Научная статья на тему 'Походы 50-х годов xvi века на Крым в Московском летописании'

Походы 50-х годов xvi века на Крым в Московском летописании Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
74
25
Поделиться
Ключевые слова
КРЫМСКОЕ ХАНСТВО / РУССКОЕ ЦАРСТВО / ИВАН ГРОЗНЫЙ / ПОХОДЫ / CRIMEAN KHANATE / RUSSIAN KINGDOM / IVAN THE TERRIBLE / CAMPAIGNS

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Новолодский Алексей Сергеевич

Одной из главных задач внешней политики во время правления Ивана Грозного было ведение борьбы с нашествиями крымских и казанских татар, которые беспрестанно разоряли граничащие с ними окраины русского царства и уводили в плен большое количество русского населения. Но в годы царствования Ивана Грозного московскому правительству удается переломить ситуацию в свою пользу. В 1552 г. Казанское царство было покорено, а с середины 50-х гг. XVI в. по приказу московского правительства царские войска начинают проводить наступательные операции на Крымское ханство, что широко отражено в московском летописании. В данной статье проводится исследование московских сводов, с целью выявления сведений о походах 50-х гг. XVI в., их задачах и результатах, восприятии в народном сознании.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Новолодский Алексей Сергеевич,

MILITARY CAMPAIGNS IN 50-IES OF XVI CENTURY TO THE CRIMEA IN THE MOSCOW CHRONICLE

One of the main tasks of foreign policy during the reign of Ivan the Terrible was the struggle against raids by the Crimean and Kazan Tatars, who constantly ravaged them bordering on the outskirts of the Russian Empire and took in captivity a large number of the Russian population. But in the time of Ivan the Terrible reign, the Moscow government was able to refract the tide in their favor. In 1552 Kazan Kingdom was conquered, and since the mid 50-ies of the XVI century by order of the Moscow government the Tsar’s troops began to conduct attacking operations in the Crimean Khanate. These campaigns of the Tsar's troops are widely reflected in the Moscow Chronicles. In this article we study the Moscow vaults, with the aim of identifying information about the campaigns of the 50-ies of the XVI century, their goals and results, the perception in the national consciousness.

Текст научной работы на тему «Походы 50-х годов xvi века на Крым в Московском летописании»

ISSN 0321-3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИМ РЕГИОН. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ._2017. № 4

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2017. No. 4

УДК 94(47).043 DOI 10.23683/0321-3056-2017-4-77-81

ПОХОДЫ 50-Х ГОДОВ XVI ВЕКА НА КРЫМ В МОСКОВСКОМ ЛЕТОПИСАНИИ

© 2017 г. А. С. Новолодский а

а Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону, Россия

MILITARY CAMPAIGNS IN 50-IES OF XVI CENTURY TO THE CRIMEA

IN THE MOSCOW CHRONICLE

A.S. Novolodskiy a

а Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia

Новолодский Алексей Сергеевич - Alexey S. Novolodskiy -

аспирант, Postgraduate,

Институт истории и международных отношений, Institute of History and International Relations,

Южный федеральный университет, Southern Federal University,

ул. Большая Садовая, 33, г. Ростов-на-Дону, Bolshaya Sadovaya St., 33, Rostov-on-Don,

344082, Россия. 344082, Russia.

Е-mail: sdfh.92@mail.ru Е-mail: sdfh.92@mail.ru

Одной из главных задач внешней политики во время правления Ивана Грозного было ведение борьбы с нашествиями крымских и казанских татар, которые беспрестанно разоряли граничащие с ними окраины русского царства и уводили в плен большое количество русского населения. Но в годы царствования Ивана Грозного московскому правительству удается переломить ситуацию в свою пользу. В 1552 г. Казанское царство было покорено, а с середины 50-х гг. XVI в. по приказу московского правительства царские войска начинают проводить наступательные операции на Крымское ханство, что широко отражено в московском летописании. В данной статье проводится исследование московских сводов, с целью выявления сведений о походах 50-х гг. XVI в., их задачах и результатах, восприятии в народном сознании.

Ключевые слова: Крымское ханство, Русское царство, Иван Грозный, походы.

One of the main tasks offoreign policy during the reign of Ivan the Terrible was the struggle against raids by the Crimean and Kazan Tatars, who constantly ravaged them bordering on the outskirts of the Russian Empire and took in captivity a large number of the Russian population. But in the time of Ivan the Terrible reign, the Moscow government was able to refract the tide in their favor. In 1552 Kazan Kingdom was conquered, and since the mid 50-ies of the XVI century by order of the Moscow government the Tsar's troops began to conduct attacking operations in the Crimean Khanate. These campaigns of the Tsar's troops are widely reflected in the Moscow Chronicles. In this article we study the Moscow vaults, with the aim of identifying information about the campaigns of the 50-ies of the XVI century, their goals and results, the perception in the national consciousness.

Keywords: Crimean Khanate, Russian kingdom, Ivan the Terrible, campaigns.

В первой половине XV в. в результате распада Золотой Орды у южных границ русского государства образовалось сильное и богатое Крымское ханство [1, с. 416]. Крымские татары с самого зарождения их юрта начали совершать перманентные набеги на территорию Московского царства, и 50-е гг. XVI в. не стали тому исключением. Столь агрессивный и экспансионистский характер политики Девлет-Гирея, который в рассматриваемый период являлся правителем Крыма, В.В. Пенской объясняет стремлением хана посредствам грабежа соседей-московитов

«поправить» экономику Крыма, отвлечь войной внимание своевольной татарской знати от придворных интриг, а также не допустить чрезмерного усиления России [2, с. 11]. Однако, как отмечал М.М. Щербатов, в годы правления Ивана Грозного русский народ прекращает «татаръ страшиться» [3, с. 52]. Подтверждением тому стала серия походов на крымские улусы в середине 50-х гг., совершаемых царским войском впервые, что получило широкое освещение в московских летописях еще в годы правления Ивана Грозного.

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2017. No. 4

Значительное внимание походам на Крым в эпоху Ивана Грозного уделяется в «Степенной книге царского родословия», где крымских татар летописец представляет в образе коварных и бесчестных «варвар», возглавляемых «безбожным царем». В 1556 г. русская армия совершает первый целенаправленный военный поход на Крым. Как отмечает В.В. Каргалов, в этот год «московское правительство» применяет новую тактику ведения борьбы с набегами крымских татар, и специально посылает «сильные полки» «в поле», которые бы «своими активными действиями» смогли «предупредить готовящийся поход крымского хана» [4, с. 139]. Действительно, как повествуется в летописи, известие о том, что «рус-кое многое воиньство идутъ Днепромъ ко граду его» [5, с. 390], заставило Девлет-Гирея возвратиться в Крым. Но следует отметить и то, что крымский хан, придя «со всеми людьми» на Конские воды и имея в планах намерение совершить набег «на украины царя и великого князя на тульские места и на козельские» [5, с. 389], не решился «брань составити», выступившему в поход против него «благочестивому царю» Ивану, после чего «возвратися, и поиде на черкасы». По данным летописи, в походе на Ислам-Кирмень помимо русского воинства приняли участие «ли-товьстии казаки и черкаские» [5, с. 390]. Результаты предприятия были внушительные. Несмотря на то, что пришлось отражать сопротивление очаковского и тягинского воинства, затем вести шестидневный бой с силами крымского калги, пришедшего «со всеми крымскими людьми, и князьями, и мурзами», русским войскам удалось одержать над ними победу и у Ис-лам-Кирменя «конеи множество и скота отг-наша», а «у града Ачакова острогъ взяша» [5, с. 390]. В то же время «инии воиньстии людие» царя водным путем ходили к «Керцю граду», где они «град» «повоевавши и языки поимавше» [5, с. 390].

Следующий 1557 г. был ознаменован новыми победами над Крымским ханством, когда «черкасы пятигорьские», которые в 1555 г. приносили добровольную присягу Ивану Грозному, «взяли два града крымьскихъ», которыми были «Темрюкъ да Томань» [5, с. 391]. В этом же 1557 г. Дмитрий Вишневецкий, пришедший «служити государю», с повеления царя совершает новый поход на крымские улусы, увенчавшийся тем, что князь «взялъ градъ Исламъ-Кир-мень» и получил поживу в виде пушек, которые он «вывезъ к себе на Днепръ» [5, с. 391].

В 1559 г. Дмитрий Вишневецкий, как отмечает летописец, совершил другой поход на крымские улусы и разбил крымские силы «на Аидаре близъ Азова», направлявшиеся «на казаньские места». В тот же год «воинство государево» по «велинию» царя морским путем совершило поход на «Ярлагашь островъ», где «многиа» стада верблюдов и коней «поимаша и побиша», после направились «на Кременчикъ, да на Кошкарлы, да на Коголникъ», где «поеваша многия улусы» [5, с. 402]. В летописи довольно подробно излагается маршрут похода «воинства государева», который был также успешен, как и предыдущие. Русской армии удалось взять крымских татар в плен, а русских и литовских людей «отплениша». Кроме того, «мнози татарове» войска были побиты «ис пищалеи». Этим русская сторона еще раз заявила о превосходстве своей силы над крымской. Благодаря оборонительным и наступательным операциям царского войска, отмечает В.П. Загоровский, «к 1559 г. Российское государство в борьбе с Крымским ханством прочно овладело инициативой» [6, с. 133].

Последующее упоминание о походах на крымские улусы содержится в Степенной книге под 1560 г., на котором летописец и оканчивает свое повествование. Согласно летописи, в походе против крымских улусов принимали участие «атаманы» «царя и великого князя», «казаки черькасьские», а также «сами мурзы» ногайские. Желание мурз служить «на имя царя и великого князя» и выступить «вкупе» с русским воинством против недавнего своего союзника возможно объяснить произошедшими событиями в 1559 г., «тогда царь въ Крыме у себя нагаискихъ мурзъ многихъ побилъ» [5, с. 403]. Результат предпринятого похода и на этот раз оказался впечатляющим. Большое количество крымских и ногайских людей было «побиено», а «многиа улусы взяша» [5, с. 404].

Отражены походы русской армии на крымские улусы и в «Летописном сборнике, именуемом Патриаршею или Никоновскою летописью», автор которой, как и автор Степенной книги, представляет официальную точку зрения московского правительства на русско-крымские отношения.

Крымские татары в Никоновской летописи представлены в образе врага русского царства, возглавляемые наместником дьявола на земле. По словам автора, «крымский царь» являлся исполнителем воли сатаны, беспрестанно наводившего «лютую брань» на русские земли. Поэтому

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2017. No. 4

борьба с крымских ханством воспринимается необходимым и правомерным действием.

Первое упоминание о «посылке государской на стада на Крымские» в летописи содержится под 1555 г. Летописец приводит подробный список воевод, принимавших участие в походе, из чего возможно установить, что на Крым было послано достаточно большое количество русского войска во главе с воеводой большого полка Иваном Васильевичем Шереметьевым. Как отмечает В.В. Пенской, «конечной целью похода, согласно Никоновской летописи и разрядным записям, был захват татарских табунов, что паслись на так называемом Мамаевом лугу на левобережье Днепра в его низовьях, и одновременно стратегическая разведка намерений крымского хана» [2, с. 16]. Однако поход не состоялся, поскольку Шереметьев из-за полученного известия о шествии крымского хана «къ Резаньскимъ или к Тулскымъ украйнамъ» был вынужден повернуть войско обратно под «сакму», с той целью, чтобы не допустить нашествие крымских татар на русские земли. Из последующего сообщения известно, «что Иванъ, идучи за царемъ, посылалъ на кошь на его головы, а съ ними детей бо-ярскыхъ многыхъ», которые «кошь взяли, лошадей съ шестьдесятъ тысящь да аргомаковъ з двести да восмьдесять верблюдовъ» [7, с. 257], а также взяли «двадцать языковъ», которые поведали воеводам о шествии крымского хана под

тУлУ.

Походы на крымские улусы продолжались и в 1556 г., когда произошло сразу несколько походов. Один из них был совершен все тем же Шереметьевым, нанесшим «с товарищами» «бесчестие и убытки» крымскому хану [7, с. 261]. Другой поход, согласно Никоновской летописи, совершает «диак Ржевский» «съ казакы», которого Иван Грозный посылает под улусы крымские для разведки о намерениях крымского хана, поскольку тот, как стало известно по слухам, собирается ранней весной «со всеми людьми» выступить на «украины» русского царства. С этой же целью «вниз по Дону» царь послал Данилку Чул-кова да Иванку Малцова [7, с. 269]. Результатом разведывательной кампании прежде всего стало подтверждение данных слухов. Ржевский в своем письме к царю из Мамайлугу сообщил о том, «что къ нему полоняникы прибежали» и известили, «что Крымской царь собрався», «вы-шелъ на Конскые Воды со всеми людми», и планирует направиться на русские «украйны» [7,

с. 270]. Подтвердил эти сведения и Данилка Чул-ков, который наголову разбил вблизи Азова «двесте человек Крымцовъ» и из их числа девять «языков» отправил к Ивану Грозному. Однако плененные крымские татары поведали и про то, что хан, узнав от русских «языковъ» о выступлении Ивана Грозного против него, сначала повернул «на Черкасы», а затем вовсе развернулся в Крым, поскольку получил известие, «что видели многыхъ людей Рускыхъ на Днепре къ Исламъ-Кирмену» [7, с. 271]. Как указывает летописец, крымский хан не решился выступить против царского войска по той причине, что в тот год его «многие люди поветрием померли». А «рускыми» оказался отряд Ржевского, к которому примкнули «Литовскые люди, атаманы Черкаские», «а съ ними триста казаковъ Черкасъ Коневскыхъ» [7, с. 271]. Летописец достаточно подробно излагает поход Ржевского к Ислам-Кирменю и Очакову, в результате которого были побиты и татары, и отряд санчаков Очаковского и Тягинского «со многими людьми», и многие люди пришедшего калги крымского. Так же как и в Степенной книге, в Никоновской летописи упоминается о том, что русское войско сначала под Ислам-Кирменем коней и «многой животины» отогнали, а затем «отогналъ ночью Дьякъ у Крымцовъ стада конские да на островъ къ себе перевезъ» [7, с. 271]. Давая оценку разведывательному походу Ржевского, В.В. Пенской заключает, что данная кампания показала чрезвычайное болезненное отношение крымского хана «даже к одной только угрозе нападения на его владения, не говоря уже о тех случаях, когда Крымский улус действительно подвергнется нападениям со стороны русских или их союзников» [2, с. 24]. Кроме того, разведывательная кампания предотвратила новый поход крымского царя, потому что «бережется царь Крымской на собя приходу отъ царя и великого князя» [7, с. 272]. По летописным сведениям, в тот же год состоялся еще один поход. Совершил его Мишка Черкашенин со своими казаками, который морем приходил под Керец, где «повоевалъ и отошелъ здорово» [7, с. 272]. Вероятно, что целью похода была также разведка. Об этом свидетельствует то, что Черкашенин выступил «въ то же время, какъ Диакъ былъ подъ Исламъ-Кир-мень», и присылка двух языков к царю, которые поведали «то же, что и прежние».

Как и в «Степенной книге», автор «Никоновской летописи» под 1557 г. сообщает о походе

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2017. No. 4

против крымских улусов дьяка Ржевского, который «Крымскыхъ людей побилъ и въ Путивль съ Поля пришелъ» [7, с. 275], и пятигорских черкес, взявшие два крымских городов «Темрюкъ да То-манъ» [7, с. 277]. Следует отметить, что по данным свода, как и по сведениям «Степенной книги», пятигорские черкесы являлись на этот момент подданными русского царя, добровольно принявшие подданство в 1555 г. Автор «Никоновской летописи» под 1557 г. повествует и о походе Дмитрия Вишневецкого, о котором, как ранее было отмечено, упоминается и в «Степенной книге». Летописец сообщает, что «пошелъ вое-вати» крымские улусы и «подъ Исламъ-Кир-менъ» князь Дмитрий Вишневецкий, который от «короля из Литвы» в тот же год пришел служить к царю [7, с. 276]. Поход князя был весьма результативным. В летописи свидетельствуется, что «князь Дмитрей городъ взялъ Исламъ-Кир-мень и людей побилъ и пушки вывезъ къ собе на Днепръ» [7, с. 277].

Князь Вишневецкий на крымские улусы Иваном Грозным был послан и в 1558 г., которому государь велел «стояти на Днепре и беречи своего дела надъ Крымъскымъ царемъ» [7, с. 287]. Совместно с князем Иван Васильевич отправил достаточно большое войско. Летописец приводит подробное его описание: «да со княземъ Дмитреемъ же государь отпустилъ Игнатиа Заболоцкого з жилцы, да Ширяа Кобякова з детми з боярьскыми, да и Данила Чюлкова да Юрья Булгакова и иныхъ атамановъ съ казакы, да сотцкихъ съ стрелцы» [7, с. 287]. Велел царь выступить с князем и кабардинским черкесам. Во время похода к князю присоседился со своим отрядом дьяк Ржевский. Однако большую часть войска Вишневецкий отпустил к царю, а у себя оставил «немногих людей», с которыми и направился «летовати Ысламъ-Кирмень» [7, с. 296]. На этот раз результаты наступательной кампании Виш-невецкого были скромными, поскольку «царь Крымьской улусы все забилъ за Перекопъ, а самъ въ осаде былъ» [7, с. 296].

О походах царского войска на крымские улусы повествуется и в «Лицевом летописном своде XVI в.», в котором также представлена официальная точка зрения о противоборствах Ивана Грозного с крымской стороной. Следует отметить, что, поскольку, как указывает Б.М. Клосс, «текст Летописного свода представляет по существу особую редакцию Никоновской летописи» [8, с. 209], приводимые летопис-

цем сведения о наступательных операциях царского войска практически идентичны с уже представленными выше сведениями Никоновской летописи. Но сведения Лицевого свода интересны тем, что в них отражено восприятие происходящих событий. Так, летописец указывает, что походы на Крым, где «русская сабля не бывала» с того момента «как юрт Крымский образовался», в народном сознании воспринимались богоугодным делом, с помощью которого было совершено воздаяние «за кровь христианскую нечестивым» [9, с. 161-162].

Таким образом, московские летописи достаточно подробно освещают походы царского войска под крымские улусы. В сводах имеется информация о составе армии и воеводах, приводятся достаточно подробные маршруты царского войска, имеются указания о сражениях, результатах похода. Безусловно, в летописях отражена официальная точка зрения на происходившие события. Данные летописей позволяют установить, что походы 50-х гг. XVI в. на Крым осуществлялись с целью разведки и сдерживания крымской силы, которые в народном сознании воспринимались правомерным возмездием за нанесенные разорения русской земли, пленение и убийство русских людей. Следовательно, в сознании народа крымская сторона воспринималась в качестве агрессора, вынудившая московское правительство принимать радикальные меры.

Литература

1. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и её падение. М.; Л. : Изд-во АН СССР, 1950. 505 с.

2. Пенской В.В. Иван Грозный и Девлет-Ги-рей. М. : Вече, 2012. 332 с.

3. Щербатов М.М. История российская от древнейших времен. Т. 5, ч. 2. СПб. : Императорская академия наук, 1789. 575 с.

4. Каргалов В.В. На степной границе (Оборона «крымской украины» Русского государства в первой половине XVI столетия). М. : Наука, 1974. 184 с.

5. Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. Т. II : Степени XI-XVII. М. : Языки славянской культуры, 2008. 565 с.

6. Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. Воронеж : Изд-во ВГУ, 1991. 272 с.

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2017. No. 4

7. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью // ПСРЛ. Т. 13. М. : Языки славянской культуры, 2000. 254 с.

8. Клосс Б.М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII вв. М. : Наука, 1980. 312 с.

9. Лицевой летописный свод Ивана Грозного. Кн. 23. М. : Общество любителей древней письменности, 2014. 522 с.

References

1. Grekov B.D., Yakubovskii A.Yu. Zolotaya Orda i eepadenie [Golden Horde and its Fall]. Moscow; Leningrad: Izd-vo AN SSSR, 1950, 505 p.

2. Penskoi V.V. Ivan Groznyi i Devlet-Girei [Ivan the Terrible and Devlet Giray]. Moscow: Veche, 2012, 332 p.

3. Shcherbatov M.M. Istoriya rossiiskaya ot drevneishikh vremen [History of Russia from the Earliest Times]. Vol. 5, part 2. Saint Petersburg: Imperatorskaya akademiya nauk, 1789, 575 p.

4. Kargalov V.V. Na stepnoi granitse (Oborona «krymskoi ukrainy» Russkogo gosudarstva v pervoi

polovine XVI stoletiya) [On the Steppe Border (Defense "of the Crimean Ukraine", the Russian State in the First Half of the XVI Century)]. Moscow: Nauka, 1974, 184 p.

5. Stepennaya kniga tsarskogo rodosloviya po drevneishim spiskam [The Book of Degrees of Royal Genealogy in the Ancient Lists]. Vol. II: Stepeni XI-XVII [Degrees XI-XVII]. Moscow: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2008, 565 p.

6. Zagorovskii V.P. Istoriya vkhozhdeniya Tsen-tral'nogo Chernozem'ya v sostav Rossiiskogo gosu-darstva v XVI veke [History of the Entry of the Central Chernozem Region into the Russian State in the 16th Century]. Voronezh: Izd-vo VGU, 1991, 272 p.

7. [Chronicle Collection, Called the Patriarchal or Nikon Chronicle]. PSRL. Vol. 13. Moscow: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2000, 254 p.

8. Kloss B.M. Nikonovskii svod i russkie letopisi XVI-XVII vv. [Nikon's Code and Russian Chronicles of the XVI-XVII Centuries]. Moscow: Nauka, 1980, 312 p.

9. Litsevoi letopisnyi svod Ivana Groznogo [The General Chronicle Code of Ivan the Terrible]. Book 23. Moscow: Obshchestvo lyubitelei drevnei pis'mennosti, 2014, 522 p.

Поступила в редакцию / Received 10 октября 2017 г. / October 10, 2017