Научная статья на тему 'Особенности реализации способов защиты гражданских прав в регулятивных правоотношениях'

Особенности реализации способов защиты гражданских прав в регулятивных правоотношениях Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
580
153
Поделиться
Ключевые слова
СПОСОБ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ / ФОРМА РЕАЛИЗАЦИИ СПОСОБА ЗАЩИТЫ / ЭЛЕМЕНТАРНАЯ НОРМА ПРАВА / СПОСОБ ЗАЩИТЫ В РЕГУЛЯТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ / ОТСУТСТВИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Кравченко Александр Александрович

Задача: Раскрыть особенности реализации способов защиты в регулятивных правоотношениях и на основании этого предложить рекомендации по толкованию и совершенствованию правовых норм, закрепляющих применение принуждения в отсутствии правонарушения. Методы: Применение теории разделения правоотношений и норм на регулятивные и охранительные для анализа способов защиты гражданских прав. В статье исследуются конкретные нормы Гражданского Кодекса Российской Федерации, закрепляющие применение принуждения в отсутствии правонарушения. Выводы: Способы защиты гражданских прав могут применяться не только в охранительных, но и регулятивных правоотношениях. При этом сущность способа защиты остается неизменной, что позволяет выделить формы его реализации в зависимости от вида правоотношения, в котором он применяется. Способ защиты в регулятивных правоотношениях реализуется в отсутствие правонарушения на основании регулятивной нормы права. Предложения: Если гражданско-правовая норма напрямую не связывает применение способа защиты с совершением правонарушения, значит, мера принуждения реализуется в регулятивной форме. Во избежание двусмысленности токования нормы предлагается использовать формулировку «в судебном порядке» для закрепления способов защиты, применяемых в отсутствие правонарушения.

The features of realization civil remedies in the regulatory legal relationships

Background: The author tries to reveal the features of realization civil remedy in the regulatory legal relationship and based on this to offer advice on the interpretation and improvement of the legal rules that to secure the civil remedies used in the absence of an offense Methods: The author applies the theory of separation protective and regulatory legal relationships and rules for analysis civil remedies. In the article author research the specific legal rules of Civil Code of the Russian Federation that to secure the civil remedies used in the absence of an offense Conclusions: Civil remedies can be applied in protective and regulatory legal relationships. In this case, the essence of civil remedy remains the same. Author reveals form of c depending on the type of relationship in which it is applied. Civil remedy in regulatory legal relationships is realized in the absence of offense on the basis of the regulatory legal rule. Suggestions: If the civil legal rule does not bind directly the application civil remedy to the absence of offense, means the civil remedy is realized in regulatory form. To avoid ambiguity mating rules author propose to use the phrase "the court" to secure the civil remedies used in the absence of an offense

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Особенности реализации способов защиты гражданских прав в регулятивных правоотношениях»

Бизнес в законе

5’2014

2.10. ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ В РЕГУЛЯТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

Кравченко Александр Александрович, аспирант кафедры правового обеспечения рыночной экономики Место учебы: Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, г. Москва

a. a. kravchenko88@gmail. com

Аннотация: Задача: Раскрыть особенности реализации способов защиты в регулятивных правоотношениях и на основании этого предложить рекомендации по толкованию и совершенствованию правовых норм, закрепляющих применение принуждения в отсутствии правонарушения. Методы: Применение теории разделения правоотношений и норм на регулятивные и охранительные для анализа способов защиты гражданских прав. В статье исследуются конкретные нормы Гоажданского Кодекса Российской Федерации, закрепляющие применение принуждения в отсутствии правонарушения.

Выводы: Способы защиты гражданских прав могут применяться не только в охранительных, но и регулятивных правоотношениях. При этом сущность способа защиты остается неизменной, что позволяет выделить формы его реализации в зависимости от вида правоотношения, в котором он применяется. Способ защиты в регулятивных правоотношениях реализуется в отсутствие правонарушения на основании регулятивной нормы права.

Предложения: Если гражданско-правовая норма напрямую не связывает применение способа защиты с совершением правонарушения, значит, мера принуждения реализуется в регулятивной форме. Во избежание двусмысленности токования нормы предлагается использовать формулировку «в судебном порядке» для закрепления способов защиты, применяемых в отсутствие правонарушения.

Ключевые слова: способ защиты гражданских прав, форма реализации способа защиты, элементарная норма права, способ защиты в регулятивных правоотношениях, отсутствие правонарушения

THE FEATURES OF REALIZATION CIVIL REMEDIES IN THE REGULATORY LEGAL RELATIONSHIPS

Kravchenko Alexandr A., postgraduate student of the legal support of market economy Chair

Study place: the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Moscow

a. a. kravchenko88@gmail. com

Annotation: Background: The author tries to reveal the features of realization civil remedy in the regulatory legal relationship and based on this to offer advice on the interpretation and improvement of the legal rules that to secure the civil remedies used in the absence of an offense

Methods: The author applies the theory of separation protective and regulatory legal relationships and rules for analysis civil remedies. In the article author research the specific legal rules of Civil Code of the Russian Federation that to secure the civil remedies used in the absence of an offense

Conclusions: Civil remedies can be applied in protective and regulatory legal relationships. In this case, the essence of civil

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

remedy remains the same. Author reveals form of c depending on the type of relationship in which it is applied. Civil remedy in regulatory legal relationships is realized in the absence of offense on the basis of the regulatory legal rule.

Suggestions: If the civil legal rule does not bind directly the application civil remedy to the absence of offense, means the civil remedy is realized in regulatory form. To avoid ambiguity mating rules author propose to use the phrase "the court" to secure the civil remedies used in the absence of an offense

Keywords: civil remedy, form of realization civil remedy, elementary rule of law, civil remedy in regulatory legal relationships, absence of offense

По нашему мнению, способ защиты гражданских прав -это принудительное правовое последствие, закрепленное нормами материального частного права.

Мы исходим из того, что способ защиты может применяться и в регулятивных и в охранительных правоотношениях. При этом сущность способа защиты остается неизменной. В связи с этим, думается, что справедливо выделять не регулятивные и охранительные виды принудительных мер [8; c. 18], а соответствующие формы реализации (регулятивная и охранительная) в зависимости от наличия или отсутствия правонарушения.

Способ защиты и норма права

Для уяснения особенностей реализации способов защиты в регулятивных правоотношениях обратимся к учению о правовой норме.

Любая логическая норма (моральная, социальная, правовая) состоит из четырех элементов: содержание, условия приложения, субъект и характер [3; c. 22-23]. Как отмечает А.А. Ивин: «Содержанием нормы является действие, которое может, должно или не должно быть выполнено; условия приложения - это указанная в норме ситуация, с наступлением которой следует или допустимо реализовать предусмотренное данной нормой действие; субъект - это лицо или группа лиц, которым адресована норма. Характер нормы определяется тем, обязывает она, разрешает или запрещает выполнить некоторое действие» [3; с. 23].

Указанные элементы представляют собой логическую структуру нормы (в том числе и нормы права). Условия приложения закрепляются в гипотезе; содержание, субъект и характер - в диспозиции (или санкции). Гипотеза, диспозиция и санкция относятся уже к правовой структуре, а не к логической, поскольку существование таких элементов обусловлено целями правового регулирования общественных отношений.

Существует множество подходов к структуре нормы права. Мы исходим из того, что есть т.н. элементарная норма права, у которой отсутствует логическая структура (условия приложения, содержание, субъект, характер), однако есть регулятивная и охранительная части. Такое строение правовой нормы необходимо праву для эффективности регулирования общественных отношений (норма обеспечивает соблюдение содержащихся в ней правил).

Регулятивная и охранительная части элементарной нормы являются самостоятельными нормами права. Каждая из них имеет и логическую (содержание, условия приложения, субъект и характер), и правовую (гипотеза и диспозиция) структуры. В связи с этим, элементарная норма права включает как гипотезу и диспозицию регулятивной нормы, так и гипотезу (нарушение диспозиции регулятивной нормы) и диспозицию (санкцию) охранительной нормы. При таком подходе любая норма вклю-

48

Кравченко А. А.

ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ В РЕГУЛЯТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

чает в себя также способ защиты (традиционно -санкция) того поведения, которое она закрепляет.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В большинстве случаев способ защиты содержится в охранительной норме, которая реализуется напрямую при нарушении регулятивной нормы. Однако многие принудительные меры предусматриваются самой регулятивной нормой в отсутствие ее нарушения. Например, регулятивной нормой п. 3 ст. 344 ГК РФ предусмотрен способ защиты в виде принудительного зачета требования.

Между тем, довольно типичными для гражданского права являются случаи, когда регулятивное правило не обеспечивается соответствующей охранительной нормой. В таких случаях, как отмечает А.Ф. Черданцев, способы защиты «могут быть приняты на основании самой регулятивной нормы - ее диспозиции»[9; с. 104]. Так, при нарушении обязанности продавцом по передачи вещи, имеются основания утверждать, что регулятивная норма п. 1 ст. 454 ГК РФ будет выполнять функции охранительной.

Однако мы исходим из того, что любая норма - это, прежде всего, реальная, эмпирическая норма. В связи с этим, регулятивная и охранительная нормы являются идеальными моделями, образованными при анализе такой эмпирической нормы. Именно поэтому в зависимости от различных условий, последняя может быть как регулятивной, так и охранительной.

Соответственно, норма, закрепляющая правило поведения в отсутствие правонарушения и обеспеченная охранительной нормой, является регулятивной. Норма, условием действия которой является правонарушение, относится к охранительной. И, наконец, норма, закрепляющая правило поведения в отсутствие правонарушения и не обеспеченная охранительной нормой, выполняет функции регулятивной, однако, при ее нарушении -функции охранительной.

Гражданский Кодекс, следуя принципу правовой экономии, зачастую закрепляет лишь регулятивные правила: при их нарушении применяется способ защиты исходя из этой эмпирической нормы, выполняющей функции охранительной (до правонарушения являвшейся регулятивной). Так, ФАС Западно-Сибирского округа обязал ответчика принять от истца во исполнение договора мены производственно-складской корпус по передаточному акту, основываясь на регулятивных нормах ст.ст. 567 и 456 ГК РФ [Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.02.2002 № Ф04/391-18/А81-2002 по делу № А81-2138/2410Г-01 // Доступ из системы «КонсультантП-люс»].

В этих случаях способ защиты будет иметь охранительную форму реализации, поскольку применяется при возникновении правонарушения (нарушения регулятивной нормы). Именно поэтому для квалификации соответствующей формы способа защиты гражданских прав необходимо установить факт наличия или отсутствия правонарушения.

Можно выделить три разновидности норм о способах защиты:

1) закрепляющие регулятивное принудительное правило (способ защиты вытекает из самой нормы и применяется в отсутствии ее нарушения);

2) закрепляющие охранительное принудительное правило (способ защиты вытекает из самой нормы и применяется при нарушении регулятивной нормы, которую защищает данная охранительная норма);

3) закрепляющие регулятивное правило (способ защиты вытекает из самой нормы, но применяется при ее нарушении).

Таким образом, способ защиты в регулятивном правоотношении, применяется на основании регулятивной гражданско-правовой нормы, а способ защиты в охранительном правоотношении, применяется на основании охранительной гражданско-правовой нормы.

Универсальность способов защиты

Способ защиты как таковой универсален: в условиях конкретной законодательной нормы один и тот же способ защиты может применяться в регулятивном правоотношении; в условиях другой законодательной нормы тот же самый способ защиты может применяться в охранительном правоотношении. Например, односторонний отказ от исполнения договора может применяться заказчиком в силу ст. 717 ГК РФ (регулятивная форма) или хранителем в силу п. 2 ст. 896 ГК РФ (охранительная форма).

В связи с этим, «качество» регулятивности или охрани-тельности способ защиты приобретает в зависимости от усмотрения законодателя, закрепляющего в нормах условия и основания его применения.

Итак, способ защиты в регулятивных правоотношениях - это любой способ защиты, применяемый в отсутствие правонарушения. Способ защиты в охранительных правоотношениях - это любой способ защиты, применяемый при совершении правонарушения.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Выделение регулятивной формы реализации способов защиты обосновано, в том числе и практическими целями. Лицо, применяющее способ защиты в регулятивном правоотношении, не нуждается в доказывании состава правонарушения, что существенно повышает эффективность их применения. Так, в соответствии с п. 2 ст. 428 ГК РФ, для расторжения договора присоединения управомоченному нужно доказать лишь существование обременительного условия. В случае же, если бы закон связывал возможность его расторжения с правонарушением, то это существенно осложнило бы защиту гражданских прав лица.

Более того, при применении способа защиты в регулятивном правоотношении управомоченное лицо может, как правило, в любое время обратиться в суд при наличии соответствующего права на защиту, в отличие от применения способа защиты в охранительном правоотношении, где управомоченное лицо вынуждено ждать совершения правонарушения.

Основания применения способов защиты в регулятивных правоотношениях

Для применения способов защиты в регулятивном правоотношении не требуется совершения правонарушения и возникновения особого охранительного правоотношения. Принуждение актуализируется либо в существующем, либо в новом регулятивном правоотношении. Соответственно, самой характерной особенностью способов защиты в регулятивном правоотношении является особые основания их применения.

Как было отмечено, способ защиты в регулятивном правоотношении применяется в отсутствие правонарушения. Под отсутствием правонарушения понимаются различные юридические факты, приводящие к необходимости защиты интересов управомоченного: правомерные действия или бездействия, события либо факты-состояния.

Так, основанием применения такого способа защиты как выдел доли по ст. 252 ГК РФ является фактсостояние (состояние в отношениях собственности). В

49

Бизнес в законе

5’2014

этом случае принуждение актуализируется в существующем регулятивном правоотношении (собственности).

Что касается правомерного действия или бездействия, то как справедливо отмечается в литературе, правомерно причинить вред можно только действиями, поскольку «весьма трудно... представить себе ситуацию, когда правомерно причиненный вред явился бы результатом бездействия»[10; с. 28].

В соответствии со ст. 16.1 ГК РФ, подлежит компенсации ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица правомерными действиями государственных органов. Принуждение актуализируется в новом регулятивном правоотношении (по компенсации ущерба). В этом случае справедливо говорить о фактическом составе применения способа защиты в регулятивном правоотношении. Его образуют следующие элементы:

1) правомерное действие;

2) ущерб;

3) причинно-следственная связь между действием и ущербом.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Отсутствие правонарушения предполагает и такой юридический факт как событие. Так, в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, управомоченный вправе применять способ защиты (например, возмещение убытков), если условием договора в сфере предпринимательской деятельности, предусмотрена реализация меры принуждения за невыполнение обязательства вследствие действия непреодолимой силы.

Принуждение в регулятивном правоотношении: проблемы закрепления в законодательстве и пути их решения

Принудительность является ключевым свойством способа защиты. В связи с этим закономерен вопрос о том, обладает ли таким свойством способ защиты в регулятивном правоотношении. Поэтому особенно важной является проблема отграничения правоотношений, где посредством реализации своего права лицо применяет способ защиты от «рядовых» правоотношений, где последний не применяется.

Право, направленное на применение способа защиты, или обязанность, заключающаяся в выполнении действий по реализации способа защиты, не обеспечиваются принуждением, поскольку сами осуществляются принудительно (принуждение реально). «Рядовые» права и обязанности обеспечиваются принуждением (назовем его потенциальным). В конечном счете, то, что можно нарушить, способом защиты не является.

Так, ГК РФ в п. 2 ст. 67 говорит о «рядовых» обязанностях участников хозяйственного товарищества и общества, поскольку они обеспечены потенциальным принуждением (реализовать их принудительно без нарушения невозможно).

Сложности возникают, например, при анализе п. 3 ст. 448 ГК РФ, где указывается: «Организатор закрытого аукциона или закрытого конкурса обязан возместить приглашенным им участникам реальный ущерб независимо от того, в какой именно срок после направления извещения последовал отказ от торгов». С одной стороны, данную обязанность можно рассматривать в качестве «рядовой» (право на применение способа защиты возникает при неисполнении обязанности по возмещению ущерба). С другой стороны, нет препятствий к тому, чтобы признать принудительной реально указанную обязанность, поскольку закон закрепляет возможность применения способа защиты лишь в связи с отказом (яв-

ляющимся правомерным, если не нарушены сроки) организатора от проведения торгов.

Еще одна норма - п. 2 ст. 252 ГК РФ - закрепляет право на выдел доли из общего имущества. Аналогично вышеуказанному, право на выдел можно рассматривать в качестве «рядового», связывая возможность применить способ защиты с нарушением этого права (например, отказ сособственников от такого выдела). Или в качестве права, способного к принудительной реализации, поскольку закон не закрепляет обязательность обращения к сособственникам (п. 2 ст. 252 ГК РФ): «Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества».

Между тем, ключевым фактором в рассматриваемых ситуациях является возможность управомоченного лица (участника торгов или собственника имущества) принудительно реализовать свое право, что означает обращение в суд напрямую в отсутствие правонарушения. Только в этом случае мы вправе вести речь о способе защиты в регулятивном правоотношении. Например, п. 2 ст. 1050 ГК РФ закрепляет: «Товарищ, внесший в общую собственность индивидуально определенную вещь, вправе при прекращении договора простого товарищества требовать в судебном порядке возврата ему этой вещи».

В рассматриваемых случаях (ст.ст. 252, 448 ГК РФ) законодатель напрямую не закрепляет возможность применения принуждения (в судебном порядке).

Ст. 252 ГК РФ связывает принудительную реализацию права на выдел доли с недостижением участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях выдела (п. 3 данной статьи). По нашему мнению, юридический факт в виде «недостижения соглашения» не должен признаваться правонарушением и рассматриваться в качестве основания возникновения права на защиту (выдел доли). Законодатель связывает его появление с возникновением права общей собственности. Более того, существуют ситуации, когда соглашение о способе и условиях выдела нельзя рассматривать в качестве обязательного условия для реализации права на выдел доли: например, при отсутствии данных о месте нахождения одного из участников общей долевой собственности. Аналогичные соображения можно привести по отношению к способу защиты, закрепленному п. 3 ст. 448 ГК РФ: закон связывает применение способа защиты в виде возмещения ущерба лишь с отказом (правомерным) организатора торгов от их проведения.

Между тем, представленная позиция небесспорна.

К сожалению, двойственные трактовки приведенных и аналогичных правовых норм свидетельствуют не столько о том, что законодатель закрепляет неточные формулировки, сколько об отсутствии выразительных языковых средств для обозначения «прав» и «обязанностей», обладающих свойством принудительности (в русской лексике не существует терминов, которые бы описывали права и обязанности «под принуждением»).

Для способов защиты в охранительных правоотношениях такая проблема менее значима в связи с тем, что указание на правонарушение в тексте закона достаточно для квалификации охранительной формы реализации (например, формулировка «в случае нарушения»).

Для способов защиты в регулятивных правоотношениях - наоборот, такая проблема является насущной. Однако в актуальном законодательстве существуют примеры недвусмысленного закрепления правовых последствий в отсутствии правонарушения: например, такие формулировки как «в судебном порядке» или «по суду».

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

50

Кравченко А. А.

ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ В РЕГУЛЯТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

В связи с этим, предлагается в нормах, закрепляющих способы защиты в регулятивных правоотношениях, использовать указанные выше фразы. Например, в приводимом примере правовую норму п. 2 ст. 252 ГК РФ необходимо сформулировать следующим образом: «Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества в судебном порядке». Безусловно, такие формулировки увеличивают текстовой объем закона, но положительный результат в виде недвусмысленности толкования норм права очевиден.

В существующих же законодательных условиях, думается, необходимо исходить из того, что если из нормы напрямую не вытекает применение правового последствия, предусмотренного соответствующими правами и обязанностями, в связи с совершением правонарушения, значит, речь идет о способе защиты в регулятивном правоотношении.

Примеры регулятивной формы реализации способов защиты

Еще раз подчеркнем: любые принудительные меры могут применяться как в регулятивных, так и в охранительных правоотношениях. Форма реализации зависит от правовой нормы, закрепляющей основания их применения. Рассмотрим отдельные виды способов защиты, закрепленных в регулятивных нормах и применяемых в отсутствие правонарушения.

1. Объявление несовершеннолетнего дееспособным. Законодательная конструкция, предусмотренная п. 1 ст. 27 ГК РФ, является способом защиты, поскольку, такие последствия могут наступать помимо воли родителей, усыновителей или попечителей (по решению суда). Данная конструкция применяется в отсутствие правонарушения: необходимо установить, во-первых, факт несовершеннолетия, а, во-вторых, что несовершеннолетний работает по трудовому договору, в том числе по контракту, либо занимается предпринимательской деятельностью. Такие последствия (как например, объявление несовершеннолетнего дееспособным) в доктрине относятся к специальным способам защиты, поскольку они не закреплены в ст. 12 ГК РФ (которые являются общими). Существуют и иные позиции: например, в литературе отмечается, что общие и специальные способы защиты можно выделить в каждом отдельно взятом институте гражданского права [4; c. 81].

2. Истребование имущества. Лицо, объявленное умершим, вправе истребовать свое имущество, либо возместить его стоимость (п. 2 ст. 46 ГК РФ). Для этого необходимо наличие одновременно двух юридических фактов:

1) отмена судом решения об объявлении гражданина умершим;

2) безвозмездный переход имущества иным лицам.

Указанные юридические факты свидетельствуют об отсутствии правонарушения. Аналогично, ст. 1050 ГК РФ закрепляет право товарища при прекращении договора простого товарищества требовать возврата ему в судебном порядке индивидуально определенной вещи, внесенной в общую собственность. Истребование имущества может реализовываться в охранительной форме на основании ст. 301 ГК РФ, которая закрепляет, что «собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения». В этом случае большую роль играет квалификация действий лица в качестве добросовестных или недобросовестных [2; c. 80-83].

3. Досрочное прекращение или исполнение обязательства. Как закрепляется в п. 5 ст. 90 ГК РФ, кредито-

ры общества с ограниченной ответственностью в случае уменьшения его уставного капитала вправе потребовать досрочного прекращения или исполнения обязательств общества и возмещения убытков. Указанные правовые последствия наступают для ООО принудительно, а уменьшение уставного капитала может возникнуть в отсутствие правонарушения.

4. Ликвидация юридического лица. В соответствии с абз. 3 и 4 п. 2 ст. 119 ГК РФ по заявлению заинтересованных лиц суд может ликвидировать фонд, если:

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

1) имущества фонда недостаточно для осуществления его целей;

2) цели фонда не могут быть достигнуты.

Данная конструкция является способом защиты, поскольку правовые последствия в виде ликвидации фонда реализуются принудительно. Основаниями его применения являются событие (имущества фонда недостаточно для осуществления его целей) и факт-состояние (цели фонда не могут быть достигнуты), возникающий из правомерных действий.

5. Отказ в защите права. Объектом отказа в защите может быть любое материальное требование, содержащееся в ст. 12 ГК РФ [1]. В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ суд отказывает лицу в защите права по истечении срока исковой давности. Аналогично, п. 3 ст. 342.1 ГК РФ закрепляет: «требование, обеспеченное последующим залогом, не подлежит досрочному удовлетворению, если оставшегося после обращения взыскания предшествующим залогодержателем заложенного имущества будет достаточно для удовлетворения требования последующего залогодержателя». В обоих случаях право на защиту реализуется в отсутствие правонарушения (в первом случае речь идет о событии - истечение срока исковой давности).

6. Принудительное приобретение или признание права собственности. В соответствии с п. 3 ст. 225 ГК РФ орган по управлению муниципальным имуществом может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь по истечении года со дня постановки ее на учет. П. 1 ст. 228 ГК РФ закрепляет, что если лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено, нашедший вещь приобретает право собственности на нее. П. 1 ст. 234 ГК РФ устанавливает приобретательную давность для лица, которое добросовестно, открыто и непрерывно владело недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо движимым в течение пяти лет.

7. Прекращение права собственности. К видам такого способа защиты в регулятивных правоотношениях закон относит:

1) национализация (п. 2 ст. 235 ГК РФ);

2) отчуждение собственности (в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать - п. 1 ст. 238 ГК РФ);

3) принудительная передача вещи в собственность (имущество не отчуждено собственником в указанные сроки - п. 1 и п. 2 ст. 238 ГК РФ);

4) изъятие недвижимого имущества для государственных и муниципальных нужд (п. 1 ст. 239 ГК РФ);

5) выкуп культурных ценностей (собственник бесхозяйственно их содержит - ст. 240 ГК РФ);

6) реквизиция (п. 1 ст. 242 ГК РФ);

7) принудительный возврат имущества (лицом при прекращении действия обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция - п. 3 ст. 242 ГК РФ).

51

Бизнес в законе

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

5’2014

Все указанные правовые последствия наступают принудительно. Они являются способами защиты в регулятивном правоотношении, поскольку закон не связывает их применение с совершением правонарушения.

8. Возмещение убытков. Возмещение убытков предусматривается во всех перечисленных выше случаях прекращения права собственности. Помимо этого, возмещение убытков в качестве регулятивной формы реализации способа защиты предусматривается:

1) п. 3 ст. 448 ГК РФ (организатором в случае отказа от торгов);

2) п. 2 ст. 328 ГК РФ (при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что обязательство не будет исполнено в установленный срок). В данном случае юридическим фактом возникновения права на защиту является угроза нарушения права. Можно придерживаться того, что способ защиты применяется в охранительном правоотношении (ведь наступление правонарушения неизбежно). Однако мы исходим из конструкции состава правонарушения, где необходимым условием для квалификации действия в качестве правонарушения является противоправность (при угрозе нарушения права правонарушения еще нет);

3) п. 3 ст. 573 ГК РФ (в случае отказа одаряемого от дара, если договор дарения был заключен в письменной форме);

4) п. 1 ст. 1003 ГК РФ (комиссионер при отмене поручения);

5) п. 4 ст. 1044 ГК РФ (товарищи вправе требовать возмещения убытков от товарища, заключившего сделку, при наличии того, что,

во-первых, товарищи понесли вследствие этой сделки убытки;

во-вторых, товарищ совершил сделку в интересах всех товарищей;

в-третьих, право товарища на ведение дел товарищества в отношении такой сделки не ограничено.

Во всех приведенных случаях закон не связывает применение возмещения ущерба с совершением правонарушения.

9. Признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности. Такой способ защиты предусмотрен ст.178 ГК РФ при совершении сделки под влиянием существенного заблуждения. Управомоченное лицо применяет меру принуждения в отсутствие правонарушения, поскольку наличие существенного заблуждения указывает на то, что оно действовало «себе во вред», что вряд ли может быть отнесено к правонарушению. Законодатель специально закрепляет такие нормы, чтобы обеспечить дополнительную защиту интересов «слабой» стороны, не сумевшей должным образом разобраться в ситуации.

10. Освобождение участка от недвижимости и приведение его в первоначальное состояние. Таким способом защиты обладает собственник земельного участка по отношению к собственнику недвижимости после прекращения у последнего права пользования на данный земельный участок (п. 2 ст. 272 ГК РФ). Можно предположить, что основанием применения способа защиты является правонарушение в виде отказа собственника недвижимости от требований собственника участка. Однако приведем два аргумента:

1) закон использует формулировку «вправе требовать по суду», что говорит о возможности непосредственно применить принуждение;

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

2) основанием применения является событие в виде прекращения права пользования участком (отсутствие

правонарушения), на что собственник земельного участка и будет ссылаться в суде.

Так, согласно позиции Верховного суда Республики Саха (Якутия) в деле о прекращении права пользования земельным участком и освобождении земельного участка от ледника, юридически значимыми обстоятельствами для удовлетворения иска являются установление: факта принадлежности земельного участка истцу, факта принадлежности расположенных на данном участке ледников ответчику, фактического прекращения использования земельного участка и ледника по назначению в качестве основания прекращения арендных отношений между сторонами [Апелляционное определение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 22.08.2012 по делу № 33-2941/2012 // Доступ из системы «КонсультантПлюс»].

11. Принудительное исполнение обязательства. В п. 1 ст. 327 ГК РФ закрепляется и регулятивная, и охранительная формы реализации способа защиты. Исполнение обязательства реализуется в отсутствии правонарушения в следующих случаях:

1) отсутствие кредитора или лица, уполномоченного им принять исполнение, в месте, где обязательство должно быть исполнено;

2) недееспособность кредитора и отсутствия у него представителя;

3) очевидное отсутствие определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству.

12. Принудительное использование и распоряжение результатом интеллектуальной деятельности или средством индивидуализации. Данные последствия в отсутствие правонарушения вправе применять залогодатель по отношению к залогодержателю в течение срока действия договора о залоге исключительного права (п. 4 ст. 358.18 ГК РФ). Здесь законодатель закрепляет формулировки «вправе использовать» и «вправе распоряжаться», что, не указывает на обычное регулятивное право, поскольку реализуется помимо воли залогодержателя. Безусловно, зачастую защита средства индивидуализации происходит в охранительной форме [6; с. 69-72].

13. Принудительное прекращение обязательства. Ст. 410 ГК РФ устанавливает, что обязательство прекращается зачетом встречного однородного требования. В соответствии с данной нормой, для зачета необходимы следующие условия:

1) наличие встречного однородного требования;

2) срок такого требования наступил либо не указан или определен моментом востребования;

3) заявления какой-либо из сторон. Законодатель не связывает применение данной конструкции с наличием правонарушения.

14. Принудительное расторжение или изменение договора. Многие нормы обязательственного права содержат способы защиты, применяемые в регулятивном правоотношении, в виде принудительного расторжения договора:

1) п. 2 ст. 428 ГК РФ (применяется в случае, когда договор присоединения содержит явно обременительные условия). Способ защиты в данном случае направлен на сбалансирование позиций слабой и сильной стороны;

2) п. 2 ст. 578 ГК РФ (право дарителя на отмену дарения). Для применения способа защиты необходимо доказать лишь два юридически значимых обстоятельства: большую нематериальную ценность вещи для дарителя; наличие угрозы разрушения или утраты вещи, вызываемой действиями одаряемого [Определение Ленинградского областного суда от 23 июня 2010 г. № 3-2955/2010 // Доступ из системы «КонсультантПлюс»]. Представляет-

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

52

Кравченко А. А.

ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ В РЕГУЛЯТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

ся, что угроза разрушения или утраты вещи соответствуют содержанию законных правомочий собственника;

3) ст. 717 ГК РФ (право заказчика в любое время отказаться от исполнения договора подряда);

4) ст. 1052 ГК РФ (товарищ может расторгнуть договор простого товарищества при наличии следующих условий: договор заключен с указанием срока или с указанием цели в качестве отменительного условия; наличие уважительной причины). Закон не связывает неуважительность причины с правонарушением (хотя оно может иметь место, в частности, в случае существенного нарушения условий договора одним из товарищей [Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2012 по делу № А56-28196/2011 // Доступ из системы «КонсультантПлюс»]). Так, ФАС Уральского округа посчитал, что сложившиеся конфликтные отношения между сторонами являются уважительной причиной для расторжения договора (при этом суд не квалифицировал действия кого-либо из товарищей как незаконные) [Постановление ФАС Уральского округа от 24 декабря 2013

г. № Ф09-11938/13 // Доступ из системы «КонсультантП-люс»];

5) п. 1 ст. 910 (товарный склад вправе изменить условия хранения товаров в целях обеспечения их сохранности).

15. Принудительное исполнение завещательного возложения. П. 3 ст. 1139 ГК РФ закрепляет, что любой из наследников, исполнитель завещания, а также заинтересованные лица вправе требовать исполнения завещательного возложения в судебном порядке. Закон не связывает применение способа защиты с правонарушением.

16. Установление принудительной лицензии. По требованию заинтересованного лица суд может принять решение о предоставлении этому лицу права использования результата интеллектуальной деятельности, исключительное право на который принадлежит другому лицу (ст. 1239 Гк РФ). Способ защиты применяется в отсутствие правонарушения и предусмотрен также ст.ст. 1362, 1423 ГК РФ.

17. Отказ в обнародовании произведения. Способ защиты закреплен п. 1 ст. 1269 ГК РФ. В данной норме содержится также такая конструкция как «возмещение убытков». Однако она способом защиты не является, поскольку реализуется в добровольном порядке и является лишь условием для осуществления права на отказ. Между тем в случае отказа от возмещения убытков (правонарушение), данная конструкция становится способом защиты в его охранительной форме.

18. Принудительное использование произведения. Для применения данного способа защиты необходимы следующие условия (ст. 1274 ГК РФ):

1) обязательное указание имени автора, произведение которого используется;

2) указание источника заимствования;

3) использование в случаях, предусмотренных п. 1 ст. ст. 1274 ГК РФ.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Последствия совершения действий в чужом интересе без поручения и возврат неосновательного обогащения

Законодатель в Главе 50 ГК РФ не предусмотрел регулирование отношений, возникающих до момента получения одобрения от заинтересованного лица, закрепив лишь, что «обязанности по сделке, заключенной в чужом интересе, переходят к лицу, в интересах которого она совершена, при условии одобрения им этой сделки» (ст.

986 ГК РФ). В связи с этим, необходимо следовать следующей логике. Во-первых, правовые последствия, возникающие в связи с действиями, совершаемыми в чужом интересе, являются способами защиты в тех случаях, когда они связаны лишь с интересами заинтересованного лица. Во-вторых, указанные правовые последствия не являются способами защиты в тех случаях, когда они связаны также с интересами третьих лиц (заключением сделок), поскольку требуется одобрение заинтересованного лица (не принудительно).

Тем не менее, необходимо устранить пробельность законодательного регулирования, в том числе закрепив последствия сделки в чужом интересе, в будущем не одобренной заинтересованным лицом. Предлагается норму ст. 983 ГК РФ дополнить частью 1.1 следующего содержания: «Действия в чужом интересе, совершенные до того, как тому, кто их совершает, стало известно об их одобрении или неодобрении заинтересованным лицом, влекут для последнего обязанности как в отношении лица, совершившего действия в чужом интересе, так и в отношении третьих лиц. Заинтересованное лицо вправе оспорить целесообразность действий в чужом интересе, создающих последствия в отношении третьих лиц, в случае совершения таких действий в противоречии с очевидной выгодой или пользой, а также действительных или вероятных намерений заинтересованного лица, либо без необходимой по обстоятельствам дела заботливости и осмотрительности».

Рассмотренные последствия совершения действий в чужом интересе без поручения, являющиеся способами защиты (когда связаны исключительно с интересами заинтересованного лица), наступают в отсутствие правонарушения. Также способом защиты в рассматриваемом виде правоотношений является одобрение действий, совершенных лицом, действовавшим в чужом интересе, заинтересованным лицом (ст. 982 ГК РФ), поскольку оно приводит к принудительному установлению правовых отношений (например, договорных отношений поручения).

Возврат неосновательного обогащения, закрепленный нормами Главы 60 ГК РФ, относится к способам защиты, поскольку представляет собой принудительное правовое последствие. Обратимся к анализу оснований возникновения неосновательного обогащения.

В п. 1 ст. 1102 ГК РФ указаны следующие условия применения данного способа защиты:

1) лицо без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество;

2) такое приобретение или сбережение произошло за счет другого лица. Прежде всего, нас интересует первое условие, в теории называемое «отсутствие правового основания». В соответствии с устоявшейся судебной практикой последнее означает отсутствие договоров, сделок и иных, предусмотренных ст. 8 ГК РФ оснований возникновения гражданских прав и обязанностей [Постановление Президиума ВАС от 3 июля 2001 г. № 9261/00 // Вестник ВАС РФ. 2001. № 10. С. 46.].

В соответствии с п. 2 ст. 1102 ГК РФ основаниями возникновения «отсутствия правого основания» являются:

1) действия потерпевшего;

2) действия третьего лица;

3) событие.

Безусловно, при событии налицо способ защиты в регулятивном правоотношении, поскольку отсутствует правонарушение.

53

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Бизнес в законе

5’2014

Что касается действий потерпевшего или третьих лиц, то здесь ситуация сложнее. В качестве примера остановимся на случае возникновения обогащения в связи с временным пользованием чужого имущества без намерения его приобрести (п. 2 ст. 1105 ГК РФ). Можно предположить, что речь идет о правонарушении. Между тем, Е.А. Крашенинников замечает: «...в праве неосновательного обогащения речь идет не о неправомерной деятельности, а о том, может ли обогатившийся удержать имущественную выгоду, полученную им за счет другого лица» [5; с. 63].

Думается можно сформулировать два основных подхода. Первый заключается в том, что закон в принципе не связывает применение возврата неосновательного обогащения с правонарушением. Соответственно, при неосновательном обогащении имеет значение лишь факт обогащения, не имеющий правового основания, а не вид юридического факта (правомерное или неправомерное действие), приведший к неосновательности обогащения.

Второй исходит из того, что закон хотя и не связывает применение возврата неосновательного обогащения с правонарушением, однако фактически оно может возникнуть из неправомерных действий. Например, в случае завладения чужим имуществом помимо воли собственника, Д.В. Новак выделяет следующие виды неосновательного обогащения:

а) не соответствующее воле потерпевшего и не основанное на законном юридическом факте (случай ошибочного платежа);

б) не соответствующее воле потерпевшего, но основанное на изначально законном юридическом факте (отмена дарения);

в) соответствующее воле потерпевшего, но не основанное на законном юридическом факте (передача имущества по незаключенному договору) [7; с. 273]. Ввиду этого, возврат неосновательного обогащения может реализовываться как в охранительном, так и в регулятивном правоотношении.

Представляется, можно придерживаться каждого из рассмотренных подходов (однако мы исходим из первого). В любом случае применение возврата неосновательного обогащения происходит в регулятивных правоотношениях в результате события и правомерных действиях потерпевшего и третьих лиц.

Выводы

В заключение отметим, что выделение особой группы способов защиты в регулятивных правоотношениях обусловлено не только теоретическими положениями, но и эмпирическими данными. Установлено, что каждая часть Гражданского Кодекса Российской Федерации содержит данные конструкции. Отнюдь не только правонарушение является основанием применения способов защиты. Это обусловлено тем, что законодатель, формулируя правовые нормы, исходит из эффективности их реализации. Достижение таких результатов в некоторых случаях позволяет пренебречь конструкцией состава правонарушения. Однако, закрепляя применение способа защиты в отсутствие последнего, законодатель зачастую допускает двусмысленность токования нормы. В связи с чем, предложено в таких случаях использовать формулировку «в судебном порядке», исключающую неоднозначность относительно реализации принуждения в регулятивном или охранительном правоотношении.

Список литературы:

1. Волков А.В. Гражданско-правовая санкция за нарушение

запрета злоупотребления правом // Законы России: опыт,

анализ, практика. 2008. № 9. Доступ из системы «Гарант».

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

2. Гнатик Е.А. К вопросу о защите прав добросовестного приобретателя // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. 2012. № 6. С. 80-83.

3. Ивин А.А. Логика норм. М.: Изд-во МГУ, 1973. 121 с.

4. Комаров С.С. Способы защиты прав потребителей коммунальных услуг: общие и специальные // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. 2013. № 1. С. 81-84.

5. Крашенинников Е.А. Фактический состав возникновения обязательства из неосновательного обогащения // Очерки по торговому праву. Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль: ЯрГУ. Вып. 15. С. 58-63.

6. Мотылькова А.В. Общие вопросы гражданско-правовой ответственности при нарушении права на товарный знак // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. 2011. № 5. С. 6972.

7. Новак Д.В. Неосновательное обогащение в гражданском праве. М.: Статут, 2010. 416 с.

8. Осипов Б.Е. Защита гражданских прав. Учеб. и практ. пособие. Алматы: КазГЮА, 2000. 88 с.

9. Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в юриспруденции. М.: Норма: ИНФРЫ-М, 2012. 320 с.

10. Шевченко А.С. Возмещение вреда, причиненного правомерными действиями. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1989. 128 с.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью Кравченко Александра Александровича на тему «Особенности реализации способов защиты гражданских прав в регулятивных правоотношениях»

В связи с реформированием современного гражданского законодательства, направленном, в том числе, на закрепление новых принудительных конструкций, проблемы применения способов защиты гражданских прав становятся особенно актуальными.

Способ защиты относится к ключевым понятиям цивилистики. Новизна, а также теоретическая значимость рецензируемой статьи аспиранта Кравченко А.А. обусловлена тем, что автором предпринята попытка подойти к способам защиты как правовым явлениям, применяемым в отсутствие правонарушения. Впервые анализируются нормы современного гражданского законодательства с позиций разграничения регулятивной и охранительной форм реализации способов защиты. Обоснована практическая ценность выделения способов защиты в регулятивных правоотношениях и проанализированы основания их применения.

В рецензируемой статье автор вырабатывает рекомендации по применению способов защиты в регулятивных правоотношениях на основе анализа правовых норм и судебной практики.

Содержание статьи последовательно взаимосвязано и подтверждено ссылками на авторитетные источники. Работа написана хорошим литературным языком, автор показывает высокий уровень владения материалом и научные знания, способность к анализу и обобщению выводов.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Статья рекомендуется для публикации в открытой печати.

Рецензент: д.ю.н., профессор

Носов С.И.

54