотация научной статьи по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации, автор научной работы — Леонтьева Елизавета Владимировна

В статье говорится о причинах и предпосылках развития французской карикатуры в середине XIX в. и о специфике французской политической карикатуры в сравнении с английской. Кроме того, в статье рассказывается о главной фигуре во французской сатирической журналистике Шарле Филипоне и о его двух самых популярных газетах, «Карикатюр» и «Шаривари».

Похожие темы научных работ по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации , автор научной работы — Леонтьева Елизавета Владимировна,

Ch. Philipon's political caricature and French journalism of the middle of the XIXth century

The article considers the reasons and precautions of French caricature developing in the middle of XIXth century and the specifics of French political caricature comparing to the English one. Furthermore, the article considers the main figure in French satirical journalism Charles Philipon and his two most popular journals, La Caricature and Le Charivari.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Политическая карикатура Ш. Филипона и французская журналистика середины XIX в»

Е.В. Леонтьева

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРИКАТУРА Ш. ФИЛИПОНА И ФРАНЦУЗСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА СЕРЕДИНЫ XIX в.

В статье говорится о причинах и предпосылках развития французской карикатуры в середине XIX в. и о специфике французской политической карикатуры в сравнении с английской. Кроме того, в статье рассказывается о главной фигуре во французской сатирической журналистике Шарле Филипоне и о его двух самых популярных газетах, «Карикатюр» и «Ша-ривари».

Ключевые слова: Шарль Филипон, политическая карикатура, сатирическая журналистика, «летучие листки», Франция, революция.

Сделать кого-то объектом насмешки значит заставить его на мгновение умереть.

Л. Ван Иперсель

В статье «Карикатура и историк» французский искусствовед Лоранс Ван Иперсель определяет карикатуру как зеркало эпохи. По его мнению, задача карикатуры - рисунка, порой выполненного несколькими штрихами, - вызвать эмоциональную реакцию адресата посредством нарушения всех канонов. Сущность карикатуры заключается в противостоянии того, что должно быть, тому, что есть на самом деле, и она по своей сути глубоко нравоучительна. Карикатура, по словам Ван Иперселя, «формирует общественное мнение и упрощает явления действительности до такой степени, что они становятся практически абсурдными, и таким образом создает современные мифы посредством преувеличения существующих стереотипов»1.

Кроме того, Ван Иперсель утверждает, что главная задача карикатуры - обличать, высмеивать, призывать к действию. И если рас-

© Леонтьева Е.В., 2011

суждения исследователя о ее нравоучительной роли можно отнести скорее к карикатуре в целом, а более всего к ее английской модификации, то в перечисленных им функциях автор, возможно, сам того не желая, сформулировал суть французской карикатуры XIX в. - подчас совсем не смешной, полной сарказма и в высшей степени политизированной.

Рассмотрим подробнее условия развития французской карикатуры в 30-е годы XIX в., когда карикатура во Франции сформировалась как эстетическое явление, оказывавшее немаловажное влияние на жизнь французского общества.

Если в Англии главным сатирическим иллюстрированным изданием до 1992 г. оставался журнал «Панч»2, то во Франции это были периодические издания Шарля Филипона.

Филипон занимался печатью и распространением карикатуры в течение более чем трех десятилетий, однако наиболее продуктивными оказались первые несколько лет его деятельности.

Шарль Филипон родился в Лионе в 1800 г. в семье торговца обоями. Пройдя обучение в лицеях в Лионе и Вилльфранше, он переехал в Париж, где учился рисованию у барона Гро. Отец хотел, чтобы Шарль продолжал его дело, и поэтому заставил его вернуться в Лион. Однако будущий издатель не желал мириться с «однообразным», по его словам, «бесцветным» и «тупым»3 существованием, уготовленным ему отцом, и снова уехал в Париж. Поначалу он перебивался случайными заработками - продажей рисунков, а также художественной и декоративной работой. Занимался он этим вплоть до 1829 г., когда его родственник Г. Обер обанкротился, был вынужден продать свою нотариальную контору и попросил Фили-пона найти ему работу в Париже. Тот, будучи человеком предприимчивым, выторговал помещение в только что открывшейся галерее Веро-Дода и открыл там свое литографическое производство. Так появился издательский дом «Мезон Обер» (тогда он еще назывался «Обер э Си»), который благодаря стараниям Филипона вскоре стал лидером по производству литографий в Париже.

В том же 1829 г. Филипон принял участие в выпуске альбома карикатурных литографий «Силуэт» в качестве карикатуриста и художественного редактора. С журналистикой этот проект, конечно, имел мало общего, но тем не менее его можно назвать первым во Франции регулярным иллюстрированным изданием с использованием техники литографии.

Работа в «Силуэт» оказалась весьма полезна для Филипона. Во-первых, он приобрел опыт редакторской работы. Во-вторых, после нескольких бесплодных попыток высказаться перед редколлегией по поводу усовершенствования издания амбициозный Филипон

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

понял, что прислушиваться к нему будут только в его собственном издании и для того, чтобы сделать из издания то, что хочется, нужно быть как минимум его владельцем. А в-третьих, именно в ходе работы над «Силуэт» Филипон познакомился с молодым Оноре де Бальзаком. Именно его Филипон впоследствии сделал редактором своей первой сатирической газеты - «Карикатюр мораль, релижьёз, литерэр э сеник».

Первый номер «Карикатюр» вышел в свет в 1830 г. - и с этого момента началась история Филипона как профессионального и успешного журналиста.

Английский исследователь Дэвид С. Керр в книге «Карикатура и французская политическая культура, 1830-1848»4 выделяет в истории карикатуры Франции 1789-1830 гг. четыре периода. Эти этапы совпадают с периодами ослабления государственной цензуры.

Первый период длился с начала Великой французской революции до установления цензуры во время якобинской диктатуры летом 1792 г. Во времена империи Наполеона карикатура во Франции была практически упразднена, поэтому об отношении европейских художников к императору мы можем судить только по рисункам зарубежных карикатуристов, по большей части англий-ских5. Дальнейшее развитие карикатуры во Франции стало возможно только в первые годы Реставрации, с приходом к власти Людовика XVIII (1814 г.). При нем политическая карикатура не была, как ранее, запрещена полностью, однако опыт жизни при Наполеоне породил в обществе страх перед новым политическим режимом и привел к значительному снижению количества периодических изданий и сокращению распространения сатирических изображений. Предварительная цензура на всю печатную продукцию была восстановлена в 1820 г., после убийства наследника престола герцога Беррийского.

Расцвет французской политической карикатуры, по мнению ис-ториков6, пришелся на первые годы Июльской монархии (1830-1835). В следующий раз на столь же короткое, но не столь богатое на карикатуры время условия для ее развития появились только после революции 1848 г., а ослабление цензуры началось только в 1868 г.

Остановимся подробнее на третьем периоде, который и был ознаменован деятельностью Филипона. Вступив на трон в конце июля 1830 г., Луи-Филипп провозгласил свободу прессы. В течение так называемых Трех славных дней после окончания уличных боев (27-29 июля 1830 г.) во Франции не появилось ни одной карикатуры, зато 30 июля Париж взорвался потоком сатирических рисунков, обличавших Карла X и династию Бурбонов.

Керр выделяет две основные причины расцвета французской карикатуры в первые годы правления Луи-Филиппа. Во-первых, именно в это время в издательствах начала активно использоваться техника литографии, которая обеспечивала значительное увеличение объемов и скорости печати. Литография была изобретена в Германии в 1798 г., однако во Франции получила широкое распространение только с 1820 г. Таким образом, во второй период ослабления цензуры (1814-1820) эта техника еще не использовалась.

Во-вторых, если раньше карикатурой занимались лишь отдельные художники, то теперь она стала массовым явлением, в том числе благодаря тому, что ее стали использовать в журналистике. Однако поскольку иллюстрированной, а уж тем более сатирической иллюстрированной периодики в то время было крайне мало, ситуацией умело воспользовался Филипон.

На тот момент в его распоряжении уже было издательство «Обер э Си», и он быстро стал практически монополистом в области печати и распространения карикатуры в Париже. Как только Луи-Филипп заявил о свободе печати, Филипон и его команда начали выпуск еженедельника «Карикатюр». Газета состояла из карикатур и саркастических заметок, содержащих открытую критику нового режима. Надо заметить, что во Франции это был первый случай столь широкого и активного использования карикатуры в прессе. Французский исследователь А. Александр в исследовании «Искусство смеха и карикатуры» отзывается о Филипоне с восхищением и называет создание газеты «Карикатюр» «кульминационной точкой в истории мировой сатиры»7. А в написанной им биографии Оноре Домье автор называет два, по его мнению, основных качества Филипона как журналиста - «профессиональное чутье и азарт»8, благодаря которым тот сумел объединить вокруг себя плеяду талантливых художников и авторов. Как отмечал Александр, Филипон «одним из первых понял, насколько могущественным может стать альянс печатного слова с изображением. Другие предпринимали лишь робкие попытки, он же сразу стал использовать эту идею в самых широких масштабах»9.

Однако ошибочно было бы полагать, что до Филипона иллюстрированной прессы не было вообще. В журналах о моде, например, гравюры встречались еще в XVIII в., некоторые другие издания, такие как «Революсьон де да Франс э де Брабан» и «Нэн жон», также иногда публиковали самые различные иллюстрации и даже карикатуры, но происходило это нерегулярно. В период Реставрации, несмотря на относительно благосклонное отношение со стороны Людовика XVIII, до публики доходили лишь анонимные «летучие листки», и то в ограниченном количестве. Газета «Нэн жон»10

подверглась гонениям и была закрыта в 1815 г. Вновь она стала издаваться в Брюсселе в 1816 г. уже под названием «Нэн жон рефюжье». Выходящие при Карле X оппозиционные издания, в частности вышеупомянутый сборник «Силуэт», жестко контролировались.

Нововведение Филипона заключалось не в самом факте публикации карикатур в прессе, а в их самодостаточности и информативности. Рисунки не дополняли текст и не поясняли его, но существовали с ним на равных правах, а иногда и играли по отношению к тексту главенствующую роль.

С открытием собственного издания Филипон стал меньше рисовать сам, уделяя больше внимания редакторской работе. С ним сотрудничали лучшие рисовальщики того времени - Домье, Тра-вье, Гаварни, Девериа, Шарле и другие. Все они, естественно, были оппозиционерами. Интересно заметить, что после бегства Карла X отношение команды Филипона к власти не изменилось: главной целью издания, как и целью выпускаемых ими ранее «летучих листков», было обличение короля, теперь уже Луи-Филиппа, и его политики. Филипон оставался оппозиционером вне зависимости от изменений в политической жизни Франции - и этот факт позднее определил судьбу обоих его изданий.

А в тот момент - когда Филипон-рисовальщик отошел на второй план, уступив место Филипону-журналисту, - успех был моментальным и невероятным. Своим напором и, конечно, талантом он вызывал восхищение у современников. Уильям Теккерей вспоминал, что «Карикатюр» и вторая газета Филипона «Шаривари» имели больший вес в обществе, чем обе палаты парламента, вместе взятые. В 40-х годах XIX в. Теккерей напишет о противостоянии «армии Филипона» государству следующее:

На одной стороне баррикад стояло полдюжины нищих художников, а на другой - Его Величество Луи-Филипп, его августейшая семья, бесчисленное множество придворных и сторонников его власти. <...> Французский король был так уязвлен, его министры так безжалостно осмеяны, королевская семья и его собственная примечательная внешность переданы с такой отвратительной и гротескной точностью, в таких невероятных ракурсах, обстоятельствах и облачениях, так ужасающе зло и часто так метко, что Король был вынужден выйти на арену, чтобы в открытую сразиться со своим врагом-насмешником11.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Власть относилась либерально к прессе недолго. Уже спустя год Луи-Филипп занялся ужесточением цензурной политики, которое, однако, проходило постепенно и началось с конфискации восьми

«летучих листков», выпущенных издательством «Обер». Сам их издатель подвергся гонениям. Из-за боязни преследований из подзаголовка газеты «Карикатюр» было убрано слово «политическая», однако в ноябре 1831 г. Филипона все равно привлекли к суду и заключили в тюрьму, расположенную в бывшем монастыре Святой Пелагеи, где содержали осужденных по политических обвинениям. Однако оттуда, несмотря на ужесточение режима, Филипону все еще удавалось некоторое время руководить газетой.

Вскоре был арестован и его соратник Оноре Домье. Его посадили в ту же камеру, что и Филипона, и там они стали строить планы - но не побега, а создания новой ежедневной газеты «Шарива-ри». Французский искусствовед Л. Баридон в книге «Искусство и история карикатуры»12 высказал гипотезу о том, что именно здесь, на стене своей камеры в Святой Пелагее, Филипон и нарисовал знаменитую серию рисунков «Превращение Луи-Филиппа в грушу», послужившую, кстати, причиной следующего ареста издателя.

Первый номер «Шаривари» увидел свет в 1832 г. силами соратников Филипона, когда оба создателя газеты еще сидели в тюрьме.

Филипон, как говорили его современники, владел искусством завоевывать аудиторию. Читательскую аудиторию Филипона составляли далеко не только рабочие и мелкие служащие, выходившие на баррикады во время мятежей, которыми была отмечена июльская монархия. Годовая подписка на «Карикатюр» равнялась месячной зарплате рабочего, а «Шаривари» стоил еще дороже, поэтому число подписчиков не превышало двух-трех тысяч, и все это были люди состоятельные. На самом деле циркуляция изданий была гораздо шире, в частности, благодаря читальным залам в публичных библиотеках. Кроме того, возможности типографии позволяли Филипону выпускать некоторые карикатуры, опубликованные в газете, в виде «летучих листков», которые вывешивались около магазинов или продавались на бульварах по небольшой цене. Таким способом обеспечивалось их распространение среди большого количества читателей, в особенности из народа.

В то же время следует признать, что многие художники, работавшие с Филипоном, относились к своей работе не так истово и самоотверженно, как он. Помимо газетной карикатуры, они занимались и другими видами художественной деятельности, и их работы пользовались популярностью среди знати еще до знакомства авторов с Филипоном.

Последнее обстоятельство, кстати говоря, очень показательно и представляет отдельный интерес в изучении личности Филипона. Исходя из фактов его биографии и его отношений с коллегами и подчиненными, можно сделать любопытный вывод: для Филипона

редакторская деятельность была делом и смыслом всей жизни, а для работавших с ним художников - развлечением и лишним источником доходов. Филипон был на редкость целеустремленным и фанатичным журналистом. Ради достижения поставленной перед собой цели он был готов пожертвовать очень многим: друзьями, общественным уважением и даже свободой. Он добивался успеха благодаря журналистской хватке и прекрасным организаторским способностям. Кроме того, интуиция словно подсказывала Филипону, когда следует проявить активность, а когда затаиться, и этим ощущением ситуации он никогда не делился даже с теми, с кем вместе работал. Известно, что незадолго до Июльской революции, публикуясь в «Силуэт», Филипон перестал подписывать свои работы, поэтому когда издание подверглось гонениям, его, единственного из всей редколлегии, они не коснулись. К 1830 г. он, в отличие от коллег по «Силуэт», ни разу не предстал перед судом.

Что касается его друзей, то, как только Филипон осознал, что судьба газеты «Карикатюр» зависит только от него и ему больше не надо ни под кого подстраиваться, все они превратились из коллег в подчиненных, к которым Филипон, как, впрочем, и к себе, был невероятно требователен и суров. Например, биографы Домье, его близкого друга и соратника, отмечают негативное влияние Филипона на художника, некоторые даже говорят о том, что в 1861 г. Филипон уволил Домье из «Шаривари», так как посчитал, что тот стал хуже работать13. К. Рим в книге о Домье назвал Филипона «надзирателем, мародером, фанатичным журналюгой»14. А вот об отношении Домье к своей работе как к развлечению биографы почему-то умолчали.

Примечательно, что отношение многих людей к его деятельности как к развлечению глубоко печалило Филипона. Несмотря на невероятную популярность его журналов, единственное, чего ему удалось добиться, - это известность в Европе. Другому журналисту было бы более чем достаточно скандальной славы на международном уровне. О нем с похвалой отзывались Теккерей, Герцен, Стендаль. Последний в мемуарах пишет о том, что именно благодаря Филипону во Франции не появилось второго такого диктатора, как Наполеон:

Победа «Шаривари» стала огромным достижением. Французы уже привыкли читать по утрам эту газету, поднимая себе настроение; от этой привычки было бы тем более трудно отказаться, что ироничный настрой, заданный с утра им газетой, сопровождал их целый день. «Шаривари» никогда бы не допустила второго Наполеона, даже если бы тот десять раз выиграл битву при Арколе. Первые же его шаги к власти, первые же попытки самолюбования не вызвали бы такого энтузиазма, а потонули бы в насмешках15.

Однако из этой цитаты видно не только то, что к газете относились как к изданию, несущему свободу, но и то, что его, подобно журналу «Панч» в Англии, воспринимали как источник развлечения. Фи-липон действительно победил, но только как журналист-сатирик, а не как журналист-оппозиционер. Никакая сатирическая кампания на страницах «Шаривари» не помогла Франции избежать революции 1848 г. и утверждения на престоле Луи-Наполеона Бонапарта. Таким образом, Стендаль оказался неправ, а главная цель Филипона так и не была достигнута: самое большое, что он смог сделать, - это сломать карьеру нескольким заметным людям, в том числе придворному поэту и политику Ж.-П. Вьенне. Именно ему принадлежит фраза, которой можно охарактеризовать карикатуру Филипона и его соратников: «Шутка - как чума: тех, кого она коснулась, обходят стороной»16. А вот повлиять на тех, кто действительно имел значительный политический вес, у Филипона не получилось. Например, Адольф Тьер, неоднократно подвергавшийся нападкам на страницах «Карикатюр» и «Шаривари», обладал достаточной властью, чтобы засадить их редактора за решетку - в тот самый бывший монастырь Святой Пелагеи.

В остальном же старания Филипона разоблачить тех, кто управлял страной, остались простым сотрясанием воздуха. Революции происходили независимо от появления карикатур на страницах его газет, одна политическая сила сменялась другой независимо от того, как к этому относились карикатуристы. Ничего не изменилось, революционеры остались революционерами, а роялисты - роялистами. В чем же причина двоякого отношения историков и современников к Филипону?

Причины, вероятнее всего, следует искать в самих карикатурах, их тематике и настроении, а также в политической ситуации, в которой французская карикатура была вынуждена развиваться. Дело в том, что издания Филипона не только привлекали, но и отталкивали читателей. И действительно: собственно смешного в этих карикатурах было мало. Д. Керр, сравнивая их с английскими, пишет, что французской карикатуре был свойственен «едкий юмор и практически дикие образы, концентрирующие в себе почти животную нена-висть»17. А историк П. Тиро-Данжен, сопоставив карикатуры, опубликованные в «Карикатюр» и «Шаривари» в период Июльской монархии, с карикатурами времен Второй империи, написал следующее:

Это было не веселое дурачество, не приятная сатира, не лукавая и нахальная шалость; это была продуманная и упрямая озлобленность, то притворная, то свирепая, всегда злая. Ее целью было не рассмешить, как делали чуть позднее карикатуры Шама18, а высвободить смертельную ненависть19.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В карикатуре Филипона и его соратников практически не было и традиционной для этого жанра в Англии физиогномики. Несмотря на несомненно высокое техническое исполнение, французская карикатура того времени была куда менее разнообразна, чем английская. Например, созданный Филипоном образ Луи-Филиппа в виде груши кочевал от художника к художнику (например, его использовали Домье, Травье, Буке, Грандвиль), и никто не стремился придумать какой-нибудь другой образ.

Возможно, английская карикатура была более популярна и более развита, поскольку она изначально была легальна. В Англии XIX в. не только разрешалась, но и приветствовалась - в определенной, разумеется, степени - критика правительства, поэтому карикатура как жанр не являлась обязательным средством разоблачения. Напротив, она служила средством выражения общественного мнения и призывала, в сущности, к своеобразному сотрудничеству государства с обществом.

Что касается Франции, то там карикатура родилась и развивалась в условиях оппозиции к государственному режиму. Если английские карикатуристы могли себе позволить работать не только над содержанием, но и над формой и способом подачи, разнообразием тем, жанровыми особенностями и т. д., то французы такой возможности не имели. Английская карикатура - это игра с общественно-политическим подтекстом, свежий взгляд на актуальные темы, приправленный острым юмором. Французская же карикатура -это обличительная злая сатира, цель которой - показать обществу не просто несовершенство, а мерзость и лживость поведения власти в любой общественно-политической ситуации. Именно поэтому французская карикатура XIX в. едка, радикальна и оппозиционна, содержание в ней всегда преобладает над формой. И возможно, именно поэтому популярность изданий Филипона постепенно сошла на нет, и в 1841 г. они уступили место лидера европейской сатирической печати новому английскому журналу «Панч».

Примечания

1 Van Ypersele L. La caricature et l'historien // Images de la Wallonie dans le dessin de presse (1910-1961): Une enquête dans la presse d'action wallonne. Louvain-la-Neuve: Fondation wallonne Pierre-Marie et Jean-François Humblet, 1993. P. 117.

2 Punch, or the London Charivari - английский иллюстрированный сатирический журнал; основан Марком Лемоном в 1841 г. Издавался в Лондоне в течение более полутора веков. Закрыт в 1992 г.; в 1996 г. египет-

ский бизнесмен Мухаммед Фэйд купил права на издание «Панча», решив возродить легендарный журнал. Издание просуществовало до 2002 г., но не пользовалось особой популярностью.

3 VassorB. Le père de «La Caricature» française: Charles Philipon et la presse parisienne au 19° siècle [Electronic resource] // Paperblog. URL: http:// www.paperblog.fr/1332969/le-pere-dela-caricature-francaise-charles-philipon-et-la-presse-parisienne-au-19-siecle/ (дата обращения: 27.11.10).

4 Kerr D.S. Caricature and French Political Culture, 1830-1848: Charles Philipon and the Illustrated Press. Oxford: Clarendon Press, 2004.

5 Приход к власти Наполеона вызвал рост политических карикатур в Англии. Наполеон стал частым персонажем карикатур известного английского художника Джеймса Гиллрея. Одна из самых ярких его работ на эту тему - «Пудинг в опасности» (1805), на которой Наполеон и английский премьер-министр Питт изображены поедающими земной шар. (См. подробнее: Шестаков В.П. Гиллрей и другие...: Золотой век английской карикатуры. М.: РГГУ, 2004. С. 142.)

6 Baridon L. L'art et l'histoire de la caricature. P.: Citadelles&Mazenod, 2006; Kerr D.S. Op. cit.; Vassor B. Op. cit.

7 Alexandre A. L'Art du rire et de la caricature. P.: Quantin, Librairies-imprimeries réunies, 1892. P. 164.

8 Alexandre A. Honoré Daumier: L'Homme et l'oeuvre. P.: H. Laurens, 1888. P. 38.

9 Ibid. Р. 117.

10 «Le Nain jaune» - сатирическая газета об искусстве, науке и литературе. Издавалась в Париже в 1814-1815 гг. Редакторы - Л.-А.-Ф. Кашо-Лемэр, Э. де Жуи и Ф.-А. Арель.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11 Thackerray W.M. The Paris Sketch Book // The Works of William Makepeace Thackerray. L.: Smith, Elder, 1877. Vol. 7. P. 135.

12 Baridon L. L'art et l'histoire de la caricature. P.: Citadelles&Mazenod, 2006. P. 151.

13 Passeron R. Daumier. Secacus: Poplar books, 1981.

14 Rim C. Au temps de Daumier, ou les régimes à l'essai. Grenoble: Arthaud, 1935. P. 86.

15 Stendhal. Mémoires d'un touriste. P.: Découverte, 1981. Vol. 1. P. 203-204.

16 ViennetJ.-P. Fables // Journal de Viennet, Pair de France, temoin de trois regnes, 1817-1848. P.: Amoit-Dumont, 1955. P. 118.

17 Kerr D.S. Op. cit. P. 2.

18 Амеде де Ноэ Шам (1819-1879) - известный французский карикатурист второй половины XIX в.

19 Thureau-Dangin P. Histoire de la Monarchie de Juillet. P.: Plon, 1884. Vol. 1. P. 425-426.