Научная статья на тему 'Петроградская организация партии революционного коммунизма в 1918 году'

Петроградская организация партии революционного коммунизма в 1918 году Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
33
5
Поделиться
Ключевые слова
РЕВОЛЮЦИЯ / ПАРТИЯ РЕВОЛЮЦИОННОГО КОММУНИЗМА / ПЕТРОГРАД / ЛЕВЫЕ СОЦИАЛИСТЫ / 1918 Г

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Петухов И.П.

И.П. Петухов Петроградская организация партии революционного коммунизма в 1918 году Революция, партия революционного коммунизма, Петроград, левые социалисты, 1918 г. На основе архивных материалов и периодической печати автор исследует процесс появления членов партии революционного коммунизма в Петрограде, основные направления их деятельности, пытается определить численность организации, охарактеризовать её лидеров. Внимание уделено и финансовой стороне деятельности организации. Автор указывает на проблемы, с которыми пришлось столкнуться членам партии революционного коммунизма в Петрограде. В заключение делается вывод об основных причинах слияния «революционных коммунистов» с большевиками.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Петроградская организация партии революционного коммунизма в 1918 году»

УДК 94(47).084.3

Аспирант И.П. ПЕТУХОВ

(СПбГУ, ivanpet1007@mail.ru)

ПЕТРОГРАДСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПАРТИИ РЕВОЛЮЦИОННОГО КОММУНИЗМА

В 1918 ГОДУ

Революция, партия революционного коммунизма, Петроград, левые социалисты, 1918 г.

Деятельность социалистов в революционном Петрограде наиболее изучена применительно к

1917 г. Различные аспекты политической активности петроградских социалистов (в основном, меньшевиков и эсеров) в послеоктябрьский период раскрыты в работах А. В. Гоголевского, А. Рабиновича, М. В. Ходякова, Д. О. Чуракова, С. В. Ярова и др. При этом в тени остаются организации небольших социалистических партий, действовавших после октября 1917 г. Изучение их деятельности затрагивает такие вопросы истории революции, как содержание идеологических расхождений социалистов разных течений, механизмы функционирования малых политических групп, причины их исчезновения и установления однопартийной системы и др.

Одной из таких небольших социалистических партий была партия революционного коммунизма (ПРК). Эта партия образовалась, отколовшись от партии левых социалистов-революционеров (ПЛСР) после левоэсеровского выступления в Москве и других городах 6 июля

1918 г. «Революционные коммунисты» подтвердили свою верность левоэсеровской программе, но отмежевались от ПЛСР из-за её тактики, высказались за совместную работу с большевиками в Советах. Основные моменты деятельности ПРК отражены в работах А. В. Медведева [1], Ю. П. Суслова [2], Ю. И. Шестака [3; 4] и др.

В плане идеологии ПРК стояла на левонароднических позициях. По мнению «революционных коммунистов», осуществление социализации земли в соответствии с эсеровской теорией должно было послужить основой для достижения «аграрного коммунизма». В некоторых вопросах «революционные коммунисты» расходились с большевиками, например, выступали против национализации земли, деятельности комитетов бедноты и продотрядов [1, с. 48-53; 2, с. 4-12, 21-24; 5]. Будучи народниками, они считали социальной опорой Советской власти не только пролетариат, но и трудовое крестьянство и трудовую интеллигенцию и выступали за расширение диктатуры пролетариата до «власти трудящихся» [3, с. 22].

Несмотря на указанные выше разногласия, «революционные коммунисты» значительно приблизились к большевикам, развивая свою теорию интегрального социализма, которая должна была объединить положения марксизма и народничества. С большевиками «революционных коммунистов» сближали и интернационалистские позиции. В условиях разгорающейся гражданской войны ПРК открыто и активно поддерживала Красную армию. В центральном органе ПРК газете «Воля труда» регулярно подвергались критике левые эсеры за их антибольшевистскую тактику, например, за участие в выступлении матросов в Петрограде 14 октября 1918 г. [6], печатались призывы бороться против контрреволюции, в том числе с помощью красного террора. По оценкам исследователей, на ПРК, как и близкую ей партию народников-коммунистов, также отколовшуюся от ПЛСР, повлияло начало проведения политики «военного коммунизма». Обе партии разделяли важные её составляющие [1, с. 43, 51-55; 7].

Представляется, что рассмотрение деятельности «революционных коммунистов» на материалах Петрограда позволит углубить понимание истории как ПРК, так и региональной специфики развития политического процесса в революционном Петрограде. Следует отметить, что в имеющейся на данный момент научной литературе эта тема не освещена. Решить данную задачу помогут сохранившиеся документы, предоставленные петроградскими «революционными коммунистами» большевикам при вступлении в ряды РКП(б) в декабре 1918 г. Также важные сведения можно почерпнуть из периодической печати, прежде всего, из газеты «Воля труда».

Основой для формирования кадров Петроградской организации ПРК (как и партии народников-коммунистов) стали бывшие левые эсеры, которые выступили против антибольшевистской политики своего ЦК в связи с событиями 6 июля 1918 г. Причины такого «пробольшевистского» настроя значительной части петроградских левых эсеров можно искать, в том числе, и в мягкой политике по отношению к ним большевиков Петрограда во главе с Г. Е. Зиновьевым до июля 1918 г. [8, с. 317-351, 387-413, 443]

Организовались петроградские «революционные коммунисты» в октябре 1918 г.: 4 октября было создано организационное бюро ПРК в Петрограде (3-4 октября - самые ранние даты зачисления в действительные члены партии, указанные в регистрационных карточках), 24 октября -созданы Петроградский и районные комитеты, с 25 октября упоминается о существовании президиума Петроградского комитета (ПК) ПРК [9, л. 11-14, 16]. В середине октября «Воля труда» сообщала о том, что в Петрограде организация ПРК «налаживается»: 13 октября состоялось первое собрание. И хотя на него были приглашены только члены Петроградского Совета, «присутствовало очень много товарищей членов районных совдепов и районных комитетов партии левых с.-р. Всего присутствовало 60 человек». Было выбрано бюро из 10 человек. Резолюция, принятая собранием и оглашённая на заседании Петросовета 15 октября 1918 г., выражала резкое недовольство антибольшевистским выступлением руководства левых эсеров, называла всякое противодействие Советской власти, возглавляющей мировое революционное движение, «контрреволюционным актом». Подписавшие резолюцию вышли из фракции левых с.-р. и заявили: «сохраняя заветы революционной народнической идеологии, мы именуемся отныне фракцией партии Революционного Коммунизма, чтобы в тесной совместной работе с действенной советской партией Р. К. П. (большевиков) не на словах, а на деле принять участие в творчестве социальной революции» [10]. В отчёте ЦК ПРК, опубликованном 1 ноября 1918 г. в газете «Воля труда», среди партийных ячеек, зарегистрированных в ЦК, была губернская Петроградская организация, а также фракция в Петроградском Совете [11].

Закономерен вопрос о численности ПК ПРК. Сохранилась телеграмма с просьбой о доставке из Москвы трёхсот партийных карточек, видимо, это было число, на достижение которого надеялись «революционные коммунисты» в Петрограде [12, л. 28]. Однако на двух общих собраниях петроградских «революционных коммунистов» с известным числом участников присутствовало всего по 22 человека. В одном случае в силу важности обсуждаемого вопроса (о слиянии с большевиками) пришлось специально решать, признавать ли собрание правомочным. Было принято положительное решение с той мотивировкой, что другое собрание не будет особенно многолюднее [13, л. 6]. Самый высокий номер из сохранившихся регистрационных карточек членов ПК ПРК (у Н. С. Красикова) - 51 [14]. Таким образом, с уверенностью можно сказать лишь, что общее количество «революционных коммунистов» Петрограда составляло несколько десятков человек и точно превышало полсотни. Конечно, ПРК как небольшой партии пришлось столкнуться с трудностями в привлечении масс под свои знамёна, связанными с организационными и кадровыми проблемами, промежуточным положением в идеологическом плане между «большими» партиями большевиков и левых эсеров и др. Характерно признание ЦК ПРК, что массы на местах не до конца понимают причину отхода «революционных коммунистов» от ПЛСР и разницу между ПРК и РКП(б) [11]. Численность ПРК в целом по стране на пике её популярности составляла 2800 членов партии и 1500 сочувствующих [3], наиболее сильные организации она имела в сельскохозяйственных регионах, прежде всего, в Поволжье, что согласуется с её левонароднической идеологией. Представляется, что в таком промышленном городе, как Петроград, у «революционных коммунистов» изначально было мало шансов на значительное пополнение своих рядов. Но это не отменяет того факта, что здесь они уступили в числе своим прямым конкурентам - народникам-коммунистам, у которых в Петрограде точно было до сотни активных членов и до тысячи сочувствующих [15, 16, 17].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список и регистрационные карточки десяти активных деятелей Петроградской организации «революционных коммунистов» позволяют составить некоторое представление о её лидерах (скорее всего, они и составляли ПК ПРК). Первыми в списке указывались работники 1-го городского районного комитета ПРК Константин Алексеевич Рончевский и Иван Петрович Нудьга. К. А. Рончевский (25 лет) был председателем инициативной группы «революционных коммунистов» в момент их возникновения в Петрограде, затем обычно был председателем заседаний ПК и общих собраний организации. С мая 1917 г. он состоял в партии социалистов-революционеров (ПСР), с ноября 1917 г. до сентября 1918 г. - в ПЛСР, исполнял разные обязанности, в том числе товарища председателя военной организации левых эсеров. С апреля по июнь 1918 г. заведовал отделом наружной охраны Комиссариата внутренних дел Союза коммун Северной области [9, л. 11]. По данным авторов книги «Чекисты Петрограда на страже революции», в конце 1917 г. Рончевский работал в военной секции ВЦИК Советов, в мае 1919 г. стал членом РКП(б), в декабре 1919 г. начал работать в Петроградской ЧК и далее работал в аппарате ВЧК-ОГПУ [18, с. 429].

И. П. Нудьга (22 года) выполнял функции секретаря и казначея организации ПРК в Петрограде (он был студентом, счетоводом по профессии). Ранее работал в Московском райкоме сначала ПСР, затем ПЛСР. В 1918 г. на какое-то время Нудьга был делегирован от ПК ПЛСР в Москву, где работал в Главном штабе боевой организации ПЛСР по вопросам, связанным с организацией Красной армии [9, л. 12]. Согласно биографической справке в сборнике документов ПЛСР, И. П. Нудьга (1897 - после 1953) вступил в ПСР в 1915 г., в феврале 1918 г. был избран в ПК ПЛСР и его казначеем, в июле 1918 г. был арестован, причём был заключён на гауптвахту в Кремле вместе с лидерами левых эсеров М. А. Спиридоновой, С. М. Мстиславским и др. К началу осени 1918 г. освобождён. В феврале 1919 г. перешёл в РКП(б). В дальнейшем работал в Самаре, Средней Азии, какое-то время был начальником бюджетного управления Наркомата финансов РСФСР [19, с. 624].

Ещё один представитель 1-го городского райкома Евсей Лазаревич Рапопорт имел впечатляюще богатый революционный опыт, несмотря на свою молодость (всего 20 лет). В Петрограде он ранее состоял членом Московского райкома ПСР, был одним из лидеров организации учащихся средних учебных заведений Петрограда при ПСР, затем был членом ПК и бюро фракции ПЛСР в Петросовете. Согласно данным регистрационной карточки, Рапопорт успел побывать ещё и членом Крымского комитета ПЛСР, ЦИК Тавриды, президиума Крымского ревкома и даже «народным комиссаром земледелия Крыма». В ноябре 1918 г. он являлся членом Совета 1 -го городского района, бюро фракции ПРК в Петросовете, членом ВЦИК. Среди тех, кто может подтвердить верность анкеты, Рапопорт указал двух лидеров ПРК - А. Л. Колегаева и А. М. Устинова. В декабре 1918 г. Рапопорт работал в Комиссариате земледелия Союза коммун Северной области [9, л. 14].

Представитель 2-го городского И. Г. Супонин (33 года) также был интеллигентом, окончил Агрономическое училище и Лесной институт, работал учителем, с 1905 г. состоял в ПСР [9, л. 20]. Четыре представителя от Василеостровского (К. И. Палица, А. М. Левашев, Н. М. Ботиков, Н. С. Красиков) и по одному представителю от Петроградского (М. Ф. Васильев) и Московско-Заставского (А. И. Кузнецов) районов были рабочими в возрасте 32-45 лет и также обладали солидным опытом революционной работы [9, л. 13, 15-19].

Конечно, данные о десяти активистах нельзя признать исчерпывающими в отношении всей Петроградской организации ПРК. Тем не менее, они говорят о том, что её возглавляли довольно активные молодые революционные интеллигенты и зрелые рабочие с богатым революционным опытом. Многие из них продолжали работать в советских учреждениях после июля 1918 г., что говорит об их близости к большевикам и определённом доверии с их стороны.

Характер сохранившихся документов не позволяет сделать полных выводов о формах и масштабах работы «революционных коммунистов» Петрограда. Точно известно, что они распространяли газету «Воля труда» и другую партийную литературу. Количество распространяемых ими номеров неизвестно. Можно лишь отметить, что губернские организации ПРК (такой статус был у Петроградской организации) обязаны были выписывать из центра как минимум 20 экземпляров каждого номера газеты [20]. С распространением её в Петрограде возникли проблемы. 17 ноября 1918 г. на заседании ПК ПРК по поводу «Воли труда» признавалось, что «газета не распространяется, т. к. нет аппарата распространения. К тому же газета приходит в Птг на 4 или 5 день». Для улучшения дел было решено организовать уличную торговлю газетами, давать газетчикам по 20 коп. с номера [21, л. 3].

Петроградская организация ПРК была ответственной за партийную работу в масштабах губернии и всей Северной области. ПК ПРК даже решил созвать Северную областную конференцию ПРК. В область был направлен член ПК ПРК Флигельман «с целью рекогносцировки и организации» [21, л. 3, 3 об.]. Каких-либо указаний на то, что конференция состоялась, нет.

Имеются данные об оказании помощи (пусть и небольшой) уезжающим из Петрограда на Южный фронт (скорее всего, членам ПРК), производившейся за счёт ЦК ПРК, что подтверждает безусловную поддержку «революционными коммунистами» Красной армии в ходе гражданской войны [12, л. 42, 43].

При обсуждении в ПК ПРК работы партийной фракции в Петроградском Совете отмечалось, что «фракции не удаётся созвать, несмотря на все усилия» [21, л. 3, 3 об.]. Это и приводившиеся выше упоминания о фракции ПРК в Совете не оставляют сомнений в её существовании. Отметим, что в обзорах партийного состава Петросовета фракция ПРК не упоминалась, так как исследователи

составляли их на основе данных о перевыборах Совета, имевших место в июне и декабре 1918 г. [22, с. 56; 23, с. 65-75]

Определённую информацию о работе Петроградской организации можно почерпнуть из её финансовой документации. Согласно кассовому отчёту ПК ПРК, общий приход за октябрь-декабрь 1918 г. составил 14 266 р. и / коп. Из них 9000 р. приходятся на поступления от ЦК ПРК, 5000 р. - на доход от реализации 50 тыс. фотокарточек Фридриха Адлера. На этом фоне обращает на себя внимание незначительность доходов от «работы с массами»: всего 100 р. составили вступительные взносы (к сожалению, размер взноса не указан), 12 р. 65 коп. - членские взносы, 123 р. 45 коп. -продажа газеты «Воля труда», 8 р. - продажа книг, 21 р. 90 / коп. - пожертвования. Остаток средств ПК ПРК к моменту его ликвидации составил 744 р. 29 / коп. [24, л. 77] Приведённые данные говорят о том, что финансовых затруднений у ПК ПРК не было, но в значительной степени он существовал на средства, отпущенные из партийного центра. Результаты поступлений от взносов и распространения литературы свидетельствуют о малой численности организации, её слабости в деле распространения литературы, отсутствии связей с широкими массами.

В целом следует сказать, что «революционные коммунисты» не смогли развернуть по-настоящему активную деятельность в Петрограде. На страницах «Воли труда» в рубрике «Жизнь партии» редко появлялась информация о северной столице, в основном сообщения приходили из Поволжья, Москвы, Украины. Такое распределение материалов, безусловно, отражает значение местных организаций ПРК.

Можно выделить две основные причины слияния петрогадских «революционных коммунистов» с большевиками: идеологическая близость, усиленная совместной работой в советских учреждениях, и сомнения в перспективах существования самостоятельной партии. Надо сказать, что петроградское руководство большевиков одобряло переход левых социалистов в коммунистическую партию. В середине ноября 1918 г. Г. Е. Зиновьев в обращении «К эсерам, перестающим быть эсерами» радовался случаям перехода левых народников в РКП(б) и призывал их скорее встать в «братские ряды рабочих», борющихся против белогвардейцев [25].

Уже 17 ноября 1918 г. члены ПК под влиянием выхода из ЦК пяти членов, посчитавших существование самостоятельной партии бессмысленным и вскоре перешедших в РКП(б) [26, с. 360], высказались за то, чтобы открыть дискуссионный отдел по вопросу о будущем партии в «Воле труда»; «признать принципиально желательным возможно скорое слияние» с РКП(б) «всей организацией»; вести подготовительную работу в этом направлении, всю другую работу приостановить; окончательное решение отложить до Второго Всероссийского съезда партии [21].

27 ноября 1918 г. на общем собрании Петроградской организации ПРК Рончевский в своём докладе признал выход пяти членов ЦК из партии «правильным по существу, но преждевременным», так как для него лучше мог быть использован предстоящий съезд партии. Докладчик соглашался с вышедшими из ЦК в том, что при численном росте ПРК с ней произойдет то же, что с левыми эсерами - партия разбухнет за счёт нереволюционных, антибольшевистски настроенных масс и впадёт в контрреволюцию [13, л. 4, 5]. По мнению Рончевского, под влиянием жизни РКП(б) эволюционировала от резко марксисткой идеологии «в сторону интегрального социализма». Единственный выход он видел в «слиянии с большевиками», особенно для Петрограда, где нет надёжных элементов для построения классовой народнической партии. Представляется, что в последней оценке выражена региональная особенность деятельности левых народников в северной столице. На том же собрании были избраны делегаты на партийный съезд, причём в протоколе указывалось: «Собрание ещё раз подчёркивает делегатам императивность наказа о слиянии с большевиками и предлагает вести в этом направлении работу на съезде» [13, л. 5 об.].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На Втором съезде ПРК одержали верх сторонники сохранения партии. Представители Петрограда подали заявление в президиум (о том, что съезд принял ошибочное, по мнению направившей их с императивным мандатом организации, решение) и покинули съезд. 8 декабря 1918 г. «революционные коммунисты» Петрограда без возражений подтвердили решение о слиянии с большевиками, поручили ПК подготовить отчёт о работе и декларацию о переходе в РКП(б). Была выбрана ревизионная комиссия [13, л. 6, 7].

12 декабря 1918 г. состоялось последнее общее собрание членов Петроградской организации ПРК. Выступление представителя ЦК Понятовского, пытавшегося переубедить товарищей, было оставлено без внимания. Отчёт и декларация были приняты, ПК ПРК поручалось войти в переговоры с ПК РКП(б) по вопросу о технике перехода и персонально опросить товарищей о согласии вступить

в РКП(б) (причём выяснилось, что двое не согласны) [13, л. 8, 8 об.]. В декларации Петроградской организации ПРК партия большевиков называлась единственной верной классовой идеологии и тактике «в момент развертывания широкого фронта Всемирной Революции», утверждалось, что за год существования Советской власти началось сглаживание «резких догматических расхождений между марксизмом и народничеством» и РКП(б) «приближается постепенно к идеологии интегрального социализма». Считая, что «оставаться в момент наивысшего напряжения всех революционных сил небольшой отвлечённой идеологической группой» недопустимо, а быть массовой партией в данных условиях означает рано или поздно привлечь антибольшевистские элементы, петроградские «революционные коммунисты» признали дальнейшее существование отдельной организации нецелесообразным [13, л. 9].

Итак, Петроградская организация партии революционного коммунизма в 1918 г. объединяла лишь несколько десятков человек. В таком промышленном городе, как Петроград, в условиях 1918 г. у только что образовавшейся народнической партии было мало шансов на пополнение своих рядов. Задача осложнялась и промежуточным положением ПРК в идеологическом плане между партиями большевиков и левых эсеров. В ходе разгорающейся гражданской войны «революционные коммунисты» хотели внести свой вклад в упрочение Советской власти и в процессе своей работы значительно приблизились к РКП(б) в идеологическом отношении. Партия революционного коммунизма действовала до сентября 1920 г., пока не слилась с РКП(б). Этот факт подчёркивает специфику Петрограда - здесь «революционные коммунисты» настолько быстро сблизились с большевиками и посчитали свою деятельность бесперспективной, что вопреки решению съезда партии ещё в декабре 1918 г. провели слияние с большевиками, просуществовав всего около двух с половиной месяцев.

Литература

1. Медведев А. В. Неонародничество и большевизм в России в годы гражданской войны. - Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 1993. - 146 с.

2. Суслов Ю. П. Революционные коммунисты в политической борьбе. 1918-1920 гг.: Учеб. пособ. -Саратов: ИПП «Газета», 1997. - 36 с.

3. Шестак Ю. И. РКП(б) и партия «революционного коммунизма» // Вопросы истории КПСС. - 1972. -№ 2. - С. 19-29.

4. Шестак Ю. И. Большевики и левые течения мелкобуржуазной демократии. - М.: Знание, 1974. - 64 с.

5. Устинов А. Через социализацию земли к коммунизму // Воля труда (М.). - 1918. - 21 сент. - С. 1.

6. Неизбежное (ред.) // Воля труда (М.). - 1918. - 17 окт. - С. 1.

7. Волкова Г. Партия революционного коммунизма // Политические партии России. Конец XIX - первая треть ХХ века. Энциклопедия. - М., 1996. - С. 430-431.

8. Рабинович А. Большевики у власти. Первый год советской эпохи в Петрограде / Пер. с англ. И. С. Давидян. - М.: АИРО-ХХ1; М.: Новый хронограф, 2008. - 624 с.

9. Регистрационные карточки активных работников Петроградской организации партии революционного коммунизма // Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб). Ф. 501. Оп. 1. Д. 1. Л. 11-20.

10. В Петрограде // Воля труда (М.). - 1918. - 18 окт. - С. 4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Отчёт ЦК // Воля труда (М.). - 1918. - 1 нояб. - С. 4.

12. Разные документы Петроградской организации партии революционного коммунизма // ЦГАИПД СПб. Ф. 501. Оп. 1. Д. 1. Л. 21-71.

13. Протоколы общих собраний Петроградской организации партии революционного коммунизма // ЦГАИПД СПб. Ф. 501. Оп. 1. Д. 1. Л. 4-9.

14. Список активных работников Петроградской организации партии революционного коммунизма // ЦГАИПД СПб. Ф. 501. Оп. 1. Д. 1. Л. 10.

15. Жизнь партии. Из Петрограда // Знамя трудовой коммуны (М.). - 1918. - 2 окт. - С. 4.

16. Жизнь партии // Знамя трудовой коммуны (М.). - 1918. - 13 окт. - С. 3-4.

17. Список активных работников Петроградской организации партии народников-коммунистов // ЦГАИПД СПб. Ф. 502. Оп. 1. Д. 1. Л. 2, 2 об.

18. Кутузов В. А., Лепетюхин В. Ф., Седов В. Ф., Степанов О. Н. Чекисты Петрограда на страже революции. - Л.: Лениздат, 1987. - 454 с.

19. Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917-1925 гг.: в 3 тт. / Т. 2. Ч. 1. Апрель-июль 1918 г. - М.: РОССПЭН, 2010. - 773 с.

20. Объявление // Воля труда (М.). - 1918. - 4 окт. - С. 1.

21. Протоколы заседаний Петроградского комитета партии революционного коммунизма // ЦГАИПД СПб. Ф. 501. Оп. 1. Д. 1. Л. 2-3 об.

22. Гоголевский А. В. Петроградский Совет в годы гражданской войны. - Л.: Наука, 1982. - 198 с.

23. Потехин М. Н. Первый Совет пролетарской диктатуры. - Л.: Лениздат, 1966. - 339 с.

24. Кассовая книга Петроградской организации партии революционного коммунизма // ЦГАИПД СПб. Ф. 501. Оп. 1. Д. 1. Л. 73-77.

25. Зиновьев Г. К эсерам, перестающим быть эсерами // Петроградская правда. - 1918. - 17 нояб. - С. 2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

26. Леонтьев Я. В. К истории создания партии революционного социализма // Политические партии в российских революциях в начале ХХ века. - М.: Наука, 2005. - С. 357-377.