Научная статья на тему 'Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки'

Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
4126
144
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИМПЕРАТОРСКАЯ ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА / ДУБЛЕТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ / IMPERIAL PUBLIC LIBRARY / DOUBLET DEPARTMENT

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Матвеева Ирина Германовна

В статье рассматривается история организации и деятельность одного из отделения Императорской Публичной библиотеки Отделения дублетов до 1930 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Department of duplicates of the Imperial Public library

In the article the history of the organization and the activity of one of the departments of the Imperial Public library Branch doublets before 1930

Текст научной работы на тему «Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки»

УДК 027.54(470.23-25)РНБ:025.267

И. Г. Матвеева

Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки

В статье рассматривается история организации и деятельность одного из отделения Императорской Публичной библиотеки - Отделения дублетов до 1930 г.

Ключевые слова: Императорская Публичная библиотека, Дублетное отделение

Irina G. Matveeva

Department of duplicates of the Imperial Public library

In the article the history of the organization and the activity of one of the departments of the Imperial Public library - Branch doublets before 1930

Keywords: Imperial Public library, Doublet department

С самого начала деятельности Императорской Публичной библиотеки ее сотрудники уделяли особое внимание многочисленным дублетным экземплярам. Причем к ним относились не как к материалам «излишним», а как к способу «приумножения» фондов путем продажи и обмена, т. е. «променом излишних ее экземпляров на нужные ей новейшие книги и лучшим употреблением разрозненных книг»1.

Отделенческая структура Библиотеки начала формироваться с начала ее существования как принцип организации книжных фондов. Как правило, отделения были организованы по отраслевому или языковому признакам. Единственным отделением, которое было организовано по специальному признаку, было Отделение дублетов.

В отчете 1817 г. указывалось, что к 15 отделениям печатных книг присоединяли и 16-е, «состоящее из одних излишних экземпляров книг, назначенных на вымен и продажу»2. Однако, несмотря на раннюю организацию Отделения, как указывает Л. А. Шилов, «впервые известный административный статус отделениям был придан приказом директора от 14 апреля 1850 г., закрепившим все отделения за каждым библиотекарем с установлением ответственности „как за сохранение вверенного ему отделения в целости и в должном устройстве, так равно за быстроту и порядок библиографических в нем работ"»3.

Деятельность Дублетного отделения заключалась в разборе книг с целью выявления отсутствовавших в общем фонде Библиотеки экземпляров для пополнения собственных фондов и выявления собственно дублетных экземпляров, которыми можно было бы пополнить фонды других библиотек и учреждений путем дарения, обмена и продажи.

Разбор дублетов начался еще в 1811 г. -

было рассмотрено 18 ящиков с книгами, отдельными номерами разрозненных газет и множеством листков, непригодных к пользованию. Из них только 650 изданий, «могущих еще служить к употреблению в Библиотеке». Остальные 5200 были признаны ветхими и проданы на бумажную фабрику4.

Еще до открытия Библиотеки для читателей ее сотрудники не только разбирали дублеты, но и изучали возможные способы организации их продажи и обмена с другими учреждениями. Так, 19 февраля 1811 г. доктор философии, профессор ботаники и дипломатии, аббат И. А. де Грандидье (Градидье) - библиотекарь Публичной библиотеки - был командирован в Москву для «личного с Московскими книгопродавцами сношения о предназначенном промене имеющихся в Библиотеке экземпляров старых книг на недостающие в ней книг новейшая творения»5.

В 1811 г. было отобрано 4500 дублетов и до 40 тыс. томов диссертаций и «мелочных сочинений». К концу 1814 г. было собрано около 45 тыс. дублетных книг на иностранных языках и до 40 тыс. печатных диссертаций и разрозненных изданий6. Книги дублетного отделения находились в дубовых шкафах в Круглом зале нижнего этажа7.

В тот период далеко не все дублетные экземпляры находились в Отделении дублетов, значительное их количество долгие годы имелось во всех отделениях. Поэтому по распоряжению А. Н. Оленина, прежде всего, начался процесс выявления дублетных экземпляров в различных отделениях и передачи их в специальное отделение - Дублетное.

К 1815 г. разбор этих книг подошел к концу, и в начале 1816 г. планировалось приступить к продаже книг8. Оленин надеялся, что «чрез оную доставится Библиотеке новый способ пополнить

82

Вестник СПбГУКИ • № 1 (22) март • 2015

Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки

свои недостатки, а многим казенным учебным заведениям, особенно же духовным, лучший случай приобресть за умеренные цены множество полезных книг, которых они напрасно искали бы у здешних книгопродавцев»9. Этот процесс затянулся на долгие годы. Однако приступить к организации обмена и продаж было невозможно до тех пор, пока не был организован каталог дублетов, «на что требовалось много времени и трудов, которые чиновников Библиотеки отвлекли бы от главного их занятия»10.

30 мая 1812 г. Оленин распорядился приступить к составлению каталога дублетов «по азбучному порядку имен авторов, употребляя на сие последнее дело заготовленные для писания каталогов карточки»11. Организацией каталога дублетов в этот период занимались 14 чиновников, среди которых были: Ф. И. Брейт-копф, В. П. Двигубский, М. А. Семигиновский, А. А. Бюте, аббат де Грандидье, А. И. Красовский, Н. И. Гнедич, И. А. Крылов, В. С. Сопиков, Г. Ф. Манген, А. Ф. Роспини, П. К. Козловский и др. Ответственными за эту работу были Д. П. Попов и С. В. Васильевский. За 1812 г. ими было написано 20 296 карточек12. Современники признавали, что каталогизация дублетов (включая диссертации) не была первостепенной задачей, и проводилась «с меньшею, сравнительно с другими библиографическими работами деятельностью»13.

Отношение к выявленным дублетным экземплярам в разных отделениях было неодинаковое. «Дублеты редких и ценных изданий оставлялись для восполнения возможных утрат документов основного фонда, т. е. в отделениях создавались свои резервные части фонда»14. Особенно это относилось к древним славянским сочинениям. А. Н. Оленин считал, что «если бы Импер[аторская] Публичная библиотека и имела по два экземпляра древних славянских сочинений, то и тогда без некоторого неудобства не могла бы поделиться оными <...> ибо выгода Библиотеки состоит в том, во-1-х, чтобы удовлетворить требования большего числа посетителей, во-2-х, чтоб иметь в запасе хотя по одному экземпляру сочинений, сверх тех, которые выдаются читателям для их занятий, дабы в случае, когда книги от читательных употреблений прибудут в ветхость, иметь чем оные заменить»15.

Процесс передачи дублетных экземпляров в Отделение затянулся на долгие годы. В отчете за 1853 г. сообщалось, что все эти годы дублеты лежали «грудами и в совершенном беспорядке, в особой части здания, всегда запертой на ключ, занимая там собою несколько обширных зал, в разных этажах, от пола до потолка. <...> Летом 1853 г. все это было разобрано и расставлено, в тех же залах на полках; причем в каждую книгу

вложен, на печатном ярлыке, номер того Отделения, к которому она, по своему содержанию, принадлежит. Тогда открылось, что в числе так названных дублетов было множество книг, ча-стию совсем не имевшихся в Библиотеке, частию же дополняющих, разрозненными томами, то, что прежде считалось дефектным, а также давших возможность заменить многие худшие экземпляры лучшими. К счастью, или, лучше сказать, вследствие принятой предосторожности, эти залы оставались совершенно неприкосновенными во время продажи дублетов и в сию последнюю всегда назначались такие только книги, которые несомненно оказались дублетами по мере составления каталогов. Таким образом, ничего не потеряно, и Библиотеке сохранено все ей недостававшее, а прежняя неизвестность и неопределенность совершенно устранены»16.

К середине 1850-х гг. книги Дублетного отделения были разобраны настолько, что была возможность приступить не только к продаже и обмену отдельными экземплярами, но и к продаже через аукционы17.

Для удобства организации процесса продажи и обмена на дублеты составлялся книго-продавческий реестр «с означением по возможности и хотя приблизительно торговой цены, в особенности редких экземпляров»18. Книги описывались обычным способом с указанием в правом верхнем углу карточки с правой стороны фамилии библиотекарей, а в левом углу -номера книги. Чиновники должны были отчитываться ежедневно о написании карточек одному из дежурных при этих работах.

В 1850-е гг. каталогизацией дублетов занимался А. Г. Протопопов.

В 1850-е гг. был составлен рукописный список дублетов и дезидератов сочинений на польском языке19; подготовлен рукописный каталог дублетов географических карт для продажи (без указания цен), из которого приобретены книги для библиотеки Военно-топографического депо (47 экз.), Русского географического общества (47 экз.)20, Генерального Штаба (около 90 экз.) и др. В 1855 г. в типографии II Отделения Его Имп. Величеств был напечатан каталог дублетов тиражом 25 тыс. экз. и «сверх того 1500 экз. на бумаге простой сводной»21.

В 1857 г. для Отделения дублетов отведена специальная комната. Отмечалось, что она была «отделана заново и служит теперь дополнением к инкунабульной зале»22, и в ней имелись окна. Это было очень важно, так как современники отмечали, что раньше разбор дублетов проводился не столь активно, как требовалось, «не столько за недостатком времени при других многообразных занятиях, сколько за совершен-

ен

И. Г. Матвеева

ным отсутствием света в теперешнем их помещении, не имеющим окон»23.

В начале 1860-х г. к Дублетному отделению вновь было обращено пристальное внимание. Отделение дублетов в тот период содержало в себе, по разным сведениям, от 30 до 50 тыс. томов, включая диссертации, которые традиционно находились вместе с дублетами. При этом ставилась задача точно определить, «какие из огромной массы книг, отделенных из общего состава Библиотеки под названием дублетов, около полувека назад, суть действительно ду-блеты»24. Связано это было с тем, что при организации Отделения понятие о дублете не было четко определено, и ими считались разные издания одного и того же сочинения. В Дублетное отделение передавались издания только на том основании, «что сочинения, помещенными первыми в ряду нескольких переплетенных вместе, были действительно дублеты, хотя последующие, как оказалось при внимательном рассмотрении, были нередко вовсе не дублеты»25. Вот почему среди дублетов находились издания, которых в общем фонде Библиотеки не имелось. Требовался повторный разбор теперь уже самого Дублетного отделения.

В 1860-е гг. для организации разбора Дублетного отделения были созданы подробные правила. « На основании их каждое сочинение тщательно сличается с экземпляром, имеющимся в отделении Библиотеки, и за тем против заглавия дублета отмечается, подлежащим библиотекарем, в особом реестре, что сочинение находится действительно в Библиотеке и занимает в ней определенное место»26. Руководителем этих работ был назначен А. Ф. Бычков. Разбор дублетов осуществляли вольнотрудящийся, домашний учитель Л. Ф. Миллер27, Б. А. Дорн и В. Д. Ивановский28.

В их обязанности входило ежедневно до 11 часов утра посылать в каждое из отделений Библиотеки для сличения от 20 до 25 дублетных полных сочинений, записывая заглавия их в особые по каждому Отделению реестры по специальной форме. Исключение составляли издания периодических и ученых обществ. Форма реестра состояла из трех граф: 1. Заглавие сочинения; 2. Местонахождение дублетного сочинения в Библиотеке с указанием зала, шкафа, полки и номера на полке; 3. Расписка библиотекарей напротив тех сочинений, которые оставлялись ими для Отделения.

Библиотекари различных отделений обязаны были сличать их с имеющимися книгами в отдельных фондах, а затем в тот же день до 3 часов возвратить вместе с реестром Миллеру. Всего на 1 января 1867 г. было разослано по отделениям

для сличения 15 649 сочинений, из которых 6096 томов оказались отсутствующими в фондах, и 49 065 экз. диссертаций29. Более всего диссертаций поступило в Отделение изящной словесности (6665 томов), богословия (5981 том), правоведения (2642 тома)30, в Отделение медицины и естественных наук (около 5 тыс. диссертаций).

Было принято решение оставлять в отделениях те дублетные экземпляры, которые находились в большей сохранности, принадлежали известным лицам или отличались своими переплетами. Миллер должен был ежедневно представлять реестры помощнику директора на его рассмотрение, а тот в свою очередь сообщал о ходе работы непосредственно директору.

Результаты, достигнутые разбором дублетов, превзошли все ожидания. Книгами из Дублетного отделения Библиотека стала пополняться таким огромным числом сочинений, что трудно было даже ожидать, чтобы этот источник был столь важным и ценным. Современники отмечали, что «трудно было себе представить, чтобы Библиотека могла из этого источника пополниться таким большим числом сочинений, а между тем уже и теперь, когда разбор этот еще далеко не приведен к окончанию, введено в постоянный состав Библиотеки несколько тысяч сочинений, в ней не имевшихся»31.

При просмотре книг находились и редчайшие издания, включая несколько эльзевиров, которых не было в основном фонде. «Было сделано немало интересных открытий: нашлись драгоценные экземпляры инкунабул, изданий Альдов и Эльзевиров, старинные эстампы, книги, печатанные на пергаменте; в переплете одного фолианта XVI в. Минцлов открыл несколько листов из Ветхого Завета пражского издания Скорины 1517-1519 гг., принадлежавшего к самым выдающимся библиографическим редкостям; Минцлов же нашел среди этих диссертаций настоящий эльзевировский перл: маленькую, в 12 долю, изданную в Амстердаме в 1655 г. книжку „Patissier Francois", седьмой известный в мире экземпляр этого издания, к тому же особенно чисто отпечатанный»32.

24 декабря 1870 г. были утверждены новые Правила о дублетном отделении. Согласно им, в Отделение поступали дублеты: «а) выделенные в прежнее время и хранящиеся в особом складе; б) выделенные, но находящиеся еще в отделениях; в) имеющие быть выделенными из отделений»33. На все дублеты составлялись инвентарный и алфавитный каталоги. Для этого библиотекари обязаны были передавать в Отделение дублетные сочинения с карточками каталога, с указанием года передачи и своей фамилии.

84

Вестник СПбГУКИ • № 1 (22) март • 2015

Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки

Кроме выявления дублетных экземпляров, продолжалась и их каталогизация. Так, в 1871 г. было каталогизировано 16 тыс. книг в Дублетном отделении и более 2 тыс. дублетов в Отделении карт34.

Помимо разбора дублетных экземпляров в самом Дублетном отделении, в 1860-1870-е гг. в Библиотеке активно проходил разбор фондов с целью выявления дублетных экземпляров в самых различных отделениях для дальнейшей их передачи в Дублетное отделение.

Так, в результате разбора исторического отделения «было обнаружено значительное количество иноязычных дублетных изданий исторического содержания, в целом они составили: 1/8 из 50 тыс. назв., некоторые имелись в 3-6 экз.»35. Из Отделения географических атласов и карт было выделено 60 томов и более 1000 листов дублетов36 для передачи в Дублетное отделение.

В отделениях разбором дублетных экземпляров в разное время занимались: Э. Г. Муральт (Отделение богословия), М. Ф. Поссельт (Отделение правоведения), В. Э. Пфафф (Отделение философии), В. Е. Ген и Б. А. Дорн (Отделение истории), К. А. Беккер (Отделение естественных, медицинских и математических наук), В. И. Со-больщиков (Отделение изящных искусств и «Россика»), Г.-Л. К. Цунк (Отделение изящной словесности), Ф. А. Вальтер (Отделение истории и литературы), Д. П. Попов и Ф. И. Плац (Отделение классиков и языкознания), Р. И. Минцлов (Отделение инкунабул, эльзевиров и альд).

В 1870-1890-е гг. в Отделении дублетов работал историк Э. И. Боннель (1816-1893), который только в 1872-1873 гг. внес в каталог более 16 тыс. дублетов. С 1887 г. став заведующим Отделением дублетов, Боннель выяснял по книготорговым каталогам цены дублетных исторических книг и дописывал их на карточках каталога.

К 1890-м гг. Библиотека исчерпала значительный запас разобранных дублетных экземпляров и приостановила их передачу (платно, в обмен и безвозмездно) другим библиотекам. Так, отказали Русской народной библиотеке г. Риги в связи с тем, что «в Публичной библиотеке вовсе нет подходящих дублетов, так как недавно все таковые дублеты проданы»37. На обращения различных библиотек пополнить их фонды отвечали отказом и по другой причине: «В настоящее время дублеты Б[иблиоте]ки, по неимению места, не разбираются, так, что найти среди них что-либо достойное отправки <...> весьма затруднительно»38.

В 1901 г. Дублетное отделение было размещено «при читальном зале и в ближайших от него помещениях всех трех этажей»39. Места для растущего числа дублетов в Библиотеке не на-

ходилось, и их поместили на лестнице, «ведущей прямо из 17 зала в 3-ю с нижнего этажа Библиотеки в верхний, и здесь для них были построены временные шкафы простой плотничьей работы и книги сложены в них плашмя и в несколько рядов. Шкафы эти заняли столько места, что по лестнице можно было ходить с трудом, что крайне затрудняло разбор дублетов»40. В это время Библиотека ожидала окончания строительства нового здания, так называемого Воротилов-ского корпуса, и надеялась, что тогда появится возможность разобрать дублеты. Но и в 1902 г. запрашивавшим интересующие их издания библиотекам сообщалось, что отсылка книг невозможна по причине того, что Дублетное отделение все еще не было приведено в порядок.

В 1908 г. вновь ставился вопрос о деятельности Дублетного отделения, ибо большая часть дублетного отделения в то время все еще не была разобрана, и для этого не было даже постоянного сотрудника. Директор Д. Ф. Кобеко отмечал, что «представляется абсолютно необходимым двинуть дело разборки дублетов, многие из которых, бесспорно, представят большой интерес для иностранных книгохранилищ и могут быть проданы с пользою для Библиотеки; в дублетное отделение необходимо назначить особого помощника библиотекаря»41. Однако и этот процесс вновь затянулся на несколько лет.

Правда, продажа отдельных книг из числа дублетов все же не столь активно, как обмен и дары, но осуществлялась. В 1909 г. были заведены специальные реестры - «Книга для записи даровой передачи и пересылки сочинений из Дублетного отделения» (1909-1931 гг.) и книга «Продажа русских дублетов» (1909-1917 гг.)42. Однако это было скорее исключение, подтверждающее правило.

В 1910 г. Библиотека отвечала отказом на просьбы о пополнении различных библиотек книгами из числа дублетов. Например, дирекции Киевской городской публичной библиотеки сообщили причину отказа так: «Дублетное отделение в настоящее время еще не приведено окончательно в порядок»43.

В 1913 г. комнату, занимаемую долгое время Дублетным отделением, отдали Отделению альдов и эльзевиров. Это была та комната Отделения, где «определялись дублеты из запаса неописанных книг». В 1916 г. дирекция Библиотеки приняла окончательное решение прекратить передачу русских книг в другие книгохранилища. Объясняли это тем, что в Библиотеку поступали в двух экземплярах только издания, опубликованные в количестве 600 экз. Второй (дублетный) экземпляр книг должен быть сохранен Библиотекою для замены новыми эк-

85

И. Г. Матвеева

земплярами книг, пришедших в ветхость: «При таких условиях передача означенных вторых экземпляров русских книг в другие учреждения неизбежно отразилась бы в будущем на полноте собраний самой Библиотеки; и именно это последнее обстоятельство вынудило... запретить с этого года всякую продажу дублетов, разрешенную Библиотеке законом для пополнения ее специальных средств»44.

Различные виды работы с дублетами сотрудников Императорской Публичной библиотеки не ограничивались рамками только самой Библиотеки. Более того, эта работа осуществлялась и с целью выявления дублетов, которые были «не только не нужны для Библиотеки, но и занимают место, необходимое для помещения новых приобретений, тогда как в другом учреждении они могут принести существенную пользу, тем более что в числе их оказывается немало редких и замечательных»45.

Пополнение фондов библиотек осуществлялось как путем дарения книг из Дублетного отделения, так и продажи, однако продавались дублеты по достаточно низкой цене, да еще и с дополнительной скидкой от 20 %, часто «даже ниже самых дешевых цен немецких антиквариев»46.

Целью собственно продаж было получение значительных денежных средств для приобретения современной литературы.

Чаще всего Библиотека из числа дублетов пополняла фонды публичных и общественных библиотек, передавая им в дар, как правило, от нескольких десятков до нескольких сотен экземпляров книг. Книги поступали: в Тверскую (90 названий в 164 томах); Вятскую (91 сочинение в 97 томах); Архангельскую, Виленскую (дублеты старопечатных книг, изданных преимущественно в славянских типографиях)47, Новгородскую (220 томов)48, Феодосийскую (200 томов)49, Русскую в Каменец-Подольске, Одесскую городскую, Общественную библиотеку Хабаровска (55 книг научного содержания)50, Елизаветградскую (42 тома), Астраханскую (140 томов)51, Николаевскую (329 томов)52, Сызранскую (304 тома)53, Ромен-скую (93 тома)54, Херсонскую55, Харьковскую (114 томов)56, Ярославскую Пушкинскую библиотеку и Вознесенскую в память А. С. Пушкина. Просьбы о помощи поступали от Семипалатинской общественной библиотеки - на книги о Киргизской степи, Восточной и Западной Сибири, Туркестанского и Оренбургского краев57, Буйновской городской библиотеки (Симбирская губ.)58.

Среди этого типа библиотек особенное внимание уделяли пополнению русскими книгами фондов библиотек, находившихся на далеких окраинах, которые «при стремительном насту-

плении инородцев <...> особенно нуждаются в русских книгах»59.

В 1867 г. Ташкент становится местом пребывания административной и военной власти Туркестанского края, в нем сосредоточилось большое количество русских чиновников и военных с семьями, поэтому необходимо было организовать там библиотеку с хорошим универсальным фондом. ИПБ откликнулась на эти нужды и прислала собрание книг из числа дублетов для организации Туркестанской публичной библиотеки60.

Закаспийской общественной библиотеке передали 50 книг на русском языке, «озабочи-ваясь устройством общественной библиотеки в Ашхабаде, где сосредоточено значительное русское население служащих военного и гражданского ведомств»61.

Библиотека пополнила фонды организованной в Либаве частной библиотеки для чтения. В ответном письме сообщалось: «Эта библиотека первая в Либаве, в которой мы, русские, без затруднения, по вкусу нашему будем читать, что сами выберем по обширному списку, начало которому положено Вашим Превосходительством (М. А. Корфом - И. М.)»62.

В 1870 г. купец М. А. Шестаков организовал первую в Якутске частную публичную библиотеку и обратился в ИПБ за помощью, поскольку «недостаток средств не позволяет привести ее в такой порядок, чтобы она была полезна как для лиц, желающих развиваться умственно, так и для лиц, желающих заняться ученой работой; для первых - очень мало книг для общественного чтения, а для вторых - почти нет книг научного содержания и вообще книг, нужных для справок по ученым работам; тем более что здесь найдутся люди, труды которых были бы очень полезны для здешнего края и Общества»63. М. А. Шестаков не зря был уверен, что Публичная библиотека не откажется помочь доброму делу - Библиотека передала в дар значительную коллекцию книг.

В начале ХХ в. Сочинское общество сельского хозяйства заботилось о собственной библиотеке и отмечало, что, понимая необходимость снабжения жителей русской книгой, «по мере своих личных сил расширяет книгохранилище и строит собственное здание»64, однако русских книг крайне не хватало. ИПБ откликнулась на эту просьбу, пополнив фонды данной библиотеки.

Многие библиотеки просили выслать книги особой тематики или по специальным вопросам. В этом случае Библиотека запрашивала печатный каталог данной библиотеки для поиска нужных дублетов. Так, Одесская городская публичная библиотека, желая пополнить книгами по «Novorossice», прислала свой каталог65.

86

Вестник СПбГУКИ • № 1 (22) март • 2015

Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки

В 1903-1904 гг. ей было подобрано и выслано 565 томов66.

Дирекция Императорской Публичной библиотеки с особым вниманием относилась к учебным библиотекам, передавая им в дар значительное количество учебной и научной литературы. Книги были переданы - Харьковскому университету (473 тома)67, Санкт-Петербургским Высшим женским (Бестужевским) курсам (460 книг и брошюр юридических книг)68, 40 тыс. томов - Варшавскому университету при эвакуации его в Ростов-на-Дону69 в связи с Первой мировой войной; Юрьевскому университету70 - филологическая литература. Из числа дублетных в Санкт-Петербургский университет передавались книги «по праву: государственному, административному, международному, церковному, истории русского права и истории философского права»71, кабинету Государственных наук - 5653 земских издания72, около 500 томов на восточных языках73 и более 1450 томов еврейских книг74 - Пермскому отделению75.

Попечитель Лазаревского института восточных языков Х. Е. Лазарев для своего института приобретал даже те сочинения из числа дублетов ИПБ, которые уже имелись в институте: «Хотя эти книги имеются в Библиотеке Лазаревского Института Восточных Языков, но в учебном заведении и двойные экземпляры не излишни»76.

Фонды библиотеки Сибирского университета (Томск) (основан в 1878 г.) были составлены на основе «дублетов» ИПБ. Отбором занимался профессор университета В. М. Флоринский. Было отобрано 1720 сочинений, стоимость которых оплатила Томская городская дума77, к которым были добавлены книги из собраний Ф. П. Литке (779 томов), книги, пожертвованные И. Д. Деляновым, А. Д. Шемахером и др. Таким образом, «для библиотеки учреждавшегося Томского университета из отделения дублетов было отобрано в 1878 г. более 2600 сочинений. Среди них было много старинных изданий на латинском, немецком, французском и польском языках. Как отмечалось исследователями, многие из тех дублетов „при более тщательном их рассмотрении для составления им каталога, как оказалось, не могли быть дублетами Публичной Библиотеки по своим исключительным отличиям и признакам: очевидно, их отправили без надлежащей проверки и осмотра"»78. В благодарность за такую «щедрую помощь» университет в 1880 г. передал Библиотеке коллекцию графа А. Г. Строганова, среди ценностей которой были рукописи на различных языках мира; среди книг оказался экземпляр «Путешествия из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева, ранее

находившийся в тайной канцелярии, а впоследствии принадлежавший А. С. Пушкину79.

Для учебных заведений Царства Польского было отправлено более 25 тыс. экз. дублетных книг по разным отраслям наук, среди которых было 3740 нот и 132 эльзевира80.

Не отказывала в помощи ИПБ и библиотекам училищ: Кременецкому коммерческому училищу (14 томов - научного содержания)81; Училищу садоводства и виноделия при Никитском ботаническом саде (40 книг, «относящихся до литературы о Крыме в естественноисторическом отношении»)82; Главному училищу садоводства в Умани (19 томов), библиотеке Народного училища с. Волочек Сычевского уезда (Смоленской губ.)83 и др. Среди гимназических библиотек в дар из ИПБ книги получили библиотеки Можайской (11 книг)84 и Кирилловской (384 книги)85 женских гимназий и др.

В 1846 г. Д. П. Бутурлин впервые выступил с идеей о необходимости организовать крупную публичную библиотеку в Москве: «...древняя столица наша Москва доселе не имеет у себя Публичной Казенной Библиотеки - и если бы в ней учредить таковое общеполезное книгохранилище, то много бы доставило умственного удовольствия и пользы тамошней публике, и особенно, юношеству, а потому дублеты Императорской Публичной библиотеки, казалось бы, должно сохранить для будущей Публичной Библиотеки в Москве»86. Поэтому было принято решение собрать значительную коллекцию книг из числа дублетов для организации и пополнения фондов новой московской библиотеки.

С 1861 по 1863 г. для Московского Публичного музея было приготовлено более 60 тыс. томов книг из числа дублетов. В составе этой коллекции находилось довольно много дорогих инкунабулов и эльзевиров, редкие издания классических писателей, в том числе «первые церковнославянские инкунабулы, напечатанные около 1491 г. в Кракове: Часословник, Триодь Постную и Триодь Цветную»87. Отбором книг для этого учреждения занимался К. А. Беккер.

Книг, приготовленных к отправке в Музей, было так много, и они требовали такого количества специальных ящиков, что Библиотека долго не находила для этого средств. Тогда почетный корреспондент ИПБ, библиограф и библиофил А. Н. Неустроев, желая быть полезным и Библиотеке и Музею, предложил взять на себя «все издержки по укладке дублетов в ящики и по доставлении последних на станцию железной дороги»88.

В последующие десятилетия ИПБ регулярно пополняла книгами библиотеку Московского Румянцевского музея. В 1872 г. библиотеки

87

И. Г. Матвеева

обменялись дублетами старинных церковных изданий. ИПБ передала 64 и получила 102 экз. книг89. Подобный обмен продолжался и в 1880е гг.: ИПБ получила по обмену 48 экз. изданий на церковнославянском языке. Кроме того, были переданы сметы разных ведомств, Журналы Государственного Совета и земские издания90. Только в 1908 г. Румянцевскому музею были переданы четыре партии дублетов иностранных книг.

В 1872 г. был учрежден Музей имени Его Императорского высочества государя Наследника Цесаревича (ныне - Государственный исторический музей), в который из ИПБ были переданы дублеты «экземпляров тех сочинений, которые относятся до эпохи Отечественной и Крымской войн»91.

Особое внимание ИПБ придавала и помощи пострадавшим библиотекам, утратившим свои фонды в связи с различными катаклизмами. Так, в 1865-1869-е гг. книги из числа дублетов поступили в Публичную Карамзинскую библиотеку, которая сгорела в 1864 г.92 3 0 октября 1905 г. Владивостокская морская библиотека - «единственное обширное книгохранилище на Дальнем Востоке, была сожжена со всеми книгами и имуществом»93, и на ее восстановление Библиотека передала значительное количество книг.

Дублетные экземпляры ИПБ передавала и в некоторые ведомственные библиотеки: Хозяйственного департамента Министерства внутренних дел и Управления по делам местного хозяйства (1244 тома)94; Ведомства Православного исповедания95; Санкт-Петербургской следственной тюрьмы (210 сочинений)96; Министерства юстиции (150 книг, журналы, отдельные записки по делу о преобразовании судебной части в России)97, Министерства иностранных дел, Департамента внутренних сношений (книги дипломатического содержания)98. Книги по бухгалтерии и счетоводству «для пополнения пробелов библиотеки» передали библиотеке Центральной бухгалтерии Государственного банка99 и др.

Библиотека обменивалась и передавала в дар книги из числа дублетов не только светским учреждениям, но и церковным - Московской синодальной библиотеке (старопечатные книги и «вновь выходящие научные издания и исследования» по изучению старопечатного дела)100, Покровскому братству с. Кричильска (Волынская губ.) (6 книг)101, Колпинской приходской библиотеке102, библиотеке Римской ГрекоУниатской коллегии св. Афанасия в Риме103, в Санкт-Петербургскую евангелическую церковь (245 сочинений в 267 томах); Русскому монастырю на Афоне (107 сочинений в 128 томах). Со-

хранились записи, в которых имеются просьбы помочь с книгами из Верхотурской обители104.

Среди духовных учебных заведений дублетные книги, которые «весьма много способствовали бы к распространению духовного просвещения»105, приобретали Московский воспитательный дом106 и Казанская духовная академия107; Санкт-Петербургская духовная академия, Калужская духовная академия108, Римско-католическая духовная академия, Духовная семинария Онежского Крестного монастыря, Слуцкое духовно-уездное училище (Минская губ.109).

В 1882 г. Человеколюбивое общество просило помочь ему с книгами по благотворительности. ИПБ удовлетворила эту просьбу, прислав около 100 брошюр110 и более 300 книг из числа дублетов111.

В 1900-е гг. с просьбами помочь с книгами по специальным вопросам стали обращаться и члены научных и просветительных экономических, спортивных и других обществ. Библиотека передавала книги из числа дублетов в Вольное экономическое общество (4300 томов земских книг112), Русское техническое общество113; При-вольненское кредитное общество (Бакинск114) и Общество Богоявленской библиотеки-читальни115, Польское гимнастическое общество «Польский сокол» (65 томов116), для библиотеки Высших Польских курсов117; Общество попечения молодых девиц в Санкт-Петербурге118, для библиотеки Русского общества пчеловодства (по огородничеству и садоводству119); Томское Общество попечения о начальном образовании для научной библиотеки при Музее прикладных знаний (60 книг); бесплатную библиотеку им. Н. В. Гоголя Общества народных университетов.

В начале ХХ в. стали поступать заявки прислать из числа дублетов издания самой Императорской Публичной библиотеки - каталоги, правила и другие издания. Такие заявки поступали из редакции «Владикавказских епархиальных ведомостей»120, Московской Оружейной палаты121, Тверского епархиального историкоархеологического комитета (их интересовали правила Библиотеки, «которые принимаются при пользовании древними рукописями и редкими изданиями»122) Русского географического общества123, Нижегородской общественной библиотеки (каталоги124), Киевской городской публичной библиотеки (отчеты125), Кишиневской городской общественной библиотеки. Все эти заявки Библиотека удовлетворяла с особым удовольствием.

Фонды Библиотеки интенсивно пополнялись и путем обмена «излишних», т. е. дублетных экземпляров на книги из других учреждений и организаций. Для организации эффективного

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

88

Вестник СПбГУКИ • № 1 (22) март • 2015

Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки

процесса обмена использовались каталоги дублетов других библиотек, прежде всего, опубликованные: например, Главного штаба126, Киевского института благородных девиц (400 названий127), Варшавского университета128. Другие просто составляли списки своих дублетов. Так, в 1867 г. Историко-дипломатическая библиотека Министерства иностранных дел прислала список своих книг, «не соответствующих по своему содержанию специальному назначению» библиотеки, состоявший из 268 названий129.

В 1855 г. Гатчинская дворцовая библиотека после долгой переписки произвела обмен старинными журналами и медицинскими книгами на дублеты изящной словесности ИПБ (184 тома), который М. А. Корф посчитал небесполезным130.

В 1871 г. в обмен на дублетные издания Библиотеки было получено от библиотеки архива Священного синода 98 изданий старопечатных книг, преимущественно почаевских131, не имевшихся в Библиотеке.

В обмен на дублеты ИПБ Воронежская публичная библиотека предоставила «несколько старинных рукописей и старопечатных книг»132.

Около 350 изданий и около 200 рукописей было получено от Усть-Сысольского общественного собрания133. Виленская публичная библиотека предоставила в обмен более 300 книг на галицко-русском языке из коллекций профессора языка и литературы Львовского университета Я. Ф. Головацкого134 и историка и архивиста П. А. Муханова135.

В 1883 г. ИПБ обменялась дублетами с библиотекой Духовного департамента иностранных исповеданий - Библиотека получила 51 название славянских книг взамен 14 сочинений по каноническому праву. В Медико-хирургическую академию было передано в мае 1877 г. 1164 дублетных сочинения в обмен на полученную коллекцию восточных и санскритских рукописей136.

Библиотеки, желая получить необходимую литературу из числа дублетов Императорской Публичной библиотеки, начинали диалог с предложения обменяться своими дублетами. Так, в 1903 г. при разборе библиотеки Хозяйственного департамента Министерства иностранных дел было выделено довольно значительное количество дублетов земских изданий (журналов, постановлений, докладов, смет, отчетов и т. д.), которые Министерство было готово предоставить Императорской Публичной библиотеке в обмен на ее дублеты137. В 1906 г. редакция китайской газеты «Юань-Дун-Бао» (Харбин) предлагала произвести обмен газетами138.

В 1900 г. Херсонская публичная библиотека в благодарность за получение ряда книг русских

писателей из Дублетного отделения прислала книгу на итальянском языке M. Sansovino по архитектуре, изданную в Венеции в 1581 г.139, отсутствовавшую в фондах Библиотеки.

В 1907 г. П. П. Зубова передала Библиотеке два собственноручных письма А. С. Пушкина к ее прабабке П. А. Осиповой (Вульф), прося оказать содействие в получении дублетных экземпляров для Вревской народной библиотеки (Псковской

губ.)140.

Начиная с конца 1850-х гг. активизировался процесс обмена между ИПБ и крупнейшими зарубежными библиотеками - прежде всего с американскими и немецкими141. М. А. Корф считал этот обмен весьма полезным еще и потому, что это позволяло распространить сведения «о степени совершенства, до которой доведено уже у нас типографское и гравировальное ис-

кусство»142.

Сегодня трудно сказать, какой вид деятельности Дублетного отделения по пополнению фондов в разные периоды более всего оценивала дирекция Библиотеки - отыскание книг в Отделении, не имевшихся в общем фонде, обмен с другими учреждениями с целью закрытия лакун или меценатскую помощь различным книгохранилищам в обогащении их фондов. Но с уверенностью можно сказать, что денежные средства, собранные в результате продаж дублетов для приобретения нужных современных русских и иностранных книг, воспринимались как неоценимый источник пополнения бюджета Библиотеки.

Продажа книг осуществлялась как путем простой продажи (от отдельных изданий до нескольких сотен книг), так и аукционной (с личным присутствием и по переписке). Наиболее активно продажа дублетов по аукционным ценам осуществлялась в 1850-1860-е гг. Деньги, вырученные от продажи дублетных экземпляров, позволяли приобрести дорогостоящие книги. Только с 1849 по 1859 г. от продажи дублетов было выручено 50 тыс. р.

В целом продажи шли столь активно, что превзошли всякое ожидание. «Мера сия троякую пользу имеет: 1) она освободила Библиотеку от множества излишних книг, дав более простора для помещения новых приобретений; 2) составила довольно значительный капитал, которым покрыты будут, без всякого расхода для казны, разные настоятельные потребности библиотеки; 3) дала ученым и учебным заведениям и всем вообще любителям книг и науки возможность пополнить свои собрания многими драгоценными и, частию, очень редкими сочинениями, которых нигде уже, ни у нас, ни за границею, в книжных лавках отыскать невоз-

89

И. Г. Матвеева

можно. В сем смысле настоящее распоряжение, сколько могут судить по доходящим со всех сторон отзывам, принято в публике с общей благодарностью. Оно будет иметь, косвенно, и другую еще важную пользу: большее распространение у нас вкуса к серьезному и полезному чтению», -отмечалось в «Отчете» Библиотеки за 1854 г.143

В случае когда не имелось возможности приобрести нужные книги сразу, на суммы, вырученные от продажи дублетов, приобретались билеты Государственного казначейства, с которых получали проценты. Так в конце 1851 г. В. И. Собольщиков сообщал, что по процентам было получено 40 р. 50 к.144

В процессе подготовки дублетов для продажи они оценивались Советом Библиотеки; печатался каталог, который рассылался как в отечественные научные учреждения и учебные заведения, так и частным лицам и книгопродавцам, отечественным и заграничным. « На все экземпляры дублетных сочинений, отчуждаемых из Библиотеки, прикладывается особый штемпель... отмечаются в инвентаре, с означением когда и каким образом они отчуждены, а карточки вынимаются из алфавитного каталога»145.

12 мая 1870 г. Государственный Совет постановил, что суммы, «выручаемые от продажи дублетов и изданий Библиотеки. составляют специальные ее средства и обращаются исключительно на приобретение собраний рукописей, книг, эстампов и проч. и на печатание каталогов и других изданий Библиотеки»146. 15 мая 1871 г. было принято решение «о необходимости накладывать штемпель на продаваемые Библиотекой дублеты <...> Совет признал нужным приложение таких штемпелей с вырезкою в них „Дублет ИПБ-ки продан"»147.

Заседание Совета Императорской Публичной библиотеки от 20 апреля 1877 г. было посвящено рассмотрению вопроса о положении с дублетами. Было отмечено, что накопилось большое количество дублетов, которые, с одной стороны, занимают много места, а с другой - все более и более теряют цену. Поэтому было принято решение продавать романы и подобные быстро теряющие первоначальную цену издания по четверть цены. Книги более серьезного содержания продавать по полцены, по которым они продавались на тот момент в книжных лавках, поскольку они дольше держались в цене148. Кроме того, было решено «по мере доставления новых русских книг, признаваемых ненужными для Библиотеки, немедленно обращать в продажу».

Только в 1877 г. Библиотека продала свыше 2000 дублетных сочинений преимущественно на русском языке, в том числе во

Франкфурте-на-Майне книгопродавцу И. Беру (137 томов149). Эта практика существовала долгие десятилетия, пока в 1903 г. Публичная библиотека не столкнулась с проблемой, связанной с продажей своих дублетов. Русское общество книгопродавцев и издателей сообщило директору Библиотеки, что целым рядом судебных процессов было установлено, что в кражах из книжных складов и магазинов в большинстве случаев принимали участие букинисты. Доказать их вину было сложно, ибо многие ссылались «на то, что найденные у них новые издания приобретены ими от Императорской Публичной Библиотеки <...> и суду приходится считаться с такими показаниями»150. В связи с этим члены правления этого общества просили продавать дублеты новых изданий только издателям или книжным магазинам, что по истечении нескольких месяцев Библиотека и стала делать. В случаях когда магазины продавали эти дублеты по более высоким ценам, чем покупали их у Библиотеки, разница сумм возвращалась в Библиотеку.

Самым активным покупателем в 1850-е гг. был киевский книготорговец и комиссионер ИПБ С. И. Литов151. В 1856 г. он единовременно приобрел 1233 сочинения, а в дальнейшем хотел, чтобы для него ежемесячно отбирались из дублетов русские книги и продавались с 50 % скидкой. Этот вопрос особо разбирался на заседании Хозяйственного комитета, где впервые был поставлен вопрос о необходимости иметь некоторые русские книги в двух экземплярах152.

Первоначально торговлю сдерживало ограничение продажи запрещенных изданий, а поскольку подобные издания нельзя было нигде приобрести, они пользовались особым спросом. Однако уже в октябре 1850 г. было разрешено приобретать эти издания научным или учебным заведениям. Правда, при условии получения «отзыва Комитета цензуры иностранной о ненастоянии препятствия к выдаче сих книг»153. Запрещенные книги исторического отделения были приобретены Дерптским университетом, Санкт-Петербургским университетом, Новороссийским университетом154, Академией наук, Московским главным архивом, Кадетским корпусом, Ришельевским лицеем155.

С декабря 1850 г. было разрешено продавать запрещенные книги и частным лицам, правда, при соблюдении особого условия - покупатель должен был дать подписку «о непере-давании никакому другому лицу покупаемых запрещенных сочинений» в адрес Комитета цензуры иностранной. Значительно больший доход Библиотека получала во время аукционов. Из-

90

Вестник СПбГУКИ • № 1 (22) март • 2015

Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки

вестно, что в 1850-е гг. запрещенные книги приобретались генерал-майором Н. Ф. Плаутиным, управляющим делами Комитета министров Н. И. Бахтиным, министром народного просвещения графом С. С. Уваровым, членом Государственного Совета князем А. Ф. Голицыным и даже одной дамой - вдовой бывшего посланника при Северо-Американском союзе, тайного советника А. Я. Дашкова156.

Формы продажи были разнообразны, вплоть до устройства письменных конкурсов и аукционов. Проводились они не только для пополнения незначительных доходов Библиотеки, но и с целью привлечь внимание к Библиотеке в целом, к ее потребностям, нуждам, решению тех задач, которые Управление не могло разрешить собственными силами.

Первый аукцион проходил в сентябре 1850 г.; в 1851 г. проводилось 4 письменных аукциона; с 1852 по 1854 г. и в 1861 г. проходили аукционы с присутствием заинтересованных лиц. Для всех аукционов заранее печатались каталоги157.

В. И. Собольщиков в «Воспоминаниях старого библиотекаря» писал: «Самою лучшею школой была для нас продажа дублетов. Барон (М. А. Корф. - И. М.) исходатайствовал высочайшее соизволение на продажу ненужных Библиотеке дублетных экземпляров. Операция эта имела многосторонне полезное значение. Во-первых, она доставила Библиотеке больше 500 000 р. наличных денег, на которые было куплено множество новых книг; во-вторых, она дала возможность принять некоторые капитальные меры для обеспечения здания Библиотеки от внутреннего пожара и обновить некоторые ее залы, имевшие вид ветхости неприличной; в-третьих, она дала Библиотеке много свободного места для новых приращений, и, наконец, что едва ли не важнее всего, она дала библиотекарям массу библиологических знаний. Беспрерывные сношения с покупателями-знатоками, живая беседа с ними; конкуренция страстных любителей, гонявшихся по нескольку человек вдруг за одною и той же книгою; разные уловки, к которым они прибегали, чтобы перебить друг у друга покупку; словоохотливость библиоманов, рассказывавших разные анекдоты библиотечного мира, расхваливавших сделанные ими приобретения или просто старавшихся блеснуть своими знанием, - все это нас забавляло, а с тем вместе и многому научило. <...>. Продажа дублетов была для нас как бы университетским курсом, после которого, как известно, учащиеся получают не более как уменье учиться без помощи учителя»158.

В 1917 г. было предложено исключить ст.

299 Уставов (1870 г., 1874 г.), согласно которой Библиотеке предоставлялось право продажи дублетных экземпляров. «Как показала практика, подобная продажа весьма вредно отражалась на полноте книжных собраний Библиотеки и поэтому в последнее время получаемые Библиотекою дублеты сохранялись ею и в продажу совершенно не поступали»159. В дальнейшем разрешался обмен или пожертвование дублетов «казенным или общественным учреждениям» по решению Совета Российской Публичной библиотеки160.

На протяжении всей деятельности Дублетного отделения с начала его существования до 1917 г. оно выполняло, прежде всего, функцию пополнения основных фондов Библиотеки путем обмена дублетов с различными книгохранилищами (с целью закрытия лакун) и продажи их для получения необходимых дополнительных денежных средств для пополнения русских и иностранных фондов.

Фонды Отделения позволяли Библиотеке оказывать меценатскую помощь многочисленным библиотекам России для комплектования их фондов необходимыми книгами; налаживать обмен литературой с крупнейшими зарубежными библиотеками.

В 1920-1930-е гг. в Библиотеку было перемещено значительное количество фондов из библиотек ликвидированных учреждений Российской империи и национализированных личных собраний. Тогда же были сформированы два резервных фондов. Один из них составляли «неразобранные фонды, то есть собрания, которые лежали в штабелях или были сложены на полках в беспорядке»161. Другой, так называемый «Обменный фонд», был создан с целью докомплектования Основного фонда Библиотеки путем книгообмена, а также как источник организации и пополнения библиотек на территории СССР.

Признавалось, что собственно фонд Дублетного отделения нуждался в реорганизации, в пересмотре его состава. Важнейшим начинанием в этом направлении явилось формирование на основе этих собраний Запасного фонда, начатое в 1927 г.162

В 1930 г. была разработана новая структура ГПБ, согласно которой вместо Дублетного отделения был организован Дублетный фонд ГПБ, куда вошли фонды Дублетного отделения, Обменный и Резервный фонды.

Примечания

1 Отчет в управлении Императорскою Публичною библиотекою. за 1808, 1809, 1810, 1811 и 1812 гг. ... СПб., 1813. С. 29-30.

91

И. Г. Матвеева

2 То же... за 1817 г. ... СПб., 1818. С. 90.

3 Шилов Л. А., Михеева Г. В. Предисловие // Сотрудники Российской национальной библиотеки - деятели науки и культуры. СПб., 1995. Т. 1. С. 15.

4 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1811. Д. 10. Л. 1-7.

5 Там же. Д. 12. Л. 4.

6 Отчет в управлении Императорскою Публичною библиотекою. за 1808, 1809, 1810,1811 и 1812 гг. ... СПб., 1813. С. 18, 29.

7 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1а. 1914. Д. 9. Л. 85.

8 Отчет в управлении Императорской Публичною библиотекою. СПб., 1816. С. 22.

9 Отчет в управлении Императорской Публичною Библиотекою, представленный за 1815 г. СПб., 1816. С. 22-23.

10 Отчет в управлении Императорскою Публичною библиотекою. за 1808, 1809, 1810, 1811 и 1812 гг. ... СПб., 1813. С. 29-30.

11 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1812. Д. 10. Л. 51.

12 Там же. Л. 54, 59 об. -60.

13 Императорская Публичная библиотека в эпоху перехода в ведомство Министерства народного просвещения (краткий очерк из прошедшего и настоящего). СПб., 1863. С. 39-40.

14 Семенова Л. С. Теория и практика развития системы фонда национальной библиотеки (на примере РНБ) // История библиотек: исслед., материалы, док.: сб. науч. тр. СПб., 2006. Вып. 6. С. 227-228.

15 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1817. Д. 20. Л. 2-3.

16 Отчет. за 1853 г. . СПб., 1854. С. 59.

17 Подробно об аукционах ИПБ см.: Гринченко Н. А. М. А. Корф и аукционы Публичной библиотеки (1850е гг.) // Книжное дело в России во второй половине XIX -начале XX в.: сб. науч. тр. СПб., 1994. Вып. 7. С. 8-26.

18 Императорская Публичная библиотека за сто лет, 1814-1914. СПб., 1914. С. 302.

19 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1857. Д. 23. Л. 41-41 об.

20 Там же. 1850. Д. 45. Л. 3-4, 9-10, 14.

21 Там же. 1855. Д. 10. Л. 74.

22 Грин Ц. И., Третьяк А. М. Публичная библиотека глазами современников (1795-1917): хрестоматия. СПб., 1998. Т. 1. С. 304.

23 Отчет. за 1850 г. СПб., 1851. С. 20.

24 То же. за 1863 г. СПб., 1864. С. 15.

25 Императорская Публичная библиотека за сто лет. С. 343-345.

26 Отчет. за 1863 г. СПб., 1864. С. 23-24.

27 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 2а. 1850. Д. 49. Л. 1.

28 Отчет. за 1865 г. СПб., 1866. С. 18.

29 Отчет. за 1866 г. СПб., 1867. С. 45.

30 Отчет. за 1865 г. СПб., 1866. С. 18-21.

31 Отчет. за 1863 г. СПб., 1864. С. 25.

32 Императорская Публичная библиотека за сто лет. С. 303.

33 Правила о дублетном отделении Императорской Публичной библиотеки (Утверждены Директором Библиотеки 24-го декабря 1870 г.) // Публичная библиотека: правила и инструкции: сборник. СПб., 1870. С. 33-34.

34 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1871. Д. 75. Л. 97.

35 Гринченко Н. А. Указ. соч. C. 9.

36 Отчет. за 1867 г. СПб., 1868. С. 155.

37 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1895. Д. 24.

38 Там же. 1899. Д. 58. Л. 2.

39 Ист. вестн. 1901. Т. 83, № 3. С. 1243.

40 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1а. 1914. Д. 13. Л. 49-50.

41 Кобеко Д. Ф. [Записка господину министру народного просвещения]. СПб., 1908. С. 12.

42 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1а. 1909. Д. 7-8.

43 Там же. Оп. 1. 1910. Д. 171. Л. 2.

44 Там же. 1916. Д. 38. Л. 9 об.

45 Императорская Публичная библиотека за сто лет. С. 344.

46 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1857. Д. 23. Л. 10.

47 Там же. 1865. Д. 31. Л. 21; 1869. Д. 47. Л. 2-4.

48 Там же. 1904. Д. 31а. Л. 12.

49 Там же. 1900. Д. 31. Л. 2; 1904. Д. 31а. Л. 24, 35.

50 Там же. 1894. Д. 59. Л. 3; 1896. Д. 84. Л. 1.

51 Там же. 1903. Д. 31а. Л. 15-16.

52 Там же. Л. 19; 1904. Д. 31а. Л. 7-8.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

53 Там же. 1906. Д. 37. Л. 2; 1907. Д. 74. Л. 1-4.

54 Там же. 1904. Д. 31а. Л. 5.

55 Там же. 1900. Д. 31. Л. 8, 12, 22; 1904. Д. 31а. Л. 36, 40.

56 Там же. 1904. Д. 31а. Л. 1-4, 14, 25, 29.

57 Там же. 1883. Д. 64. 5 л.

58 Там же. 1890. Д. 58. Л. 1.

59 Там же. 1909. Д. 67. Л. 11.

60 Там же. 1867. Д. 14.

61 Там же. 1892. Д. 43. Л. 4.

62 Там же. 1869. Д. 47. Л. 11.

63 Там же. 1871. Д. 22. Л. 2.

64 Там же. 1909. Д. 67. Л. 11.

65 Там же. 1902. Д. 31б. Л. 7 об.

66 Там же. 1903. Д. 31а. Л. 20-21; 1904. Д. 31а. Л. 9, 17.

67 Там же. 1865. Д. 31. Л. 16.

68 Там же. 1912. Д. 26. Л. 2.

69 Там же. 1916. Д. 38. Л. 9.

70 Там же. 1900. Д. 31. Л. 35.

71 Там же. 1916. Д. 38. Л. 1-1 об., 5-6.

72 Там же. 1886. Д. 23 Л. 1; 1887. Д. 50. Л. 1; 1890. Д. 55. Л. 3-6; 1899. Д. 58. Л. 3-6.

73 Там же. 1894. Д. 58. Л. 1-2.

74 Там же. 1865. Д. 12. Л. 5, 7-34.

75 Там же. 1916. Д. 38. Л. 8-10.

76 Там же. 1857. Д. 23. Л. 9.

77 Там же. 1879. Д. 48. Л. 1-2, 8 об.

78 Рогожин В. Н. О сохранении от гибели наших частных библиотек // Русское библиологическое общество. Доклады и отчеты (новая серия). - Пг., 1915. Вып. 3. С. 9.

79 Императорская Публичная библиотека за сто лет. С. 439.

80 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1840. Д. 15. Л. 21; 1842. Д. 6. Л. 1-6.

81 Там же. 1905. Д. 31а. Л. 6-7.

82 Там же. 1869. Д. 47. Л. 7-7 об.

83 Там же. 1891. Д. 49. Л. 1-4.

84 Там же. 1901. Д. 31б. Л. 1.

92

Вестник СПбГУКИ • № 1 (22) март

2015

Отделение дублетов Императорской Публичной библиотеки

85 Там же. 1908. Д. 27. Л. 1-2.

86 Цит. по: Голубева О. Д., Гольдберг А. Л. В. И. Соболь-щиков. Голубева О. Д. В. Ф. Одоевский. Москва: Книга, 1984. С. 222.

87 Там же. 1865. Д. 31. Л. 26.

88 Отчет... за 1865 г. СПб., 1866. С. 74; ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1865. Д. 31. Л. 33.

89 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1874. Д. 16.

90 Там же. 1883. Д. 52 Л. 1-2; 1884. Д. 57. Л. 1-4.

91 Там же. 1872. Д. 33. Л. 2.

92 Там же. 1865. Д. 31. Л. 1.

93 Там же. 1906. Д. 37. Л. 1.

94 Там же. 1888. Д. 67. Л. 1; 1904. Д. 31а. Л. 18, 55; 1905. Д. 31а. Л. 5, 26.

95 Там же. 1855. Д. 10. Л. 138, 155, 159.

96 Там же. 1874. Д. 19. Л. 3.

97 Там же. 1880. Д. 58. Л. 1-4.

98 Там же. 1855. Д. 10. Л. 35-37.

99 Там же. 1907. Д. 81. Л. 1-3.

100 Там же. 1871. Д. 82. Л. 1-6; 1901. Д. 48. Л. 1.

101 Там же. 1904. Д. 31а. Л. 15-16.

102 Там же. 1912. Д. 26. Л. 3.

103 Там же. 1900. Д. 31. Л. 3.

104 Там же. 1855. Д. 10. Л. 173-175.

105 Там же. 1842. Д. 27. Л. 1-1 об.

106 Там же. 1855. Д. 10. Л. 142.

107 Там же. Л. 159.

108 Там же. Л. 138, 155.

109 Там же. Л. 55-58 об, 76.

110 Там же. 1882. Д. 54. Л. 1-2.

111 Там же. 1894. Д. 68. Л. 1-7.

112 Там же. 1900. Д. 31. Л. 4-5; 1903. Д. 31а. Л. 1-14, 17-18; 1904. Д. 31а. Л. 1-2, 22-23, 26-27, 38-39; 1905. Д. 31а. Л. 1-4, 8-16, 19, 24, 27-30.

113 Там же. 1900. Д. 31. Л. 9.

114 Там же. 1912. Д. 26. Л. 1.

115 Там же. 1912. Д. 26. Л 4.

116 Там же. 1915. Д. 58. Л. 7; 1916. Д. 88. Л. 1.

117 Там же. 1916. Д. 88. Л. 3.

118 Там же. 1910. Д. 88. Л. 5-6.

119 Там же. 1907. Д. 63.

120 Там же. 1905. Д. 31а. Л. 18.

121 Там же. Л. 31.

122 Там же. 1904. Д. 31а. Л. 41.

123 Там же. Л. 48-49.

124 Там же. 1900. Д. 31. Л. 25-26.

125 Там же. Л. 27-29; 1910. Д. 171. Л. 1-3.

126 Там же. 1874. Д. 63. Л. 1.

127 Там же. Л. 9-9 об.

128 Там же. Л. 16-17.

129 Там же. 1867. Д. 20. Л. 5-24.

130 Там же. 1855. Д. 10. Л. 145.

131 Там же. 1871. Д. 82. Л. 4.

132 Там же. 1879. Д. 70. Л. 1-3.

133 Там же. 1889. Д. 69. Л. 1-25.

134 Там же. 1891. Д. 25. Л. 1-2.

135 Там же. 1892. Д. 49.

136 Там же. 1877. Д. 38. Л. 1-2.

137 Там же. 1903. Д. 31б. Л. 1-6.

138 Там же. 1906. Д. 118. Л. 1.

139 Venetia Citta obilissima Et Singolare... Venice, 1581. 285 p.

140 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1907. Д. 97. Л. 1-4; 1909. Д. 67. Л. 1-7.

141 Там же. 1856. Д. 32. Л. 15-17.

142 Там же. Л. 1 об.

143 Отчет. за 1854 г.. СПб., 1855. С. 67.

144 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1850. Д. 53. Л. 248.

145 Правила о дублетом отделении Императорской Публичной Библиотеки // [Публичная библиотека. Правила и инструкции]. СПб., 1870. С. 34.

146 Правила о Совете Императорской Публичной Библиотеки // Там же.

147 ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1871. Д. 75. Л. 37.

148 Там же. Л. 180.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

149 Императорская Публичная библиотека за сто лет. С. 345.

150 Там же. 1903. Д. 31в. Л. 1.

151 Там же. 1857. Д. 23. Л. 12, 17-34, 39.

152 Там же. Л. 48-51.

153 Там же. 1850. Д. 53. Л. 24.

154 Там же. 1874. Д. 63. Л. 23.

155 Там же. 1850. Д. 53. Л. 67, 71, 73, 75, 78, 81, 82, 86, 92, 93, 101, 128.

156 Там же. Л. 61, 61 об., 87, 88, 100, 129, 256.

157 [Попов Д. П.] Каталог дублетов Императорской Публичной библиотеки. Ч. 1. Отделение книг исторических на иностранных языках. СПб., 1850. 351 с.; Список дублетов Имп. Публичной библиотеки, назначенным в конкурс. СПб., 1851. Вып. 1-3; Последняя продажа дублетов имп. Публичной библиотеки, 4 мая 1851 г. СПб., 1851.3 л.

158 Цит. по: Грин Ц. И., Третьяк А. М. Указ. соч. С. 394.

159 Об изменении устава и штата Российской Публичной Библиотеки. СПб., 1917. С. 4.

160 Положение о Совете Российской Публичной библиотеки // Об изменении устава и штата Российской Публичной Библиотеки. СПб., 1917. С. 22.

161 История Государственной ордена Трудового Красного Знамени Публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1963. С. 201.

162 Там же. С. 201-202.

93

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.