Научная статья на тему 'Отражение cтихийных бедствий и эпидемий VI века в кондаках святого романа Сладкопевца'

Отражение cтихийных бедствий и эпидемий VI века в кондаках святого романа Сладкопевца Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
323
56
Поделиться
Ключевые слова
РОМАН СЛАДКОПЕВЕЦ / ВИЗАНТИЙСКАЯ ГИМНОГРАФИЯ / ВИЗАНТИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ / ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ / ЭПИДЕМИИ / КАТАСТРОФЫ / ROMAN THE MELOD / BYZANTINE HYMNOGRAPHY / BYZANTINE EMPIRE / EARTHQUAKES / EPIDEMIES / CATACLYSMS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Василик Владимир Владимирович

В статье рассматривается отражение фактов землетрясений и эпидемий в богослужебных песнопениях (кондаках) византийского поэта второй половины V середины VI вв. св. Романа Сладкопевца. Ранее, за исключением отдельных экскурсов в книге Гродидье де Матона «Роман Сладкопевец» (1977), эта тема не рассматривалась никем из византинистов, и творения св. Романа даже не привлекались как источник сведений о землетрясениях и эпидемиях в Восточной Римской империи VI в. В работе на фоне близких по времени к св. Роману исторических произведений, прежде всего хроник Прокопия Кесарийского, Иоанна Малалы и Иоанна Эфесского, подробно рассматриваются источниковедческие, социальные и богословские аспекты изображения им стихийных бедствий как проявлений Божественного гнева. Особой новизной обладает выявленная автором данной статьи тема превращения в произведениях св. Романа Сладкопевца Ромейской империи из Нового Израиля в Новый Египет, утраты православными ромеями статуса избранного народа из-за их нечестия и греховного инфантилизма. Такие настроения носили общий характер и разделялись многими современниками св. Романа, а общеправославное значение его кондаков выразилось в их многовековом бытовании в литургическом обиходе.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Василик Владимир Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The reflection of natural disasters and epidemics of the 6th century in the kontakia by St. Romanos the Melodist

Τhe article reveals the reflection of natural cataclysms (epidemics and earthquakes) in hymns (kontakia) by Byzantine poet of the second half of the late 5th-mid 6th centuries St. Romanos the Melodist. Before the author of this article, only one of scholars aiming at the Byzantine Empire Grosdidier de Matons (Romanos le Melode. Paris, 1977) studied this subject, and the works of St. Roman the Melodist have not even been used as a historical source for studying the earthquakes and epidemics in the Eastern Roman Empire in the 6th century. The author in details and against the background of the chronologically close to St. Romanos historical works by Procopius of Caesarea, John Malalas and John of Ephesus studies sources, as well as social and theological aspects of the poet’s attitude to the natural disasters as signs of the Wrath of God. What is the special novelty of the article, is the theme of the St. Romanos’ Romean Empire which shifts from New Israel to New Egypt and the Romeans’ loss of the Chosen People status due to their impiety and sinful infantilism. These inclinations were quite common then and were shared by many St. Romanos’ contemporaries, and the significance of his works for the Eastern Orthodoxy was expressed in their liturgical use through many centuries.

Текст научной работы на тему «Отражение cтихийных бедствий и эпидемий VI века в кондаках святого романа Сладкопевца»

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

УДК 821(3) 09; 281.2

Василик Владимир Владимирович

кандидат филологических наук, доцент Санкт-Петербургский государственный университет

fvasilik@mail.ru

ОТРАЖЕНИЕ СТИХИЙНЫХ БЕДСТВИЙ И ЭПИДЕМИЙ VI ВЕКА В КОНДАКАХ СВЯТОГО РОМАНА СЛАДКОПЕВЦА

В статье рассматривается отражение фактов землетрясений и эпидемий в богослужебных песнопениях (кондаках) византийского поэта второй половины V- середины VI вв. св. Романа Сладкопевца. Ранее, за исключением отдельных экскурсов в книге Гродидье де Матона «Роман Сладкопевец» (1977), эта тема не рассматривалась никем из византинистов, и творения св. Романа даже не привлекались как источник сведений о землетрясениях и эпидемиях в Восточной Римской империи VI в. В работе на фоне близких по времени к св. Роману исторических произведений, прежде всего хроник Прокопия Кесарийского, Иоанна Малалы и Иоанна Эфесского, подробно рассматриваются источниковедческие, социальные и богословские аспекты изображения им стихийных бедствий как проявлений Божественного гнева. Особой новизной обладает выявленная автором данной статьи тема превращения в произведениях св. Романа Сладкопевца Ромейской империи из Нового Израиля в Новый Египет, утраты православными ромеями статуса избранного народа из-за их нечестия и греховного инфантилизма. Такие настроения носили общий характер и разделялись многими современниками св. Романа, а общеправославное значение его кондаков выразилось в их многовековом бытовании в литургическом обиходе.

Ключевые слова: Роман Сладкопевец, византийская гимнография, Византийская империя, землетрясения, эпидемии, катастрофы.

Изучение отражения землетрясений

и других естественных бедствий в византийской гимнографии интересно, во-первых, для изучения влияния экстремальных ситуаций на сознание общества и отдельной личности в Византийской империи. Во-вторых, это именно та ситуация, когда «с Божией стихией царям не совладать», и историей начинают управлять иные, не связанные человеческим участием силы. Святитель Николай Велимирович писал о земле: «А не является ли она сама движущей силой истории, когда стряхивает с себя ее обитателей?» [1, c. 343]. Ромеи с присущим византийскому сознанию провиденциализмом воспринимали землетрясения как Божественное наказание и с недоверием, а временами и с негодованием относились к идущим еще от Аристотеля попыткам их естественного объяснения наполнением земных пустот [9, р. 48-49].

Для изучения восприятия природных бедствий в общественном сознании Византии во второй половине V - первой половине VI вв. важно восприятие землетрясений преп. Романом Сладкопевцем -автором многочисленных церковных песнопений, по сей день звучащих в православных храмах. В пятнадцатом кондаке (на Рождество) Роман упоминает землетрясение в Египте во время прихода в него Святого Семейства: «Немедленно потряслись * все рукотворенные, / Ибо Ирод, вбросив ужас, * землетрясенье * наводит на идолов. / Во чреве матери скрывался, * но как Бог действовал. / В Египет шествовал, * но служили ему Ангелы. / С высоты бегством своим, * был изгнан волею, * как младенец беднейший»1 [15, р. 222] (значком «*» обозначены паузы внутри стиха, значок «/» разделяет строки. - В. В ).

Этот отрывок целесообразно сопоставить с фрагментом из Акафиста - песнопения, созданного под влиянием творчества преп. Романа: «Воссиял Ты в Египте * просвещение правды, / Изгнал Ты * тьму неправды. / Ибо, Спасе, * идолы его, / Не терпя твоей силы, * низринулись» [18, р. 30].

За сюжетом о ниспровержении идолов стоит древнее предание о падении и разрушении идолов при вхождении Марии с младенцем Иисусом во храм, известное по апокрифам еще с IV в. Св. Василий Великий предлагал сугубо символическую интерпретацию пророчеству о том, что по пришествии Господа «потрясутся рукотворные Египта» [17, р. 441]. В то же время источники сообщают о реальных землетрясениях в Италии во 2 г. до н. э. и 5 г. н. э. с возможными отзвуками на всем Востоке, в том числе и в Египте [9, р. 186].

Землетрясение мыслилось не только разрушительным знамением гнева Божия, но и эсхатологическим знамением изменения мира и предвестием жизни будущего века, о чем писал Роман: «И восставшие мы * да исследуем днесь / Этот гроб * и увидим, друзья, / В сотрясении камень * отвалился сейчас. / Помолчим, если мертвый * внутри там лежит, / Коль невиден мертвец, * то восплачем мы с дольними, / Тогда Смерть бо восплакала, * возрыдал же и Ад преисподнейший» [15, р. 186].

Согласно эсхатологическим представлениям византийцев, основывавшимся на Апокалипсисе (Откр. 6, 12; 8, 5; 16, 18), перед концом света, во времена Антихриста, должны последовать страшные землетрясения, и Роман полностью разделял эти взгляды: «И когда все же преставятся * те преследуемые * и Христа ожидающие, / псалмы и гимны окончатся, / Ни литургии * не будет, ни освящения, / Приношенья и каждения. / И на года три

8

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова jij- № 5, 2015

© Василик В.В., 2015

Отражение стихийных бедствий и эпидемий VI века в кондаках святого Романа Сладкопевца

с половиною * жертва отнимется, * в Писаньи как сказано. / Землетрясенья и моры, * и скорбь всякая * владеть будут миром. / И истают же чада * в материнских утробах. / Умрет же и матерь * и прежде младенца, * на площадях не явится / останки погребающий, * но всех Ты воскресишь, / Судья всеправеднейший» (выделено автором. - В.В.) [15, p. 196].

Хотя Роман говорил о временах Антихриста, картина, которую он описывал, в значительной степени совпадает с рассказом его современника Прокопия Кесарийского о бубонной чуме, охватившей всю империю в 541-544 гг.: «И для женщин, которые были беременными, если они заболевали, смерть оказывалась неизбежной. Умирали и те, у которых случались выкидыши, но и роженицы погибали вместе с новорожденными... Все совершаемые при погребении обряды были тогда забыты. Мертвых не провожали, как положено, не отпевали их по обычаю, но считалось достаточным, если кто-либо, взяв на плечи покойника, относил его к части города, расположенной у самого моря, и бросал его там» [2, с. 223]. Хотя Прокопий, как справедливо отмечает А.А. Чекалова, в качестве образца использовал описание афинской чумы у Фукидида [2, с. 420], влияние последнего касается лишь литературной манеры изложения, ничуть не уменьшая достоверности насыщенного подробностями и мастерски выполненного рассказа.

Помимо пересечений кондака Романа с текстом Прокопия существуют и прямые параллели с текстом проповеди так называемого греческого Ефрема Сирина (или псевдо-Ефрема) «О втором пришествии»: «Тогда истают младенцы в утробах матерей. Умрет и мать ранее младенца. Умрет и отец с женой и детьми на площадях. И не будет погребающего и помещающего в гробницы. От многих мертвых тел, брошенных на площадях, смрад будет повсюду, страшно подавляющий живых» [4, р. 192].

В настоящее время наиболее распространена датировка текста псевдо-Ефрема седьмым веком [6, р. 147; 7, р. 234-235.]. Если это так, то на его проповедь мог повлиять кондак преп. Романа Сладкопевца. По сравнению с проповедью текст кондака выглядит логичнее, так как приводит картину тотальной стихии, при которой нарушается всякий порядок. Характерно, что Роман в отличие от Ефрема не упоминает о голоде как черте антихристова времени, что может быть связано, с одной стороны, с копированием и переносом окружавших поэта реалий на время Антихриста, а с другой - ощущением современности как времени эсхатологического.

Следовательно, если данный кондак первичен по отношению к тексту псевдо-Ефрема и содержит намеки на чуму, то он мог быть написан под свежим впечатлением от страшных событий,

описываемых в нем. Помимо этого, в кондаке Романа заметна тесная и неразрывная связь чумы в Константинополе и землетрясений, отмеченная и у Феофана Исповедника: «В то лето, в месяце октябре, пятого индиктиона, произошла в Византии великая эпидемия (то цвуа 0avaxiKov), и в том же году начало праздноваться Сретение Господне в Византии второго числа февраля месяца. .Августа шестнадцатого числа того же пятого индиктиона произошло великое землетрясение в Константинополе и пали церкви, и дома, и стены. и был страх великий» [18, р. 222].

Некоторые ученые выражают сомнения в датировке данного события [9, р. 327], однако, на наш взгляд, безусловными датирующими признаками являются упоминание чумы, а также праздника Сретения Господня. Само общеимперское празднование Сретения могло быть связано как с поражениями в войне против персов (с этим может быть связано прошение в проэмии (вступительной строфе) кондака: «Но умири в войнах общество»), так и распространением чумы, на что могут указывать заключительные строфы кондака: «Молим тебя, всесвященнейший, * незлобивее, / Жизнь и воззвание * источниче благости. / С неба призри, * на Тебя уповающих / всегда посети. / И избави от гнева и скорби, и нужды * жизнь нашу, Господи. / И в вере * истины * руководи всеми нами» [15, р. 196].

Перечисление гнева, скорби и нужды (е£ орул<; ка! avdyK^^ ка 0Ал.уею<; еак; Хтрюсаг), взятое из Великой, или Мирной, ектении, говорит как о бедствиях, причиняемых людьми (нашествия и гонения), подразумываемые словом 0Ну<;, так и о гневе Божием, проявляющемся чрез так называемые «естественные события» - землетрясение, чуму и т. д.

Землетрясение 542 г. явилось не единственным из тех бедствий, которые происходили на фоне чумы. В 543 г. землетрясение потрясло Коринф, о чем свидетельствуют Прокопий Кесарийский и Илия Нисибинский: «В этом году было землетрясение в городе Коринфе, и обрушились стены его» (Fiha kanat zalzalatun bimadinatin Qurintus wa waqa’a ‘akthar suraha) [5, р. 120].

В 543 г. произошло также землетрясение в Ки-зике на Пропонтидском побережье Малой Азии, о чем сообщает Иоанн Эфесский [11, р. 329]. Иоанн Малала также помещает это событие в 543 г. и подтверждает известия Иоанна Эфесского [12, р. 482]. Соответственно, если мы рассмотрим данные землетрясения в контексте чумы 542-544 г., то связь между «мором» и землетрясениями в кондаке Романа окажется исторически обусловленной.

Однако не только эти землетрясения нашли отражение в кондаках св. Романа. Наибольшее впечатление на него произвело землетрясение 551 г., в котором он явственно увидел предвестие конца света: «Так бодрствуй и ныне * о том, что мы видим, / Угрозы несносные, * землетрясенья постоян-

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова «S> № 5, 2015

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

ные / И войн удары разнообразные / Сотрясли всю землю * и со всем, что в ней, / И заставили бежать * и море самое» [16, р. 338]. Сообщение об этом страшном землетрясении содержится во многих источниках, например у Иоанна Малалы: «В июне месяце 9 числа произошло великое и ужасное землетрясение во всей области Палестины и Аравии, и Месопотамии, и Сирии, и Финикии, и пострадал Тир и Сидон, и Бейрут (Вирит), и Триполи, и Библ, и погибло в них множество людей... И убежало море в глубину на одну милю, и погибло множество кораблей. И снова, по повелению Божию, возвратилось море в свое ложе» [12, р. 485].

Иоанн Эфесский дает еще более подробные сведения: «.Произошло великое землетрясение, и обрушился Бейрут, а также города многие на побережье моря и деревни в Галилее, Аравии, а также в Палестине и в доме Шемрон (т. е. в Самарии). И море вышло из своих пределов и отступило на две мили по всей Финикии. И сильное бедствие, и великие знамения и чудеса, бывшие в граде Бейруте финикийском, когда было землетрясение и пали города, мы захотели сделать знаком предупреждения для тех, кто будет после вас. Когда было сильное землетрясение с небес, то море отступило и удалилось от Бейрута града и от прочих городов на берегу моря Финикии по повелению Бога на расстояние примерно две мили. И открылись ужасные глубины моря, и явились в нем зрелища великие и многие, и удивительные. И приготовленные корабли, наполненные многими товарами, а они были привязаны в гаванях и во время ухода моря от земли остались на дне. И они сокрушились и разбились, когда оставило их море и ушло по повелению Господа. И тогда по повелению тайному пучина моря ужасная обрушилась, чтобы вернуться на свое первоначальное место, и покрыла, и погребла в глубине своей в низу бездны всех тех несчастных. Ведь они устремились, чтобы найти богатство в глубине бездны, и по образу Фараона канули в пучину и потонули как камень, как и написано (Исх. 15, 4). И устремил на них Господь воды морские, когда исполнился поток и вернулся к первой полноте.» [11, р. 333-334]. О страшных разрушениях в Бейруте рассказывает и Агафий Миринейский: «Вирит, до того времени прекраснейшее украшение Финикии, тогда был весь разрушен, и обрушились преславные и широко известные чудеса строительства, так что почти ничего не осталось, разве что основания строений. И большое количество местных жителей погибло, задавленных тяжестью обломков.» [3, р. 59]

Преп. Роман Сладкопевец рассматривал землетрясение 551 г. в ряду предшествующих сейсмических катастроф 546 и 548 гг., а возможно, и более ранних. На это указывает его упоминание «постоянных землетрясений», которое соотносится с сообщением о «постоянных землетрясениях» Иоанна

Малалы, причем оба автора использовали словосочетание ceicpol стотехеи; [12, р. 483]. Прокопий Кесарийский считал эти землетрясения «сверхприродными» (отерфиеТ;), однако у Романа Сладкопевца даже на фоне землетрясений 540-х гг. бедствие 551 г. приобретает исключительное значение и рассматривается как эсхатологическое: «Устрашися итак, как Иона, и пробудись. / Гремят по всему миру * трубы знамений, / Возвещая о Христе его ожидающим, / Ибо придет * и закроет, придя, / Священное вхождение * знамений» [16, р. 435].

Этими знамениями являются чума и землетрясения: «Это и ныне мы видим, душе * двери открыты, а не при дверях, / Настало днесь * и уже приготовлено, / Ведь не минет ничто, * что предрек нам Христос, / Но что предрек он, все сбудется: / Глады вместе с чумой, * сотрясенья земли, / И народ на народ поднимается. / И прибежища нет нигде, для всех же бегство, / И дверь затворяется, *запечатано милосердие: / Ведь мы не пожелали * внутри оказаться, * ныне все восклицаем: “Отверзи”».

Приведем и другой, весьма характерный фрагмент, где землетрясения связываются с засухой: «Жатва достигла, достигла до нас, * серп соверше-нья / Готовится * и днесь изостряется, / Сотрясенья земли, * сухость, как лютый жар, / Днесь на нивы земли изливается. / И стремятся жнецы * на деянье свое, / И приносят с собой пропитание» [16, р. 436].

В этих строфах явно ощущаются связи с эсхатологической речью Христа на Елеонской горе (Мф. 24) и с Апокалипсисом: «Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; всё же это - начало болезней» (Мф. 24, 7-8).

Эсхатологические предчувствия в связи с землетрясением 551 г. были свойственны не только св. Роману. Достаточно показателен 50-й рассказ «Луга Духовного» - памятника, датируемого первой четвертью VII в., но основанного на устной традиции VI в. [13, р. 16]. В этом рассказе, относящемся к 551 г., авва Анастасий повествует, что его учитель авва Георгий однажды ночью заплакал, и когда ученик спросил его о причине плача, ответил: «Как мне не плакать, когда Владыка наш не желает примириться с нами? Мне казалось, о чадо, что я стою перед Кем-то, сидящим на высоком престоле. Многие пред ним были десятки тысяч, просящих и умоляющих о каком-то деле. Он же был неумолим. Затем приблизилась к нему некая Жена, одеянная в порфиру (yuv» ti;, порф-upav ррфгеоре^), припадающая и говорящая: “Хотя бы ради меня умилосердись”. Он же ничуть не менее пребывал непреклонным. И посему плачу и рыдаю, страшась грядущего». Старец рассказал это, «когда рассветал четверг. А на следующий день, который был пятницей, в девятый час сотрясается земля страшно и разрушаются города на финикийском побережье» [13, р. 2905]. 9 июля 551 г. дей-

10

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова jij- № 5, 2015

Отражение стихийных бедствий и эпидемий VI века в кондаках святого Романа Сладкопевца

ствительно было пятницей [8, р. 433], что свидетельствует об историчности рассказа.

В житии св. Симеона Младшего, которое суммирует события с 550 по 557 гг., также говорится, что святой предвидел это землетрясение и плакал о тех, кто должны были погибнуть из-за него: «На следующий же день, около десятого часа сотряслась вся земля в великом землетрясении, подобного которому не могли припомнить многие поколения, и пали города и деревни побережья, согласно виденному ему видению, и горы обрушились, расколовшись из-за сильного удара, и по местам в земле появились трещины» [20, p. 105].

Как и для Иоанна Эфесского и, соответственно, Иоанна Малалы, отступление моря от суши на целую милю для Романа подобно чуду, происшедшему во время Исхода, когда Красное море расступилось перед Моисеем и евреями. Однако знак события с плюса перемещается на минус: теперь христиане, «новый Израиль», избранный народ уподобляются египтянам: «Ночь перед ночью * и прежде же мрака тьма * всех внезапно объяла / Ныне мы * египтянам подобимся / Мраком казней * и трепетом труса земли, / И военною мглой * одержимые. / И доныне их * не кончается гнев: / Принимает же всех * Море Красное. / Там геенна -и не на время, навек» [16, р. 440].

Параллель между казнями египетскими и современной св. Роману ситуацией была тем более актуальна, что землетрясение коснулось и расположенной в Египте Александрии. Слова о том, что «Красное море всех принимает», связанные с реальным происшествием - гибелью неосторожных финикийцев, устремившихся грабить товары, - событиях, описанных в тексте Иоанна Эфесского, соотнесены со строками Писания о египтянах, стремившихся не только остановить бегущих евреев, убить непокорных, а остальных вновь пригнать в Египет как рабов, но и вернуть ценности, по повелению Божию выпрошенные евреями у египтян в ожидании бегства (Исх. 15, 9).

Однако установить точно, каково соотношение кондака св. Романа и первоначального текста Иоанна Малалы, не представляется возможным. Вряд ли св. Роман мог знать его, так как в 562 г., когда была завершена его хроника, его уже не было в живых. Сам кондак св. Романа мог послужить источником для Иоанна Малалы, коль скоро он исполнялся в церкви до того времени, когда была завершена его история; однако более вероятно, что и св. Роману, и Малале были доступны описания непосредственных очевидцев событий, которые могли включать и библейские аллюзии.

В кондаке нашел выражение критический взгляд св. Романа на современное ему общество, вполне сравнимое с библейскими египтянами в меру распространения таких пороков, как несправедливость, жестокосердие, неверие, языческая жизнь:

«Весьма ведь был прогневан * Иисус, Спаситель наш, / Что творил чудеса, * но не веровали в него, / Посему бичами * несправедливости неверных / Посетил Он, * чтоб мы уверовали, воскликнув: / “Отверзи!”... Мы, кто от фараона мысленного * и от горького его рабства / Бежали, вконец его возненавидим. / И родились мы ныне, * Израиль Божественный, / Не возвратимся мы * во Египет, / Не в страну, * куда пришел Христос, / Но в страну, * Моисею не поверившую, / Сердце жестокое * и неверное * мы считаем Египтом, / Сердце, трепещущее * находящего бедствия, / При уходе же его * ожесточающееся, / И являем, * что его мы стяжали, * и что имеем / От наших плодов, * ибо в нуждах * мы только взываем: / “Отверзи!”» [16, р. 442].

Итак, Египет мыслится в двух аспектах - и как жестокая деспотия, где египтяне немилосердно угнетали евреев и убивали еврейских младенцев, и, шире, как духовное пространство служения демонам. Египтянин, благодаря образу библейского Фараона, становится метафорой человека, который вразумляется только наказаниями и лишь на время наказаний, а по их окончании вновь предается непокорству и греху. Соответственно, землетрясение осмысляется как Божественное наказание, как тот ремень, которым любящий отец наказывает своего непутевого сына.

Сыновний образ у Романа имеет продолжение по двум линиям, первая из которых указывает на духовный инфантилизм: «А мы, словно дети, * родились разумом, / Лишь заботясь о еде, * питье и играх, / И сидим на рынках, * взывая друг ко другу: / Пусть и суд придет, * будем наслаждаться, * и тогда воскликнем: / “Отверзи!”» [16, р. 442].

Здесь нельзя не вспомнить Св. Писание: «Возлюбленные, не будьте дети умом» (1 Кор. 14, 20), а также «Но кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали» (Мф. 11, 16-17). Тема греховного инфантилизма была достаточно актуальна для общества, и конкретный пример его - жадный бег за добычей из разбитых кораблей по дну только что опустевшего моря - уподоблен стремлению фараоновых колесниц. У толпы, ринувшейся грабить, не хватило разумения даже на то, чтобы понять, что после такого необычного отлива вода должна очень скоро вернуться на место и бежать нужно не в море, а из города, подальше от падающих зданий.

Вторая тема - образ ремня - переходит в воспоминание о биче, которым Христос изгонял торгующих из храма: «Пришли же удары на главу, * но не печалится сердце, / Болеет плоть, * но разум не чувствует / И бичуется всяк *, но никтоже из нас / Не умоляет жарко * бичующего. / Сотрясенье земли, * словно бич против нас, / Обновил Христос, * ибо возревновал / Во храме прежде бич * Господь соделавший» [16, р. 342].

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова «S> № 5, 2015

11

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

Благодаря введению темы очищения Храма Христом, ромейское общество уподобляется не только древнему Египту, по словам св. Иоанна Златоуста «более других народов виновному пред Господом», но и тому Израилю, который распял Христа. Пороки нового Израиля повторяют грехи Израиля древнего: и тот и другой упорны, жестоковыйны, нераскаянны. Однако аналогия с Израилем, и в особенности с очищением Храма, может говорить и о другом общественном пороке - номинальном христианстве и лицемерии, когда «дом Отца Небесного» делается «домом торговли» (Иоан. 2, 16) или «вертепом разбойников» (Мф. 21, 13). Соответственно, из Божьего мира, как из Иерусалимского храма, землетрясением - бичом Божиим - изгоняются духовные торговцы, продавцы и предатели, которые своим нечестием и грехом оскверняют богоданный мир, омытый Христовою кровью.

Возможно, что аналогией с очищением храма св. Роман Сладкопевец решал и другую проблему, стоявшую перед общественным сознанием: во время землетрясения рухнул ряд церквей. Перед ромеями вставал вопрос: как Бог мог это попустить? Ответ находится в аналогии с очищением храма -дома, который «оставляется пуст» (Мф. 23, 29).

Подведем итоги. В кондаках преп. Романа нашел отражение целый ряд великих землетрясений VI в., а также чума 544 г. Землетрясения преп. Роман Сладкопевец рассматривает как бич Божий, который обрушивается на головы неразумных детей - детей умом, а не духом. Упоминания о землетрясениях опираются на реальные факты его времени и отличаются жизненностью. При их описании могли быть использованы общие источники с хроникой Иоанна Малалы. Египетские аналогии св. Романа связаны как с реальными событиями 551 г., так и с обличением ромеев, которые в результате своего нечестия перестали быть Новым Израилем и уподобились язычникам-египтянам.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Примечание

1 Здесь и далее перевод автора.

Библиографический список

1. Святитель Николай Велимирович. Душа Сербии. - М., 2008. - 672 с.

2. Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история / пер. и комм. А.А. Чекаловой. - М.: Наука, 1993. - 570 с.

3. Agathias. Historiae. II. 15 / ed. R. Keydell // Corpus Fontium Historiae Byzantinae. Vol. 2. - Berlin, 1967.- 197 p.

4. Assemani J.S. Sancti patris nostri Ephraem Syri opera omnia. Vol. 2. - Rome: Citta del Vaticano, 1732. - 600 p.

5. Elia Nisibenus. Historia. Corpus Scriptorum Christianorum Orientalium. T. 62 (Series Syriaca 21). -Paris, 1910.

6. Emerau C. Saint Ephrem le Syrien. Son oeuvre. Litteraire grecque. - Paris, 1919. - 290 p.

7. Geerard G. Clavis partum Graecorum. T. 2. -Turnhout, 1974.

8. Grumel V. La Chronologie byzantine. - Paris, 1958. - 487 p.

9. Guidoboni E. The catalogue of ancient earthquakes. - Roma, 1994. - 504 p.

10. Haury J. Prokop Verweist auf seine Anekdota // Byzantinische Zeitschrift. Bd. 36. - 1936. - S. 1-4.

11. Joannes Ephesenus. Historia ecclesiastica // Corpus Scriptorum Christianorum Orientalium. T. 105 (Series Syriaca 54). - Louvain, 1935. - 508 p.

12. Joannes Malalas. Chronographia. / ed. L. Dindorf // Corpus scriptorum historiae Byzantinae. -Bonn: Weber, 1831. - 796 p.

13. Joannes Moschus. Pratum spirituale.

Patrologiae cursus complectus. Series Graeca. T. 86. -Parisio, 1860. - Col. 2847-3115.

14. Palmer J.S. El monacato Oriental en el Pratum Spirituale de Joan Mosco. - Madrid, 1993. - 502 p.

15. Romanos le Melode. Hymnes. Sources

Chretiennes. T. 110. - Paris, 1965. - 378 p.

16. Romanos le Melode. Hymnes. Sources

Chretiennes. T. 28. - Paris, 1967. - 600 p.

17. San Basilio. Commento al profeta Isaia. Vol. 2. - Turin, 1939. - Vol. 1. - 397 p.; Vol 2. - 575 p.

18. Theophanes. Chronographia / ed. C.de Boor. -Lipsiae: Teubner, 1883. - 503 p.

19. Trypanis K. Fourteen Byzantine Canticles // Wiener Byzantinische Studien. Bd 5. -Wien, 1968. -270 S.

20. Vita Symeoni Junioris / ed. P. Van de Ven. -Brussels, 1962. -155 p.

12

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова jij- № 5, 2015