Научная статья на тему 'Поэма Л. Г. Николаи «Имение Монрепо в Финляндии» в контексте поэтических программ пейзажных парков XVIII XIX вв'

Поэма Л. Г. Николаи «Имение Монрепо в Финляндии» в контексте поэтических программ пейзажных парков XVIII XIX вв Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
406
27
Поделиться
Ключевые слова
САДОВО-ПАРКОВОЕ ИСКУССТВО / ПОЭЗИЯ / ПЕЙЗАЖНЫЙ ПАРК / Л.Г. НИКОЛАИ / ОССИАНИЗМ

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Василевич Екатерина Викторовна

Впервые определены основные направления взаимодействия поэтического и садово-паркового искусства XVIIIXIX вв., сформированы шесть групп поэтических произведений по признаку их влияния на паркостроительный процесс. В этом контексте рассмотрена поэма Л.Г. Николаи «Имение Монрепо в Финляндии» как образец такого междисциплинарного взаимодействия.

Текст научной работы на тему «Поэма Л. Г. Николаи «Имение Монрепо в Финляндии» в контексте поэтических программ пейзажных парков XVIII XIX вв»

ИСКУССТВОЗНАНИЕ

Е.В. ВАСИЛЕВИЧ ( Санкт-Петербург)

ПОЭМА Л. Г. НИКОЛАИ «ИМЕНИЕ МОНРЕПО В ФИНЛЯНДИИ» В КОНТЕКСТЕ ПОЭТИЧЕСКИХ ПРОГРАММ ПЕЙЗАЖНЫХ ПАРКОВ

XVIII - XIX вв.

Впервые определены основные направления взаимодействия поэтического и садово-паркового искусства XVIII- XIX вв., сформированы шесть групп поэтических произведений по признаку их влияния на паркостроительный процесс. В этом контексте рассмотрена поэма Л. Г. Николаи «Имение Монрепо в Финляндии» как образец такого междисциплинарного взаимодействия.

Ключевые слова: садово-парковое искусство, поэзия, пейзажный парк, Л. Г. Николаи, оссианизм.

Развитие поэзии и садово-паркового

1, искусства всегда происходило взаимосвязанно. Два вида искусства имели свои , формы, направления и общие стилистические требования. Это подтверждается рядом положений, сформулированных в исследовательских работах таких авторов, как Д.С. Лихачёв (1983, 1991, 1998), М. Эустахевич (1975), М.Р. Браунель (1978), И.И. Свирида (1994), О.М. Глаз-кова (1994), А.В. Ананьева (2003, 2006),

В.В. Дормидонтова (2004), А.М. Муратов (2006) и др. В работе А.В. Ткаченко (2000) исследуются «жизнь утопических идей» [6, с. 301] в истории ландшафтной архитектуры и их связь с литературными образцами, повлиявшими на формирование парков. Эти идеи названы «путешествие», «частный мир человека», «воспитание личности в саду», «идеальное устройство мироздания», «идеи естественной жизни», «художественные утопии» [6, с. 302].

Несмотря на то, что эти авторы различными методами исследуют взаимодействие поэтического и садово-паркового искусства, их историю, особенности и семантику, ни в одной из указанных работ не

систематизированы поэтические произведения, связанные с садово-парковым искусством по принципу формирования художественных образов парков. С этой точки зрения можно рассмотреть поэму барона Л.Г. Николаи «Имение Монрепо в Финляндии» (1804) [4] в контексте взаимосвязей поэтического процесса и развития пейзажного паркостроения XVIII -

XIX вв. В результате междисциплинарного сравнительного анализа выделено несколько групп поэтических произведений, повлиявших на формирование пейзажных парков в Европе.

1. Произведения, давшие литературный сюжет будущим паркам. В парках этой группы была осуществлена попытка буквального воплощения слова в форме дословной «иллюстративности», когда изначальный архитектурный замысел полностью подчиняется, идее и героям поэмы. Так, например, поэма Вергилия «Энеида» (29 - 19 гг. до н.э.) стала сюжетной канвой английского пейзажного парка Стоур-хед; не сохранившийся до наших дней отечественный парк Строгановых на Черной Речке в Петербурге был создан по страницам произведения Гомера «Одиссея» (ок. 8-го в. до н.э.); украинский парк Софи-евка также является иллюстрацией к отдельным частям поэм Гомера «Илиада» и «Одиссея»; на сентименталистском произведении Д. Макферсона «Поэмы Оссиана» (1763) построен шотландский парк Эрмитаж в Данкельде.

2. Идеалистические произведения, направленные на идеалы античности в духе классицизма. Эта группа послужила программой ранних пейзажных парков. В них воспевалось единение с природой, пусть еще как не осознанная реальность, закладывалась будущая мифологичность сентиментальных и романтических парков и осуществлялась критика так называемых «регулярных» французских садов.

Английский поэт А. Поуп, стоявший у истоков пейзажного стиля в садоводстве, в своей поэме «Опыт о критике» (1711) уподобляет природу поэту, творцу; в произве-

© Василевич Е.В., 2010

еииях «Виндзорский лес» (1713) и «Поедание лорду Берлингтону» (1731) он выразил протест против регулярных садов. Поуп указал также на условия восприятия зрителем пейзажа, ввел понятие «гений местности», принципы неожиданности и разнообразия в паркостроении. «Три фундаментальных принципа классицистской эстетики - античный идеал прекрасного, подчинение строгим эстетическим нормам и следование “упорядоченной” Природе - оказываются, таким образом, связаны воедино», - указывает в комментариях к трудам Поупа А.Л. Субботин [5, с.329].

В эту группу входят также произведения, которые исследователи выделяют в поэзии XVIII - XIX вв. в отдельный жанр сельской усадьбы, ориентированной на античные образцы, в частности поэзию Горация, Вергилия, Гомера, в качестве идеала взаимоотношений с природой. Тексты переводов и подражаний античным авторам в жанре сельской усадьбы в России оставили многие поэты: Н.Н. Поповский, В.К. Тре-диаковский, С.В. Нарышкин, Г.Р. Державин, И.И. Дмитриев, М.Н. Муравьёв, К.Н. Батюшков. А.Д. Кантемир в стихотворении «О жизни спокойной» (1726 - 1728) описывает устройство усадебной жизни в соответствии с моральной философией Сенеки: «спокойствие, независимость, довольство малым, возможность посвящать себя любимым занятиям: изучению древних, творчеству» [3, с.45].

3. Произведения с символическим описанием природы и чувственных переживаний в парках. Произведения этой группы развивают парковую семантику, показывая, что парк и природу надо понимать и читать, оттачивают чувствительность человека в восприятии природы, проводят своего рода селекцию в отборе «правильных» чувств. Был создан большой корпус произведений, посвященных «дикой» природе или природным элементам, противопоставленным городской среде. Важным этапом в новом мистическом осмыслении природы сыграла поэма английского поэта Дж. Томсона «Времена года» (1726-1730), представляющая собой цикл поэм о природе. Переводы текстов Томсона в России делали Н.М. Карамзин, В.А. Жуковский, А.Ф. Мерзляков и др.

Подобно круговороту времен года рассматривается и жизнь самого человека. На формирование произведений данной груп-

пы большое влияние оказало мировоззрение масонства, распространенное в то время: «В духовной работе масонов по воспитанию у личности навыков владения своими желаниями и страстями, <...> складывались новые качества, которые с наибольшей отчетливостью проявились в поэзии и нравственной философии, развивавшихся в русле таких культурных стилей, как сентиментализм и романтизм» [1, с.159].

4. Произведения, окрашенные меланхолическим настроением. Основные мотивы в пейзажных парках этого типа - создание мира из хаоса, мир древних героев, тема смерти. «Культ чувств» обостряется и переходит в «культ меланхолии», зародившийся в английской интеллектуальной среде эпохи позднего Возрождения и ставший доминирующим переживанием. На основе этих настроений возникла так называемая «кладбищенская поэзия», пытавшаяся зафиксировать пограничное состояние природы в меланхолических пейзажах, поэтических мотивах сумерек, ночи, тумана, смерти. Наиболее яркие представители «кладбищенской поэзии» - английски** поэты Т. Грей, У. Шенстон, Т. Перси. В 1763 г. шотландский литератор Дж. Макферсон публикует «Поэмы Оссиана», сюжет которых основан на кельтской мифологии. В «Поэмах Оссиана» также воспроизводится меланхолический пейзаж, созвучный «кладбищенской поэзии». На основе поэм Макферсона возникло литературное направление «оссианизм». Позже и в России появилась целая плеяда авторов, состоящая из переводчиков, подражателей «Поэм Оссиана» и «кладбищенских» поэтов, что оказало непосредственное влияние на особый тип пейзажного парка - оссианический.

5. Произведения, посвященные описанию конкретного парка, его композиции и художественным образам. Это своего рода поэтические путеводители. Происходят распространение новых пейзажных паркостроительных принципов и популяризация этих парков в поэтическом искусстве. Здесь можно выделить три вида таких произведений.

1) Произведения, посвященные одному, уже существующему парку. В первую очередь появляются произведения, посвященные царским резиденциям: ода М.В. Ломоносова «Ода, <...> в Сарском Селе Августа 27 дня 1750 года»; поэма С.С. Джунковского «Александрова, увеселительный сад

<...> Александра Павловича» (1793). Затем очень состоятельные, а позже и средней руки помещики обратились к форме поэтического описания своих усадеб, создавали их сами или заказывали тексты у поэтов и литераторов. Так, в 1804 г. по заказу графа С. Потоцкого, владельца и основателя парка Софиевка в Умани, польский поэт

С. Трембецкий создал одноименную поэму «Софиевка». Г.Р. Державин описал собственную усадьбу Званка на реке Волхов в произведении «Евгению. Жизнь Званская» (1807). Стихотворение К.Н. Батюшкова «Мои Пенаты» (1811-1812) посвящено родовому имению Хантоново под Череповцом, здесь он вторит Державину. В.В. Капнист в поэме «Обуховка» (1818) также описывает устройство собственного поместья.

2) Произведения, посвященные группе парков, в которых систематизируются существующие пейзажные парки. Французский аббат и литератор Ж. Делиль в поэме «Сады» (1782) создает систематическое описание всех известных садов того времени и дает представление об их устройстве с собственными эстетическими и практическими садоводческими комментариями и замечаниями. Масштабный труд Дели-ля можно назвать своеобразным путеводителем, описывающим пейзажные парки Европы: Дезер де Рец, Трианон, Богатель, Вёрлиц, Пулавы, Аркадия, Фоксли, Чиз-вик, Эрменонвиль, Твикенхейм, Кью. Еще одной важной особенностью поэмы является акцент на дендрологическом компоненте. Делиль указывает на отличие садово-паркового искусства от поэзии и других искусств: «Древа суть трудное времен произведенье» [2, с. 51], показывая, что смена парковых стилей происходит более плавно в силу особенности роста деревьев.

3) Произведения, посвященные описанию отдельных элементов усадьбы. Среди них «Ключ» (1779) Г.Р. Державина, посвященный роднику в Гребнево М.М. Хераскова, «К реке Талажне» (1791) Ф.П. Львова, обращенное к реке в Арпачёво, «Беседка муз» (1817) К.Н. Батюшкова в память о парковой беседке в Хантово, «Надпись к фонтану» (1830) В.Г. Теплякова и «Элегия» (1824) В.И. Туманского, посвященные парковым элементам в Алупке.

6. Произведения, ставшие программами для собственных парков. Они могут формально обладать качествами всех предыдущих групп, но главное новшество и от-

личие этих произведений - собственный, а не заказной поэтический текст создателя (владельца) усадьбы, который определяет ландшафтный план парка. Автор, по сути, является архитектором своего парка. Архитекторами собственных парков были не только английские литераторы А. Поуп (Твикенхэм), Дж. Аддисон (Билтон Холл), У. Шенстон (Лизоус), но и отечественные владельцы усадеб: Г.Р. Державин (Званка), П.А. Вяземский (Остафьево), Л.Г. Николаи (Монрепо), А.А. Фет (Воробьёвка), Е.А. Баратынский (Мураново). Вяземский перестраивал уже имеющийся парк на «английский манер», а также занимался переустройством дома и другими усадебными работами. Подробнее архитектурные программы поэтов Державина, Баратынского и Фета, как представителей трех периодов формирования пейзажного стиля парков, рассмотрены в диссертации А.М. Муратова «Архитектурные программы русских поэтов в усадебном строительстве конца XVIII-XIX веков».

Наиболее ярким примером поэтического текста в создании архитектурной программы парка явилась поэма «Имение Монрепо в Финляндии» (1804) Л.Г. Николаи. Эту поэму можно назвать уникальной в силу ее многоплановости и многожанро-вости. Николаи не просто объединил все паркостроительные принципы пейзажного парка, сделав их внутренней сущностью поэмы, но и воплотил их в специфическом северном ландшафте, следуя «гению места».

Одной из отличительных черт поэмы Николаи является включение в общий замысел парка и поэмы оссианического настроения. В литературоведении специалисты причисляют оссианизм к сентиментализму, однако в живописи и садово-парковом искусстве его можно отнести к романтическим тенденциям. Несмотря на общий параллелизм процессов в поэзии и паркостроении, одна и та же тенденция нашла различное воплощение в слове (поэтический текст) и ландшафтной архитектуре (парк).

Таким образом, поэма Л.Г. Николаи «Имение Монрепо в Финляндии», рассмотренная в контексте поэтического и садово-паркового искусств, является ярким примером такого взаимодействия. В ней гармонично сочетаются признаки произведений всех вышеназванных

групп «парковой» поэзии: дословная «иллюстративность» первой группы - поэтический текст Николаи послужил буквальным воплощением его идей в парке; идеализм второй группы сказался в поклонении идеалам античности (Николаи берет в качестве эпиграфа к поэме строки из произведения Горация), умиротворение сельской жизнью («о чем я юношей мечтал при звуках лютки Альбия Тибулла, в каком именье мне придется жить, сбылось в преклонные года»1) и мифологичность в описании сотворения парка («не только у горы Олимп пылал огонь войны богов, титанов <...> но здесь, где край земли»); символическое описание финской северной природы скального парка («о страшной битве здесь кричат поля») и чувственные переживания автора поэмы («мой сад беседует с душой») - третья группа, меланхолическое настроение и печальные воспоминания об умерших близких Николаи людях («тревога сладостная и печаль бередят душу») - четвертая группа. Поэма является также поэтическим путеводителем по парку, что соответствует признаку пятой группы, и наконец, «Имение Монрепо в Финляндии» Л.Г. Николаи также принадлежит шестой группе поэтических произведений, т.к. послужило архитектурной программой собственного парка создателя поэмы.

Литература

1. Бачинин В.А. Эстетика: энцикл. словарь. СПб. : Изд-во Михайлова В.А., 2005. 288 с.

2. Делить Ж. Сады / изд. подгот. Н.А. Жирмунская, Д.С. Лихачёв, Ю.М. Лотман, И.Я. Ша-фаренко. Л. : Наука, 1987. 331 с.

3. Зыкова Е.П. Поэма о сельской усадьбе в русской идиллической традиции // Миф. Пастораль. Утопия. Литература в системе культуры : материалы науч. межрегион. семинара. М. : МГОПУ, 1998. С. 58-71

4. Николаи Л. Г. Имение Монрепо в Финляндии // пер. И.И. Городинского // Парк Монрепо в Выборге. СПб. : Дмитрий Буланин, 2001. С. 104-120.

5. Субботин А.Л. Комментарии // Из истории английской эстетики XVIII века: Поп. Аддисон. Джерард. Рид / сост., вступ. ст. и общ. ред. И.С. Нарского ; коммент. А.Ф. Грязнова, Б.В. Мееровского. М. : Искусство, 1982. С. 328 — 364.

6. Ткаченко А.В. Жизнь утопических идей в европейском садовом искусстве // Философ-

ский век. Альманах. Вып. 12 / отв. ред. Т.В. Артемьева, М. И. Микешин. СПб. : С.-Петерб. центр истории идей, 2000. С. 301 -321.

Ludwig Heinrich von Nicolay’s poem “Mon Repos” in the context of poetic programs for landscape parks in the XVIII - XIX centuries

For the first time there are defined the basic trends of poetic art and gardening art interaction of the XVIII — XIX centuries. There are done six groups of poetic works according to their influence on the park constructing process. So the poem by Ludwig Heinrich von Nicolay "Mon Repos ” is seen in the context of such interaction.

Key words: gardening art, poetry, landscape park, Ludwig Heinrich von Nicolay, ossianizm.

Е.В. КИЛИМНИК (Екатеринбург)

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ УБРАНСТВО БЕЛОРУССКИХ ДВОРЦОВ, ЗАМКОВ И УКРЕПЛЕННЫХ ХРАМОВ XIII - XVII вв.

Описывается культурно-историческое и художественное значение феодальных дворцово-замковых комплексов и культовых построек Восточной Европы XIII- XVII вв., что существенным образом восполняет пробел в истории культуры позднего Средневековья и Возрождения, истории и теории архитектуры, в изучении восточноевропейского фортификационного искусства.

Ключевые слова: дворцово-замковые комплексы, укрепленные храмы, искусство, культура, позднее Средневековье, Возрождение.

Архитектурно-художественный облик белорусских средневековых замков конкретен и индивидуален. Каждый из памятников имеет свои богатую историю и строительную биографию. При этом их объединяет одно: ратное мужество народа, самобытный художественный талант и колоссальный труд строителей - «доброде-ревцев», «муралей», «дойлидов», землеко-

© Килимник Е.В., 2010