Научная статья на тему 'ОСОБЕННЫЙ ДОКУМЕНТ В ФОНДЕ МУЗЫКАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕК - НОТЫ'

ОСОБЕННЫЙ ДОКУМЕНТ В ФОНДЕ МУЗЫКАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕК - НОТЫ Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
47
5
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДОКУМЕНТ БИБЛИОТЕЧНОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ФОНДА / НОТНАЯ ЛИТЕРАТУРА (НОТЫ) / НОТАЦИЯ / МУЗЫКАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА / ПРОИЗВЕДЕНИЕ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Полтавская Е. И.

Фонды музыкальных библиотек и нотно-музыкальных отделов содержат разнообразные документы, среди которых преобладают ноты и книги о музыке, музыкантах. Весь массив литературы, предназначенный для удовлетворения информационных потребностей, связанных с музыкой, назван термином «документ библиотечного музыкального фонда». Нотная литература (ноты) рассматривается как особенный документ библиотечного музыкального фонда. Характерным признаком нотной литературы полагается наличие музыкальной письменности - нотации, с помощью которой возможно звуковое воспроизведение опуса. Произведения, выполненные посредством музыкальной нотации, но не рассчитанные на звуковое воспроизведение, относятся не к нотной литературе, а к графическому искусству. Звучащее музыкальное произведение при определенных условиях рассматривается автором как разновидность звукового документа. Минимальные знания о нотации, ее разнообразии и развитии, а также некоторое представление о современных способах записи звука помогут начинающим библиотекарям уточнить понятия: «нотная литература», «электронный нотный документ», обратить внимание на сходство и различие «документа» и «произведения».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SHEET MUSIC AS A SPECIAL DOCUMENT IN THE FUND OF MUSIC LIBRARIES

The collections of music libraries and sheet music departments contain a variety of documents, notes and books about music and musicians. The author suggests that the entire body of literature intended to meet the information needs associated with music is referred to as a library document of the musical fund. Musical literature is considered a special library musical document. Its characteristic feature is the presence of musical writing - notation, with the help of which the sound reproduction of the opus is possible. Works made with musical notation, but not designed for sound reproduction, do not belong to musical literature, this is graphic art. A sounding piece of music can be considered, under certain conditions, as a kind of sound document. A minimal knowledge about the variety of notation and its development will help to novice librarians to clarify such concepts as “musical literature (sheet music)”, “electronic musical document” and to pay attention to the similarities and differences between the concepts of “document” and “work”.

Текст научной работы на тему «ОСОБЕННЫЙ ДОКУМЕНТ В ФОНДЕ МУЗЫКАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕК - НОТЫ»

УДК 02:781.97

Е. И. Полтавская

доктор педагогических наук

Московская государственная

консерватория

имени П. И. Чайковского,

Москва, Россия

E-mail: poltavskaya.elen@gmail.com

ОСОБЕННЫЙ ДОКУМЕНТ В ФОНДЕ МУЗЫКАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕК - НОТЫ

Фонды музыкальных библиотек и нотно-музыкальных отделов содержат разнообразные документы, среди которых преобладают ноты и книги о музыке, музыкантах. Весь массив литературы, предназначенный для удовлетворения информационных потребностей, связанных с музыкой, назван термином «документ библиотечного музыкального фонда». Нотная литература (ноты) рассматривается как особенный документ библиотечного музыкального фонда. Характерным признаком нотной литературы полагается наличие музыкальной письменности - нотации, с помощью которой возможно звуковое воспроизведение опуса. Произведения, выполненные посредством музыкальной нотации, но не рассчитанные на звуковое воспроизведение, относятся не к нотной литературе, а к графическому искусству. Звучащее музыкальное произведение при определенных условиях рассматривается автором как разновидность звукового документа. Минимальные знания о нотации, ее разнообразии и развитии, а также некоторое представление о современных способах записи звука помогут начинающим библиотекарям уточнить понятия: «нотнаялитература», «электронный нотный документ», обратить внимание на сходство и различие «документа» и «произведения».

Ключевые слова: документ библиотечного музыкального фонда, нотная литература (ноты), нотация, музыкальная библиотека, произведение

Для цитирования: Полтавская, Е. И. Особенный документ в фонде музыкальных библиотек - ноты / Е. И. Полтавская // Вестник культуры и искусств. - 2022. - № 3 (71). -С. 14-23.

Документы библиотечного

музыкального фонда

Вся деятельность музыкальных (как и иных) библиотек подчинена сосредоточению, сохранению, распространению и рациональному использованию документов библиотечного фонда. Требования к специальным знаниям библиотекарей музыкальных библиотек и нот-но-музыкальных отделов разнообразны [13], и диктует их тематика документов, востребованных музыкантами разных специальностей. Поэтому в фонд музыкальных библиотек отбираются те, из которых возможно извлечь информацию о музыке. Именно такие по содержанию документы соответствуют профилю докумен-то-коммуникационной системы музыкальная библиотека, поскольку, согласно определению Юрия Николаевича Столярова, «профиль би-

блиотечного фонда - это обусловленная назначением библиотеки и информационными, духовными потребностями ее пользователей совокупность специфических признаков документов, а также особенностей контингента пользователей, закрепленная в модели фонда, т. е. в его идеальном образе» [16, с. 58; см. также: 14, с. 70].

Поясняя дефиницию «Документ библиотечного фонда - профильная для данной библиотеки зафиксированная и/или фиксируемая информация» [14, с. 69; см. также: 15, с. 18], Ю. Н. Столяров подчеркивает, что в фондах могут быть разнообразные по форме документы: синхронные (существующие только в момент воспроизведения) и/или диахронные (момент обращения к ним не зависит от времени их создания), дискретные (имеющие начало и конец)

14

и/или континуальные (имеющие только начало, но постоянно обновляемые), а также статичные и/или динамичные, стационарные и/или мобильные, самодостаточные и/или неполноценные и т. д. [15, с. 18, 32, 35].

В фондах современных музыкальных библиотек также концентрируются документы подобного содержания и формы (по форме - чаще всего диахронные, дискретные и статичные). К ним относятся книги по музыке; профессиональные журналы; научные и учебные пособия; педагогические и методические материалы; результаты научных исследований в виде диссертаций и авторефератов; справочная литература по музыкальной тематике (указатели, каталоги, картотеки), собрания иконографии, концертных программ, газетных вырезок и т. п.; философская и художественная литература (в большинстве своем имеющая отношение к музыке или вдохновившая композиторов на создание музыкальных произведений); аудиозаписи на CD и DVD... С появлением цифровой формы передачи и хранения звуковых сочинений востребована литература по созданию и исполнению компьютерной музыки. Но главное, без чего не может обойтись ни один музыкант, -это нотная литература, или ноты (печатные, рукописные, в электронном виде).

Все перечисленное, составляющее фонды музыкальных библиотек и предназначенное для удовлетворения специальных информационных потребностей пользователей-музыкантов (или только готовящихся стать ими), можно обозначить словосочетанием документы библиотечного музыкального фонда (производное от понятия документ библиотечного фонда [14, с. 69]). Соответственно, ноты, как его часть, выступают особенными документами библиотечного музыкального фонда, поскольку «особенным является то, что отличает данные материальные образования от других, тех, с которыми мы их сравниваем» [20, с. 129].

Нотная литература, будучи отдельным видом документа, может изучаться в рамках част-нонаучной документологической дисциплины [15, с. 24], например, под названием нотоведе-ние. Примечательно, что в СССР уже с 1930-х гг., благодаря планомерной работе советских библиотековедов, стала оформляться вспомога-

тельная музыковедческая дисциплина ното-графия, которая изучает «историю, теорию, методику описания и классификацию музыкальных произведений в их нотной записи» (в отличие от зарубежных стран, где этими вопросами занимается музыкальная библиография) [8, стб. 1027]. Таким образом, научная нотография развивается усилиями не только музыковедов, но и библиотековедов, библиографов как междисциплинарное направление. Получит ли развитие еще и нотоведение или нотография расширит свой предмет за счет изучения нотной литературы с документологиче-ской точки зрения - покажет время.

В музыкальных библиотеках и нотно-музыкальных отделах нотная литература составляет, как правило, основную, значимую и значительную по объему часть фонда. Рассмотрим, что понимается в наше время под нотной литературой (нотами) и каковы ее признаки.

Термин нота означает графическое изображение звука с помощью знаков определенной конфигурации (черные или полые овалы со штилями и флажками, расположенные на нотном стане). Отображение музыки с помощью специально выработанной графики позволяет композитору наглядно донести свой творческий замысел - звуковой образ - до исполнителя. При прослушивании музыкального произведения устанавливается информационная связь между разнесенными во времени и пространстве композитором и слушателем. Казалось бы, ясно: если преобладает нотный текст, то такой документ относится к нотной литературе. Библиотекарям важно знать: всякий ли документ с присутствующими в нем нотами соответствует профилю нотно-музы-кального отдела библиотеки?

Заметим, ноты - лишь один из элементов системы, называемой музыкальной нотацией. Согласно «Музыкальному энциклопедическому словарю», нотацией называется «письменная фиксация музыки» [6, с. 386]. Этим термином обозначают всю совокупность символов, которые помогают визуально записать музыкальный текст, его звуковысотность, ритм, последовательность воспроизведения и даже указать музыкальный инструмент для исполнения произведения. Итак, музыкальная нотация - это

15

не только привычные нам ноты, но и множество других знаков, записывающих звучание. Сотрудникам музыкальных библиотек, начинающим работать с нотной литературой, полезно обладать базовыми знаниями о нотации. Рассмотрим некоторые из них.

Библиотечный минимум

о письменной звукозаписи

и ее эволюции

Распространенная сейчас пятилинейная тактовая запись музыки с помощью нот сложилась не сразу. В течение долгого времени музыкант-исполнитель запоминал мелодию на слух, импровизировал и не нуждался в жесткой фиксации музыкального текста. Усложнение музыкальных произведений, которые стало труднее воспроизводить по памяти, появление новых инструментов, стремление сочинителя точнее передать возникший музыкальный образ предполагаемому исполнителю привело к попыткам отобразить звучание знаками. Таким образом, и в области музыки возникновение документа как «овеществленной бесплотной мысли» (и, добавим, чувства. - Е. П.) позволило «остановить, метафорически выражаясь, время и даже повернуть его вспять» [15, с. 19].

Развитие музыкальной письменности хронологически запаздывало по сравнению со словесной, что, по мнению исследователей, обусловлено самим характером музыки, «лишенным вещных, "предметных" очертаний» [4, с. 533]. Между тем, в целом эволюция музыкального письма прошла те же стадии, что и письменность: пиктографическую, идеографическую и алфавитную (слоговое и буквенно-слоговое письмо). Так, самые ранние попытки изобразить звучание с помощью пиктографии найдены у ирокезов, которые рисовали поющих охотников (внимание обращалось именно на процесс, а не на качество его музыкальной стороны).

У древних египтян появилась потребность фиксировать само музыкальное звучание, при этом характер и тип исполнения музыки пытались передать иероглифами. Музыкальная письменность древневосточных цивилизаций, по-видимому, тоже была скудна, так как до нашего времени дошел лишь один подобный до-

кумент - это хранящаяся в берлинском Перед-неазиатском музее глиняная табличка, которую относят к III тыс. до н. э. Музыковед Курт Закс (Curt Sachs) предположил, что на ней (под текстом шумерского предания «О сотворении человека» и его ассирийского перевода) клинописными значками, представляющими слоги шумерийского языка, записана мелодия древневавилонской музыки для исполнения на арфе. Считается, что это «существенный памятник музыкального искусства доэллинского периода» [11, с. 104; см. также: 3, с. 11; 4, с. 196], единственный образец идеографической нотации того времени.

В античном мире и в раннем Средневековье стала применяться буквенная музыкальная запись, ею передавали звуковысотность, но не могли передать певческую артикуляцию [7, с. 9]. По этой причине использование букв вербальных языков (обычно греческого и латинского) для записи звуков стало лишь одним из этапов развития письменной фиксации музыкальных опусов. Действительно, найти точный графический эквивалент звуку чрезвычайно сложно.

В Средние века значение музыкальной нотации значительно возросло, причем способ нотации оказывался тесно связан с характером передаваемой музыки, ее стилистикой, способом воспроизведения [4, с. 533]. Для записи церковной музыки в средневековой Европе, Византии и других странах применялись невмы -«графическое воспроизведение жестикуляции, движения рук при управлении хором» [Там же, с. 537]. На Руси невменные знаки использовались для записи знаменного пения и назывались знамёнами (от др.-рус. знамя - 'знак'), или крюками. Однако невменные обозначения помогали при исполнении (в нюансировке, выборе темпа) лишь тем, кто уже был знаком с напевом, но не позволяли самостоятельно, без руководителя, точно выяснить звуковысотный уровень интонирования, наличие интервалов.

Осознание недостатков невменной нотации вызвало многочисленные попытки ее улучшить путем добавления к ней букв и буквенных «помет». Заслуга в реформе невменной нотации принадлежит монаху-бенедиктинцу Гви-до Аретинскому (Guido d'Arezzo) в конце X -

16

начале XI в. н. э. Он, исходя из того, что различные звуки «должны в графическом изображении занимать разные места» [4, с. 541], располагал невмы на линейках и между ними. В результате реформы музыкального письма оказалось возможным точно обозначать высоту музыкальных тонов с помощью нотно-линей-ного стана. Постепенно способ нотной записи совершенствовался и уже позволял указывать длительность нот, отмечать полифоническое звучание.

Традиционная нотная звукозапись сложилась к началу XVII в. «в результате синтеза различных принципов письма и соединения графических элементов нескольких ранее существовавших фиксирующих музыкальных систем» [7, с. 7]. К примеру, для отображения точной звуковысотности от раннего Средневековья было унаследовано расположение модифицированных знаков невменной нотации на горизонтальной линии. От буквенной нотации Античности и Средневековья - ключи и знаки альтерации (диез, бемоль, бекар). Цифрами для обозначения размера и аппликатуры, штилями и флажками у нотного знака пользовались с XVI в. в табулатурной нотации (например, для указания места пальца на клавише или струне). Такая синтетическая знаковая система музыкальной записи просуществовала без особых изменений несколько столетий.

К первой половине XX в. сложившейся нотно-линейной нотации оказалось недостаточно для записи особых эффектов звучания неевропейской музыки и музыки народной, передаваемой в устной традиции. Композиторы-новаторы, стремясь выразить в звуках самые разные эмоции, изобретали новые типы нотаций, радикально меняя при этом основы музыкального искусства. Партитуры стали сопровождаться таблицами (в которых, например, подробно объяснялось, из каких материалов следует изготавливать сурдины для изменения звука и где их размещать), рисунками. Для пояснения композиторы использовали геометрические фигуры, точки разных размеров, пересекающиеся друг с другом или изогнутые линии (нередко разноцветные, разной толщины), стрелочки, решетки, буквы или сплошной текст, иногда полностью отказываясь от при-

вычных нотографических знаков. При исполнении подобных авангардных произведений рекомендовалось комбинировать различные звуки, производимые не только музыкальными инструментами (любого состава и за любое количество времени), но и техническими средствами (к примеру, пишущей машинкой, бытовыми приборами и приспособлениями), использовать различные шумы. В современные композиции стали включаться слайды, фильмы, коллажи классической музыки, преобразованные с помощью компьютера, световые эффекты, естественные звуки природы. По утверждению музыковедов, при стирании грани между жизнью и искусством, между композиторами и исполнителями, а иногда и слушателями (которые как бы вовлекаются в соавторство), однонаправленность традиционной музыкальной коммуникации «композитор - исполнитель -слушатель» [5, с. 198] изменяется. Большая свобода стала предоставляться исполнителям современных произведений, по сравнению с классическими: начали создаваться партитуры, предполагающие множество трактовок. Вместе с тем музыковеды считают, что «изменение принципов фиксации нотного текста неизбежно приводит не только к усовершенствованию нотной записи, увеличению меры подробности фиксации, но и к невосполнимым потерям информации» [2, с. 29], т. е. к появлению новых проблем в отображении композиторских замыслов и их интерпретации.

Новое музыкальное мышление повлияло как на способы звукоизвлечения, приемы игры, так и привело в свою очередь к появлению новых графических элементов. В целом эволюцию музыкальной нотации можно представить в виде развития по спирали. Так, если взять за точку отсчета Древний мир, в котором гимны записывали с помощью пиктографического письма, то музыкальная нотация композиторов-новаторов ХХ в., вернувшись к фиксации звуков с помощью рисунков, на новой ступени развития как бы совершила эволюционный виток. Отсюда следует, что нотация современной музыки не стала прогрессивнее, но больше соответствует тем частным задачам, которые решают отдельные авторы. Понять их стремление к свободе выражения чувств через

17

музыку можно. Действительно, усложненная и максимально точная система нотации сравнима с подробной инструкцией, коей однозначно должен следовать исполнитель, однако она несколько сковывает его, уменьшая импровизационные возможности. Поэтому, с одной стороны, устремление некоторых экспериментаторов к большей раскрепощенности музыкального выражения звуковых образов объяснимо. С другой - дав большую свободу исполнителю, подобные сочинители сделали процесс звучания произведений непредсказуемым по времени и неоднозначным по качеству из-за трудностей декодирования индивидуальной нотации. Поэтому неудивительно, что против распространившихся своевольных импровизаций выступали такие авторитеты, как Игорь Стравинский, Морис Равель (Maurice Ravel), Пауль Хиндемит (Paul Hindemith), Артюр Онег-гер (Arthur Honegger), и в музыкальных кругах даже дискутировали о юридической защите незыблемости музыкального текста [2, с. 45].

В настоящее время письменные формы фиксации музыки развиваются по двум альтернативным направлениям: либо используется и совершенствуется традиционная ното-линей-ная тактовая система, либо возникают все новые индивидуальные способы самовыражения, кардинально отрицающие известные и устоявшиеся до сих пор формы записи.

Особо следует отметить появление в России нотации для незрячих и слабовидящих, которые не могут пользоваться при обучении нотной системой французского тифлопедагога Луи Брайля (Louis Braille) и дисплеем Брайля из-за отсутствия соответствующего оборудования. Так, преподаватель-энтузиаст Таганрогского музыкального колледжа С. В. Надлер изобрела, успешно апробировала и запатентовала геометрическую рельефную нотацию (на магнитной доске с применением особой цветовой гаммы) для обучения академической музыке студентов с дефицитом зрения, а также разработала проект кабинета для таких занятий [12]. Думается, этот метод достоин распространения не только в учебных музыкальных заведениях, но и в музыкальных библиотеках.

Из всего сказанного можно сделать вывод: в настоящее время применяются различ-

ные способы письменной фиксации звука, и все они подпадают под широкое определение музыкальной нотации - это совокупность всех обозначений, с помощью которых звуковой образ переводится в визуальный текст, доступный для чтения музыканту-исполнителю. Поскольку авторские формы музыкального письма в XXI в. сосуществуют наряду с традиционной нотацией, в музыкальных библиотеках могут встречаться произведения, записанные самыми разными способами, в том числе с применением индивидуальной нотации.

Начинающему библиотекарю -

о современной музыкальной нотации

Нетрадиционное оформление музыкальных произведений, требующих подробной расшифровки, чаще всего приводит к изменению визуального облика партитур, к нестандартным размерам, что создает определенные трудности в организации их хранения в библиотечных условиях. Тем не менее в фондах большинства российских музыкальных библиотек подобные документы пока скорее редкость, чем правило. Но главное другое: библиотекари, комплектующие музыкальные произведения, должны учитывать, что «музыка начинает делиться на музыку для прослушивания и чтения. Графика принимается за художественное произведение» [9, с. 3] изобразительного искусства, а нотный текст «из средства фиксации музыкального звучания нередко превращается в отдельное средство художественной выразительности» [1, с. 139]. В связи с этим в фондах музыкальных библиотек могут встречаться произведения, не предназначенные для музицирования, т. е. без музыки и без нотации как таковой.

Какой критерий можно посоветовать комплектаторам при распределении новаторских произведений по библиотечным отделам? Визуально-музыкальные композиции, предназначенные не только для рассматривания, но и для исполнения, следует относить к нотной литературе. Таковы, например, работы Джеймса Плаковича (James Plakovic), выполненные с помощью традиционной нотации, но преобразующиеся компьютерной программой одновременно в зрительный образ и музыкальную композицию (например, «Портрет Бетховена

1B

№ 3», «Карта мира» и др.) [10, с. 79-81]. Произведение Хенрика Кольдинга-Йёргенсена (Henrik Colding-Jorgensen) «Museik», представляющее собой цветную графическую композицию без традиционных нот, но предназначенное для импровизации на нескольких музыкальных инструментах сразу, логично также распределить в нотно-музыкальный отдел библиотеки, присвоив шифр партитуры. Заметим, что напечатанная партитура - диа-хронный, дискретный и статичный музыкальный документ.

Пример страницы из произведения Хенрика Кольдинга-Йёргенсена «Ми8в1к»

(источник: https://henrik.cQldingi.dk/hci-kQmpositioner/museik/museik.htm)

Однако и музыкальное произведение, звучащее в концертном зале, при определенных условиях можно рассматривать как музыкальный документ - разновидность документа звукового. Кстати, и устный документ [17], и фоно-или аудиодокумент также можно трактовать как разновидности звукового документа. При каких условиях воспроизводимое музыкальное произведение возможно признать документом? Исходя из определения, документ признается таковым в том случае, когда служит единицей семантического процесса [15, с. 22; 18, с. 136]. Следовательно, если в семантической системе музыкального заведения выступление учащегося на концерте приравнивается к сдаче экзамена (такая практика существует), то сыгранный музыкальный опус можно считать звуковым документом: он свидетельствует об определенной квалификации, достигнутой будущим музыкантом. Во время исполнения музыкальное произведение предстанет как документ синхронный и динамичный. А если будет звучать, к примеру, уже упомянутый «Museik» Х. Кольдинга-Йёр-

генсена, - то и континуальный, поскольку ни высотность, ни взаимосвязь и последовательность звуков, ни состав инструментов, ни продолжительность или характер звучания композитор никак не обозначил, положившись на инициативу исполнителей. Вследствие этого при каждом исполнении получится разное произведение и по содержанию, и по форме, и по длительности.

Напротив, записи, даже содержащие музыкальную нотацию, но не рассчитанные на звуковое воспроизведение, подобно сборнику «Воображаемая музыка» [2, с. 142] Тома Джонсона (Tom Johnson), в библиотеке уместнее хранить в отделе литературы гуманитарного содержания.

Об иных способах звукозаписи

Изменение способа записи музыки - это длительный исторический процесс, взаимосвязанный с развитием музыкального мышления, которое в свою очередь обусловлено культурными и техническими преобразованиями в обществе. В настоящее время для сохранения авторского замысла звук фиксируется с помощью символов (невмы, в том числе крюки; ноты; цифры, буквы и другие письменные знаки музыкальной нотации) и аналоговых сигналов звукового диапазона (создается «точный слепок звукового колебания из более плотной физической среды, сохраняющей следы воздействия звуковой волны» [2, с. 187]). В результате преобразований аналоговый сигнал переводится в цифровой аудиоформат.

Работы по переводу аналогового формата в цифровой, а уже его - в нотацию ведутся не один десяток лет и постоянно совершенствуются. Сегодня существует разнообразное программное обеспечение для транскрипции музыки с аудиофайлов, записанных в цифровом формате, в нотацию. Хотя вопрос, как кон -вертировать музыкальную аудиозапись в ноты без участия человека (в исправлении ошибок), удовлетворительно пока не решен [Там же, с. 189]. Тем не менее в связи с доминированием цифрового способа фиксации, хранения и воспроизведения звука ряд музыковедов предполагает, что в скором времени появится новый термин метанотация [Там же, с. 210], который

19

станет общим для всех других видов нотации. Необходимость в таком новшестве на взгляд не-музыканта кажется спорной: понятие нотация представляется достаточно широким.

А вот библиотечные воззрения на нотную литературу требуют уточнения. Появление цифровой записи и технических устройств, используемых для фиксации музыкальных произведений и последующего чтения музыкального текста, расширило содержание понятий документ библиотечного музыкального фонда и нотная литература. Поскольку одним из признаков нотной литературы предложено считать наличие символьной передачи звука, или музыкальной нотации (в самом широком смысле этого слова), то пластинки, магнитные пленки (с записями, сделанными аналоговым способом) или CD и DVD (с записями, переведенными в цифру) не относятся к нотной литературе, для библиотеки это - электронный документ библиотечного музыкального фонда в аналоговом или цифровом формате (термин электронный -обобщающий для аналогового и цифрового [18, с. 138]). Напротив, к электронному нотному документу (неважно, где он находится -на CD, флешке, сервере или в облачном хранилище) следует отнести «файл или набор взаимосвязанных файлов, рассматриваемый как единое целое» [19, с. 25], который на экране монитора визуально воспринимается пользователем как запись музыкального произведения с помощью нотации.

Между тем обратим внимание на то, что со второй половины ХХ в. содержание понятия музыкальное произведение стало размываться с появлением недетерминированной музыки. Нотация стала выступать лишь в роли ориентира; а конечный результат (музыкальное произведение), в большой степени зависящий от фантазии исполнителя, мог значительно различаться на разных концертных площадках. Это наводит на некоторые размышления о более широких понятиях документ и произведение, к тому же и документ может быть назван произведением, а произведение -документом. В чем же их принципиальное различие? Так, и документ, и произведение -это предметы, используемые в социальной коммуникации. Но если документ может быть

вещью, явлением1, процессом, то произведением (с материалистической точки зрения) может быть либо вещь, либо процесс. Документ, признаваемый ценностью в определенной коммуникации, используется как однозначное (не вызывающее сомнений, достоверное) свидетельство существования другого предмета. Следовательно, документ не может быть недетерминированным (неопределенным): это противоречит его основному свойству. Напротив, произведение, являясь интеллектуальным продуктом субъекта-производителя (актора), в принципе оказывает неоднозначное влияние на разных субъектов-потребителей (или на одних и тех же, но в разные моменты их жизни), поскольку восприятие зависит от общей культуры, жизненного опыта. Вот почему неудивительно, что исполнение недетерминированного музыкального произведения, при создании которого учитывался свободный выбор приемов звукоизвлечения и длительности звучания, вызывает неодинаковые эмоции у слушателей на разных концертах.

При создании любой музыки - и традиционной, и недетерминированной - композитор стремится сохранить и передать свой творческий замысел с помощью системы нотации - неотъемлемой части музыкального искусства. Поэтому библиотекарям музыкальных библиотек, сотрудникам архивов и музеев, соприкасающимся в работе с нотной литературой, не мешает знать некоторые азы нотации - этой сферы музыкальной графики, изменяющейся под воздействием развития музыкального мышления и чутко реагирующей на глобальные общественно-политические и научно-технические преобразования в мире. В то же время расширение профессиональных знаний о нотной литературе и ее признаках сможет привести к более углубленному пониманию библиотековедческих терминов.

В заключение подчеркнем: термином документ библиотечного музыкального фонда предлагается обозначать весь массив документов, сосредоточенных в фонде библиотеки, имеющих отношение к музыке и предназначенных для пользователей. Нотная литература, являясь его особенной частью, должна об-

1 В качестве документа может быть использовано природное явление.

20

ладать важным признаком - наличием любого вида нотации, с помощью которой возможно исполнение музыкального произведения.

1. Александрова, А. С. Музыкальная нотация и проблемы ее теоретического освоения / А. С. Александрова // Манускрипт. - 2019. - Т. 12. Вып. 8. -С.139-144.

2. Аронова, Е. И. Графические образы музыки: культурологический, практический и информационно-технологический взгляды на современную музыкальную нотацию / Е. И. Аронова. - Новосибирск : Сиб. унив. изд-во, 2001. - 232 с.

3. Глухов, А. Судьбы древних библиотек / А. Глухов. - Москва : Либерея, 1992. -160 с.

4. Грубер, Р. И. История музыкальной культуры. Т. 1, ч. 1 : С древнейших времен до конца XVI в. / Р. И. Грубер. -Москва : Музгиз, 1941. - 595 с.

5. Дубинец, Е. Творчество сквозь призму нотации / Е. Дубинец // Музыкальная академия. - 1997. - № 2. - С. 191-201.

6. Евдокимова, Ю. К. Нотация / Ю. К. Евдокимова // Музыкальный энциклопедический словарь / гл. ред. Г. В. Келдыш. - Москва : Советская энциклопедия, 1990. - С. 386-387.

7. Ключко, С. И. Западноевропейская пятилинейная нотация: этапы становления : учеб. пособие по курсу «История нотации» / С. И. Ключко ; М-во культуры Российской Федерации, ФГБОУ ВПО «Дальневосточная гос. академия искусств». - Владивосток : РИО ДВГАИ, 2014. - 87 с.

8. Колтыпина, Г. Б. Нотография / Г. Б. Кол-тыпина // Музыкальная энциклопедия. Т. 3 / гл. ред. Ю. В. Келдыш. - Москва : Советская энциклопедия, 1976. -Стб. 1027-1039.

9. Кузьмин, А. Р. Нотация в музыке ХХ века : учеб.-метод. пособие / А. Р. Кузьмин ; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. - 2-е изд. - Челябинск, 2010. - 100 с.

10. Литвинова, О. А. Графическая нотация и ее применение в партитурах второй половины XX века / О. А. Литвинова // Музыкальное искусство и наука в современном мире: теория, история, исполнительство, педагогика : сб. ст. по материалам VII Междунар. науч. конф. (7-8 нояб. 2019 г.) / М-во куль-

туры РФ, Астраханская гос. консерватория. - Астрахань : Триада, 2019. -С. 76-82.

11. Музыкальная культура Древнего мира / под ред. и вступ. ст. Р. И. Грубера ; Ленинградская гос. консерватория. - Ленинград : Музгиз, 1937. - 258 с.

12. Надлер, С. В. Новая геометрическая нотация для незрячих и слабовидящих: опыт разработки / С. В. Надлер // Проблемы синтеза искусств в современной музыкальной культуре : сб. тр. между-нар. науч. конф. (11-15 апр. 2019 г.) / М-во культуры РФ, Ростовская гос. консерватория им. С. В. Рахманинова. -Ростов-на-Дону : Изд-во Ростовской гос. консерватории им. С. В. Рахманинова, 2019. - Т. 2. - С. 376-386.

13. Полтавская, Е. И. Музыкальные библиотеки. Какой библиотекарь им нужен? / Е. И. Полтавская // Научные и технические библиотеки. - 2017. - № 12. -С. 97-108.

14. Столяров, Ю. Н. Библиотечное доку-ментоведение / Ю. Н. Столяров // Научные и технические библиотеки. - 2021. -№ 5. - С. 61-72.

15. Столяров, Ю. Н. Исходные постулаты документологии - всеобщей теории документа / Ю. Н. Столяров // Научные и технические библиотеки. - 2021. - № 2. -С.15-40.

16. Столяров, Ю. Н. Признаки библиотечного фонда как научного понятия. Дефиниция понятия «библиотечный фонд» / Ю. Н. Столяров // Научные и технические библиотеки. - 2014. -№ 10. - С. 52-60.

17. Столяров, Ю. Н. Устный документ / Ю. Н. Столяров // Украшьский журнал з бiблiотекознавства та шфор-мацшних наук. - 2018. - № 2. -С. 24-36.

18. Столяров, Ю. Н. Цифровой, аналоговый, электронный, виртуальный: как правильно? / Ю. Н. Столяров // Научные и технические библиотеки. - 2021. -№ 3.- С. 133-140.

19. Столяров, Ю. Н. Электронное библиотековедение: сущность, дефиниция / Ю. Н. Столяров // Научные и технические библиотеки. - 2021. - № 7. -С.13-32.

20. Шептулин, А. П. Диалектика единичного, особенного и общего : учеб. пособие / А. П. Шептулин. - Москва : Высшая школа, 1973. - 272 с.

Получено 15.06.2022

21

Elena I. Poltavskaya

Doctor of Pedagogic Sciences

Tchaikovsky Moscow State Conservatory, Moscow, Russia

E-mail: poltavskaya.elen@gmail.com

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Sheet Music as a Special Document in the Fund of Music Libraries

Abstract. The collections of music Libraries and sheet music departments contain a variety of documents, notes and books about music and musicians. The author suggests that the entire body of Literature intended to meet the information needs associated with music is referred to as a Library document of the musical fund. Musical Literature is considered a special Library musical document. Its characteristic feature is the presence of musical writing - notation, with the help of which the sound reproduction of the opus is possible. Works made with musical notation, but not designed for sound reproduction, do not belong to musical Literature, this is graphic art. A sounding piece of music can be considered, under certain conditions, as a kind of sound document. A minimal knowledge about the variety of notation and its development will help to novice Librarians to clarify such concepts as "musical Literature (sheet music)", "electronic musical document" and to pay attention to the similarities and differences between the concepts of "document" and "work".

Keywords: Library document of the musical fund (musical Library collection), musical Literature (sheet music), notation, music Library, work

For citing: Poltavskaya E. I. 2022. Sheet Music as a Special Document in the Fund of Music Libraries. Culture and Arts Herald. No 3 (71): 14-23.

References

1. ALeksandrova A. 2019. Theoretical aspects of studying musical notation. Manuscript. Vol. 12, Issue 8: 139-144. (In Russ.).

2. Aronova E. 2001. Graficheskie obrazy muzyki: kul'turologicheskiy, prakticheskiy i informatsionno-tekhnologicheskiy vzglyady na sovremennuyu muzykal'nuyu notatsiyu [Graphic images of music: cultural, practical and information-technological views on modern musical notation]. Novosibirsk: Siberian University Publ. 232 p. (In Russ.).

3. GLukhov A. 1992. Sud'by drevnikh bibliotek [The fates of ancient Libraries]. Moscow: Liberea Publ. 160 p. (In Russ.).

4. Gruber R. 1941. Istoriya muzykal'noy kul'tury. T. 1, ch. 1: S drevneyshikh vremen do kontsa XVI v. [History of musical culture. Vol. 1, part 1: From ancient times to the end of the 16th century]. Moscow: Muzgiz Publ. 595 p. (In Russ.).

5. Dubinets E. 1997. Creativity through the prism of notation. Academy of Music. No 2: 191-201. (In Russ.).

6. Evdokimova Yu. 1990. Notation. Muzykalnyy entsiklopedicheskiy slovar' [Musical Encyclopedic Dictionary]. Ch. ed. G. V. Keldysh. Moscow: Soviet Encyclopedia Publ. P. 386-387. (In Russ.).

7. KLiuchko S. 2014. Zapadnoevropeyskaya pyatilineynaya notatsiya: etapy stanovleniya [Western European five-Line notation: stages of formation]. Vladivostok: RIO FESIA Publ. 87 p. (In Russ.).

8. Koltypina G. 1976. Notography. Muzykalnaya entsiklopediya [Musical Encyclopedia]. Vol. 3. Ch. ed. Yu. V. Keldysh. Moscow: Soviet Encyclopedia Publ. P. 1027-1039. (In Russ.).

9. Kuzmin A. 2010. Notatsiya v muzyke XX veka [Notation in the music of the twentieth century]. 2nd ed. Chelyabinsk: Chelyabinsk State Academy of Culture and Arts Publ. 100 p. (In Russ.).

10. Litvinova O. 2019. Graphic notation and its application in scores of the second half of the 20th

22

century. Muzykal'noe iskusstvo i nauka v sovremennom mire: teoriya, istoriya, ispolnitel'stvo, pedagogika [Musical art and science in the modern world: theory, history, performance, pedagogy]. Astrakhan: Triada PubL. P. 76-82. (In Russ.).

11. MuzykaL'naya kuL'tura Drevnego mira [Musical Culture of the Ancient World]. 1937. Ed. R. I. Gruber; Leningrad state conservatory. Leningrad: Muzgiz PubL. 258 p. (In Russ.).

12. NadLer S. 2019. New geometric notation for the blind and visually impaired: development experience. Problemy sinteza iskusstv v sovremennoy muzykalnoy kul'ture [Problems of synthesis in modern musical culture]. Rostov-na-Donu: Rachmaninov Rostov State Conservatory PubL. VoL. 2. P. 376386. (In Russ.).

13. PoLtavskaya E. 2017. MusicaL Libraries - what kind of Librarians do they need? Scientific and technical Libraries. No 12: 97-108. (In Russ.).

14. StoLyarov Yu. 2021. Library documentoLogy. Scientific and technical libraries. No 5: 61-72. (In Russ.).

15. StoLyarov Yu. 2021. The basic postuLates of documentoLogy - the generaL theory of documents. Scientific and technicaL Libraries. No 7: 15-40. (In Russ.).

16. StoLyarov Yu. 2014. Attributes of a Library coLLection as a schoLarLy definition. Definition of the "Library coLLection". Scientific and technical libraries. No 10: 52-60. (In Russ.).

17. StoLyarov Yu. 2018. OraL document. Ukrainian Journal of Library Science and Information Sciences. No 2: 24-36. (In Russ.).

18. StoLyarov Yu. 2021. DigitaL, anaLog, eLectronic or virtuaL: which is right. Scientific and technical libraries. No 3: 133-140. (In Russ.).

19. StoLyarov Yu. 2021. DigitaL Library studies: the subject and definition. Scientific and technical libraries. No 7: 13-32. (In Russ.).

20. SheptuLin A. 1973. DiaLektika edinichnogo, osobennogo i obshchego [DiaLectics of the individuaL, speciaL and generaL]. Moscow: Higher schooL PubL. 272 p. (In Russ.).

Received 15.06.2022

Уважаемые читатели и авторы! «Вестник культуры и искусств» представлен в открытом доступе в Научной электронной библиотеке

eLIBRARY.ru

(https://www.elibrary.ru/title_profile.asp?id=62801)

23

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.