Научная статья на тему 'Первые учебные и справочные издания для мордвы'

Первые учебные и справочные издания для мордвы Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
425
71
Поделиться
Ключевые слова
УЧЕБНАЯ КНИГА / EDUCATIONAL BOOK / СОСТАВИТЕЛЬ / COMPILER / ГРАММАТИКА / GRAMMAR / СПРАВОЧНОЕ ИЗДАНИЕ / REFERENCE BOOK / БУКВАРЬ / PRIMER

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Кубанцева Ирина Алексеевна

Рассматривается история создания учебных и справочных изданий на мокшанском и эрзянском наречиях мордовского языка в XIX в. Показан вклад ведущих мордовских языковедов и просветителей в подготовку первых учебников, букварей и словарей для «инородческих» школ.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Кубанцева Ирина Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

First Textbooks and Reference Books for Mordvins

The paper examines the history of composition of educational and reference books in the Moksha and Erzya dialects of the Mordvinian language in the 19th century. The paper also reveals the contribution of the leading linguists and of Mordvin educators to the preparation of the first textbooks, primers and dictionaries for «non-Russian» schools.

Текст научной работы на тему «Первые учебные и справочные издания для мордвы»

И. А. КУБАНЦЕВА

ПЕРВЫЕ УЧЕБНЫЕ И СПРАВОЧНЫЕ ИЗДАНИЯ ДЛЯ МОРДВЫ

Ключевые слова: учебная книга, составитель, грамматика, справочное издание, букварь

Key words: educational book, compiler, grammar, reference book, primer

Рассматривается история создания учебных и справочных изданий на мокшанском и эрзянском наречиях мордовского языка в XIX в. Показан вклад ведущих мордовских языковедов и просветителей в подготовку первых учебников, букварей и словарей для «инородческих» школ.

The paper examines the history of composition of educational and reference books in the Moksha and Erzya dialects of the Mordvinian language in the 19 th century. The paper also reveals the contribution of the leading linguists and of Mordvin educators to the preparation of the first textbooks, primers and dictionaries for «non-Russian» schools.

Активизация переводческой деятельности в XIX в. способствовала появлению книг не только с православным религиозным текстом, но и со светским. Подготовка и издание учебников и вероучительных книг для народов Поволжья были важны для единой системы просветительской политики в регионе. Особое значение для развития поволжских народов имело создание алфавитов и норм письменно-литературных языков, что сохраняло и объединяло культурные ценности этносов. Все это в той или иной мере находило отражение на страницах первых азбук, букварей, грамматик.

В 1823 г. попытались создать грамматики мордовского языка. Документально факт подтвержден в переписке ректора Пензенской семинарии с нижегородским протоиереем Г. Симилейским и смотрителем Петровских духовных училищ протоиереем Я. Рождественским. Первый, к кому обратился с предложением ректор, был Г. Симилейский. Но от него

КУБАНЦЕВА Ирина Алексеевна, доцент кафедры библиотечно-ин-формационных ресурсов Национального исследовательского Мордовского государственного университета, кандидат исторических наук.

последовал отказ, мотивированный тем, что уже 42 года он не говорил по-мордовски. В письме рекомендовалось поручить это дело Петровскому протоиерею Я. Рождественскому, так как «он знает по-мордовски и недавно кончил курс». В то же время Г. Симилейский отметил важность и сложность этого дела: «Язык мордовский скуден и делится на три языка: мордовский, мокшанский и мурзинский»1.

Я. Рождественский в своем ответе ректору Пензенской семинарии также указывал на деление мордовского языка на три различающихся диалекта и готов был составить грамматику на «мурзинско-арзянском диалекте», так как знал его правила2. Свое окончательное решение он подтвердил в другом документе — Рапорте Я. Рождественского Пензенской семинарии (1 января 1824 г.). Однако в дальнейшем сведения о подготовке и выпуске грамматики на «арзянском наречии» отсутствуют3.

Первая эрзянская грамматика опубликована в 1839 г. за границей под названием «H. C. Gabelentz. Versuch elener mordwinischen Grammatikk. —«Zeitschrift fur die Kunde des Morgentandes», Bd.2. — Gottinden, 1839». Ее составителем был известный немецкий языковед Г. Габеленц.

В основу грамматического строя эрзянского языка он положил Новый Завет, переведенный в 1821 г. на эрзянское наречие. Известно, что качество переводов начала XIX в. оценивалось специалистами второй половины XIX в. как очень низкое. К тому же эрзянская грамматика была написана на немецком языке. В связи с этим труд Г. Габеленца не нашел практического применения.

В отличие от грамматики Г. Габеленца работа П. Орна-това оказалась более востребованной. Подготовленная им «Мордовская грамматика, составленная на наречии мордвы-мокши...»4 представляла собой первую попытку систематического изложения мокша-мордовского языка. Необходимость в таком учебнике появилась после того, как руководство Тамбовской епархии поручило профессору П. Орнатову преподавать мордовский язык в духовной семинарии, так как мордва едва понимала русский язык. Также было решено «ввести в классическое употребление в местной семинарии язык мордовский для приготовления воспитанников к священническим должностям в мордовские селения»5. Преподавание мордовского языка началось здесь в 1834 г. Текст

грамматики был составлен на наречии мордвы, населявшей Тамбовскую епархию, в частности Спасский и Темников-ский уезды.

Канцелярии Тамбовского семинарского правления для принятия решения об опубликовании учебника необходимо было знать, не использовал ли П. Орнатов в своей работе какую-нибудь ранее составленную грамматику. На это профессор пояснил: «При составлении представленной мною его преосвященству... Арсению грамматики мордовского языка мокшанского наречия, кроме собственного внимательного изучения мордовского языка и наблюдения над всеми видоизменениями и различиями, сочетаниями его в составе речи, при участии в моем труде студента и учителя Ев-стафия Нечаева. , никаких других пособий решительно не имел»6. Перед выпуском в свет «Мордовская грамматика.» прошла проверку в комитете, в состав которого входили священники сел Матчи Кедрова, Кушек Салазгарского и Салазгари Анаевского и других уездов. Труд П. Орнатова был признан правильным, за исключением некоторых слов. Ошибки объяснялись описками писца7.

Во второй половине XIX в. продолжилась работа по изучению мордовского языка, направленная в основном на создание миссионерских переводов. Такая литература была необходима для улучшения процесса обучения и воспитания. Образование «инородцев» в этот период было одной из важных политических проблем.

Пути ее решения предлагались в концепции просвещения нерусских народов Н. И. Ильминского. Его педагогическая система выражала геополитические интересы центральной власти и укрепляла русско-православное влияние в отдельных восточных регионах, что способствовало успешной реализации политических целей инородческого просвещения 60-х гг. XIX — начала ХХ в. Обучавшиеся инородцы в «народных школах» по системе Н. И. Ильминского хорошо учились и занимали к концу, а иногда и в начале курса первые места в классах. Такие ученики легко поступали в духовные семинарии и академию, учительский институт, университет для продолжения образования8.

В то же время основной целью педагогической системы Н. И. Ильминского было постепенное продвижение инородцев к христианству. Православие он считал главным,

ради приобщения к нему допускал возможность широкого использования в учебно-воспитательном процессе родного языка и элементов культуры нерусских народов9. Родной язык считался основой воспитания и орудием для изучения русского языка.

В аспекте данных политических целей ученым-лингвистам и педагогам в пореформенный период, пришло понимание того, что учебные книги, переводы должны быть доступными нерусским читателям. Для этого требовалось продолжение изучения мордовского языка, так как немногочисленные грамматики, вышедшие в начале XIX в. не всегда опирались на этнолингвистические исследования, не могли быть надежным пособием в обучении, поэтому исследования в этом направлении продолжились.

Одним из таких примеров выступает работа академика Ф. И. Видемана. В 1865 г. им издана более полная грамматика эрзя-мордовского языка — «F. J. Wiedeman. Grammatik der ersa-mordwinischen Sprache nebst einem kleinen mordwinischdeutschen und deutsch-mordwinischen Worterburch. — SPb., 1865». Текст книги написан на немецком языке и так же не был понятен широкому кругу читателей. К тому же по оценке М. Е. Евсевьева в этом издании обнаружено большое количество ошибок и «выдуманного самим автором»10. Примеры для грамматики Ф. И. Видеман взял частично из четвероевангелия на наречии мордвы-эрзи, изданного в 1821 г.

Другая работа этого автора была выпущена также в Санкт-Петербурге в 1884 г. под названием «Грамматика эрзя-мордовского языка». Все слова были разделены на 6 частей речи: существительное, прилагательное, местоимение, глагол, послелог, частица. В состав частей речи Ф. И. Видеман не включил наречие, так как оно, по его мнению, не имело словообразующих аффиксов, поэтому могло быть существительным, прилагательным, наречием. В «Грамматике...» дана подробная характеристика имени существительного, числительного и глагола11.

Выпуск учебных пособий на мордовском и других языках Поволжья и Сибири было сосредоточено в Переводческой комиссии при братстве св. Гурия в Казани. Издаваемые ею учебники в большинстве случаев представляли собой перевод русских пособий. К переводческой деятельности привлекались носители языка. В такой работе участвовали

выпускники Казанской семинарии А. Ф. Юртов, М. Е. Ев-севьев, Н. П. Барсов и другие просветители мордовского народа. Со временем они сами стали авторами первых букварей на мордовском (мокша, эрзя) языке.

Первым из них, кто составил эрзя-мордовский букварь, был А. Ф. Юртов. Издание готовилось при содействии Н. И. Ильминского. Основной текст «Букваря для мордвы-эрзи с присоединением молитв и русской азбуки. Издание православного миссионерского общества» (1884)12 открывал раздел «Букварь для обучения мордовских детей грамоте». В начале книги приведены группы слов на основе русской азбуки эрзя-мордовских фонем. Материал на эрзянском языке автор расположил согласно буквам русского алфавита. Давая оценку труду А. Ф. Юртова, ученые-филологи утверждали, что он в своей работе попытался упорядочить письменные формы эрзя-мордовского языка на лексическом уровне.

Иной уровень развития эрзя-мордовского письменно-литературного языка отражал «Букварь для мордвы-эрзи. Издание православного миссионерского общества»13, подготовленное М. Е. Евсевьевым. Составитель пособия усовершенствовал работу А. Ф. Юртова в его первом «Букваре. 1884 г.». Текст учебника М. Е. Евсевьев разделил на две части — мордовскую и русскую. В первой части был материал для запоминания по принципу от простого к сложному14, как это используется в современных учебных изданиях. Особенности графики и орфографии эрзянского букваря М. Е. Евсевьева нашли применение в другом учебнике для эрзянских школ «Первоначальном учебнике русского языка для мордвы-эрзи» (1892) и во втором его издании (1897)15, в который вошли сотни новых терминов из различных отраслей знаний.

Работа по составлению грамматики мокша-мордовского языка была продолжена. В этом направлении работал нижегородский иеромонах Макарий, автор работ по мордовской этнографии и фольклору. Свой труд «Краткая грамматика мордовско-мокшанского языка», состоящий из 161 страницы in folio, он направил в Академию наук России вместе с другими рукописями16. В 1851 г. рукопись рецензировал академик А. Шегрен. Проанализировав текст, ученый сделал существенные замечания, в частности «о звучности, об элементе языка». Рецензент также рекомендовал составить

для мордвы азбуку, которая была бы «навсегда прочна, легка и удобна». Буквы в ней должны были быть русские17. Рукопись не исправлена автором, поэтому текст грамматики не был опубликован.

Составителем следующей «Грамматики мордовского языка по наречию мокша» выступил священник с. Старое Пшене-во Инсарского уезда Пензенской губернии Н. Барсов. Нет точных данных о времени написания рукописи. Существуют только предположения о том, что Н. П. Барсов подготовил свою работу в 80—90-х гг. XIX в. Преследовавшаяся им цель определялась желанием автора дать «руководства неправильному употреблению мордовского языка устно и письменно». Н. П. Барсов счел необходимым «подвести мордовские склонения под систему русских» для того, чтобы стимулировать изучение мордовским населением русского языка. Для этого он привел таблицы склонения «с русскими падежами»18. Диалектной основой грамматики Н. П. Барсова послужил говор с. Старое Пшенева, сочетавший особенности периферийных говоров центрального диалекта, положенного в основу современного мокшанского литературного языка, и юго-восточного диалекта.

Ценность его работы состояла в том, что она являлась продолжением опыта сопоставительной грамматики мокша-мордовского и русского языков, начатого П. Орнатовым. Преимущество «Грамматики мордовского языка...» Н. П. Барсова перед предшественниками заключалось в полноте и точности объяснений грамматических категорий, свойственных мокша-мордовскому языку. Кроме того, языки большинства письменных памятников на мокшанском наречии конца XIX — начала ХХ в. имели одинаковую диалектную основу, которую охарактеризовал в своем труде Н. П. Барсов19.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 70-х гг. XIX в. Н. П. Барсовым подготовлены еще несколько учебных пособий для мордовских школ в соавторстве с воспитанником Пензенской учительской семинарии Кечи-ным: «Азбука для мордовских школ Пензенской губернии», «Указания учителю, как учить азбуку», «Первоначальные уроки русского языка для мордвы». Все рукописи были направлены для просмотра и заключения в Академию наук. Рецензентом их выступил академик Ф. И. Видеман20.

Активная деятельность по выпуску учебной литературы на мордовском языке мокшанского наречия наблюдалась с

1891 по 1892 г. Поводом для этого послужило письмо попечителя Харьковского учебного округа к своему коллеге из Казанского округа. В нем выражалась озабоченность неудовлетворительной постановкой дел по обучению мордвы-мокши в школах. Указывалось также и на недостаточное количество переводов книг на мокша-мордовском языке. Речь шла в первую очередь о жителях Пензенской и Тамбовской губерний, которые в XIX в. входили в Харьковский учебный округ.

Проект мероприятий по исправлению сложившегося положения, опирался на опыт школ Казанского округа, составителем которого выступил Н. И. Ильминский. По его же рекомендации в Пензенскую губернию был направлен в командировку учитель мордовской школы Казанской учительской семинарии М. Е. Евсевьев. Ему было поручено изучить мокшанское наречие мордовского языка для последующего перевода выбранных руководством текстов. Таким образом, планировалось восполнить лакуны в учебной литературе для мокша-мордовских школ. Помогали ему в работе Н. Барсов, уроженец с. Старое Пшенево Инсарского уезда и М. Беляев, уроженец с. Рыбкино Краснослободского уезда. При их активном участии М. Е. Евсевьевым были переведены на мордовский язык мокшанского наречия: «Крещение Руси при святом князе Владимире». (Казань, 1891), «Евангелие от Луки» (Казань, 1897), «Молитвы и церковные песнопения» (Казань, 1891), «Букварь для мордвы-мокши» (Казань, 1892), «Букварь для мордвы-мокши. 2-е издание» (Казань, 1897), «Первоначальный учебник русского языка для мордвы-мокши» (Казань, 1892) и другие книги, которые были использованы при обучении грамоте.

Одним из лучших изданий, подготовленных М. Е. Ев-севьевым во второй половины XIX в., был «Букварь для мордвы-мокши» (1892.). По структуре основной текст делился на две части: мордовский и русский отделы. Похожая книга в двух изданиях вышла так же и на эрзя-мордовском языке — «Букварь для мордвы-эрзи. С приложением молитв и русской азбуки» (1892.).

Согласно оценке А. П. Феоктистова, графика и орфографическая система «Букваря для мордвы-мокши» имели схожие подходы с «Первоначальным учебником русского языка для мордвы-мокши. Издание православного миссионерского

общества», который представлял собой двуязычный русско-мокшанский словарь с кратким очерком русской грамматики на мокшанском наречии мордовского языка. В словаре приводилось свыше 2 тыс. русско-мокшанских слов. В книгу были включены специальная лексика и отраслевая терминология. Справочные статьи содержали мокшанские слова, относящиеся к разным говорам21. «Первоначальный учебник русского языка для мордвы-мокши» имел широкое практическое применение среди обучавшихся грамоте.

В качестве учебного пособия рекомендовалась также работа Н. Д. Гаврилова «Русско-мордовский словарь. Мок-шанско-эрзянское наречие. С приложением кратких сведений их этимологии. Допущен в качестве учебного пособия попечителем Харьковского учебного округа для учителей мокшанских школ»22. Однако словарь Н. Д. Гаврилова уступал «Букварю.» (1892) и «Первоначальному учебнику русского языка.» (1892) в точности графической передачи фонетических явлений мокшанского наречия мордовского языка. По мнению современных исследователей, эта работа является менее удачной по составу грамматики и кратким переложением «Мордовской грамматики» П. Орнатова.

Издание Н. Д. Гаврилова не первый опыт по изучению состава мокшанской лексики. Практика составления мордовских словарей берет свое начало в XVIII в. с подготовки кратких словарей разного объема и списков слов. По неполным данным в дореволюционный период было подготовлено около 50 мордовских справочных изданий на мордовском (мокша, эрзя) языке23. Лексика эрзянского наречия в большом объеме впервые была представлена в сочинении Г.Ф. Миллера. Эрзянская и мокшанская лексика нашла отражение в «Сравнительных словарях всех языков и наречий, собранные десницею всевысочайшей особы. Отделение первое, содержащее в себе европейские и азиатские языки. Часть первая» и «часть вторая»24.

Объемный словарь эрзянского наречия мордовского языка в количестве пяти тысяч лексических единиц (эрзянско-немецких и немецко-эрзянских) был представлен к эрзя-мордовской грамматике Ф. И. Видемана в приложениях. Этот материал автор собрал среди мордвы, служивших в 1854—1855 гг. в Ревельском гарнизоне. В эрзянскую часть были включены говоры эрзи. Частично сведения для сло-

варя были заимствованы Ф. И. Видеманом из письменных источников. Эрзянская лексика была представлена в транскрипции на основе латинской графики.

Среди мокшанских словарей большим по объему являлся рукописный «Словарь русско-мордовский наречия мордвы мокши», составленный профессором тамбовской семинарии П. Орнатовым в 1841 г. Одновременно он подготовил и мокша-русский словарь. Оба материала планировались к изданию. Однако рецензировавший их академик А. Шегрен дал чрезмерно критическую оценку. Получив отрицательную рецензию от авторитетного в то время ученого, Синод отказался от идеи выпуска словаря.

Несмотря на недостатки, рукопись русско-мордовского словаря содержала ценные сведения по лексике западного диалекта мокшанского наречия мордовского языка, т. е. о диалекте, на котором на протяжении всего XIX в. издавалась миссионерская литература, грамматики, словари и другие книги25. Особенности центрального и западного диалектов мокша-мордовского языка отражены в коллективной рукописной работе «Материалы для словаря мордовского», написанной в период с 1880 по 1890 г. Есть мнение, что основной текст «Материалов.» лег в основу при составлении «Первоначального учебника русского языка для морд-вы-мокши»26.

Таким образом, влияние образовательного фактора среди «инородцев» способствовало развитию не только переводных изданий, но и появлению первых учебников для мордвы. Для инородческих школ издавался примерно тот же перечень учебной литературы, что и для русской: буквари, книги для обучения чтению и письму; двуязычные словари на мордовском и русском языках; грамматики; книги для чтения. Структура учебников была типовой для всех народов Поволжья.

В создании учебников на мокшанском и эрзянском наречиях мордовского языка использовались практические достижения лингвистики. В таких книгах особое внимание обращалось на специфические особенности родного и русского языков, материал в них строился на примерах сопоставления их фонетических и грамматических особенностей, учитывались принципы последовательности, системности и доступности излагаемого материала.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: История книгопечатания на мордовских и некоторых других языках народов Поволжья: (извлечения из документов) // Феоктистов А.П. Очерки по истории формирования мордовских письменно-литературных языков. Саранск, 2000. С. 301.

2 Там же. С. 302.

3 Там же. С. 303.

4 См.: Мордовская грамматика, составленная на наречии мордвы мокши Тамбовской семинарии профессором, магистром Павлом Орнатовым. М., 1838. XIV+160 с.

5 Там же. С. IX.

6 См.: История книгопечатания на мордовских и некоторых других языках народов Поволжья ... С. 309.

7 Там же. С. 310.

8 См.: Ильминский Н.И. О системе просвещения и о Казанской Центральной крещено-татарской школе. Казань, 1913. С. XXIII.

9 См.: Грачев С.В. Геополитика и просвещение нерусских народов Поволжья (60-е гг. XIX — начало ХХ в.). Саранск, 2000. С. 50.

10 См.: Евсевьев М.Е. Прежние работы по мордовскому языку // М.Е. Ев-севьев. Избранные труды. Саранск, 1963. Т. 4. С. 312.

11 См.: История Мордовии в лицах: биогр. сб. Саранск, 1994. С. 48.

12 См.: Букварь для мордвы-эрзи с присоединением молитв и русской азбуки. Издание православного миссионерского общества. Казань, 1884. 103 с.

13 См.: Букварь для мордвы-мокши. Казань: Правосл. миссионер. об-во, 1892. 53 с.

14 См.: Феоктистов А.П. Очерки по истории формирования мордовских письменно-литературных языков. Саранск, 2000. С. 252.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15 См.: Первоначальный учебник русского языка для мордвы-эрзи. Казань: Правосл. миссионер. об-во, 1892. 167 с.; То же. 2-е изд. Казань, 1897. 165 с.

16 См.: История книгопечатания на мордовских и некоторых других языках народов Поволжья . С. 323.

17 Там же. С. 324.

18 См.: Феоктистов А.П. Очерки по истории формирования мордовских письменно-литературных языков. С. 259.

19 Там же. С. 261.

20 См.: История книгопечатания на мордовских и некоторых других языках народов Поволжья . С. 341.

21 Там же. С. 277.

22 См.: Гаврилов Н.Д. Русско-мордовский словарь. Мокшанско-эрзянское наречие: с прилож. кратких сведений из этимологии. [Пенза], 1899. 54 с.

23 История книгопечатания на мордовских и некоторых других языках народов Поволжья . С. 263.

24 Сравнительный словарь всех языков и наречий, собранные десницею всевысочайшей особы. Отделение первое, содержащее в себе европейские и азиатские языки. Ч. 1. СПб., 1789. 411 с.; То же. Ч. 2. СПб., 1789. 491 с.

25 История книгопечатания на мордовских и некоторых других языках народов Поволжья ... С. 268.

26 Там же. С. 269.

Поступила 15.05.2013.

REFERENCES

1 Sm.: Istorija knigopechatanija na mordovskih i nekotoryh drugih jazykah narodov Povolzh'ja: (izvlechenija iz dokumentov) // Feoktistov A.P. Ocherki po istorii formirovanija mordovskih pis'menno-literaturnyh jazykov. Saransk, 2000. S. 301.

2 Tam zhe. S. 302.

3 Tam zhe. S. 303.

4 Sm.: Mordovskaja grammatika, sostavlennaja na narechii mordvy mokshi Tambovskoj seminarii professorom, magistrom Pavlom Ornatovym. M., 1838. XIV+160 s.

5 Tam zhe. S. IX.

6 Sm.: Istorija knigopechatanija na mordovskih i nekotoryh drugih jazykah narodov Povolzh'ja . S. 309.

7 Tam zhe. S. 310.

8 Sm.: Il'minskij N.I. O sisteme prosveshhenija i o Kazanskoj Central'noj kreshheno-tatarskoj shkole. Kazan', 1913. S. XXIII.

9 Sm.: Grachev S.V. Geopolitika i prosveshhenie nerusskih narodov Povolzh'ja (60-e gg. XIX — nachalo XX v.). Saransk, 2000. S. 50.

10 Sm.: Evsev'ev M.E. Prezhnie raboty po mordovskomu jazyku // M.E. Evsev'ev. Izbrannye trudy. Saransk, 1963. T. 4. S. 312.

11 Sm.: Istorija Mordovii v licah: biogr. sb. Saransk, 1994. S. 48.

12 Sm.: Bukvar' dlja mordvy-jerzi s prisoedineniem molitv i russkoj azbuki. Izdanie pravoslavnogo missionerskogo obshhestva. Kazan', 1884. 103 s.

13 Sm.: Bukvar' dlja mordvy-mokshi. Kazan': Pravosl. missioner. ob-vo, 1892. 53 s.

14 Sm.: Feoktistov A.P. Ocherki po istorii formirovanija mordovskih pis'menno-literaturnyh jazykov. Saransk, 2000. S. 252.

15 Sm.: Pervonachal'nyj uchebnik russkogo jazyka dlja mordvy-erzi. Kazan': Pravosl. missioner. ob-vo, 1892. 167 s.; To zhe. 2-e izd. Kazan', 1897. 165 s.

16 Sm.: Istorija knigopechatanija na mordovskih i nekotoryh drugih jazykah narodov Povolzh'ja . S. 323.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17 Tam zhe. S. 324.

18 Sm.: Feoktistov A.P. Ocherki po istorii formirovanija mordovskih pis'menno-literaturnyh jazykov. S. 259.

19 Tam zhe. S. 261.

20 Sm.: Istorija knigopechatanija na mordovskih i nekotoryh drugih jazykah narodov Povolzh'ja . S. 341.

21 Tam zhe. S. 277.

22 Sm.: Gavrilov N.D. Russko-mordovskij slovar'. Mokshansko-jerzjanskoe narechie: s prilozh. kratkih svedenij iz jetimologii. [Penza], 1899. 54 s.

23 Istorija knigopechatanija na mordovskih i nekotoryh drugih jazykah narodov Povolzh'ja ... S. 263.

24 Sravnitel'nyj slovar' vseh jazykov i narechij, sobrannye desniceju vsevysochajshej osoby. Otdelenie pervoe, soderzhashhee v sebe evropejskie i aziatskie jazyki. Ch. 1. SPb., 1789. 411 s.; To zhe. Ch. 2. SPb., 1789. 491 s.

25 Istorija knigopechatanija na mordovskih i nekotoryh drugih jazykah narodov Povolzh'ja . S. 268.

26 Tam zhe. S. 269.

I. A. Kubantseva. First Textbooks and Reference Books for Mordvins

The paper examines the history of composition of educational and reference books in the Moksha and Erzya dialects of the Mordvinian language in the 19th century. Preparation and publication of textbooks for ethnic groups of the Volga region were an important link in the unified system of educational policy in the region. In 1823, for the first time the issue of the need for making grammar of the Erzya dialect of the Mordvinian language was raised. This fact is confirmed in the correspondence of the rector of the Penza Seminary with a Nizhny Novgorod Archpriest G. Simileysky and the Warden of the Petrovsk Religious Schools Ya. Rozhdestvensky. However, there is no further information on preparation and publication of such a textbook.

The first Erzya grammar books were prepared by the German linguists Hans Conon von der Gabelentz (1839) and Ferdinand Johann Wiedemann (1865). However, their works were not clear for the public as they were written in German. The first attempt to systematically expose the Moksha dialect of the Mordvinian language has been successfully undertaken by P. Ornatov. The «Mordvinian Grammar Compiled in the Dialect of the Moksha Mordvins.» (1838) prepared by him, was widely used in practice. The authors of the first primers and grammars in the Mordvinian (Moksha and Erzya) language were graduates of the Kazan Seminary: A. F. Yurtov, M. E. Evseviev, N. P. Barsov and others. With their active participation the following books were composed: «Primary Russian Language Textbook for Moksha Mordvins», «Primary Russian Language Textbook for Erzya Mordvins», «Primer for Erzya Mordvins with Addition of Prayers and the Russian Alphabet», «Primer for Moksha Mordvins» and other books used for teaching to read and write.

Publication of textbooks in the Mordvinian and other languages of the Volga Region was centered in the Translation Committee at the Saint Gury Brotherhood in Kazan.

KUBANTSEVA Irina Alekseyevna, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at the Department of Library and Information Resources, National Research Mordovia State University.