Научная статья на тему 'Паламизм без Паламы: к вопросу об источниках учения русских монахов-имяславцев начала ХХ века'

Паламизм без Паламы: к вопросу об источниках учения русских монахов-имяславцев начала ХХ века Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
498
204
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Verbum
Ключевые слова
религиозная философия / русское богословие / византийское богословие / православие / имяславие / паламизм / religious philosophy / Russian theology / Byzantine theology / Orthodoxy / onomatodoxy / palamism

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Сенина Татьяна Анатольевна

Вовлеченные в спор о почитании имени Божия русские монахиимяславцы, не будучи знакомы с произведениями Григория Паламы и со многими из тех богословских святоотеческих сочинений, которые он использовал в своих трудах, сумели самостоятельно выразить и обосновать паламитское учение о молитве, обожении и божественном свете на другом материале — прежде всего опираясь на аскетические творения отцов Церкви, библейские тексты и литургические произведения, унаследованные русской традицией от византийской.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Palamism without Palamas: Concerning the Sources for the Doctrine of the Russian Imyaslavtsy Monks in the Early Twentieth Century

Russian monks of Mount Athos involved in the controversy about the honoring of God’s name, not being familiar with the works of Gregory Palamas and with many theological writings of the Fathers, which Gregory used in his works, were able to express themselves and to justify the Palamite teaching on prayer, deification, and divine light using other materials and primarily relying on the ascetic works of Church Fathers, Biblical texts, and liturgical works, inherited by the Russian tradition from Byzantium.

Текст научной работы на тему «Паламизм без Паламы: к вопросу об источниках учения русских монахов-имяславцев начала ХХ века»

VERBUM

Т.А. Сенина

Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения mon.kassia@gmail.com

ПАЛАМИЗМ БЕЗ ПАЛАМЫ: К ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКАХ УЧЕНИЯ РУССКИХ МОНАХОВ-ИМЯСЛАВЦЕВ НАЧАЛА ХХ ВЕКА

Вовлеченные в спор о почитании имени Божия русские монахи-имяславцы, не будучи знакомы с произведениями Григория Паламы и со многими из тех богословских святоотеческих сочинений, которые он использовал в своих трудах, сумели самостоятельно выразить и обосновать паламитское учение о молитве, обожении и божественном свете на другом материале — прежде всего опираясь на аскетические творения отцов Церкви, библейские тексты и литургические произведения, унаследованные русской традицией от византийской.

Ключевые слова: религиозная философия, русское богословие, византийское богословие, православие, имяславие, паламизм.

Tatiana Senina

Palamism without Palamas: Concerning the Sources for the Doctrine of the Russian Imyaslavtsy Monks in the Early Twentieth Century

Russian monks of Mount Athos involved in the controversy about the honoring of God's name, not being familiar with the works of Gregory Palamas and with many theological writings of the Fathers, which Gregory used in his works, were able to express themselves and to justify the Palamite teaching on prayer, deification, and divine light using other materials and primarily relying on the ascetic works of Church Fathers, Biblical texts, and liturgical works, inherited by the Russian tradition from Byzantium.

Keywords: religious philosophy, Russian theology, Byzantine theology, Orthodoxy, onomatodoxy, palamism.

Спор о почитании имени Божия, разгоревшийся на Афоне и в России в начале ХХ века и до сих пор не оконченный, вызывает в последние годы все больший интерес,707 и недаром, ведь дискуссия, возникшая, казалось бы, по частному поводу — из-за учения об имени Иисуса Христа и его роли в умной молитве — вскоре превратилась в настоящее догматическое столкновение

707 Обзор проблематики см.: Иларион (Алфеев), епископ. Священная тайна Церкви. Введение в историю и проблематику имяславских споров. Т. I-П. СПб., 2002; богословская составляющая этой книги, на мой взгляд, куда менее ценна, чем исторический обзор споров (см. подробнее мою рецензию: Кассия, монахиня (Сенина Т.А.). Новые монографии по вопросам имяславия // Волшебная гора. Т. XV. 2009. С. 150-166). Подробный систематизированный разбор учения лидера имяславцев о. Антония (Булатовича) см. в книге: Сенина Т.А. (монахиня Кассия). Последний византиец. Религиозно-философская мысль иеросхимонаха Антония (Булатовича) и ее византийский контекст. СПб., 2013.

220

Выпуск 17/2015

между имяславцами и имяборцами (как называли афонские монахи себя и своих идейных противников, и как я в дальнейшем буду их называть), так что дело дошло до публичных дискуссий, церковных прещений, насилия и разрыва церковного общения между спорящими сторонами, — чего в России к тому времени не бывало уже давно.

Имяславцы считали себя единомышленниками св. Григория Паламы, а их противники пытались доказать, что те неверно истолковали его учение о божественных энергиях. В этом споре, однако, интересно то, что никто из его участников фактически не был знаком непосредственно с учением самого Паламы: его творения в то время, за очень малым исключением, не были переведены, не было и их критического издания, которое появилось лишь несколько десятилетий спустя.708 В первый период споров (1909-1912 гг.), пока они занимали лишь русских монахов Афона, ни одна из сторон не упоминала о Паламе. Но и позже в дискуссиях ни имяславцы, ни имяборцы не ссылались на творения св. Григория и апеллировали только к известной анафеме против не признающих божественности энергий Божиих, принятой на Константинопольском Соборе 1351 г. На эту анафему ссылается главный лидер и апологет имяславцев иеросхимонах Антоний (Булатович), о ней упомянуто в Послании Синода от 1913 г., осудившем имяславие, о ней также пишут Сергей Троицкий, архиепископ Никон (Рождественский) и Антоний (Храповицкий), чьи доклады легли в основу синодального Послания.709

Отец Антоний (Булатович) узнал об этой анафеме лишь в сентябре 1912 г., уже после того, как начал писать в защиту имяславия — узнал, по-видимому, от Михаила Новоселова, с которым переписывался по поводу издания своей первой книги «Апология веры во Имя Божие и во Имя Иисус». Получив письмо Новоселова, Булатович переделал начало книги, упомянув там об анафеме против Варлаама и приравняв имяборцев к противникам Григория Паламы.710 Однако, за неимением под рукой сочинений Паламы, о. Антоний был вынужден самостоятельно доказывать тезисы св. Григория, опираясь на другие источники, — что он и сделал весьма успешно, насколько ему позволяли ограниченное время и возможности.

Схимонах Иларион (Домрачев), чья книга «На горах Кавказа»711 стояла у истоков имяславческого спора, скорее всего, вовсе ничего не знал о паламит-ском учении об энергиях, поскольку в его сочинении нет никаких намеков или

708 Грцуорюи rov ПаХа^а Еиуура^ата / jEkö. епщек Пауауштои rov Xprforov. Т. 1-5. 0£ооаХоу[кц, 1962, 1966, 1970, 1988, 1992; подробную роспись томов и прочую библиографию см.: Исихазм. Аннотированная библиография / Общ. и научн. ред.: С.С. Хоружий. М., 2004. С. 376-410. Полного русского перевода сочинений Григория Паламы нет до сих пор, хотя основные его догматические произведения в последние годы переведены (библиографию см. в издании: Антология восточно-христианской богословской мысли. Ортодоксия и гетеродоксия: В 2 т. / Под ред. Г.И. Беневича и Д.С. Бирюкова; сост. Г.И. Беневич. Т. 2. СПб., 2009. (Византийская философия, 6). С. 697-698).

709 См. подробнее: Сенина Т.А. Ук. соч. С. 173-177.

710 См. подробнее: Там же. С. 193-196.

711 Далее я буду цитировать ее по изданию: На горах Кавказа. Беседа двух старцев пустынников о внутреннем единении с Господом наших сердец чрез молитву Иисус Христову, или Духовная деятельность современных пустынников / Составил пустынножитель Кавказских гор схимонах Иларион. СПб., 1998.

221

VERBUM

ссылок по данной теме. Тем не менее, оба эти автора в своих трудах выражают вполне паламитское учение об умной молитве и, если говорить о Булатовиче, о божественных энергиях и обожении как цели жизни христианина. В связи с этим интересно посмотреть, какие именно источники используют имяславче-ские авторы, чтобы обосновать свое учение. Ими привлекались библейские тексты, святоотеческие творения, православная гимнография, жития святых и некоторые другие источники, в том числе сочинения церковных писателей XIX века. В настоящей работе я хочу подробнее остановиться на использовании имяславцами сочинений раннехристианских и византийских отцов.

Отец Антоний писал свои книги в достаточно тяжелых условиях: из-за воспаления глаз он не мог много читать и находить нужные для полемики цитаты даже тогда, когда обострение болезни проходило. «Перечитывать писанное, — рассказывал он, — я мог только с большим трудом и с большой опасностью, тем более невозможным было для меня чтение многочисленных и многотомных творений св. отцов. Но Господь неожиданно послал мне неведомых помощников, которые, узнав, что я взялся за словесную защиту Имени Господа, стали пересылать мне те свидетельства разных св. отцов, которые они находили в их творениях».712

Афонские монахи читали и слушали за богослужением много святоотеческих поучений. Так, согласно Уставу Свято-Пантелеимонова монастыря, для каждого монаха необходимо «келейное чтение слова Божия и других душеспасительных книг», которые можно было брать в свободное время из библиотеки обители; из святоотеческих творений устав признает «особенно полезными» посвященные монашеским подвигам труды Василия Великого, Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, Исаака Сирина, аввы Дорофея, Иоанна Лествични-ка.713 Таким образом, монахи должны были читать в основном аскетические, а не догматические сочинения. И действительно, среди сочинений, процитированных в трудах Булатовича, преобладают творения аскетические, причем некоторые авторы цитируются по вторичным источникам (например, по «Древним иноческим уставам», изданным епископом Феофаном Затворником), многие цитаты из отцов приводятся по «Добротолюбию».

В трех основных богословских сочинениях Булатовича — «Апология веры во Имя Божие и во Имя Иисус» (1913), «Моя мысль во Христе» (1914) и «Оправдание веры в Непобедимое, Непостижимое, Божественное Имя Господа нашего Иисуса Христа» (1917)714 — из раннехристианских и византийских отцов наиболее широко представлены святые Афанасий Великий, Василий Великий, Григорий Нисский, Григорий Синаит, Иоанн Златоуст, Иустин Философ, Симеон Новый Богослов, Феофилакт Болгарский; немного меньше цитируются — Григорий Богослов, Игнатий и Каллист Ксанфопулы, Исихий Иерусалим-

712 Антоний (Булатович), иеросхимонах. Моя борьба с имяборцами на Святой Горе. Пг., 1917. С. 21.

713 См.: Великая Стража. Жизнь и труды блаженной памяти афонских старцев ие-росхимонаха Иеронима и схиархимандрита Макария. Кн. 1 / Сост. иеромонах Иоаким (Сабельников). М., 2001. С. 555, 561-563.

714 Подробную роспись всех источников, использованных о. Антонием в этих трех сочинениях см.: Сенина Т.А. Ук. соч. С. 381-404.

222

Выпуск 17/2015

ский, Кирилл Иерусалимский, Макарий Великий,715 Максим Исповедник, Симеон Солунский, Феодорит Кирский; по два раза цитируются Варсонуфий Великий, Ефрем Сирин и Ириней Лионский; по одному разу — Августин Иппон-ский, Григорий Неокесарийский, Иоанн Дамаскин, Иоанн Лествичник, Каллист Катафигиот, Никифор Афонский и Феодор Студит. В отдельно изданном собрании цитат в защиту имяславия — «Православная Церковь о почитании Имени Божия и о Молитве Иисусовой» (1914) — цитируются также Епифаний Кипрский, Иероним Стридонский, Ипполит Римский, Исаак Сирин, Кирилл Александрийский и Никифор Константинопольский, но в основных полемических сочинениях о. Антония эти цитаты не используются.

Русских отцов Булатович цитирует значительно меньше,716 и таким образом можно сказать, что в святоотеческом флорилегии, собранном афонскими имяславцами, доминируют творения византийских отцов, что говорит о византийском контексте богословия о. Антония. Однако сам этот флорилегий невелик, многие цитаты повторяются из книги в книгу и даже по нескольку раз в рамках одной и той же книги. Например, о. Антоний несколько раз цитирует Макария Великого в своей последней книге,717 но это одна и та же цитата: «Слово Божие есть Бог, а слово мира есть мир», — начало Беседы 46-й по русскому дореволюционному переводу. Совсем отсутствуют у Булатовича ссылки на таких отцов как Феодор Студит и Дионисий Ареопагит, хотя в их сочинениях можно было бы найти многое в поддержку имяславия. Такая недостаточность имяславческого флорилегия говорит, скорее всего, о том, что афонские монахи или не были знакомы с соответствующими произведениями, или не имели возможности быстро отыскать подходящие для своих целей цитаты. Последнее особенно относится к таким авторам, как Иоанн Лествичник и Макарий Великий, поскольку трудно себе представить, чтобы афонские монахи были плохо с ними знакомы.

Что касается о. Илариона, то его святоотеческий флорилегий выглядит иначе: среди византийских отцов несомненную пальму первенства удерживают Иоанн Лествичник, Исаак Сирин и Макарий Великий; значительно меньше цитируются Игнатий и Каллист Ксанфопулы, Иоанн Златоуст и Симеон Новый Богослов; еще меньше — Антоний Великий, Афанасий Великий, Василий Великий, Варсонуфий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Григорий Синаит, авва Дорофей, Ефрем Сирин, Иоанн Дамаскин, Исихий пресвитер, Максим Исповедник, Петр Дамаскин; наконец, по одному разу приводятся Августин Иппонский, Дионисий Ареопагит, Ириней Лионский, Исидор Пелусиот, Иустин Философ, Никифор Каллист Ксанфопул, Никифор Уединенник, Симеон Благоговейный, Симеон Солунский, Феодор Студит, Феодорит Кирский и Ки-

715 т. е. так называемого пс.-Макария — автора, чьи сочинения дошли до нас под именем египетского подвижника; скорее всего, их автором является Симеон Месопотамский, см.: Макарий Египетский, преподобный. Духовные слова и послания. Собрание типа I (Vatic. graec. 694) / Предисл., пер., комм, указ.: А.Г. Дунаев. М., 2002. С. 37-158.

716 В основном это св. Иоанн Кроншатдский, а также Игнатий Брянчанинов, Паисий Величковский, Василий Молдавский, Димитрий Ростовский, Серафим Саровский и Тихон Задонский.

717 Антоний (Булатович), иеросхимонах. Оправдание веры в Непобедимое, Непостижимое, Божественное Имя Господа нашего Иисуса Христа. Пг., 1917. С. 41,179,193, 203.

223

VERBUM

рилл Иерусалимский; кроме того, есть несколько цитат из «Древнего Патерика» и из неназванных отцов. При этом необходимо отметить, что некоторые из этих авторов цитируются не прямо, но даются в пересказе по духовным книгам, подчас весьма свободном, так что порой затруднительно определить, какое именно высказывание святого отца имеется в виду; это относится, в частности, к пересказу Дионисия Ареопагита.718 Ряд цитат о. Иларион приводит из разных сборников и религиозных изданий, в том числе из некоего «своего сборника», куда он в течении жизни записывал «мысли при чтении разных книг, без означения их авторов».719 Насколько мне известно, идентификацией цитат и вообще изучением источников книги «На горах Кавказа» и сличением приведенных там цитат с оригиналами до сих пор никто не занимался. Надо сказать, что это будет очень нелегкая задача, поскольку, в отличие от о. Антония, о. Иларион нигде не приводит ни источников цитат, ни даже названий цитируемых произведений.

Для большей наглядности приведу сравнительную таблицу количества цитат из раннехристианских и византийских отцов у обоих авторов. В таблице учитываются три произведения о. Антония («Апология...», «Моя мысль во Христе» и «Оправдание веры.») и книга о. Илариона «На горах Кавказа» (включая пересказы, а не прямое цитирование). Список этот предварительный, поскольку необходимо сличение цитат с оригиналами и идентификация пересказов.

Отцы Церкви Число цитирований у о. Антония Число цитирований у о. Ила-риона

Августин Иппонский 1 1

Амвросий Медиоланский 1 1

Антоний Великий — 5

Афанасий Великий 9 2

Варсонуфий Великий 2 4

Василий Великий 11 4

Григорий Богослов 5 4

Григорий Нисский 14 2

Григорий Синаит 19 4

Дионисий Ареопагит — 1

Дорофей авва — 3

Ефрем Сирин 2 2

Игнатий и Каллист Ксан-фопулы 5 6

718 На горах Кавказа... С. 203.

719 Там же. С. 429.

224

Выпуск 17/2015

Иоанн Дамаскин 1 2

Иоанн Златоуст 42 9

Иоанн Кассиан Римлянин — 3

Иоанн Лествичник 1 41

Ириней Лионский 2 1

Исаак Сирин — 33

Исидор Пелусиот — 1

Исихий Иерусалимский 5 4

Иустин Философ 12 1

Каллист Катафигиот (Ан-геликуд) 1 —

Кирилл Иерусалимский 8 1

Макарий Великий 4 20

Максим Исповедник 4 3

Никифор Афонский 1 1

Петр Дамаскин — 3

Симеон Благоговейный — 1

Симеон Новый Богослов 15 6

Симеон Солунский 5 1

Феодор Студит 1 1

Феодорит Кирский 5 1

Феофилакт Болгарский 14 —

Всего цитирований 190 172

Как видно из этой таблицы, святоотеческий флорелегий у о. Илариона несколько более разнообразен (хотя в целом цитат в нем меньше) и носит более аскетический характер, тогда как у флорилегий о. Антония более, хотя все же не слишком богословский. Это объясняется разными целями авторов: первый писал об Иисусовой молитве и о необходимости ею непрестанно заниматься, второй — о богословском обосновании почитания имени Божия. Поэтому же о. Иларион не ставил перед собой задачи богословствовать о божественных энергиях, но сосредоточился на том, как молитва преображает человека. Например, у св. Макария Великого можно найти высказывания о том, что слова Бога заключают в себе божественную силу и сами являются божественной силой — тема, которую всячески развивал в своих книгах о. Антоний, чтобы доказать, что и имена Божии, будучи открыты нам Богом, тоже являются

225

VERBUM

божественной силой.720 Однако о. Иларион в своей книге приводит лишь слова св. Макария, говорящие о борьбе с грехом, а более всего о том, как человек преображается, соединяясь с Богом в «един дух»721 — т. е. об обожении. Самого слова «обожение» о. Иларион не употребляет, однако из одного места в его книге видно, что он мыслил об этом вполне по-паламитски: «Молитву св. Григорий Синаит не убоялся назвать Богом.722 Потому, без сомнения, что в ней он ощущал страшное присутствие всемогущего, вездесущего, вседержавного Бога; и, пребывая в молитве, по необходимости прикасался духом ума своего к Богу, по слову святого Апостола, и обожался, делаясь причастником Божественного естества (2 Пет. 1:4)».723

Отец Иларион более всего опирается на сочинения Макария Великого, Иоанна Лествичника и Исаака Сирина — это его основные и любимые авторы, чьи книги он, по-видимому, всегда имел под рукой и перечитывал. Между тем в трудах о. Антония они представлены чрезвычайно скупо; его самые цитируемые авторы это Иоанн Златоуст, Григорий Синаит, Симеон Новый Богослов, Григорий Нисский и Феофилакт Болгарский. Из этого можно сделать довольно странный, на первый взгляд, вывод: монахи-имяславцы, собиравшие цитаты для о. Антония, да и он сам, не использовали книгу «На горах Кавказа», с которой начался весь спор об имени Божием. Однако на самом деле это не так уж удивительно: ссылаться на пререкаемую книгу было невозможно, а когда на нее начались гонения, у афонских монахов ее могли попросту отобрать. Что касается Булатовича, то, по его собственному свидетельству, книгу дал ему на прочтение игумен и после забрал обратно, а своей у о. Антония, видимо, не было. Кроме того, использовать приводимые о. Иларионом цитаты было бы трудно еще и потому, что он не дает ссылок на источники.

Отец Иларион, как и о. Антоний, цитирует лишь нескольких русских отцов;724 таким образом, и у о. Антония, и у о. Илариона среди святоотеческих источников доминируют творения византийских авторов, и оба широко используют не только Священное Писание, но и литургические тексты православной Церкви, что лишний раз позволяет убедиться в византийском контексте их религиозной мысли. Правда, надо признать, что с религиознофилософской точки зрения книга «На горах Кавказа»725 не так интересна, как

720 о чем подробнее см.: Сенина Т. А. Ук. соч. С. 196-213, 227-248.

721 Там же. С. 56, 63, 79-80, 97,151, 213, 239-240, 241, 282, 781, 784, 787, 806, 817-818.

722 Имеется в виду любимое имяславцами место у св. Григория, где он говорит, что молитва это «проповедь апостолов», «сила бесплотных», «обручение Святого Духа», «луч разумного солнца», «благодать Божия», «Божие явление» и т. п., и заключает: «И, что говорить много, молитва есть Бог, производящий все во всех, потому что одно действие Отца и Сына и Святого Духа, совершающего все во Христе Иисусе» (Весьма полезные главы иже во святых отца нашего Григория Синаита, расположенные акростихами, 113 // Григорий Синаит. Творения / Пер. с греч., прим. и послесловие: еп. Вениамин (Милов). М., 1999. С. 53-54).

723 На горах Кавказа... С. 120.

724 Это Дмитрий Ростовский, Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский, Нил Сор-ский, Паисий Величковский и Серафим Саровский.

725 Наиболее подробный на сегодняшний день, но далеко не полный ее обзор сделал епископ Иларион (Алфеев). См.: Иларион (Алфеев), еп. Священная тайна Церкви... Т. I. С. 298-341; источников книги он фактически не коснулся.

226

Выпуск 17/2015

посвященные имяславческой проблематике труды о. Антония (Булатовича): сочинение о. Илариона куда более компилятивно и несамостоятельно, — но, тем не менее, оно заслуживает внимания, поскольку стоит у истоков всего спора об имени Божием. Это был первый за несколько столетий серьезный догматический спор, возникший в Русской Церкви, и он выявил, насколько сильно в России церковная жизнь отошла от византийских традиций.

В связи с этим приведу слова о. Илариона из одного письма, включенного в его книгу: «Когда молитва сия Иисусова будет касаться сердца, то необходимо будет — только не знаю, всякому ли — проникнуть и в Богословскую науку. Опыт мне показал в этом несравненную услугу, и даже помогает и доныне. Хотя этого нет у святых Отец; но мне почему-то от Богословия неисповедимая польза. У монахов нигде не видно сего руководства, и меня за Богословскую науку почти все укоряют и осуждают и, наконец, в отсутствие мое похитили все эти книги».726

Очень яркое свидетельство того, как в российских монашеских кругах относились к богословскому образованию! Между тем упомянутые в письме о. Илариона книги, судя по всему, были даже не богословскими трактатами святых отцов, а какими-то штудиями академических богословов XIX века.727 При таком отношении православных к богословским изысканиям становится более понятным то, почему имяславцы вызвали столько раздражения именно в церковных кругах: одни укоряли их за то, что они вообще осмелились высказывать какие-то богословские взгляды, не имея для этого соответствующего образования;728 других возмущал сам факт критики имяславцев в адрес церковного начальства;729 разбираться в вопросе по существу не хотел почти никто. Многие монахи российских обителей после решения Синода принялись осуждать и даже жгли «еретическую» книгу. Отец Иларион (Домрачев), узнав об этом, был возмущен и в письме к некому о. Вуколу заметил: «Конечно, ска-

726 На горах Кавказа... С. 751.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

727 В частности, наиболее компилятивная и занимающая почти четверть книги «На горах Кавказа» ее вторая часть, где автор пересказывает земную жизнь Иисуса Христа и дает «в кратких картинах изображение Христовых страстей», очевидно, написана на основе таких сочинений, а также еще более вторичной благочестивой религиозной литературы.

728 Так, архиепископ Никон (Рождественский) рассказывая о своей поездке на Афон, закончившейся насильственным удалением оттуда монахов-имяславцев, писал: «Я просил слушателей обратить особенное внимание на то, что этот вопрос [о почитании имени Божия. — Т.С.] подробно и обстоятельно уже рассмотрен церковною властию, что не дело монахов-простецов пускаться в догматические исследования, которые притом же и не по силам их неподготовленному наукою уму» (Никон, архиепископ. Из моей поездки на старый Афон // Святое Православие и именобожническая ересь. Харьков, 1916. С. 171).

729 Например, некий мирянин, возмущался тем, что вообще находятся люди, дерзающие критиковать решения российского Синода: «Выходит так, что Св. Синод, который является равночестным патриархам, который канонизирует святых и стоит во главе нашей Церкви, этот Синод, осудивший "имебожников", тем самым уклонился от православия?!» (Скрынченко Д. Соблазн // Святое Православие и именобожническая ересь. С. XLII).

227

VERBUM

жете, Синод приказал, да где же у вас свой-то разум?»730 Отец Антоний (Булатович) в своем прошении, поданном в Синод после осуждения имяславия, высказался еще более жестко: «Посланием от 18 мая 1913 года Святейший Синод осудил мою книгу “Апология веры во Имя Божие и во имя Иисус” <...>, меня же Святейший Синод в грамоте своей “умоляет” — “смириться и отстать” от моего якобы новоизмышленного учения под угрозой и церковно-судебной кары, и проклятия Божия. <...> Будучи уже по одному своему званию схимонаха всегда готовым “смириться”, да и вообще никогда не стыдясь сознать свою ошибку, в особенности если эта ошибка может иметь пагубные последствия не только для меня, но и для многих других, я с радостью выражаю готовность и смириться, и отстать от заблуждения; но прежде нежели это сделать, я должен знать, в чем должно заключаться сие “смирение” и от каких заблуждений подобает мне отстать?»731

Хорошо известно, что в Византии обличение монахами епископов, высказавших мнения, противоречащие православному учению, и неповиновение таким епископам были обычным явлением и считались действиями вполне законными с точки зрения канонов. Однако в синодальной России это вызвало скандал: подобный «бунт» против церковного начальства большинству российских православных показался чем-то неслыханным и немыслимым. Рядовые верующие никак не могли иметь «своего разума», но должны были тупо слушаться начальства, не требуя от него аргументированных обоснований. Для архиереев, которые недвусмысленно заявили, что оспаривание решений Синода «будет уже противоборством истине»,732 рассуждение о. Антония должно было представляться неслыханной дерзостью.

Можно сказать, что спор об имени Божием поспособствовал воскрешению в России «византизма» не только в теории — через богословский спор, когда имяславцы подкрепляли свои взгляды святоотеческими творениями, библейскими писаниями, литургическими текстами и решениями церковных соборов, — но и на практике, через критику высказавших ересь епископов и разрыв общения с ними. Противники имяславцев, напротив, с трудом ориентировались в области святоотеческой мысли, и Владимир Эрн, разбирая Послание Синода от 1913 г., отмечал, что аргументы Синода «насквозь пронизаны такими теоретическими точками зрения, которые формально противоречат всем основам православного богомыслия», что его рассуждения носят «определенно светский характер», и что Синод «опирается не на святоотеческую мысль, не на мысль святых и подвижников, а на некую философию, ad hoc придуманную».733 По выражению современного исследователя имяславче-ского спора священника Дмитрия Лескина, афонские имяславцы показали в своих сочинениях «силу горячей любви к Богу и Церкви, глубокую духовность,

730 Забытые страницы русского имяславия. Сборник документов и публикаций по афонским событиям 1910-1913 гг. / Сост. А.М. Хитров, О.Л. Соломина. М., 2001. С. 338.

731 Антоний (Булатович), иеросхимонах. Прошение в Правительствующий Синод. СПб., 1913. С. 3-4.

732 Божиею милостию, Святейший Правительствующий Всероссийский Синод всечестным братиям, во иночестве подвизающимся // Церковные ведомости, издаваемые при Святейшем Правительствующим Синоде. 1913. № 20. С. 286.

733 Эрн В. Разбор Послания Святейшего Синода об Имени Божием. М., 1917. С. 10-11.

228

Выпуск 17/2015

опытную приобщенность к описываемой области и связь (вплоть до стилистической) со святоотеческой (прежде всего монашеской) письменностью», тогда как общим местом для всех, порой весьма разнородных, имяборческих концепций «является чуждость духу “паламитского синтеза”, настороженное отношение к православной мистике и приверженность рационалистическим и позитивистским доктринам»,734 — можно заметить, что похожим было в свое время и соотношение позиций паламитов и их противников.

Однако следует еще раз подчеркнуть, что паламитская догматика фактически оставалась для русского церковного общества terra incognita: если о св. Григории и вспоминали изредка в XIX-начале ХХ века,735 то такое пробуждение некоторого интереса к Паламе не отразилось на русском богословии в целом: в духовных академиях и семинариях почти ничего не знали ни о св. Григории, ни о его учении. Это невежество вполне отражено в Синодальном Послании, осудившем имяславие, где утверждалось, будто св. Григорий «нигде не называет энергий “Богом”, а учит называть их “Божеством” (не Феос, а Феотис)»,736 — что совершенно противоречит учению Паламы. Но, как можно видеть из книги о. Илариона, и практическая сторона паламизма — занятие непрестанной умной молитвой — была не в чести у российского монашества того времени. Ведь о. Иларион написал свою книгу именно потому, что хотел убедить верующих в необходимости заниматься Иисусовой молитвой ради глубокого внутреннего преображения, а не только вычитывать положенные правила и ходить на церковные богослужения.

Таким образом, имяславцам пришлось как бы переоткрывать и заново обосновывать паламизм и с аскетической, и с богословской точек зрения: о. Иларион проповедовал традиционное учение византийских монахов-исихиастов о непрестанной молитве и спасении, а о. Антоний отстаивал его же в более широком контексте энергийного богословия. Оба приводили доводы от святых отцов, и оба не ссылались на св. Григория Паламу — о. Иларион, видимо, вообще ничего не знал о его учении, а о. Антоний был вынужден, за неимением доступа к сочинениям паламитов, отстаивать их учение с опорой на те источники, которые были у него под рукой.737

Итак, перед нами русский паламизм — но без Паламы: русские монахи-имяславцы, не будучи знакомы с произведениями св. Григория и со многими из тех богословских святоотеческих сочинений, которые он использовал в полемике с противниками, сумели самостоятельно выразить и обосновать пала-митское учение о молитве, обожении и божественном свете на другом материале — прежде всего опираясь на аскетические творения отцов Церкви, биб-

734 Лескин Д., священник. Спор об имени Божием. Философия имени в России в контексте афонских событий 1910-х гг. СПб., 2004. С. 48-49,137.

735 В основном это были авторы научных сочинений в области истории и филологии, см.: Лурье В.М. Послесловие // Мейендорф И., протопресвитер. Жизнь и труды святителя Григория Паламы. Введение в изучение / Пер. Г.Н. Начинкина под ред. И.П. Медведева и В.М. Лурье. СПб., 1997 (Subsidia byzantinorossica, 2). С. 327-332.

736 Божиею милостию, Святейший Правительствующий Всероссийский Синод всечестным братиям... С. 280.

737 О чем подробнее см. в моей книге: Сенина Т. А. Ук. соч.

229

VERBUM

лейские тексты и литургические произведения, унаследованные русской традицией от византийской.

Тем самым, имяславцы подтвердили мысль своего современника, мона-ха-афонца преподобного Силуана, который по поводу удивления одного католика, что на Афоне монахи читают такие святоотеческие книги, которые на Западе «читают только профессора», сказал: «Наши монахи не только читают эти книги, но и сами могли бы написать подобные им. <...> Монахи не пишут, потому что есть уже многие прекрасные книги, и они ими довольствуются, а если бы эти книги почему-либо пропали, то монахи написали бы новые».738

738 Старец Силуан: Жизнь и поучения. М. — Минск, 1991. С. 67.

230

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.