Научная статья на тему 'Педагогические воззрения Екатерины II: истоки и реализация'

Педагогические воззрения Екатерины II: истоки и реализация Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
1831
310
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГЕНЕРАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ / НАКАЗ / НАРОДНЫЕ УЧИЛИЩА / ОБРАЗОВАНИЕ В XVIII В / GENERAL BUREAU / ORDER / PUBLIC SCHOOLS / EDUCATION IN THE 18TH CENTURY

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Иощенко Анна Сергеевна

В течение своего правления Екатерина II неоднократно на законодательном уровне заявляла о необходимости развития всеобщей системы образования в России. Однако на практике императрица, широко заимствовавшая иностранные педагогические доктрины, открывала учебные заведения для тех сословий, на поддержку которых рассчитывала.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PEDAGOGICAL VIEWS OF CATHERINE THE GREAT: SOURCES AND REALIZATION

During her reign, Catherine the Great claimed repeatedly at the law-making level about the need of the development of the general educational system. However, in reality the empress, who borrowed foreign pedagogical doctrines, opened schools for certain social classes, whose support was vital for her.

Текст научной работы на тему «Педагогические воззрения Екатерины II: истоки и реализация»

ИСТОРИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ

УДК 37+94(470)«1762/1796»

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ ЕКАТЕРИНЫ II: ИСТОКИ И РЕАЛИЗАЦИЯ

© Анна Сергеевна Иощенко

Санкт-Петербургский государственный университет, аспирант кафедры источниковедения истории России, e-mail: ann_io@mail.ru

В течение своего правления Екатерина II неоднократно на законодательном уровне заявляла о необходимости развития всеобщей системы образования в России. Однако на практике императрица, широко заимствовавшая иностранные педагогические доктрины, открывала учебные заведения для тех сословий, на поддержку которых рассчитывала.

Ключевые слова: генеральное учреждение; наказ; народные училища; образование в XVIII в.

В государственной деятельности Екатерины II вопросам образования придавалось большое значение. Для понимания этих процессов представляется нелишним провести анализ образования и воспитания самой императрицы.

Екатерина II не получила систематического образования. В Штеттине, будучи принцессой Ангальт-Цербстской, она изучала французский язык и немецкую словесность, постигала основы протестантского вероучения, а также обучилась танцам и умению держаться в обществе. По мнению самой императрицы, образование, полученное ею в германских землях, было достаточным, «чтобы быть в замужестве за кем-нибудь из наших соседей» [1]. Приехав в 1744 г. в Россию, Екатерина приступила к изучению Закона Божьего, русской словесности и продолжила брать уроки танцев. Недостаток в знаниях она пыталась исправить с помощью чтения книг, благодаря которым сформировала свои взгляды на политику, искусство, культуру и, в т. ч., на педагогику. Из «Записок императрицы Екатерины II» следует, что она прочла сочинения мадам де Севинье, Бэля, Перефикса, Брантома, а также произведения Вольтера, Монтескье, Тацита.

В 60-е гг. XVIII в. в Европе началось «великое педагогическое движение», главная роль в котором принадлежала идеологии Просвещения [2]. Согласно воззрениям просветителей, задача педагогики состояла в

воспитании достойных и добропорядочных граждан, т. е. в создании «новой породы людей». Целью школы определялась не подготовка узкого практика в какой-либо области, а воспитание гражданина с твердой моралью.

Идеи просветителей были заимствованы И.И. Бецким, ближайшим советником Екатерины II в вопросах образования, при составлении «Генерального Учреждения о воспитании обоего пола юношества». Согласно этому важнейшему источнику по истории российской педагогической мысли XVIII в., необходимо «произвести способом воспитания, так сказать, новую породу, или новых отцов и матерей, которые бы детям своим те же прямые и основательные правила в сердце вселить могли, какие получили они сами, и от них дети передали бы паки своим детям, и так следуя из родов в роды, в будущие века» [3]. Эта «новая порода» была призвана построить в России «царство разума», основанное на принципах свободы, естественного равенства, неприкосновенности личности и собственности.

Работая над составлением «Генерального Учреждения», И.И. Бецкой обращался к идеям Ж.-Ж. Руссо, сформулированным в романе «Эмиль, или О воспитании», где звучит мысль о том, что человек от природы не имеет дурных наклонностей и пороков: «Все хорошо, выходя из рук Творца вещей, все вырождается в руках человека» [4]. Поэтому воспитывать «новую породу людей» следует

изолированно от общества. Бецкой предлагает, начиная «от пятого и шестого до осьмнадцати и двадцати лет безвыходного в училищах пребывания. Во все же то время не иметь им ни малейшего с другими сообщения» [3].

Изучению наук в «Эмиле» отводилась второстепенная роль, тогда как главным признавалось нравственное развитие ребенка. Бецкой вторит этой мысли: «Один только украшенный и просвещенный науками разум не делает еще доброго и прямого гражданина» [3, с. 2]. Требуется «облагороженность сердец».

В 1760-е гг. в России создаются закрытые воспитательные учреждения, в основу уставов которых положены принципы, выдвинутые в «Генеральном Учреждении»: Академия художеств и воспитательное училище при ней, Воспитательное общество благородных девиц, Московский воспитательный дом, коммерческое училище. На изменение устава Сухопутного шляхетного кадетского корпуса, учрежденного при императрице Анне Иоанновне, также повлияли положения «Генерального Учреждения».

В 1767 г. в «Наказе Комиссии о составлении проекта нового Уложения» Екатерина II вновь высказывает идею развития системы образования в Российской империи, утверждая, что сильное государство может построить только просвещенный народ. В ст. 245 «Наказа» говорится: «Хотите ли предупредить преступления? Сделайте, чтобы просвещение распространилось между людьми» [5]. Статья 248: «Наконец, самое надежное, но и самое труднейшее средство сделать людей лучшими есть приведение в совершенство воспитания» [5].

Вопросам воспитания полностью посвящена 14 глава «Наказа», при написании которой Екатерина II заимствовала идеи из сочинения Монтескье «Дух законов». Статьи этой главы являются переводом французского текста.

«Наказ»

Статья 348: «Правила воспитания суть первые основания, приуготовляющие нас быть гражданами» [5, с. 255].

Статья 349: «Каждая семья должна быть управляема по примеру большой семьи, включающей в себе все частные» [5, с. 255].

Статья 350: «Невозможно дать общего воспитания многочисленному народу и

вскормить всех детей в нарочно для того учрежденных домах. И для того полезно будет установить несколько общих правил, могущих служить вместо совета всем родителям» [5, с. 255].

«Дух законов»

Книга IV, глава I: «Законы воспитания даются нам прежде всех других; и так как они приготовляют нас быть гражданами: то каждое порознь семейство должно быть управляемо по плану и начертанию великого семейства, которое все их в себе заключает» [6].

Книга IV, глава VII: «Постановления сии могут существовать единственно в небольших державах, каковы были Греческие города, где можно давать общественное воспитание, и образовать весь народ, как одно семейство» [6, с. 68].

Книга XXIII, глава II: «Дети одарены разумом; но разум возрастает у них постепенно. Не довольно прокормить детей: надобно еще руководствовать ими. Они могут уже жить, но не могут управлять собою» [6, с. 336].

Из «Наказа» следует, что Екатерина II отступила от идеи просветителей о всеобщем образовании народа, изложенной в «Генеральном Учреждении». Императрица разочаровалась в педагогических воззрениях просветителей, в т. ч. и во взглядах И.И. Бецкого, о чем свидетельствует ее письмо от 24 апреля 1775 г. к Г.А. Потемкину. Екатерина выражает свое мнение по поводу издания сочинения Бецкого «Учреждения и уставы, касающиеся до воспитания обоего пола юношества»: «Но хотя он сие берет на свой щет, но по существу оно выписано из книги «Epitre diverses sur differents sujets par le etc.» de Bayer. «L' Epitre a Sa Patrie» etait adresse a la Westphalie en 1743. M-r Betzky en a fait une application a la Russie, и оно идет, как увидите, как корове седло»1 [7]. Французская образовательная модель оказалась трудно реализуемой на практике и слишком далекой от государственных нужд.

В 70-е гг. XVIII в. Екатерина II обращается к наиболее успешной в Европе австрийской системе образования. Ф.-М. Гримм пересылает императрице «Общий училищный устав» от 6 декабря 1774 г., а также «Известия о настоящем состоянии нормальной

1 «Послание к Отечеству» было обращено

к Вестфалии в 1743 г. Господин Бецкой применил его к России».

школы и некоторых других немецких училищ в императорско-королевской резиденции городе Вене». В письмах Гримм дает оценку современных ему педагогических теорий, положительно отзываясь именно об образовательной системе Австрии: «Я полагаю, что трудно было бы сделать лучший выбор предметов обучения и найти более умную методу преподавания» [8].

Российское законодательство заимствует черты австрийской модели, согласно которой образование должно быть доступным и всеобщим. В «Учреждении для управления Губерний Всероссийской империи» от 7 ноября 1775 г. говорится о том, чтобы «неимущие могли учиться без платежа, а имущие за умеренную плату» [9]. Из ст. 384: «В рассуждении народных школ, Приказ Общественного Призрения долг имеет стараться, чтоб оныя были установлены, во-первых, по всем городам, а потом в тех многолюдных селениях, кои подсудны Верхней Расправе, для всех тех, кои добровольно пожелают обучаться в оных (в чем однако же не чинить никому принуждения, но отдать на волю родителей отдавать детей в школу, или оставлять их дома)» [9].

Указом от 7 сентября 1782 г. учреждалась Комиссия для заведения народных училищ [10]. Эта комиссия была призвана следить за созданием народных училищ в губерниях, заниматься подготовкой преподавательского состава и разработкой учебной литературы. 5 августа 1786 г. вышел «Высочайше утвержденный Устав народным училищам в Российской Империи» [11], главным источником для составления которого послужил австрийский устав 1774 г. Из австрийской системы были заимствованы два типа школ «под именем Народных Училищ, кои разделяются на главныя и на малыя» [11].

В уездных городах по образцу австрийской тривиальной школы открывались малые народные училища, в программу которых входили чтение, письмо, грамматика, Закон Божий, рисование, чистописание. В губернских городах создавались главные народные училища, прототипом для которых служила главная австрийская школа. В австрийской системе существовало три типа школ: тривиальная, главная и нормальная. В образовательную программу тривиальной школы входили следующие предметы: чтение, письмо,

мораль, начала математики, начальные сведения, необходимые для сельского населения. Ученики главной школы изучали Закон Божий, мораль, математику, родной и латинский языки, историю, географию, естествознание, архитектуру, черчение, сельскохозяйственное знание. Курс нормальной школы включал образовательные предметы главной школы, а также педагогическое воспитание.

Курс главных училищ включал арифметику, геометрию, механику, физику, географию, а также для желающих латинский язык. «Таковые заведения существовать должны во всех губерниях и наместничествах Российской Империи» [11].

Следует отметить, что австрийский устав был ориентирован на всеобщее распространение образования, тогда как российские народные училища были ориентированы преимущественно на городское и мещанское население. Устав народных училищ является переработкой австрийского оригинала, «но более простой по внешним схемам и более узкой по задачам» [12].

Сведения о воззрениях Екатерины II на проблемы педагогики и воспитания можно получить также из ее публицистических сочинений, облеченных в форму художественных произведений - «Сказки о Хлоре» и «Сказки о Февее», опубликованных в 1781 и 1783 гг. Аллегорические образы Лентяга-Мурзы, барина Решемысла, старика Честности и старухи Правды наглядно демонстрируют, как следует себя вести, по мнению императрицы, главным героям этих сказок -царевичам, из которых должны вырасти достойные правители государств. Царевичи должны слушаться и уважать мнение старших, избегать праздности, держать слово и не бояться физических упражнений. Екатерина II не забывает о том, что образование ребенка должно сочетаться с его воспитанием.

В «Гражданском начальном ученье», составленном Екатериной II в 1780 г., также утверждается необходимость трудиться, получать знания, совершать добрые дела. В этом документе дается объяснение, что целью учения является воспитание «доброго гражданина». «Добрый гражданин есть тот, который выполняет с точностию все гражданские обязательства, домашния: яко сын, яко брат, яко муж, яко отец, яко получающий услуги, или яко отправляющий служение по

состоянию, в котором находится; общественным: яко в обществе живущий; и друже-ския: яко друг и яко добрый сосед» [13]. Таким образом, для публицистики императрицы характерна популярная просветительская идея XVIII в. о том, что воспитательная программа должна гармонично сочетать в себе моральное и умственное развитие ребенка, но основной акцент следует делать на моральном воспитании.

Задачу развития системы образования в России императрица Екатерина II реализовывала в течение всего своего правления. В начале 60-х гг. XVIII в. в качестве теоретической основы реформирования образовательной системы ею была выбрана популярная в Европе французская модель. Однако закрытым учебным заведениям, созданным согласно идеям просветителей, воспитать «новую породу людей» не удалось. В 1780-е гг. Екатерина II отступила от идей просветите -лей и обратилась к австрийским образцам для создания в России общедоступных школ. Народные училища стали важным шагом в распространении образования в стране. Так, в 1786 г. в России было открыто 165 малых и главных народных училищ, в которых обучалось 11 088 учеников; к 1800 г. число училищ увеличилось до 315, а количество учащихся - до 19 915 [14]. Следует отметить, что заимствованные из школьной системы Австрии народные училища были предназначены для воспитания дворянского и мещанского сословий, для крестьян же образовательная система так и не была разработана. Таким образом, императрица открывала учебные заведения для сословий, на поддержку которых она рассчитывала.

1. Бильбасов В.А. История Екатерины Второй. Берлин, 1900. Т. 1. С. 13.

2. Рождественский С. В. Очерки по истории систем народного просвещения в России в XVIП-XIX веках. Спб., 1912. Т. 1. С. 314.

3. Учреждения и уставы, касающиеся до воспитания и обучения в России юношества обоего пола. Т. 2. Приложения. Спб., 1774. С. 3.

4. Руссо Ж.-Ж. Эмиль, или О воспитании. Спб., 1912.

5. Наказ, данный Комиссии о сочинении проекта Нового уложения // ПСЗ. Спб., 1830. Т. 18. № 12.949. С. 237.

6. Монтескье Ш.-Л.Дух законов. Спб., 1839. Ч. 1. С. 53.

7. Екатерина II и Г.А. Потемкин. Личная переписка. 1769-1791. М., 1997. С. 72.

8. Письма Гримма к императрице Екатерине II, изданные по поручению императорского Русского исторического общества Я. Гротом / предисл. Ф.М. Гримма. Спб., 1880. С. 429.

9. Учреждение для управления Губерний Всероссийской империи // ПСЗ. Спб., 1830. Т. 20. № 14.392. С. 272.

10. Об учреждении Комиссии для заведения в России народных училищ // ПСЗ. Спб., 1830. Т. 21. № 15507 (в Полном собрании законов ошибочно - 16507). С. 663.

11. Высочайше утвержденный Устав народным училищам в Российской Империи // ПСЗ. Спб., 1830. Т. 22. № 16.421. С. 646.

12. Рождественский С.В. Из истории учебных реформ императрицы Екатерины II. Спб., 1909. С. 22.

13. Цит. по: Борзаковский П. Императрица Екатерина Вторая Великая (1729-1762-1796). Одесса, 1896. С. 49.

14. Медынский Е.Н. История педагогики. М., 1947. С. 354.

Поступила в редакцию 18.02.2010 г.

UDC 37+94(047)« 1762/1796»

PEDAGOGICAL VIEWS OF CATHERINE THE GREAT: SOURCES AND REALIZATION

Anna Sergeevna Ioshchenko, St.-Petersburg State University, Post-graduate Student of Source Study of Russian History Department, e-mail: ann_io@mail.ru

During her reign, Catherine the Great claimed repeatedly at the law-making level about the need of the development of the general educational system. However, in reality the empress, who borrowed foreign pedagogical doctrines, opened schools for certain social classes, whose support was vital for her.

Key words: general bureau; order; public schools; education in the 18th century.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.