Научная статья на тему 'Особенности уголовной ответственности за преступления в области телемедицины'

Особенности уголовной ответственности за преступления в области телемедицины Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
40
11
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН / ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ТЕЛЕМЕДИЦИНА

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Некрасов В.Н.

В последние годы телемедицина все активнее внедряется в жизнь людей, что чревато серьезными общественно опасными последствиями, например в случае, если помощь дистанционно оказывает врач, не имеющий права на совершение подобных медицинских действий. Кроме того, в результате оказания медицинских услуг через Интернет врач может допустить ошибку в постановке диагноза (консультации), что может привести к смерти пациента или другим негативным последствиям. В нормативных документах телемедицинские технологии определяются как информационные технологии, обеспечивающие дистанционное взаимодействие медицинских работников между собой, с пациентами и (или) их законными представителями, идентификацию и аутентификацию указанных лиц, документирование совершаемых ими действий при проведении консилиумов, консультаций, дистанционного медицинского наблюдения за состоянием здоровья пациента. В ходе исследования изучены вопросы легального и незаконного оказания медицинской и фармацевтической помощи с использованием телемедицинских технологий, особенности уголовной ответственности за данный вид деятельности. Автор пришел к выводу, что законодателю следует учитывать при дифференциации уголовной ответственности в рамках ст. 235 УК РФ повышенную степень общественной опасности преступлений, связанных с незаконной дистанционной медицинской и фармацевтической деятельностью, в результате которой причиняется по неосторожности вред здоровью человека или смерть. Для этого следует, используя квалифицированный состав преступления, предусмотреть ужесточение наказания за указанную деятельность.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Некрасов В.Н.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Features of criminal liability for crimes in the field of telemedicine

In recent years telemedicine is increasingly being introduced into people’s life which is fraught with serious socially dangerous consequences, for example, if assistance is provided remotely by a doctor who is not entitled to perform such medical actions. In addition, as a result of providing medical services per Internet the doctor may make a mistake in making a diagnosis (consultation), which may lead to the death of the patient or other negative consequences. In regulatory documents telemedicine technologies are defined as information technologies that provide for remote interaction of medical workers among themselves, with patients and (or) their legal representatives, identify and authenticate specified persons, document their actions during consultations, and remote medical monitoring of the patients health. The study examined the issues of legal and illegal provision of medical and pharmaceutical care using telemedicine technologies, especially criminal liability for this type of activity. The author came to the conclusion that the legislator should take into account by the differentiation of criminal responsibility under Art. 235 of the Criminal Code of the Russian Federation a heightened degree of public danger of crimes connected with illegal remote medical and pharmaceutical activities, as a result of which, due to carelessness, harm to human health or death is caused. For this purpose, using the qualified corpus delicti, it is necessary to foresee toughening of punishment for the specified activity.

Текст научной работы на тему «Особенности уголовной ответственности за преступления в области телемедицины»

No. 1772-p (in red. on 23.09.2015)]. Sobr. zakonodatel'slva Ros. Fadsracii - Collectiofi of Legislation of the Russian Federation. 2010. Ilss. 43. Art. 5544. (In Russ.).

7. Obzor sudabnoj statistiki o rezuTtatah deyatel'nosti mirwyti sudaj Vologodskoj oblastiza period s 2014 po 2017 gg. [Review of judicial statistics on the performance of the magistrates of the Vologda region for Ifie period from 2014 to 2017]. Availabelat: hltp^/iJsd.vld.sLdrf.rTj/modulas.php,?nama=statirid=3/{accessed 10.07.201 B). (In Russ.). S. Otncsitsl'nc prinuditel'nogo ii obyazatel'nogo truda : konvenciya Mezhdunarodnoj organizacii tajda ot 29.06.1930 Ne 29 [Regarding forced or compulsory labor : Convention of the International Labor Organization from 29.06.1930 No. 29]. Vedomosti Verhov. Soveta SSSR - Bulletm of the Supreme Soviet of the USSR. 1956. Iss. 13. Art. 279. (In Russ.}. 9. SHukaeva E S. O stepeni suobody truda lie, osuzhdennyfi k lisheniyu suobody [On the degree of freedom of labor of persons sentenced to imprisonment]. Vestn. Voronezh, in-ta MVD Rossii - Bulletin of the Voronezh Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 2015. Iss. 3. R 160. (In Russ.}.

В. Н. НЕКРАСОВ - доцент кафедры уголовного права и криминологии ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук

Реферат

В последние годы телемедицина все активнее внедряется в жизнь людей. что чревато серьезными общественно опасными последствиями, например в случае, если помощь дистанционно оказывает врач, не имеющий права на совершение подобных медицинских действий. Кроме того, в результате оказания медицинских услуг через Интернет врач может допустить ошибку в постановке диагноза [консультации), что может привести к смерти пациента или другим негативным последствиям. В нормативных документах телемедицинские технологии определяются как информационные технологии, обеспечивающие дистанционное взаимодействие медицинских работников между собой, с пациентами и (или) их законными представителями, идентификацию и аутентификацию указанных лиц, документирование совершаемых ими действий при проведении консилиумов, консультаций, дистанционного медицинского наблюдения за состоянием здоровья пациента. В ходе исследования изучены вопросы легального и незаконного оказания медицинской и фармацевтической помощи с использованием телемедицинских технологий, особенности уголовной ответственности за данный вид деятельности. Автор пришел к выводу, что законодателю следует учитывать при дифференциации уголовной ответственности в рамках ст. 235УК РФ повышенную степень общественной опасности преступлений, связанных с незаконной дистанционной медицинской и фармацевтической деятельностью, в результате которой причиняется по неосторожности вред здоровью человека или смерть. Для этого следует, используя квалифицированный состав преступления, предусмотреть ужесточение наказания за указанную деятельность.

Ключевые с л о в а: у го ло вн ы й закон; и нно в ационн ая деяте л ьность; телеме д и-цина.

12.00.06 - Уголовное правой криминология; уголовно-исполнительное право

Features of criminal liability for crimes in the Held of telemedJcine

V. N. NEKRASOV - Associate Professor of the Department of Criminal Law and Criminology of the Vologda Institute of Law and Economics of the Federal Penal Service of Russia, PhD. in Law

Abstract

In recent years telemedicine is increasingly being introduced into people's life which is fraughit with serious socially dangerous consequences, for example, if assistance is

УДК 343.231

Особенности уголовно!! ответственности за преступления к области телсмслпципм

provided remotely by a doctor who is not entitled to perform such medical actions. In addition, as a result of providing medical services per Internet the doctor may make a mistake in making a diagnosis (consultationJ, which may lead to the death of ttie patient or other negative consequences. In regulatory documents telemedicine technologies are defined as information technologies that provide for remote interaction of medical workers among themselves, with patients and [or) their legal representatives, identify and authenticate specified persons, document their actions during consultations, and remote medical monitoring of the patients health. The study examined ttie issues of legal and illegal provision of medical and pharmaceutical care using telemedicine technologies, especially criminal liability for this type of activity. The author came to the conclusion that the legislator should take into account by the differentiation of criminal responsibility under Art. 235 of the Criminal Code of the Russian Federation a heightened degree of public danger of crimes connected with illegal remote medical and pharmaceutical activities, as a result of which, due to carelessness, harm to human health or deatfi is caused. For this purpose, using ttie qualified corpus delicti, it is necessary to foresee toughening of punishment for the specified activity.

Key words: criminal law; innovation activity; telemedicine.

12.00.08- Criminal law and criminology; penal law

Развитие современных инновационных технологий серьезным образом меняет жизнь людей, причем как в положительном, так и негативном ключе. Так, появление новых технологий принесло обществу огромные блага в сфере экономики, образования и культуры и в то же время стимулировало появление новых и развитие традиционных форм преступности. Примером такой инновации можно назвать возможность оказания медицинской помощи дистанционно, с использованием теле медицинских технологий. С одной стороны, это облегчает жизнь многих людей, особенно живущих в местах, где сложно найти хорошего врача, или имеющих хронические заболевания и сложности с передвижением, с другой -чревато серьезными общественно опасными последствиями, например в случае, если помощь дистанционно оказывает врач, не имеющий права на совершение подобных медицинских действий. Кроме того, в результате оказания медицинских услуг через Интернет врач может допустить ошибку в постановке диагноза (консультации), что может привести к смерти пациента или другим негативным последствиям. Эти и многие подобные вопросы должен учитывать законодатель для своевременной и эффективной уголовно-правой охраны правоохраняемых интересов.

В действующем УК РФ отсутствуют такие понятия, как «телемедицина*, «телемедицинские технологии», «дистанционное оказание медицинской помощи» и т. п. Исходя из этого можно сделать вывод, что в случае совершения преступления с использованием теле медицинских технологий правоприменителю следует руководствоваться нормами УК РФ о так называемых традици-

онных медицинских преступлениях, В частности, незаконное осуществление медицинской и фармацевтической деятельности криминализировано в ст. 235 кодекса. В соответствии с данной статьей уголовная ответственность наступает, если в результате осуществления незаконной медицинской и фармацевтической деятельности виновного лица причиняется по неосторожности вред здоровью человека или смерть. Вместе с тем для признания лица виновным по ст. 235 УК РФ следует установить факт его медицинской или фармацевтической деятельности без соответствующей лицензии, которая обязательна. В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 № 291 медицинская деятельность включает в себя работы (услуги) по определенному перечню, которые выполняются при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной}, паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и сани-тарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях [3]. В этой связи нельзя поддержать утверждение А. И. Раткова и А. Ю. Чупровой, что «в перечне работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность, указания на теле медицину, консультации в сети "Интернет", отсутствуют. Поэтому такие услуги не могут рассматриваться как

частная медицинская практика, о которой ведется речь в статье 235 УК РФ» [4, с. 178].

В соответствии с Федеральным законом от 29.07.2017 № 242-ФЗ [2] теле медицинские технологии определяются как информационные технологии, обеспечивающие дистанционное взаимодействие медицинских работников между собой, с пациентами и {или) их законными представителями, идентификацию и аутентификацию указанных лиц, документирование совершаемых ими действий при проведении консилиумов, консультаций, дистанционного медицинского наблюдения за состоянием здоровья пациента. В п. 4 закона сказано, что медицинская организация оказывает медицинскую помощь с применением телемедицинских технологий по видам работ (услуг), указанным в лицензии на осуществление медицинской деятельности. Получается, что медицинский работник для легального осуществления медицинской помощи дистанционно должен быть в штате медицинской организации. Исходя из этого сотрудники медицинской организации, незаконно осуществляющие медицинскую деятельность, в том числе дистанционно без лицензии, если таковая для этого является обязательной, подлежат уголовной ответственности в соответствии со ст. 235 УК РФ.

Однако остается вопрос: как быть с лицами, осуществляющими частную медицинскую практику индивидуально? Про лицен-зированиемедицинскойдеятельноститакой категории лиц в рассматриваемом документе ничего не сказано. Исходя из указанного федерального закона телемедицина - это такая же медицинская деятельность, которая должна быть лицензирована. Вместе с тем лицензирование предусмотрено для медицинской организации, следовательно, и медицинскую помощь с использованием телемедицинских технологий могут оказывать только сотрудники медицинской организации, которая получила соответствующую лицензию на оказание медицинских услуг. Более того, согласно п. 10 Порядка оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий, все медицинские организации должны быть внесены в федеральный регистр. В состав Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ} входят такие системы, как Федеральный регистр медицинских работников и Федеральный реестр медицинских организаций. Более того, регистрация в ЕГИСЗ обязательна для всех медицинских организаций

независимо от формы собственности. Частичный ответ на указанный вопрос дало Министерство здравоохранения, пояснив, что телемедицинские технологии не отдельный вид работ, а составляющая медицинской деятельности, поэтому оказание таких услуг необходимо проводить в помещении, оборудованном для проведения оф-лайн-консультаций и при наличии лицензии. Причем лицензию необходимо получать на каждое направление услуг [5]. Получается, что телемедицинские услуги должны осуществляться только в лицензируемом помещении клиники и сотрудниками, входящими в штат этой организации. Исходя из этого частные лица, индивидуальные предприниматели, оказывающие медицинские услуги дистанционно с использованием телемедицинских технологий, подлежат уголовной ответственности по ст. 235 УК РФ.

Принимая во внимание полученный ранее вывод, появляется другой вопрос: а соответствуют ли положения ст. 235 УК РФ сегодняшним реалиям? В частности, лицо, незаконно оказывающее медицинские или фармацевтические услуги населению, более общественно опасно, нежели сотрудник медицинской организации, осуществляющий названный вид деятельности без обязательной лицензии. Так, специфика телемедицинских и интернет-технологий позволяет реализовывать незаконное медицинское консультирование лицами, в лучшем случае не имеющими к медицине никакого отношения. В результате лечения таких «медиков» возможно ухудшение состояния здоровья пациента. Более того, закон о телемедицине принят относительно недавно и среди широкой общественности не приводилось детальное разъяснение его сути, этапов и особенностей реализации. Так, согласно нормам данного закона консультированию дистанционно должен предшествовать очный прием. Вместе с тем в ходе опроса, проведенного нами (300 респондентов различного возраста и социального положения}, только 9 % знали о такой норме. Подобные недоработки в разъяснении сущности закона о теле медицине способны привести к манипулированию населением и искажению отдельных норм указанного нормативно-правого акта, особенно среди старшего поколения.

Специфика Интернета позволяет лицам, осуществляющим незаконную медицинскую и фармацевтическую деятельность, расширить географию и охват своего дела, В результате чего вред может быть причи-

нен значительно большему числу людей по сравнению с деятельностью медиков, ведущих очный прием, но не имеющих обязательной лицензии. Этот и отмеченный ранее факты должен учитывать законодатель при дифференциации уголовной ответственности в рамках ст. 235 УК РФ, По нашему мнению, следует усилить уголовную ответственность лиц за незаконную медицинскую и фармацевтическую деятельность с использованием дистанционных технологий в случае, если в результате этих действий по неосторожности происходит причинение вреда здоровью человека или его смерть. Сложности при реализации данного предложения могут возникнуть при формулировке квалифицированного состава ст. 235 УК РФ. Дело в том, что, на наш взгляд, понятие «телемедицина» не соответствует характеру и сущности включаемых в него деяний. Да, это достаточно устоявшееся понятие в медицинском сообществе. Вместе с тем если обратиться к словарям и требованиям законодательной техники, то ситуация обстоит значительно сложнее.

Использование корня «теле» применительно к медицине позволяет говорить только об односторонней передаче информации и изображений и не отражает сущности дистанционной медицинской помощи, которая заключается в двустороннем и равноправном обмене информацией в режиме реального времени. Оказание же медицинской помощи дистанционно предполагает коммуникацию, то есть обмен сведениями между участниками. Частично это находит подтверждение в Меморандуме о сотрудничестве государств - участников СНГ в области создания совместимых национальных телемедицинских ко нсул ьтацио нн о - д иа-гн ости чес к их систем, где телемедицинские услуги определены как «отсроченные консультации, консультации в реальном времени, дистанционный контроль за физиологическими параметрами организма пациента,

дистанционное проведение диагностических и лечебных манипуляций, медицинские видеоконференции, телеконсилиумы, телесеминары, телелекции и прочие медицинские услуги, оказываемые с использованием современных информационно-коммуникационных технологий» [1], На наш взгляд, законодателю при конструировании указанного ранее квалифицированного состава преступления в рамках ст. 235 УК РФ следует это учитывать. Тем более что применительно к УК РФ у законодателя имеется положительная практика использования схожих дефиниций.

В частности, при описании диспозиции конкретных норм вУК РФ в последнее время все чаще используется словосочетание «Информационно-телекоммуникационные сет и (включая сеть "Интернет")», которое в кодексе встречается порядка 20 раз {например, ст. 110, 185.3, 228.1 и др.}. Представляется, что указание на то, что медицинская помощь дистанционно оказывается с использовани-еминформационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), является более удачным, поскольку точнее отражает сущность данного вида деятельности.

Подводя итог, необходимо отметить, что законодателю следует учитывать при дифференциации уголовной ответственности в рамках ст. 235 УК РФ повышенную степень общественной опасности преступлений, связанных с незаконной дистанционной медицинской и фармацевтической деятельностью, в результате чего причиняется по неосторожности вред здоровью человека или смерть. Для этого следует, используя квалифицированный состав преступления в рамках ст. 235 УК РФ, предусмотреть ужесточение наказания за оказание незаконной дистанционной медицинской и фармацевтической деятельности с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

| СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Меморандум а сотрудничества государств - участников СНГ а области создания совместимых национальных теле медицинских консультационно-диагностических систем (г Кишинев, 14 ноябри 2006 г.). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

2. О внесении изменений в отданные законодательные акты Российской Федерации го вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья : федер. закон от 29.07.2017 № 242-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

3. О лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково») : постановление Правительства Рос. Федерации от 16.04.2012 № 291 (рад. от 08.12.2016). Доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюо.

4. РатковА. И., Чу прова А. Ю. Некоторые вопросы применения у головного законодательства за нарушения в сфере телемедицины//Юрид. наука и практика. Вестн. Нижепород. акад. МВД России. 2014. №4. С. 176-17В.

5. Телемедицина с осложнениями. На новом рынке ужесточают правила игры. URL https:/yV/ww.komnnersant.rv/ do(^362fl 107?f nom=1iour_ business {дата обращени я: 19.01.2019).

| REFERENCES

1. Memorandum o sotrudnichestve gosudarstv - uchastnikov SNG v oblasti sozdaniya sovmestimyh nacional'nyh telemed icir skih kensu I' tacionno- diag nostichesliih system{g. Kish inev, 14novabry a 2006 g.) [Msrnorandum or cooperation of the CIS member states in the field of creation of compatible rational tele medicine consultation and diagnostic systems (Chisinau, November 14, 2006)]. Access from the reference legal system «ConsultantPlus*. (In Russ.).

2. 0 vnesenii izmerenij v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossijskcj Federacii po vaprosam primeneriya informacionnyh tekhnologij v si ere ohrany zdorovya: feden zakon ot 29.07.2017 № 242-FZ [Or Amendments to Certain Legislative Acts of the Russian Federation on the Application of Information Technologies ir the Field of Health Protection : Federal Law from 29.07.2017 No. 242-FL], Access from the refenarce legal system «ConsultantPlus*. (Ir Russ.).

3. Olicenzinovanii medrcinskoj deyaterrosti (za isklyucheniem jkazamoj deyatel'nosti, osushcheslvlyaemoj medicinskimi organizaciyarniidrugimiongarizaciyami, vhodyashc h ¡mi v chastnuyu sistemu zdravoo h ran en iya, na territorii innovacionnogo centra «Skolkovo») : posteroulerie Pra^iterstva Rossijskoj Federacii ot 16.04.2012 № 291 (red. ot 06.12.2016) [On licensirg medical activities (with the exception of the specified activities carried out by medical organizations and other organizations within the private healtti cans system on the territory of the Skolkovo innovation center) : Decree of ttie Government of the Russian Federatior from 16.04. 2012 No. 291 (in red. or 08.12.2016)]. Access from the reference legal system «ConsultantPlus». (In Ftuss.).

4. Nekotorye voprosy primeneniya ugolovnogo zakoncdatel'stva za nanjsheniya v sfsra telemediciny [Some Issues of Ihe Application of Criminal Law for Violations in the Field of Telemedicine]. YUrid. nauka i praktika. Vestn. Niznegorod. akad. MVC Rossii- Legal science and practice. Bulletin of the Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 2014. Iss. 4. P. 176-178. (In Russ.).

5. Telemedicina s oslozhneniyami. Na novom rynke uzhestochayut pravila igry [Telemed icine with complications. In ttie new market the rules of the game are being tightened]. Available at https://www.kommersant.ru/do^/362&107?(rom=four_ business (accessed 19.01.2019). (In Ftuss.).

Проблемы осуществления общественною контроля за деятельностью учреждении и органон, исполняющих уголовные наказания

Я. А. ЛАТЫШЕВА - старший преподаватель кафедры у голов но-исполните л ьн о го права и организации воспитательной работы с осужденными ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук;

Д. С. ЩЕРВА КОВА - курсант 5 курса юридического факультета ВИПЭ ФСИН России

В статье проанализированы актуальные проблемы осуществления контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания.

В соответствии с Концепцией развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. одним из важнейших направлений деятельности уголовно-исполнительной системы является создание необходимых условий для осуществления контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания. С этой целью требуется обеспечить прозрачность деятельности у голо в-но-исполнительной системы на основе широкого привлечения институтов гражданского общества к процессу исполнения уголовных наказаний.

На необходимость общественного контроля указывают также междо народные нормативные акты в сфере обращения с заключенными, прежде всего Минимальные стандартные правила обращения с заключенными и Европейские пенитенциарные правила.

При этом в настоящее время проблематика общественного контроля не достаточно разработана, в частности не очерчены пределы контролирующего воздействия на учреждения уголовно-исполнительной системы со стороны общественности, отсутствует конкретный перечень субъектов общественного контроля в данной сфере, не определены их полномочия.

На основе анализа международных нормативных правовых актов, российского законодательства, деятельности исправительных учреждений в сфере осуществления общественного контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, авторами подготовлен ряд рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения.

УДК 343.829

Реферат