Научная статья на тему 'Оценка инновационной активности нефтяных компаний и проблемы развития системы инфраструктурной поддержки инновационных процессов в российском нефтегазовом секторе'

Оценка инновационной активности нефтяных компаний и проблемы развития системы инфраструктурной поддержки инновационных процессов в российском нефтегазовом секторе Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1683
213
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / INNOVATIVE TECHNOLOGIES / ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ / INNOVATIVE CAPACITY / НЕФТЕГАЗОВАЯ ОТРАСЛЬ / OIL AND GAS INDUSTRY / ИНФРАСТРУКТУРА ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ / INNOVATION INFRASTRUCTURE / ЦЕНТРЫ ТРАНСФЕРА / TRANSFER CENTERS / ЦЕНТРЫ КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ / CENTERS OF COMMERCIALIZATION / ИННОВАЦИОННАЯ АКТИВНОСТЬ НЕФТЯНЫХ КОМПАНИЙ / INNOVATION ACTIVITY OF OIL COMPANIES / UPSTREAM / DOWNSTREAM-СЕГМЕНТ / ИННОВАЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ / INNOVATION STRATEGY / DOWNSTREAM-SEGMENT

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Лисина О.В.

Проанализированы особенности и проблемы развития инновационной деятельности отечественного нефтегазового сектора в рамках технологического приоритета. Выявлен уровень инновационной активности крупных нефтяных компаний. Осуществлена оценка потенциала российских инновационных разработок, технологий в данной отрасли. Определена роль собственной научно-технической базы и доля участия зарубежных сервисных компаний на внутреннем нефтяном рынке. Представлены инновационные стратегии конкретных нефтяных компаний РФ и выделены приоритетные направления инновационного развития нефтяной отрасли.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Лисина О.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Оценка инновационной активности нефтяных компаний и проблемы развития системы инфраструктурной поддержки инновационных процессов в российском нефтегазовом секторе»

УДК 338:45

О. В. Лисина

ОЦЕНКА ИННОВАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ НЕФТЯНЫХ КОМПАНИЙ И ПРОБЛЕМЫ

РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ИНФРАСТРУКТУРНОЙ ПОДДЕРЖКИ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

В РОССИЙСКОМ НЕФТЕГАЗОВОМ СЕКТОРЕ

Ключевые слова: инновационные технологии, инновационный потенциал, нефтегазовая отрасль, инфраструктура инновационной деятельности, центры трансфера, центры коммерциализации, инновационная активность нефтяных компаний, upstream, downstream-сегмент, инновационная стратегия.

Проанализированы особенности и проблемы развития инновационной деятельности отечественного нефтегазового сектора в рамках технологического приоритета. Выявлен уровень инновационной активности крупных нефтяных компаний. Осуществлена оценка потенциала российских инновационных разработок, технологий в данной отрасли. Определена роль собственной научно-технической базы и доля участия зарубежных сервисных компаний на внутреннем нефтяном рынке. Представлены инновационные стратегии конкретных нефтяных компаний РФ и выделены приоритетные направления инновационного развития нефтяной отрасли.

Keywords: innovative technologies, innovative capacity, oil and gas industry, innovation infrastructure, transfer centers, centers of commercialization, innovation activity of oil companies, upstream, downstream-segment, innovation strategy.

Analyzed features and problems of the development of innovative activity of domestic oil and gas sector in the framework of the process priority. Revealed a level of innovative activity of large oil companies. The estimation of potential Russian innovations and technologies in the industry. The role of the private scientific and technological base and share of foreign suppliers in the domestic oil market. Presented innovative strategies specific oil companies of Russia and highlighted the priority directions of innovative development of the oil industry.

Введение

Предприятия по добыче, переработке и химии углеводородов относятся к числу стратегически важных для любого государства, а продукция таких предприятий является специфической в части технологий производства, продвижения и потребления [1]. На сегодняшний день в группу лидеров по производству и запасам углеводородного сырья на душу населения входят страны Ближнего Востока (Катар, Кувейт, ОАЭ, Саудовская Аравия, Оман, Бахрейн, Ливия), среди развитых стран - Норвегия, Австралия, Канада (более 10 т топлива в нефтяном эквиваленте на душу населения) [2]. Российские нефтяные компании имеют высокий промышленный и интеллектуальный потенциал, который также позволит выйти России на траекторию инновационного развития в данном секторе. Однако динамика перехода на этот путь не соответствует современной инфраструктуре инновационной деятельности. Реализация потенциала

отечественной нефтехимической промышленности требует решения ряда вопросов технико-технологического, нормативно-правового,

экологического, экономического характера.

Проблемы инновационного развития отечественного нефтегазового сектора

Нефтегазовый сектор России, по оценкам «Роснефти», начиная от разведки ресурсов и до получения продукции, использует 53 базовых технологии, из которых лишь 21 технология является отечественной. Если в геологоразведке обеспеченность российскими инновационными технологиями составляет 70 %, около 10 % - в бурении и обустройстве, в разработке и добыче - 20

%, в нефтепереработке - 50 %, то в нефтехимии - 0 % [3]. Разработка новых ресурсов и освоение перспективных нефтегазовых районов (Восточная и Западная Сибирь, арктический шельф) требуют применения инновационных технологий. Это требует формирования новых организационных структур, способствующих трансферу

инновационных технологий, как от зарубежных, так и от отечественных разработчиков. Дефицит последних в большинстве направлений нефтехимической промышленности говорит о необходимости повышения компетенции в области международных требований к качеству выпускаемой продукции, систем безопасности труда, охраны окружающей среды и др.

Большинство российских

недропользователей ориентируют свои научные разработки на проектирование относительно простого оборудования и оптимизацию процессов в рамках уже используемых технологий. При этом основная часть высокотехнологичного

оборудования и принципиально новых технологий закупается за рубежом [4]. Для достижения приемлемой рентабельности разработок значительной части объектов нефтегазового сектора России, например, арктических шельфовых месторождений, требуется трансфер зарубежного технологического, организационного опыта. Отечественные недропользователи все чаще занимаются разведкой и освоением новых, перспективных регионов добычи, что говорит об истощении ресурсной базы. Следует отметить, что нетрадиционные регионы представляют собой сложные объекты с глубоко залегающими продуктивными горизонтами и сложным составом ресурсов. Усугубляют ситуацию климатические и

геологические условия, которые не позволяют осваивать, например, нефтегазоконденсатные месторождения Восточной Сибири, требуют разработки и применения инновационных технологий [5]. В данном районе актуальна разработка технологий, направленных на рациональное использование стратегически важных компонентов добываемого углеводородного сырья.

Технологии взамен на доступ к ресурсам -стандартная схема современного трансфера инноваций в нефтегазовом секторе и одна из главных причин создания альянсов отечественных нефтяных компаний с мировыми корпорациями. Например, совместное предприятие компаний «Роснефть» и «ExxonMobil», где производственные услуги по оценке месторождений выполняет оператор «Тризнефть Пилот САРЛ». Нефтяные гиганты разработали программу по извлечению труднодоступных запасов нефти в Западной Сибири. Согласно соглашению «Роснефть» имеет в данном проекте 51 %, а «ExxonMobile» - 49 %. EM предоставит финансирование до 300 млн. долларов на изучение геологического строения и опытно-промышленную разработку Ачимовского нефтегазоносного комплекса Западной Сибири и Баженовской свиты. Геолого-геофизическая разведка будет проходить на 23 лицензионных участках «Роснефти». В сентябре 2014 года компании в рамках совместного проекта обнаружили новое месторождение в Арктике. Ресурсная база оценивается в 338 млрд. кубометров газа и более 100 млн. тонн нефти лишь в одной из структур данного месторождения [6]. «ExxonMobile» было предоставлено 200 млн. долларов на финансирование начального этапа исследований Арктического центра и по 250 млн. долларов в равных долях внесены «Роснефтью» и «EM» на продолжение исследований. Доли участия партнеров: «Роснефть» - 66,67 %, «ExxonMobile» -33,33 % [7]. Уже сегодня инновационные разработки, апробированные на новом месторождении (лицензионном участке Восточно-Приновоземельский-1 в Карском море, где завершено бурение самой северной в мире арктической скважины «Университетская-1» [6]) используются для создания экологически безопасных и более эффективных технологий. Продолжая работать в альянсе, компании планируют бурение 30-40 разведочных скважин на российском шельфе. Однако в контексте сегодняшних социально-экономических реалий свернуты девять из десяти совместных проектов «ExxonMobile» и «Роснефти», что представитель пресс-службы американской компании объяснил введенными против России санкциями [7].

По данным Центра ресурсной экономики Института экономики и организации промышленного производства СО РАН объем российского сервисного рынка в нефтяной отрасли составляет около 20 - 25 млрд. долларов в год, но более 65% объема работ на нем выполняется зарубежными сервисными компаниями. Подобной либерально-рыночной позиции со стороны

государства по отношению к нефтегазовому сервису нет нигде в мире, поскольку это связано с вопросами доступа к стратегически значимой информации для безопасности страны [8]. Для сравнения, в Китае доля иностранного присутствия рынке нефтегазового сервиса не превышает 5 %. Это объясняется системной государственной политикой по защите и повышению конкурентоспособности национальных компаний. Эксперты Центра ресурсной экономики отмечают, что КНР еще при вступлении в ВТО согласовали срок действия ограничительных квот для иностранных сервисных компаний на доступ к своему внутреннему рынку до 7 лет. За это время сервисные компании были интегрированы с нефтегазовыми корпорациями-гигантами

«PetroChina>m др.Таким образом, китайский внутренний сервисный рынок в нефтегазовой отрасли не только был защищен, но и успешно обновил собственную научно-техническую базу.

Оценка уровня инновационной активности нефтяных компаний РФ

Качество и новизну используемых технологий в нефтехимической промышленности в настоящее время позволяет оценить рейтинг инновационного развития компаний в данном секторе. Обратимся к комплексной оценке инновационного уровня и технологической независимости крупных мировых компаний, которая была произведена компанией ОАО «Роснефть» на основе 24 базовых технологий в разведке и добыче нефти. В соответствии с используемой методикой 3 балла соответствует тому, что компания не только использует, но и разрабатывает базовые технологии в разведке и добыче нефти; 2 балла - импортирует готовые технологии, адаптируя их к своим потребностям; 1 балл - внедряет новые технологии через привлечение сервисных компаний [3]: «ExxonMobil» - 2,8; «British Petroleum» - 2,8; «RDShell» - 2,8; «Statoil» - 2,5; «Chevron» - 2,5; «Total» - 2,5; «ConocoPhilips» - 2,4; «Роснефть» -2,1; «Petrobras» - 1,8; «Татнефть» - 1,8; «ТНК-ВР» -1,7; «Газпром нефть» - 1,4; «Лукойл» - 1,3; «Сургутнефтегаз» - 1,3. При этом средний балл по российским нефтегазовым компаниям - 1,5. Рейтинг показывает, что большинство российских компаний по уровню инновационного развития отстают от зарубежных коллег, лидерами среди которых являются компании «Shell», «British Petroleum» и «Exxon Mobil». Соответственно, одним из ключевых критериев перехода отечественной

нефтехимической промышленности на

инновационную траекторию развития является международное сотрудничество и совместная деятельность с иностранными партнерами по осуществлению нефтегазовых проектов.

Совместные предприятия с участием иностранного капитала создают возможности доступа к инновационным технологиям, опробованным в других странах. Однако если при покупке импортных технологий выигрывает только компания получившая технологию, то при создании

отечественной инновационной технологии выигрывают и компания, и российская сфера НИОКР.

Применительно к нефтегазовому сектору инновационная активность компаний и уровень инновационного развития отрасли могут быть оценены на основе используемых технологий, удельных затрат на НИОКР по отношению к объему добычи углеводородного сырья и удельных затрат на НИОКР по отношению к объему реализованной продукции. По показателю «затраты на НИОКР по отношению к объему добычи углеводородов» (в долларах к тонне условного топлива) на сегодняшний день ситуация такова: «Exxon Mobil»-3,02 долл./т у.т.; «Shell»- 5,67; «Газпром»- 0,29; «Роснефть» - 0,06, «Сургутнефтегаз» - 0,39; «Татнефть» - 0,72 долл./т у.т. Показатель «расходы на НИОКР по отношению к выручке» для российских нефтегазовых компаний несколько ниже, но вполне сопоставим с зарубежными компаниями. Лидерами среди российских нефтегазовых компаний по соотношению «расходы на НИОКР к выручке» являются «Сургутнефтегаз» и «Татнефть» [9].Расходы на НИОКР по данным на 2012 г. (в млн. долларов) составили: «Газпром» -248, «Роснефть» - 295, «ExxonMobil» - 1042, «Shell» - 1314, «BP» - 674, «PetroChina» - 2300. При этом отношение расходов на НИОКР к выручке [10]: «Газпром» (выручка -153246 млн. дол.) - 0,16 %, «Роснефть» (99003 млн. дол.) - 0,3 %, «ExxonMobil» (453123 млн. дол.) - 0,23 %, «Shell» (467153 млн. дол.) - 0,28 %, «BP» (375580 млн. дол.) - 0,18 %, «PetroChina» (349291 млн. дол.) - 0,66 %, а также «Royal Dutch Shell» - 0,27 %, «ENI» - 0,18 %; «Лукойл» - 0,12 %. Очевидна корреляция между финансовым положением компаний с их бюджетом на НИОКР.

Выход российских нефтяных компаний на новые месторождения предполагает

совершенствование технологического процесса, разработку инновационных, экологически безопасных методик бурения и, что немаловажно, создание инфраструктурного пространства с нуля. На сегодняшний день крупные отечественные нефтяные компании в несколько раз увеличили удельные расходы на технологии. Так, объем финансирования инновационных программ «Газпрома» и «Роснефти» на предстоящие пять лет составил более 50 млрд. рублей. Согласно Программе инновационного развития «Газпрома» до 2020 года компания планирует получать порядка 170 патентов в год в России и достичь уровня 2-5 международных заявок в год, подаваемых в патентные ведомства ЕС, США и Канады [8]. Российскими компаниями нефтегазового сектора все больше внимания уделяется инновационности собственных технологий, что связано не только с заданной на инновации модой и условиями конкурентной среды. Реальным толчком к развитию является формирование благоприятного

инвестиционного климата для инновационной деятельности.

Поскольку вся нефтяная отрасль делится на три сектора: upstream (поиск, разведка и добыча нефтяных залежей), midstream (транспортировка по типу добычи нефти) и downstream (очищение, переработка, продажа-сбыт), то различаются также и типы инвестиционных программ в каждом секторе. В зависимости от того какой тип компании, в соответствии с этим разделением по специализации, разрабатывается инвестиционная программа. Существуют также нефтяные компании занимающиеся таким видом деятельности как «oilfieldservices» (сервисные компании,

предоставляющие различные услуги всем трем сегментам отрасли, например, постройка мобильных зданий под персонал, починка бурильного оборудования и др.), а также «integratedmajors», объединяющие все вышеперечисленное (например, «ExxonMobil») [11]. Сегмент upstream в лице десяти крупнейших российских нефтегазовых компаний был инвестирован в суммарном объеме на 1,9 трлн. рублей, при этом downstream- 0,5 трлн. рублей. Согласно Росстату инвестиции в нефтепереработку за последние четыре года выросли в 2,8 раза со среднегодовым темпом роста в 29 % [8]. Инвестирование нефтегазовой отрасли стимулирует также инновационную активность и развитие смежных секторов, различного рода обслуживающих нефтяной рынок компаний.

Развитие инфраструктуры инновационной деятельности и формирование макро-инновационной стратегии отечественной нефтяной отрасли

Акцент на инновационное развитие позволит не только поднять технологический уровень отечественной нефтехимической промышленности, осуществив ее технологическую модернизацию, но и при минимальном использовании бюджетных средств создать научно -техническую базу для следующего поколения разработок нефтегазового сектора России и подготовить выход на международный рынок с высококонкурентной продукцией. Процесс организации производства и внедрения продукции должен развиваться в нескольких направлениях, в частности, целесообразным представляется создание консорциумов ориентированных на решение технологических задач определенной тематической направленности [12]. Объектом внимания становится проблема обеспечения поддержки инновационной деятельности и формирование соответствующей инфраструктуры, под которой следует понимать совокупность

взаимодополняющих подсистем и организационных элементов, охватывающих весь цикл научно-технической деятельности. В настоящее время все отчетливее осознается необходимость активной государственной поддержки по ее развитию, в частности, подсистемы информационного обеспечения (создание бизнес-инкубаторов, центров трансфера, коммерциализации результатов научно-технической деятельности, информационных сетей, инновационных центров и др.). К проблемам

функционирования инновационной инфраструктуры относят также сложности технологического, маркетингового, финансового сопровождения, подготовку кадров, сбытовую поддержку и т. д.

Возникает необходимость выделения проблем, связанных с трансфером инновационных технологий, созданием совместных предприятий, в самостоятельную область и передачи их в специально созданные центры. Трансфер инноваций является оформленным знанием, готовым для практического применения или уже примененным где-либо и распространяемым в конкретной институционально-правовой форме. Центры трансфера ИТ ориентированы на установление связей между разработчиками и потребителями технологий, разработчиками и инвесторами; разработчиками технологий, работающими в одной тематике, в целях взаимовыгодного технического, интеллектуального, технологического обмена. ЦТТ выполняют следующие функции: - оказание услуг по составлению и подаче заявок на выдачу патента и иных форм закрепления и передачи прав на результаты научно-технической деятельности; -юридическое и техническое сопровождение создаваемых новых организаций; - поиск партнеров и потенциальных потребителей технологий или наукоемкого продукта; - отраслевое и межотраслевое сотрудничество разработчиками при выявлении и доработке коммерчески перспективных разработок [13]. Центры трансфера и коммерциализации технологий сформируют отработанный механизм передачи, обмена технологиями, повысят внутренний спрос на инновационные технологии и в значительной степени повысят эффективность развития нефтегазового сектора России.

Эффективный трансфер технологий предполагает постоянный многоуровневый обмен информацией, начиная от создания технологии -результата интеллектуальной деятельности до стадии коммерциализации продукта. Однако трансфер технологий может быть и некоммерческим. Некоммерческий трансфер - это осуществление фактической передачи и распространения знаний, навыков, опыта, при котором субъекты трансфера не преследуют цель получения прибыли. Некоммерческим элементом трансфера технологий является диффузия научно-технических знаний и информации. Процесс диффузии реализуется, если владелец научно-технического знания не осознает, не имеет возможности или не заинтересован в его коммерциализации. Также инновация

распространяется некоммерческим способом в случае, когда данное знание является базовым, соответственно, не подлежит коммерциализации. Коммерциализация же охватывает работы, связанные с промышленным производством и доведением до потребителей результатов инновационной деятельности. На данном этапе научное знание материализуется, а результаты исследований находят свое логическое завершение. Объектами коммерческого трансферта, как правило,

являются объекты интеллектуальной собственности, полученные в результате прикладных исследований. К формам коммерческого трансфера технологий относят: лицензионные соглашения, инжиниринг, контракты на проведение совместных НИОКР и производственную кооперацию (совместных предприятий), инвестиционные и другие виды соглашений, связанные с уступкой, передачей, защитой прав на интеллектуальную и промышленную собственность.

На сегодняшний день в рамках проекта Правительства Российской Федерации и Европейской Комиссии БиКОРБЛГО «Наука и коммерциализация технологий» разработаны практические руководства для центров коммерциализации и трансфера технологий, согласно которым можно выделить три основных способа коммерциализации инновационных технологий: самостоятельное использование, переуступка части прав и полная передача права на инновацию. При самостоятельном использовании инновации предприятию потребуются значительные временные, финансовые и трудовые ресурсы. Возврат инвестиционных средств возможен только в среднесрочной или долгосрочной перспективе. Также высок риск невостребованности инновационной технологии потенциальными потребителями. Такие способы коммерциализации как «переуступка части прав» и «полная передача прав» на инновацию дадут возможность вернуть инвестиционные средства в краткосрочном периоде. Выбрав способ полной передачи-продажи прав на инновационную технологию, предприятие имеет возможность получить значительный доход, сопоставимый с доходом от собственного производства, но в зависимости от значимости инновации. Кроме того, предприятие будет вынуждено сменить область своей деятельности, поскольку прав на использование собственных разработок у него не останется. После того как определены возможные способы процесса трансфера, предприятие может выбрать наиболее подходящую стратегию трансфера технологий. Выделяют следующие основные стратегии трансфера технологий: стратегия последовательных инноваций, стратегия поэтапной инициации, стратегия заимствования нововведений, стратегия технологического рывка, стратегия наступательного заимствования [14]. Стратегия трансфера технологий является немаловажным компонентом формирования общей инновационной стратегии предприятия и аспектом формирования макро-инновационной стратегии. В качестве таких аспектов выступают также: охват государством научно-технических сфер и направлений инновационной деятельности, характер генерации идей, характер поддержки инновационных процессов и др. Инновационная стратегия отражает общее направление поиска, обоснования и развития инноваций, способы использование имеющихся инновационных возможностей организации.

Крупнейшими российскими нефтяными компаниями («Газпром», «Роснефть», «Лукойл» и

др.) активно разрабатываются инновационные программы, формируются макро-инновационные стратегии на ближайшее десятилетие, а также совершенствуются собственные научно-технологические базы. Все это подтверждает возрождение технологической

конкурентоспособности отечественной нефтяной отрасли. Так, согласно Программе инновационного развития ОАО «Газпром нефть» до 2020 года [15] основными направлениями инновационной деятельности в рамках технологического приоритета являются: 1. эффективная разведка и разработка месторождений в сложных геологических и климатических условиях (разработка новых методов увеличения нефтеотдачи, технологий для вовлечения нетрадиционных, трудноизвлекаемых залежей, технологий утилизации, системы интегрированного сопровождения бурения); 2. экономически рентабельная и энергоэффективная добыча из истощенных месторождений (разработка комплекса технологий по направлению «цифровое месторождение», технологий повышения энергоэффективности добычи и КПД оборудования); 3. развитие нефтепереработки и нефтехимии (повышение качества выпускаемой продукции, расширение сырьевой базы, разработка новых видов продукции, увеличение глубины переработки нефти, повышение эффективности и экологичности производства) и т.д. За счет инновационных технологий «Газпром» планирует повысить долю добычи углеводородов на 20 %. В настоящее время «Газпром» ведет активное сотрудничество по направлению НИОКР с девятью крупными профильными организациями и ведущими научно-исследовательскими

институтами, а также шестью российскими вузами (Российский государственный университет нефти и газа И.М. Губкина, Уфимский государственный нефтяной технический университет, Национальный минерально-сырьевой университет «Горный», Санкт-Петербургский государственный

политехнический университет, Московский физико-технический институт, Санкт-Петербургский государственный технологический институт). Данные вузы будут заниматься целевой подготовкой, переподготовкой специалистов, повышением квалификации сотрудников «Газпрома» и на их спонсорскую поддержку до 2020 года планируется потратить 554 млн. рублей. В рамках реализации инновационной программы «Лукойл» помимо изначально функционирующего научно-инженерного центра включает в себя четыре региональных института и ряд научно-производственных подразделений в дочерних обществах. В корпоративный научно-исследовательский и проектный комплекс ОАО «Сургутнефтегаз» входят два крупнейших института: Сургутский научно-исследовательский и проектный институт «СургутНИПИнефть» (г. Тюмень) и институт по проектированию предприятий нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности

«Ленгипронефтехим» (г. Санкт-Петербург)[10]. К сожалению, другая ситуация складывается с обеспеченностью инновационной стратегией малых нефтяных компаний. Чаще всего это связано с некоторыми сомнениями руководства в эффективности практического внедрения инновационных технологий и проблемами инвестирования малого нефтяного бизнеса.

Таким образом, инновационная

деятельность в нефтегазовом секторе - это перспективный, но относительно новый вид деятельности для российских предприятий, которые связывают свои исследования и разработки с освоением новых месторождений или снижением удельных затрат на добычу. Возможно, отечественным компаниям следует обратить внимание на возобновляемые источники энергии и местные виды топлива, что изменит саму стратегию трансформации энергетических рынков.

Литература

[1] Л.И. Гатина. Интренет-стратегии мировых компаний по добыче и переработке углеводородного сырья // Вестник Казанского технологического университета. 2012. Т.15. № 12. С.298-301.

[2] З.Х. Сергеева.Государство-петростейт («нефтегосударство»): проблема идентификации и оценка показателя развития// Вестник Казанского технологического университета. 2012. Т.15. № 5. С.145-151.

[3] А.Н. Токарев. Инновационное развитие нефтегазового сектора России: стратегия и тактика, предпосылки и эффекты// Налоги, инвестиции, капитал. 2011. № 4-6. С. 64-69.

[4] Перспективы развития и внедрения инновационных технологий в сфере поиска, оценки, разведки, добычи и переработки полезных ископаемых//Материалы круглого стола Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии (15 февраля 2010 года). [Электронный ресурс].-Режим доступа: [http://www.duma.gov.ru/cnature (2.11.14)]

[5] А.М. Фадеев. Международное сотрудничество в освоении Арктики // Российский совет по международным делам. [Электронный ресурс]. Режим доступа: [http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=657#top (2.11.14)]

[6] «Роснефть» и «ExxonMobile» открыли новое месторождение в Арктике // Информационное агентство «РосБизнесКонсалтинг». [Электронный ресурс]. Режим доступа:

[http://top.rbc.ru/economics/27/09/2014/951603.shtml(3.11. 14)]

[7] Совместные проекты «Роснефти» и «ExxonMobile» // Вести. Экономика. ВГТРК. [Электронный ресурс]. Режим доступа: [http://www.vestifmance.ru/articles/47597(3.11.14)]

[8] В. Силкин, А. Токарев, В. Шмат. Сорванный стоп-кран // Журнал «Эксперт Урал». № 35 (568), 2013. [Электронный ресурс]. Режим доступа: [http://expert.ru/ural/2013/35/sorvannyij-stop-kran/ (3.11.14)]

[9] А.Н. Токарев. Возможности развития малых и средних нефтяных компаний в России // Сибирская финансовая школа. 2012.№ 3. С.21-24.

[10] Н.С. Косырева. Место инноваций в системе стратегических приоритетов нефтегазовых компаний. [Электронный ресурс]. Режим доступа:

[http://www.imemo.ru/files/File/ru/conf/2014/27032014/KO S_27032014.pdft4.11.14)]

[11] Анализ отраслей: нефтегазовая отрасль // Мир инвестирования. [Электронный ресурс]. Режим доступа: [http://worldofmvestor.com/investing/analyseindustries/16-neftegazovaya-otrasl.html (4.11.14)]

[12] Р.И. Зинурова, Э.Б. Гаязова. Особенности развития наноиндустрии в Российской Федерации // Вестник Казанского технологического университета. 2012. Т.15. № 12. С.311-313.

[13] Концепция использования аэрокосмических и аэромобильных технологий оборонно-промышленного комплекса двойного применения для решения задач топливно-энергетического комплекса //

ЦДС «НефтеГазАэроКосмос». [Электронный ресурс]. Режим доступа: [http://www.ngak.ru/transfer-opk-tek-concept.php (4.11.14)]

[14] В.М. Аньшин, А.А. Дагаев. Инновационный менеджмент: концепции, многоуровневые стратегии и механизмы инновационного развития: учеб.пособие. 3-е изд. М.: Дело, 2007. 587 с. С.148.

[15] Паспорт Программы инновационного развития ОАО «Газпром нефть» до 2020 года. [Электронный ресурс]. Режим доступа: [http://www.gazprom-neft.ru/files/documents/pir-pasport.pdf (5.11.14)]

© О. В. Лисина - ассистент кафедры государственного муниципального управления и социологии КНИТУ, socio-olga@mail.ru

© O. V. Lisina - assistant professor of the department of state municipal management and sociology, Faculty of industrial policy and business administration, Kazan National Research Technological University, socio-olga@mail.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.