Научная статья на тему 'Пастырский дискурс в христианском богословии'

Пастырский дискурс в христианском богословии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
513
60
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПАСТЫРЬ / СВЯЩЕННИК / СЛУЖЕНИЕ / ИДЕНТИЧНОСТЬ / ПАСТВА / НАСТАВНИЧЕСТВО / ПРОПОВЕДЬ / КОМПЕТЕНТНОСТЬ / PASTOR / PRIEST / MINISTRY / IDENTITY / FLOCK / MENTORING / PREACHING / COMPETENCE

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Морозов Евгений Михайлович

Анализируются трактаты представителей «золотого века» христианской письменности, вошедшие в сокровищницу академического пастырского богословия в качестве его лучших образцов, а также общественные выступления современных иерархов Русской православной церкви, которые можно характеризовать как публичное богословие. Выявляются различные стороны пастырской идентичности, такие как этика, мораль, просвещение, наставничество. Обнаруживается общность тематического и смыслового содержания рассматриваемых текстов. Концепции пастырского богословия II-V вв. сопоставляются с современной церковной трактовкой пастырской деятельности. Сделаны следующие выводы: христианская патристика содержит богословское обоснование пастырского служения; тексты богословских трактатов таких видных христианских писателей, как Иоанн Златоуст, Григорий Богослов и Исидор Пелусиот, насыщены концептами, отражающими различные стороны пастырской идентичности; в текстах христианских экзегетов содержатся не только явные, но и скрытые смыслы, имеющие отношение к вопросу профессиональной компетентности священнослужителя; в православном богословии доминирует идея о том, что призвание священника актуализируется в богослужебной, проповеднической и воспитательной деятельности, направленной на развитие религиозной рефлексии верующих; современный церковный дискурс развивается в духе христианской патристики; взгляд современной Церкви на личность и деятельность священника формируется с учетом духовной потребности общества и актуальных задач православной миссии, одной из которых является привлечение к религиозным ценностям студенческой молодежи. Исследование нормативных документов Русской православной церкви, православных СМИ и других церковных источников дает ясное понимание того, что Патриархия разрабатывает стратегию формирования нового поколения священников, способных адекватно презентовать православие через проповедь и социальную работу. Для этого в систему аттестации клириков вводится компетентностный подход, о котором говорит и христианская патристика, но в архаичных формулировках. Сегодня, как и много веков назад, Церковь оценивает пастыря с позиций образовательного ценза, коммуникативных способностей и нравственных характеристик.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Pastoral Discourse in Christian Theology

The article analyzes the treatises of the representatives of the "golden age" of the Christian writing, included in the treasury of academic pastoral theology as its best examples, as well as public speeches by the modern hierarchs of the Russian Orthodox Church, which can be characterized as public theology. Various aspects of pastoral identity are revealed, such as ethics, morality, enlightenment, mentoring. The commonality of the thematic and semantic contents of the texts under consideration is revealed. The concepts of pastoral theology of the II-V centuries are compared with the modern church interpretation of pastoral activity. The author comes to the following conclusions: Christian patristicism contains the theological justification for pastoral ministry; the texts of theological treatises of such prominent Christian writers as John Chrysostom, Gregory the Theologian and Isidore Pelusiot are saturated with concepts reflecting various aspects of the pastoral identity; the texts of Christian exegetes contain not only explicit but also hidden meanings that are relevant to the issue of the priest's professional competence; in Orthodox theology, the idea that the vocation of the priest is actualized in the liturgical, preaching and educational activity is aimed at developing the religious reflection of believers; modern church discourse develops in the spirit of Christian pa-tristy; the view of the modern Church on the personality and activities of the priest is formed taking into account the spiritual needs of society and the actual tasks of the Orthodox mission, one of which is the attraction of student youth to religious values. The study of normative documents of the Russian Orthodox Church, Orthodox media and other church sources gives a clear understanding that the Patriarchate is developing a strategy for the formation of a new generation of priests capable of adequately presenting Orthodoxy through preaching and social work. To this end, a competence approach is introduced into the system of attestation of clerics, of which the Christian patristicism speaks, but in archaic formulations. Today, like many centuries ago, the Church assesses the pastor from the standpoint of educational qualifications, communicative abilities and moral characteristics.

Текст научной работы на тему «Пастырский дискурс в христианском богословии»

УДК 81'374

DOI: 10.17223/19996195/40/4

ПАСТЫРСКИЙ ДИСКУРС В ХРИСТИАНСКОМ БОГОСЛОВИИ

Е.М. Морозов

Аннотация. Анализируются трактаты представителей «золотого века» христианской письменности, вошедшие в сокровищницу академического пастырского богословия в качестве его лучших образцов, а также общественные выступления современных иерархов Русской православной церкви, которые можно характеризовать как публичное богословие. Выявляются различные стороны пастырской идентичности, такие как этика, мораль, просвещение, наставничество. Обнаруживается общность тематического и смыслового содержания рассматриваемых текстов. Концепции пастырского богословия II-V вв. сопоставляются с современной церковной трактовкой пастырской деятельности. Сделаны следующие выводы: христианская патристика содержит богословское обоснование пастырского служения; тексты богословских трактатов таких видных христианских писателей, как Иоанн Златоуст, Григорий Богослов и Исидор Пелусиот, насыщены концептами, отражающими различные стороны пастырской идентичности; в текстах христианских экзегетов содержатся не только явные, но и скрытые смыслы, имеющие отношение к вопросу профессиональной компетентности священнослужителя; в православном богословии доминирует идея о том, что призвание священника актуализируется в богослужебной, проповеднической и воспитательной деятельности, направленной на развитие религиозной рефлексии верующих; современный церковный дискурс развивается в духе христианской патристики; взгляд современной Церкви на личность и деятельность священника формируется с учетом духовной потребности общества и актуальных задач православной миссии, одной из которых является привлечение к религиозным ценностям студенческой молодежи. Исследование нормативных документов Русской православной церкви, православных СМИ и других церковных источников дает ясное понимание того, что Патриархия разрабатывает стратегию формирования нового поколения священников, способных адекватно презентовать православие через проповедь и социальную работу. Для этого в систему аттестации клириков вводится компетентностный подход, о котором говорит и христианская патристика, но в архаичных формулировках. Сегодня, как и много веков назад, Церковь оценивает пастыря с позиций образовательного ценза, коммуникативных способностей и нравственных характеристик.

Ключевые слова: пастырь; священник; служение; идентичность; паства; наставничество; проповедь; компетентность.

Введение

К социальной группе православного духовенства со стороны современного общества предъявляются определенные требования, в том числе моральные. На пастыря смотрят не только как на профессиональ-

ного служителя Церкви, исполнителя религиозных обрядов и проповедника, но и как на духовного наставника, помогающего людям в трудных жизненных обстоятельствах. Подобный взгляд демонстрирует и сама Церковь, чья деятельность направлена на помощь людям в обретении религиозной веры, поиске жизненных смыслов, реабилитации после утрат. И Церковь, и общество наделяют священника статусом религиозного лидера с присущими ему этическими признаками. Православные СМИ ссылаются на труды христианских подвижников, апеллируют к персонажам «житий святых», представляя их в качестве идеального примера христианского благочестия. Является ли данный взгляд на феномен пастырства, отраженный в современных публицистических шаблонах и клише, новым, был ли он присущ христианскому сознанию первых веков нашей эры, предполагается выяснить в данной статье.

Кроме этого, попутно мы решим дилемму, связанную с общественным восприятием выступлений церковных руководителей. С одной стороны, Церковь как социальный институт не может быть отстранена от социально-политической жизни страны, в силу чего абстрагирование духовенства от общественных проблем квалифицируется иерархами как отступление от христианского служения. «Мы не обладаем возможностью предрешать события мировой истории, - говорил Патриарх Пимен, - но не имеем права и на пассивное созерцание происходящего» [1. С. 45].

С другой стороны, стремление Церкви внести духовное содержание в государственную жизнь вызывает неоднозначную реакцию в среде научной и творческой интеллигенции. Мы слышим не только одобрения, но и обвинения в адрес Патриархии по поводу использования ею политической риторики. Патриарх Кирилл применяет светскую лексику в своих обращениях к пастве, призывает священников проповедовать в социальных сетях и проводит модернизацию системы церковного образования по университетскому образцу, что, по мнению некоторых авторов, способствует нерелигиозному восприятию людьми проповеди Церкви. Возникает потребность в выявлении степени идентичности современного церковного дискурса фундаментальным идеям общепризнанных христианских учителей, что и составляет предмет нашего исследования.

Методология

Методологической основой данного исследования служит дискурсивный анализ, ориентированный на выявление в тексте эксплицитных и имплицитных смыслов, контекста, закономерностей и различий. Его применение позволяет сопоставить современные и ранние трактовки пастырского служения, проследить динамику изменений в представ-

лениях Церкви о пастырской идентичности. Автор исходил из концепции, описанной в работе С.К. Гураль «Дискурс-анализ в свете синергети-ческого видения» [2], в рамках которой язык рассматривается в качестве самоорганизующейся и коммуникативной системы, а дискурс - как линейное и одновременно самоорганизующееся когерентное образование.

Основная часть

Пастырская этика. Книги Ветхого Завета приписывают духовенству социальные статусы учительства (обучение религии), наставничества (религиозное воспитание) и врачевания (исправление нравственных недостатков). Христианские экзегеты ссылаются на библейские описания как на нравственные памятники и уроки, характеризуют священнослужение с точки зрения его прообразовательного значения для христианской миссии. Данная тенденция акцентирования внимания на этической стороне пастырского служения сохранилась вплоть до наших дней, поскольку в христианском мировоззрении моральные ценности оставили за собой ключевое место. Даже при обсуждении вопросов, напрямую не связанных с профессиональной этикой священнослужителя, официальные представители Церкви апеллируют к готовности священника к жертвенности, указывают на альтруизм как характерную черту пастырского призвания. Трудные условия жизни священника, по мнению православных иерархов, не должны понижать градус его духовной мотивации: «...в большинстве случаев священники ведут жизнь в материальном отношении очень скромную; жизнь их многотрудная, служение требует того, чтобы священник не жалел своих сил, не жалел себя, отдавал всего себя Богу и людям. И Господь именно таких людей призывает на служение» [3]. Как мы видим, пастырское призвание рассматривается в контексте христианской этики, его реконструкция в риторике христианских писателей первых веков происходит через противопоставление должного и недолжного:

- одно из призваний Церкви - обучать людей правилам духовной жизни [4. С. 479], поэтому нерадивый священник не может ко конца соответствовать пастырскому призванию [5. С. 450];

- отличительной чертой священнического служения является стремление достичь святости [6. С. 202] и стать достойным духовно-нравственным примером для мирян [7. С. 407], поэтому безразличие к собственному духовному развитию и духовной жизни прихожан свидетельствует об отсутствии пастырской мотивации [8. С. 16].

С точки зрения христианской морали все стороны жизни священника, в том числе досуг, имеют немаловажное значение. В ранних источниках встречаются рекомендации духовенству не посещать увеселительные заведения и избегать небезупречных в нравственном отно-

шении компаний, дабы не «расстроить гармонию в правильном образе жизни и добрых делах» [9. С. 35]. В тексте современной иерейской присяги содержится указание на обязанность «своим добрым примером руководствовать других к благочестию» [10].

Катехизация. В обязанности священника входит обучение мирян основам вероучения, изложенным в Библии. Чаще всего это происходит посредством устного повествования. Святитель Иоанн Златоуст подчеркивал исключительное значение духовенства в просветительной работе: «...прочие качества можно находить и в подчиненных, как-то: непорочность, воспитание детей в послушании, страннолюбие, справедливость, благочестие; но епископа и пресвитера особенно отличает то, чтоб он оглашал народ учением» [11. С. 414]. Сведения об активной катехизаторской деятельности священников встречаются и в богословских трудах более позднего времени, в том числе у крупного византийского писателя Феофилакта Болгарского, считавшего учительство отличительной чертой пастырской идентичности [Там же].

В наше время в рамках приходской реформы Русской православной церкви на православных приходах введена должность катехизатора, в его обязанности входит помощь настоятелю в просветительской работе. Инструктивным указанием Московской Патриархии за священниками закреплена обязанность по проведению пастырских бесед с желающими принять крещение в Русской православной церкви.

Проповедь. В церковной среде традиционным способом трансляции религиозных истин служит проповедь, которую мы рассматриваем в качестве одного из элементов миссионерской деятельности священнослужителя. Традиция первых веков сочетать проповедь с богослужением повлияла на каноническое закрепление в чине литургии толкования священных текстов. Характер пастырской проповеди в зависимости от потребности паствы может быть обличительным (порицание греховных действий) и увещевательным (призыв к христианскому благочестию).

По общему мнению христианских писателей, ораторское искусство проповедника связано с навыками структурирования текста, выбора тематики и использования техники речи (интонации, дикции, артикуляции и т.д.), «ибо что пользы, если речь истинна, но не кратка -утомляет же слушателей; или кратка, но не ясна, или ясна, но произносится некстати?» [12. С. 228]. Важной компетенцией проповедника является красноречие [13. С. 458], т.е. способность увлекать аудиторию яркими, образными, художественными выражениями.

Ключевым фактором развития ораторских способностей пастыря является образование. В христианской патристике встречаются ясные указания на потребность изучения не только Священного Писания, но и гуманитарных наук, преимущественно философии и риторики. Исполь-

зование передовых методик в церковном обучении способствует интеллектуальному росту священника, расширению его кругозора, систематизации знаний. Образованный священник более адекватно оценивает свои способности и, как правило, открыт к общению. В конечном счете всестороннее образованный проповедник способствует положительной презентации Церкви в обществе [14. С. 55].

Лучшими примерами совмещения в личности священнослужителя церковной и светской эрудиции принято считать таких видных церковных деятелей, как Иоанн Златоуст, Григорий Богослов и Василий Великий. В их риторике малообразованное духовенство характеризуется крайне негативно [15. С. 472]. Иоанн Златоуст писал, что «важно и много содействует благоустроению Церкви и великую приносит пользу, когда предстоятели ее - люди ученые, а когда этого нет, то в Церквах многое погибает» [13. С. 222].

В современном церковном сознании невежество также считается недопустимым для пастыря и вредным для Церкви в целом. В связи с необходимостью постоянного повышения интеллектуального и образовательного уровня церковной иерархии Патриарх Кирилл считает целесообразным организацию курсов повышения квалификации для духовенства, что и реализуется в настоящее время на базе Общецерковной аспирантуры и докторантуры в честь равноапостольных Кирилла и Мефодия. В своем обращении к одному из современных архиереев Патриарх Кирилл обратил внимание на следующее: «...чтобы подвиг твоего церковного служения был успешен, ему должна споспешествовать большая внутренняя работа» [5].

Душепопечение. Пастырская миссия не ограничивается функцией церковного учительства, религиозное обучение воспринимается в христианстве как один из ресурсов духовного воспитания личности. Православная педагогика исходит из представления о религиозной практике как процессе духовного исцеления человеческой природы. Священник выступает связующим звеном между Творцом и страждущим в том смысле, что использует свои духовные знания и опыт молитвы для врачевания нравственных пороков людей. Не случайно авторами публикаций о церковной жизни в дореволюционных журналах пастырское служение воспринимается не иначе как «попечение о душах и посредничество между Богом и человеком» [6. С. 202]. Применение правил духовного врачевания происходит на основе индивидуального подхода, поскольку, как пишет Исидор Пелусиот, «не всем пригодны одни и те же пособия», «не все излечиваются одним и тем же» [12. С. 55-56, 446]. Владение различными приемами психоэмоционального воздействия, такими как совет, увещание, наказание, пример, считается важной пастырской компетентностью [Там же. С. 55-57, 283284]. При этом подразумевается, что формальное вступление в клир

еще не дает навыка духовного врачевания, так как он приобретается исключительно посредством персональной аскезы, направленной на искоренение душевных пороков и греховных привязанностей. Об этом известный христианский подвижник Симеон Новый Богослов говорил следующее: «...ни монахам по одежде, ни рукоположенным и включенным в степень священства, ни почтенным достоинством архиерейства, патриархам... только из-за рукоположения и за его ценность не дается от Бога оставлять грехи. но только тем, кто среди священников и архиереев и монахов может быть сопричислен к лику учеников Христовых за чистоту» [16. С. 152]. В концепциях современного академического богословия термины «посредничество» и «возрождение» также используются в качестве маркеров для обозначения психологической роли пастыря [17. С. 70].

Другой особенностью учения о пастырстве является разделение способностей священника проводить богослужение и принимать исповедь. И то и другое в православной педагогике является средством духовного воспитания личности, но исповедь больше относится к сфере так называемого пастырского «душепопечения» как педагогического процесса, в котором религиозный опыт передается от наставника к ученику и развивает духовные качества личности. С точки зрения христианской патристики процесс духовного воспитания в целом не ограничивается участием мирян в богослужении как экзистенциальном процессе откровения и постижения духовных истин. В широком смысле под душепопечением понимается всесторонняя забота священника о своей пастве, ожидаемым результатом которой становится достижение главной цели христианской жизни - спасения души. Община (паства) и священник выступают в качестве ключевых субъектов педагогического процесса, но личные интересы пастыря подчиняются духовным потребностям мирян. «Поверьте мне, - говорил архиепископ Константинопольский Иоанн Златоуст, - я забываю о собственном спасении, заботясь о вашем, и не имею времени оплакивать свои грехи» [13. С. 257-258].

В наше время определенная часть духовенства неоднозначно оценивает устоявшуюся практику совмещения исповеди и духовной беседы, апеллирует к идее первохристианских учителей о необходимости разделения богослужебной и педагогической функций. Некоторые клирики, даже хорошо осведомленные в богослужебном уставе, часто считают себя не готовыми принимать исповедь. Добродетельная жизнь и аскеза под руководством опытного наставника считаются важнейшими условиями приобретения духовной мудрости, крайне необходимой для всех пастырей [18].

В христианской патристике большое внимание уделяется духовной проблематике молодежи. Для христианских экзегетов было свойственно ссылаться на указания апостола Павла о том, что молодые лю-

ди, склонные к духовному осмыслению жизни, в силу возраста относительно свободны, не обременены необходимостью решать вопросы быта и карьерного роста [19. С. 1306-1307]. Эти обстоятельства необходимо учитывать в процессе религиозного воспитания подрастающего поколения. Ответственность священника в роли духовного наставника столь велика, что рассматривается в сотериологическом аспекте: «...когда прочие грешат, вина падает на него» (священника), - говорил святитель Иоанн Златоуст [20. С. 38].

Современная Церковь говорит о своей обеспокоенности духовным состоянием студенческой молодежи в связи с невысоким уровнем ее институциональной религиозности и низкой вовлеченностью в духовную практику [21. С. 65-66]. С санкции церковного руководства священники активно пользуются Интернетом, транслируя православные идеи в информационное пространство. Проповедь в социальных сетях, чью основную аудиторию составляет молодежь, позволяет вовлечь в религиозный контекст подрастающее поколение. По словам Патриарха Кирилла, через пастырское слово в Интернете «Церковь сегодня может присутствовать в этом мире более эффективно, более надежно с точки зрения передачи миру и особенно молодежи своего послания» [22].

Следует заметить, что церковная повестка содержит множество других вопросов, актуальных как для настоящего времени, так и для предшествующих эпох. Одним из них является социальное служение православия, в котором священник, настоятель прихода выступают ключевыми действующими лицами. Известно, что Церковь изначально оказывала духовную и финансовую помощь малоимущим [4. С. 434436]. В среде духовенства всегда было принято отдавать часть собственных средств на благотворительность, уделять внимание проблемам малообеспеченных слоев населения, безвозмездно совершать для них религиозные обряды [23. С. 8]. Церковное служение ориентировано на доброе и сочувственное отношение к людям, попавшим в беду. В наше время функции защиты неимущих, психологической помощи душевнобольным и педагогической работы с проблемными группами населения принадлежат государственным учреждениям социальной помощи, но духовенство не может оставаться в стороне. Пастырское неравнодушие к страждущим людям вытекает из неизменного нравственного императива христианства. На православных приходах священники создают церковные приюты, детские дома, центры реабилитации наркоманов и алкозависимых. Священники также опекают государственные социальные и исправительные учреждения, посещают детские интернаты, дома престарелых и хосписы с целью проведения богослужений и духовных бесед, что очень важно для одиноких и обездоленных.

Выводы

Таким образом, можно говорить о содержательном единстве риторики древней и современной Церкви о пастырстве. Авторов объединяет общий лексический инструментарий, одинаковый набор этических терминов, таких как святость, благодать, духовность, добродетель и т.п.

В современном богословском дискурсе, как в зеркале, отражаются концепции о пастырском служении христианских экзегетов первых веков, в них священник оценивается в аспектах личности и деятельности. Личностные качества священнослужителя соотносятся с этическим нормативом христианства, в котором альтруизм и самопожертвование занимают ключевое место. Большое внимание уделяется духовной жизни самого пастыря. Это свидетельствует о сохранении тенденции унификации взгляда христианских авторов на пастырское служение.

В интерпретации христианских подвижников базовые концепции о пастырстве можно представить в следующих тезисах:

- пастырская миссия обращена к церковной общине: прихожане -объект, их духовная жизнь - предмет пастырского попечения;

- вне зависимости от должностного статуса священник выступает в роли проповедника и духовного воспитателя;

- деятельность пастыря направлена на развитие духовных качеств прихожан;

- церковная аудитория готова внимать священнику, реализующему провозглашаемые им паттерны в собственной жизненной практике;

- аскеза и образование служат средствами повышения пастырской компетентности.

В современном церковном дискурсе более точно, по сравнению с христианской патристикой, сформулирована концепция пастырской социализации. Церковные документы ясно показывают, что на священника возложены функции управления процессом религиозной идентификации прихожан и, адаптируя людей к церковной среде, формируя психологическую атмосферу приходского коллектива, настоятель повышает свою профессиональную компетентность. Наиболее значимыми факторами социальной активности современного священника являются религиозная мотивация, нравственная репутация и личностные качества.

Литература

1. Речь Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена на пленуме Советско-

го комитета защиты мира // Журнал Московской Патриархии. 1984. № 5.

2. Гураль С.К. Дискурс-анализ в свете синергетического видения. Томск : Изд-во Том.

ун-та, 2009. 176 с.

3. Митрополит Волоколамский Иларион. Служение священника - служение жертвен-

ное // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви.

URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/3659143.html (дата обращения: 20.10.2017).

4. Иоанн Златоуст. Творения : в 12 т. СПб., 1895. Т. 1.

5. Слово при вручении архиерейского жезла Преосвященному Порфирию (Преднюку),

епископу Лидскому и Сморгонскому. URL: http://tv-soyuz.ru/peredachi/slovo-pri-vruchenii-arhiereyskogo-zhezla-preosvyaschennomu-porfiriyu-prednyuku-episkopu-lidskomu-i-smorgonskomu (дата обращения: 20.04.2015).

6. Высота и важность священнического звания // Руководство для сельских пастырей.

1891. № 23.

7. Об отношениях между пастырями и пасомыми // Руководство для сельских пасты-

рей. 1891. № 33.

8. О пастырском служении // Христианское Чтение. М., 1847. Ч. 1.

9. Амвросий Медиоланский, святитель. О должностях священнослужителей Церкви

Христовой. Киев, 1875.

10. Текст ставленнической присяги при рукоположении во диакона и иерея // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/1435038.html (дата обращения: 02.11.2017).

11. Херасков Михаил, протоиерей. Послания апостольские и апокалипсис. Владимир, 1898.

12. Творения св. Исидора Пелусиота : в 3 ч. М., 1859-1860.

13. Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на разные места Св. Писания. СПб., 1861. Т. 1.

14. Святителя Григория, Архиепископа Константинопольского, слово похвальное Афанасию Великому, Архиепископу Александрийскому // Журнал Московской Патриархии. 1973. № 5.

15. Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста, Архиепископа Константинопольского. 2-е изд. СПб., 1895. Ч. 1.

16. Кривошеин Василий, архиепископ. Преподобный Симеон Новый Богослов. Н. Новгород, 1996.

17. Федченков Вениамин, митрополит. Лекции по пастырскому богословию с аске-тикой. Изд. Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. М., 2006.

18. Иерей Андрей Лоргус. Психологическая практика и пастырское служение: сравнительный психологический анализ. // Русская православная психология. URL: http://dusha-orthodox.ru/biblioteka/lorgus-a.-svyasch.-psihologicheskaya-praktika-i-pastyirskoe-sluzhenie.html (дата обращения: 18.10.2017).

19. Библия / Изд. Российского библейского общества. М., 2013.

20. Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинополь-скаго. СПб., 1903.

21. Грашевская О. В. Исследование отношения студенческой молодежи к религии // Проблемы развития территории. 2014. Вып. 5 (73). С. 57-67.

22. К активной проповеди в сетях призвал священников патриарх Кирилл // Феномен. URL: http://fenomen.ws/k-aktivnomu-propovedi-v-setyax-prizval-svyashhennikov-patriarx-kirill/ (дата обращения: 10.10.2017).

23. Об отношениях между пастырями и пасомыми // Руководство для сельских пастырей. 1891. № 36.

Сведения об авторе:

Морозов Евгений Михайлович - кандидат богословия, проректор по учебной работе Томской православной духовной семинарии (Томск, Россия). E-mail: tigriso@mail.ru

Поступила в редакцию 27 ноября 2017 г.

PASTORAL DISCOURSE IN CHRISTIAN THEOLOGY

Morozov E.M., Ph.D. of Theology, Vice-Rector for Academic Affairs, Tomsk Theological Seminary (Tomsk, Russia). E-mail: tigriso@mail.ru

DOI: 10.17223/19996195/40/4

Abstract. The article analyzes the treatises of the representatives of the "golden age" of the Christian writing, included in the treasury of academic pastoral theology as its best examples, as well as public speeches by the modern hierarchs of the Russian Orthodox Church, which can be characterized as public theology. Various aspects of pastoral identity are revealed, such as ethics, morality, enlightenment, mentoring. The commonality of the thematic and semantic contents of the texts under consideration is revealed. The concepts of pastoral theology of the II-V centuries are compared with the modern church interpretation of pastoral activity. The author comes to the following conclusions: Christian patristicism contains the theological justification for pastoral ministry; the texts of theological treatises of such prominent Christian writers as John Chrysostom, Gregory the Theologian and Isidore Pelusiot are saturated with concepts reflecting various aspects of the pastoral identity; the texts of Christian exegetes contain not only explicit but also hidden meanings that are relevant to the issue of the priest's professional competence; in Orthodox theology, the idea that the vocation of the priest is actualized in the liturgical, preaching and educational activity is aimed at developing the religious reflection of believers; modern church discourse develops in the spirit of Christian pa-tristy; the view of the modern Church on the personality and activities of the priest is formed taking into account the spiritual needs of society and the actual tasks of the Orthodox mission, one of which is the attraction of student youth to religious values. The study of normative documents of the Russian Orthodox Church, Orthodox media and other church sources gives a clear understanding that the Patriarchate is developing a strategy for the formation of a new generation of priests capable of adequately presenting Orthodoxy through preaching and social work. To this end, a competence approach is introduced into the system of attestation of clerics, of which the Christian patristicism speaks, but in archaic formulations. Today, like many centuries ago, the Church assesses the pastor from the standpoint of educational qualifications, communicative abilities and moral characteristics.

Keywords: pastor; priest; ministry; identity; flock; mentoring; preaching; competence.

References

1. Rech' Svyateyshego Patriarkha Moskovskogo i vseya Rusi Pimena na plenume Sovetskogo

komiteta zashchity mira [Speech of His Holiness Patriarch of Moscow and All Russia Pimen at the plenum of the Soviet Peace Committee] (1984) // Zhurnal Moskovskoy Pa-triarkhii. 5.

2. Gural' S.K. (2009) Diskurs-analiz v svete sinergeticheskogo videniya [Discourse analysis

in the light of synergistic vision]. Tomsk : Izd-vo Tom. un-ta. 176 P.

3. Mitropolit Volokolamskiy Ilarion: Sluzheniye svyashchennika - sluzheniye zhertvennoye

[Metropolitan Hilarion of Volokolamsk: Service of the priest - service of sacrifice] // Ofitsial'nyy sayt Moskovskogo Patriarkhata Russkoy Pravoslavnoy Tserkvi. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/3659143.html (Accessed: 20.10.2017).

4. Ioann Zlatoust. (1895) Tvoreniya : in 12 t [Creations: in 12 volumes]. SPb. Vol. 1.

5. Slovo pri vruchenii arkhiyereyskogo zhezla Preosvyashchennomu Porfiriyu (Prednyuku),

yepiskopu Lidskomu i Smorgonskomu [A word at the handing of the episcopal rod to His Grace Porphyry (Prednyuk), Bishop of Lida and Smorgon]. URL:http://tv-soyuz.ru/peredachi/slovo-pri-vruchenii-arhiereyskogo-zhezla-preosvyaschennomu-porfiriyu-prednyuku-episkopu-lidskomu-i-smorgonskomu (Accessed: 20.04.2015).

6. Vysota i vazhnost' svyashchennicheskogo zvaniya (1891) [The height and importance of

the priestly rank] // Rukovodstvo dlya sel'skikh pastyrey. 23.

7. Ob otnosheniyakh mezhdu pastyryami i pasomymi (1891) [On the relationship between

shepherds and flocks] // Rukovodstvo dlya sel'skikh pastyrey. 33.

8. O pastyrskom sluzhenii (1847) [On the Pastoral Ministry] // Khristianskoye Chteniye.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Moscow. Part. 1.

9. Amvrosiy Mediolanskiy, svyatitel'. (1875) O dolzhnostyakh svyashchennosluzhiteley

Tserkvi Khristovoy [On the posts of clergymen of the Church of Christ]. Kiev.

10. Tekst stavlennicheskoy prisyagi pri rukopolozhenii vo diakona i iyereya [The text of the oath of allegiance at the ordination to the deacon and priest] // Ofitsial'nyy sayt Mos-kovskogo Patriarkhata Russkoy Pravoslavnoy Tserkvi.URL: http://www.patriarchia.ru/ db/text/1435038.html (Accessed: 02.11.2017).

11. Kheraskov Mikhail, protoiyerey. (1898) Poslaniya apostol'skiye i apokalipsis [Apostolic Epistles and the Apocalypse]. Vladimir.

12. Tvoreniya sv. Isidora Pelusiota: v 3 ch. [Creations of St. Isidore Peluciot: in 3 parts]. (1859-1860) Moscow.

13. Ioann Zlatoust, svyatitel'. (1861) Besedy na raznyye mesta Sv. Pisaniya [Conversations to different passages of the Holy Scriptures]. SPb. Vol. 1.

14. Svyatitelya Grigoriya, Arkhiyepiskopa Konstantinopol'skogo, slovo pokhval'noye Afa-nasiyu Velikomu, Arkhiyepiskopu Aleksandriyskomu (1973) [The word commendable of St. Gregory, Archbishop of Constantinople, to Afanasi the Great, Archbishop of Alexandria] // Zhurnal Moskovskoy Patriarkhii. 5.

15. Tvoreniya izhe vo svyatykh ottsa nashego Ioanna Zlatousta, Arkhiyepiskopa Konstanti-nopol'skogo (1895) [The creations of the Father of our Father John Chrysostom, Archbishop of Constantinepol]. 2nd edition. SPb. Part 1.

16. Krivoshein Vasiliy, arkhiyepiskop. (1996) Prepodobnyy Simeon Novyy Bogoslov [The Monk Simeon the New Theologian]. Nizhniy Novgorod.

17. Fedchenkov Veniamin, mitropolit. (2006) Lektsii po pastyrskomu bogosloviyu s as-ketikoy [Lectures on pastoral theology with asketics]. Izd. Pravoslavnogo Svyato-Tikhonovskogo gumanitarnogo universiteta. Moscow.

18. Andrey Lorgus, iyerey. Psikhologicheskaya praktika i pastyrskoye sluzheniye: sravni-tel'nyy psikhologicheskiy analiz [Psychological practice and pastoral ministry: a comparative psychological analysis]. // Russkaya pravoslavnaya psikhologiya.URL: http://dusha-orthodox.ru/biblioteka/lorgus-a.-svyasch.-psihologicheskaya-praktika-i-pastyirskoe-sluzhenie.html (Accessed: 18.10.2017).

19. Bibliya (2013) [The Bible]. Izd. Rossiyskogo bibleyskogo obshchestva. Moscow.

20. Tvoreniya svyatago ottsa nashego Ioanna Zlatousta, arkhiyepiskopa Konstantinopol'skago (1903) [Creations of the holy father of ours, John Chrysostom, archbishop of Constantinople]. SPb.

21. Grashevskaya O.V. (2014) Issledovaniye otnosheniya studencheskoy molodezhi k religii [Research into the attitude of student youth to religion] // Problemy razvitiya territorii. 5 (73). pp. 57-67.

22. K aktivnoy propovedi v setyakh prizval svyashchennikov patriarkh Kirill [Patriarch Cyril urged the priests to actively preach in the networks] // Fenomen. URL: http://fenomen.ws/k-aktivnomu-propovedi-v-setyax-prizval-svyashhennikov-patriarx-kirill/ (Accessed: 10.10.2017).

23. Ob otnosheniyakh mezhdu pastyryami i pasomymi (1891) [On the relationship between shepherds and flocks] // Rukovodstvo dlya sel'skikh pastyrey. 33.

Received 27 November 2017

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.