Научная статья на тему 'Особенности психокультурного опосредования ментальности авторов граффити и процесса мультикультурной интеграции'

Особенности психокультурного опосредования ментальности авторов граффити и процесса мультикультурной интеграции Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

CC BY
207
39
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГРАФФИТИ / КУЛЬТУРА / ИДЕНТИЧНОСТЬ / ИДЕНТИФИКАЦИЯ / ГЕНЕРАЛИЗАЦИЯ / ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ / ФУНКЦИИ ГРАФФИТИ / МУЛЬТИКУЛЬТУРНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ / ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО / GRAFFITI / CULTURE / IDENTITY / IDENTIFICATION / GENERALIZATION / AN INDIVIDUALIZATION / FUNCTIONS GRAFFITI / MULTICULTURAL INTEGRATION / AN INFORMATION SOCIETY

Аннотация научной статьи по прочим социальным наукам, автор научной работы — Белкин А. И., Ионесов В. И.

Представлены результаты теоретического изучения особенностей психологического опосредования девиантного поведения в информационном обществе. Описаны социально-психологические характеристики смеховой, официальной и информационной типов психокультуры. Оказалось, что граффити в целом представляют собой выражение информационной культуры.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FEATURES OF PSYCHOCULTURAL BY MEANS OF GRAFFITI AUTHORS MENTALITIES AND PROCESS OF MULTICULTURAL INTEGRATION

Results of theoretical studying of features of psychological by means of deviation behaviour in an information society are presented. Socially-psychological characteristics of humorous, official and information types of psychoculture are described. It is appeared that graffiti represents expression of information culture.

Текст научной работы на тему «Особенности психокультурного опосредования ментальности авторов граффити и процесса мультикультурной интеграции»

УДК 316.6

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОКУЛЬТУРНОГО ОПОСРЕДОВАНИЯ МЕНТАЛЬНОСТИ АВТОРОВ ГРАФФИТИ И ПРОЦЕССА МУЛЬТИКУЛЬТУРНОЙ ИНТЕГРАЦИИ

© 2011 А.И.Белкин1, В.И.Ионесов2

1 Поволжская государственная социально-гуманитарная академия 2 Самарская государственная академия культуры и искусств

Статья поступила в редакцию 30.10.2011

Представлены результаты теоретического изучения особенностей психологического опосредования девиант-ного поведения в информационном обществе. Описаны социально-психологические характеристики смехо-вой, официальной и информационной типов психокультуры. Оказалось, что граффити в целом представляют собой выражение информационной культуры.

Ключевые слова: граффити, культура, идентичность, идентификация, генерализация, индивидуализация, функции граффити, мультикультурная интеграция, информационное общество, культура.

В эпоху глобализации притязания культуры становятся все более очевидными и без их осмысления трудно выстроить стратегию выживания и устойчивого развития. Потребность в культурном порядке изначально вызвана отсутствием такого внутри культуры и в ее взаимоотношениях с другими культурами. Причины недовольства культурой нужно искать в идентификационных нарушениях, функциональных сбоях, структурных несоответствиях культурной системы и ее связях с внешним миром. Культура складывается и обретает свое самосознание через идентификацию. Идентификация - это способ обретения человеком самого себя, открытие других для себя и себя для других. Идентифицируя реальность - маркируя её - человек прокладывает культуре путь в будущее. В ряду онтологических характеристик человека выделяются присущие его антропологической природе незавершенность и недостаточность как непрестанные источники социальной драмы и движущие силы истории культуры. «Человек не есть существо законченное или способное быть завершённым» - замечает К.Ясперс1. Незавершённость понимается в настоящей работе как состояние сущности, которая выражает лишь часть своей онтологической предопределённости и потому стремящаяся достроить, доопределить, дополнить себя своей привязанностью к более обширному целому. Недостаточность определяется как состояние нехватки, дефициентности или избыточности

Белкин Антон Игоревич, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и прикладной психологии факультета психологии. E-mail: rotati@mail.ru Владимир Иванович Ионесов, кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории культуры. E-mail: ionesov@mail. ru

1 Ясперс К. Смысл и назначение истории. - М.: 1991.

- С.257.

внутренней упорядоченности системы, вызванные прерыванием, нарушением или фрагменти-рованием целостности и приводящие к невозможности актуализации сущего без связи с другими частями целого. Незавершённость и недостаточность два онтологических модуса культуры, принуждающие её к постоянному изменению и перемещению через идентификацию единичного и интеграцию со всеобщим.

Чем больше разнообразия, тем больше позывов к объединению, взаимосвязи, целостности. Предел разнообразия - самоидентификация отдельного, единичного человека. Как замечает Э.В.Ильенков: «Совершенно ясно, что конкретное (эмпирически очевидное) существо связи, объединяющей различных индивидов в некоторое «одно», в общее множество, полагается и выражается отнюдь не в абсолютно-общем для них признаке, не в том определении, которое одинаково свойственно и тому и другому. Скорее такое единство (или общность) создаётся тем признаком, которым один индивид обладает, а другой - нет. И отсутствие известного признака привязывает одного индивида к другому гораздо крепче, чем одинаковое его наличие у обоих»2.

Э.В.Ильенков обращает внимание на взаимосвязь единства и разнообразия в формировании культурной идентичности личности и межличностных связей: «Два абсолютно одинаковых индивида, каждый из которых обладает тем же самым набором знаний, привычек, склонностей и т.д., были бы друг для друга абсолютно не интересны, не нужны. Это было бы попросту удвоенное одиночество. Всеобщее отнюдь не то многократно повторённое в каждом отдельно взятом единичном предмете сход-

2 Ильенков Э.В. Диалектическая логика. - М.: 1984. - С.273.

ство, которое представляется в виде общего признака и фиксируется знаком. Оно прежде всего закономерная связь двух (или более) особенных индивидов, которая превращает их в моменты одного и того же конкретного, реального, а отнюдь не только номинального единства. И последнее гораздо резоннее представлять как совокупность различных особенных моментов, нежели в виде неопределённого множества безразличных друг к другу единиц. Всеобщее выступает тут как закон или принцип связи таких деталей в составе некоторого целого»3. Следовательно, «разнообразие выступает не столько функцией изоляции групп, сколько отношений, их объединяющих»4.

Разнообразие и самобытность формируют коммуникативное пространство взаимодействия культур и обретают качество императивов, которые, в свою очередь, могут служить эффективными способами поступательного развития, разрешения конфликтов и прочих социальных проблем. К.Леви-Строс постулирует три пути эффективной межкультурной коммуникации: дифференциальные разрывы - новые партнёры - новые способы, позволяющие преодолеть гом-генизацию культурных ресурсов, поскольку длительное взаимодействие культур, в то числе, неизбежно приводит к уподоблению культур и стиранию различий между ними, что угрожает выживанию и развитию человечества5. Дифференциация - самая лучшая посылка для интеграции.

Исторический путь культуры можно схематично уподобить движению в сторону очеловечивания человека, достраиванию того, чего человечество оказалось лишённым - это движение в сторону насыщения бытия и родовой самоидентификации человека. Современная эпоха всё активнее провозглашает парадигму мульти-культурной интеграции, мир-культуры и всемирного гражданства (упорядочивание человечества). В постмодернистской культуре времена (эпохи), как бы, складываются (трансплици-руются) и рядом с высокими технологиями, всё чаще соседствуют художественные образцы далёкой первобытности. Представляется, что так называемая постмодернистская псевдопервобытность или реверсивное движение современности к архаике обусловлена тем, что мульти-культурный синтез как транспликативный процесс, включает в орбиту глобальных трансформаций все больше культурных сущностей, в том числе находящихся в исторической дали от современности. Мультикультурные трансформации часто сопровождаются кризисом усложнён-

3 Ильенков Э.В. Диалектическая логика.... - С.273.

4 Леви-Строс К. Путь масок. - М.: 2000. - С.328.

5 Там же. - С.353.

ности и нередко приводят к структурным деформациям межкультурных связей. История мировой культуры, есть, по существу, большой трансформационный процесс становления человечества как особого рода сущего и понять его можно лишь совокупив все составляющие этого сложного и порой разнонаправленного культурного движения.

В культурно-историческом процессе объективно существуют две основные формы идентификации социальных сущностей - генерализация и индивидуализация. Первая - выражает вектор интеграционного развития, направлена в сторону универсализации отношений внутри антропосферы и отвечает за поддержание того или иного уровня культурной системы. Вторая - выражает вектор автономизации (обособления) культурных образований, их дивергенции и сепарации, и сориентирована на удержание конкретного бытия (дискретных границ) сущностей и спецификацию их индивидуальных качеств и возможностей. Индивидуализация есть способ выстраивания внутреннего порядка элементов сущности (внутри отдельной системы), её внешних границ замкнутых на себя и отличающие её от других сущностей. Индивидуализация позволяет культурной данности быть тождественной самой себе и оптимально выражать присущие ей функции и свойства. Особая миссия генерализации - организация устойчивого взаимодействия и структурного порядка внутри многосоставных систем. По линии генерализации идентификация осуществляется от частного общего, от малого к большому, от единичного к универсальному. В процессе индивидуализации, наоборот, идентификация осуществляется от общего к частному, от большого к малому, от универсального к единичному.

Наряду с генерализацией и индивидуализацией, следует различать в историческом процессе и другие способы идентификации социальных сущностей, и прежде всего, основанные на идентификации человека / культуры, как во времени, так и в пространстве. В этой связи можно выделить две модели идентификации: 1) культурно-пространственную; и 2) культурно-временную. Самоидентификация человека в пространственной артикуляции реализуется посредством сопоставления и отождествления себя с другими сущностями, исходя из места своей структурной вовлечённости в идентификационный процесс - дом, район, город, регион, страна, континент, планета. Каждый локус идентификации соответствует склонности индивидуума к определённому типу самосознания и, так или иначе, выражает определённые социально-исторические доминанты культуры или уровни генерализации / индивидуализации в иденти-

фикационном процессе. Культурная идентификация человека во времени реализуется по вертикальной оси и фиксирует различные уровни и ступени его жизненного цикла, стадии жизни человека. Каждый этап идентификации есть момент единого, но многосоставного процесса самоотождествления или очеловечивания человека в культуре, и одновременно специфический способ его адаптации к вызовам социального и природного окружения. Культурно-историчес-кий процесс есть развёртывание и интеграция различных видов целостности (единичности), где одна целостность определяет другую и, в конечном счёте, воплощает всё в одном, одно во всём. Диалектика развития культуры состоит во взаимодополняемости векторов генерализации (универсализации, интеграции) и индивидуализации (партикуляризации, дифференциации). Этот процесс сопровождается драматическими событиями, заполненными противоречиями и конфликтами. Поиск и достижение своей идентичности не знает покоя и согласия. Идентичность не дана сама по себе - она обретается через преодоление, столкновение и борьбу. В культурно-историческом процессе можно выделить две сущностные разновидности конфликтов - экстернальные конфликты (конфликты между системами) и ин-тернальные конфликты (конфликты внутри системы).

Процесс интеграции человечества надо рассматривать как процесс интеграции культур, каждая из которых имеет возможность актуализировать свою идентификационную принадлежность и самобытность. Поскольку у каждой культуры есть своя узнаваемость, то каждая культурная система имеет свою конфигуратив-ную специфику, состоящую из определённых выступов и срезов. Постулированное А.Крё-бером положение о конфигурациях культурного роста позволяет рассматривать каждую культуру как своего рода индивидуальную целостность, которая обладает своим конфигуратив-ным единством (стилем) и вступает во взаимоотношения с другими целостностями в соответствии с присущим ей паттерном (парадигме развития)6. Всякая конфигурация культуры -это композиция неких выступов (то, чем культура владеет, наличествующее бытие) и срезов (то, чем культура не располагает, отсутствующее бытие). Комбинаторика «выступов» и «срезов» задаёт конфигурацию связей одной культуры с другими. Отношение одной конфигурации культуры к другой формирует так называемое конфигуративное взаимодействие. По-

6 Kroeber A. Configurations of Cultural Growth. -

Berkley; Los Angeles: University of California Press,

1944. - 882 p.

скольку культуры взаимодействуют в силу своей конфигуративной сущности не по прямой, а в композиции различных «выступов» и «срезов». Это обусловливает то, что в каждой целостной системе идёт конфликт в пограничных зонах, в области смыкания и столкновения конфигуративных образований. В результате этого столкновения осуществляется реорганизация границ и обеспечивается внутреннее саморазвитие культурной системы. Таким образом, мультикультурная модель интеграции человечества предполагает обязательную транспликацию (структурное сцепление) различных целостно-стей или культурных конфигураций.

В настоящей работе также анализируются особенности психокультурного опосредования социального поведения, в частности, социального поведения авторов граффити. Психологический анализ культуры, как правило, фиксируется на изучении ценностей и норм. Любая культура содержит определенный круг ценностей, разделяемых индивидами, являющимися ее представителями. В соответствии с этими ценностями выстраивается социальная и психологическая жизнь людей, определяются нормы, регулирующие их поведение. Средством реализации этих норм выступают психологические групповые механизмы7. Психосемиотическая система граффити имеет психологическое содержание, а компонентами ментальности специфической социальной группы авторов граффити являются: особенности психокультурного опосредования, функции, темы, жанры

В современной социальной психологии культура рассматривается преимущественно как система определенного рода образцов, с которыми человек соотносит свои действия, понимаемые в широком смысле не только как поведенческие реакции, но и шаблоны чувствования, мышления, восприятия действительности. Сущность культуры в социально-психологическом плане - в реализации функции социального контроля над своими субъектами, в качестве которых могут выступать отдельные индивиды, малые или большие группы, социальное сообщество в целом. Культура предоставляет каждому индивиду в распоряжение определенное описание мира, с которым человек соотносит свой опыт, оценивает поведение других людей и свое собственное.

Мы считаем, что гетерогенность современной культурной сферы может быть объяснена с точки зрения взаимодействия трех типов культур, каждая из которых связана с определенным типом общества: традиционным, индустриальным и информационным (Д.Белл). Смехо-

7 Тойнби А.Д. Постижение истории. - М.: 1994.

вая культура является культурой традиционного общества. Она представляет собой народную культуру. Официальная культура характерна для индустриального общества. Ранее ее ядро составлял классический литературоцентризм, однако в постсовременном мире она становится менее однородной. Информационная культура, создаваемая СМИ и Интернетом, характерна для постиндустриального информационного общества. Современное российское общество представляет собой конгломерат, переплетение культурных образований. Основные позиции продолжает занимать официальная культура, принимающая новые формы. Однако наряду с ней на рубеже тысячелетий развитие получают смеховая и информационная типы культур.

В нашем исследовании мы опираемся на концепцию карнавальной культуры М.М.Бахтина. По нашему мнению, граффити являются выражением смеховой культуры. В работах М.М.Бахтина определены признаки смеховой и официальной типов культур. По Бахтину, существуют два основных типа восприятия мира, которые отражаются в одном из полярных типов культур - официальной и народной. Если первая пытается навязать индивидууму «серьезный взгляд на мир», то вторая отражает «смеховой аспект мира»: «Мы видим, таким образом, столкновение и взаимодействие двух миров: мира... официального...и мира, где все смешно и несерьезно, где серьезен только смех. Нелепости и абсурд, вносимые этим миром, оказываются, наоборот, истинным соединительным внутренним началом другого, внешне-го.»8. Вся история человечества представляет собой взаимодействие и взаимопереплетение этих типов культур. Характерные признаки неофициальной культуры М.М.Бахтин раскрывает на анализе произведений Ф.Рабле.

На протяжении средневековья и Ренессанса смеховая культура существовала в форме карнавала. Карнавал выступает второй, праздничной жизнью народа, организованной на начале смеха. В его условиях стираются все социальные различия и барьеры между людьми, происходит отмена запретов официальной культуры, создается особый «идеально-реальный» тип общения, который порождает новые речевые жанры, переосмысление или упразднение некоторых старых речевых форм, часто употребляются ругательства, которые обычно «грамматически и семантически изолированы в контексте

8 Бахтин М.М. Рабле и Гоголь // Вопросы литературы и эстетики. - М.: 1975. - С.484 - 495.

речи и воспринимаются как законченные це-лые...»9.

М.М.Бахтин показывает, что карнавальное целое проникнуто «единой образной логикой». «Это целое - смеховая драма одновременной смерти старого и рождения нового мира.»10. Действительно, карнавал в своих проявлениях крайне противоречив и амбивалентен, можно сказать, диалектичен, совмещая противоположности, существующие в неразрывном единстве, в постоянном взаимодействии и взаимопереходе, при этом делается акцент на положительную сторону явлений. В традиции народной культуры смех «никогда не подвергался сублимации... он... не носил официального характера. Смех остался вне официальной лжи, облекавшейся в формы патетической серьезности.»11. Смех выходит за пределы серьезных жанров, всех стандартов языка, которые пропитались лицемерием и фальшью. Смех отражает употребление языка в несобственном значении (тропы, ирония, пародия, юмор, шутка и т.п.).

Снижение означает приземление, приобщение к земле как поглощающему и одновременно рождающему началу, а также приобщение к жизни нижней части тела, живота и производительных органов. Следовательно, к таким актам, как совокупление, зачатие, беременность, рождение, пожирание, испражнение. «Снижение роет телесную могилу для нового рождения. отрицает и утверждает одновременно. Сбрасывают не просто вниз, в небытие, в абсолютное уничтожение, - нет, низвергают в производительный низ. где происходит зачатие и новое рождение, откуда все растет с избытком. низ - это рождающая земля и телесное лоно, низ всегда зачинает.»12.

Народная праздничная культура имеет особое отношение ко времени. Веселое время производит «развенчание старого и увенчание нового», оно отличается от мрачного времени приземленностью, обновлением материально-телесного плана. Развенчание мрачного времени и превращение его в доброе и веселое время -главная задача всех травестирующих предсказаний, пророчеств, гаданий, игр13.

9 Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. - 2-е изд. -М.: 1990. - С.23.

10 Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. - М.: 1965.

11 Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе // Бахтин М.М.Вопросы литературы и эстетики. - М.: 1975. - С.384 - 385.

12 Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура..... - 2-е изд.....- С.78.

13 Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура..... - 2-е изд.....- С.263.

Если в официальной культуре средневековья отрицалась горизонталь исторического времени, торжествовала вертикаль подъема и падения, то в народной культуре, напротив, основным было представление о горизонтальном движении времени, обеспечивающим непрерывный рост и историческое развитие общества. В народной карнавальной культуре акцентируется роль «низа»: «Подлинное богатство и изобилие - не вверху и не в средней сфере, а только в низу...»14. Могучее движение в низ - вглубь земли, вглубь человеческого тела - устремлено в преисподнюю - земную и телесную. Движение в низ, наизнанку, наоборот, шиворот-навыворот проникает все формы народно-праздничного веселья и гротескного реализма. За счет этих процессов происходит новое возрождение вещей, в результате нового применения, развенчивающего их привычные значения, они обновляются: «Предмету или лицу дается несвойственное ему, даже прямо обратное, употребление или назначение, и этим вызывают смех и обновление предмета или лица в новой для него сфере существования.»15.

Карнавальная речь представляет собой «своеобразную игру словами, привычными соседствами слов, взятыми вне обычной логической или иной смысловой связи. Главное значение карнавальной речи состоит в том, что при ее посредстве раскрывается особый двуликий аспект мира, специфическая характеристика людей и вещей, которой нет в официальной системе литературной образной речи.

Помимо смеховой и официальной культур, в информационном обществе возникает новый тип культуры - информационная культура. Основным средством достижения идентичности и обретения смысла жизни личности как в традиционном, так и в индустриальном обществах служило приобщение к традиционным ценностям. Однако в современном мире происходят процессы «технологической экспансии», влекущие за собой переоценку ценностей и идеалов, принятых в традиционном обществе. На смену традиционализму приходит постсовременная эпоха, которая диктует новые векторы развития человечества16.

Возникает новый тип общества - постиндустриальный, в котором господствующее положение занимает информационная культура, по своим характеристикам принципиально отли-

14 Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура ..... - 2-е изд..... - С.409.

15 Там же. - С.415 - 417

16 Шкуратов В.А. От Манхетенна до «Норд-Оста».

Психология масс-медиа, политика после 11 сентября

2001 года. - Самара: 2002; Белкин А.И. Постмодернистская психология. - Самара: 2005.

чающаяся от смеховой и официальной типов культур. Для нее характерен английский язык, который служит прообразом единого мирового языка, а также различные нарративы, которые в информационной среде заменяют традиционно выделяемые субъект-объектные отношения. Информационная культура предполагает существование иной, не «объективной», а виртуальной реальности. В отличие от прошлых культур, построенных на прочной материальной или духовной почве, информационная культура основывается на всеобщей текстуализации и нар-ративизации как мира, так и отдельного персонажа. Сейчас информационная культура стремится занять доминирующие позиции в мировом культурном пространстве.

Информационная культура является преимущественно постписьменной и визуальной. Информационная культура отличается от других типов культур онтологически: она представлена в виде определенного текста - информации, которая постоянно превращается в знание. В ней происходит взаимопроникновение и слияние «высокой» и «низкой» культуры, размываются традиционные ценности. Информационная культура предъявляет новые требования к психике индивидуумов.

Г.М.Андреева отмечает, что в современной ситуации нестабильности в массовом сознании происходит глобальная ломка устоявшихся социальных стереотипов, изменение системы ценностей и кризис идентичности: «механизмом формирования социальной идентичности является категоризация - процесс «отнесения» индивидом себя к определенной социальной группе. Социальные категории. выступают в процессе познания как порождения стабильного мира: они фиксируют устоявшееся, прочное. Когда сам реальный мир становится нестабильным, социальные категории как бы разрушаются, утрачивают свои границы.»17.

По мнению Р.Инглхарта, переход к эпохе постмодерна сопровождается глубокими ценностными изменениями: происходит сдвиг в преобладающих нормах и мотивациях, лежащих в основе поведения людей. Уменьшается роль власти и авторитетов, понижается значение политических, религиозных, социальных и сексуальных норм. Происходит сдвиг от материальных к постматериальным ценностям18.

В.А.Шкуратов пишет, что человеку в постиндустриальную эпоху предстоит симбиоз с электронными устройствами: «Общением с ними

17 Андреева Г.М. Социальная психология. - М: 1999. - С.363 - 364.

18 Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. - 1997. - №4. -С.23.

преимущественно охвачены процессы психики, до сих пор слабо «технизированные», - интеллект в фазе решения и воображение...»19.

Л.Бовоне говорит о том, что современное общество - это общество имиджей или воображаемого. В постсовременном мире возникает новый тип коммуникации - коммуникация посредством образов. В сердцевине процессов глобальной коммуникации могут складываться определенные замкнутые культурные пространства - культурные ниши. Главные черты постсовременной коммуникации - образность и рефлексивность. Общение посредством имиджей начинает господствовать над письменной коммуникацией и логическими суждениями. В ходе интервьюирования различных групп молодежи, связанных со взрослой культурой или находящихся в оппозиции к ней, выявилась следующая тенденция: «с одной стороны, есть люди, «похожие на меня»; для общения с ними слова почти не нужны. согласие с ними очевидно, осязаемо, единство стиля жизни выражает общие чувства и отношение к миру. Однако есть и другие, «которые принимают меня за чужого», и которых я называю чужими; при этом взаимное недоверие будет основываться на проявлениях бросающихся в глаза различий»20.

Таким образом, информационная культура предъявляет особые требования к психике человека: владения компьютерными технологиями и навыков работы с разного рода информацией. Она дает огромные возможности конструирования идентичности, что одновременно может порождать ряд психологических проблем. Сложность конструирования идентичности связана с размыванием традиционных ценностей и границ социальных групп, что затрудняет процесс социальной категоризации. Информационное пространство также может оказывать негативное влияние, связанное с возможными психическими нарушениями из-за информационной перегрузки, с возрастанием стереотипизации в межличностном и межгрупповом общении, а также с увеличением влияния СМИ и Интернета на индивидуальное, групповое и общественное сознание.

Таким образом, смеховая, официальная и информационная культуры, как показывает анализ, различаются: а) исторически; б) структурно (по своим знаковым носителям и их организации), но сохраняют преемственность по своим социокультурным функциям. Исторически народная культура - самая древняя, пре-

19 Шкуратов В.А. Историческая психология. - Ростов на/Д.: 1994. - С.186.

20 Бовоне Л. Глобальная коммуникация и культурные ниши // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы. - Казань: 2000. - С.137.

имущественно телесная и мифологическая. Соприкасаясь с письменной культурой, она становится альтернативной, протестной, делая и свое содержание эпатирующим, протестным по функции. Письменность же становится общей официальной и культурно приемлемой высокой формой выражения - значительная часть идентификационных, прагматических задач переходит к ней. Этот культурно-исторический статус сохраняется за ней в известной степени до сих пор. В то же время четкое противопоставление народной (карнавально-площадной, устной) и официальной (письменной) культур весьма относительно и принадлежит доиндустриальной и отчасти индустриальной культурам. В постиндустриальную эпоху новый культурный носитель - массовая коммуникация становится ин-ституциолизированным средством организации общества. Современная постиндустриальная культура разделяется на два слоя: собственно информационная (управляющая подсистема общества, информационное обеспечение власти, экономики, науки) и видеонарративный ряд массовой культуры, который серьезную культуру пародирует, критикует, отчасти отрицает с позиции человека массового общества (особенно молодежи), чье сознание не вполне ассимилировано шаблонами. Отчасти повторяется отношение между народно-площадной и официально-письменной культурами. Андеграунд информационной культуры представляет ее официальный слой в шаржированном, нарочито разорванном и фрагментарном виде информационной антисистемы. Причем, протестный андеграунд информационной культуры может усваивать и темы старого карнавального андеграунда (сексуальные, антисоциальные) и даже письменной культуры, которая оттесняется в постиндустриальном обществе на вторые роли. Можно предположить, что информационный низ - это слияние элементов старой карнаваль-ности с новыми техниками информационного опосредования и идентификации. Отношение между дописьменными, письменными и постписьменными субстратами в координатах «официальный верх - неофициальный низ» сложно и неоднозначно. Старая оппозиция телесной карнавальности и письменной официальности продолжает сохраняться, поскольку письменная культура продолжает играть важную роль в регуляции общества. Значительная часть вне-нормативного поведения уже кодируется как информационная антисистема. Информационный верх аккумулирует в себе элементы из старой официальной письменной культуры. Несмотря на реальную сложность отношений указанных культурно-исторических страт, в данной работе они даются как отдельные психокуль-

турные типы, так как свойственные каждому из них темы, жанры, стилистика сохраняются в виде достаточно устойчивых культурно-семиотических традиций и систем.

Экспериментальную выборку составили 5789 граффити г. Самары. Оказалось, что среди них смеховую культуру составляют 10,5 % граффити, официальную - 1 %, а информационную - 88,5 %. Таким образом, современные постиндустриальные граффити являются выражением информационной культуры, которой присущ виртуализм, всеобщий (английский) язык, нарративизация сознания. Психокультурное опосредование является компонентом ментальности специфической социальной группы авторов граффити.

В настоящее время основным средством и доминантным типом граффити становится информационная подпись, которая является центральным семантическим сегментом, придающим смысл образно-знаковому ряду психосемиотической системы граффити и, одновременно, представляющим собой зафиксированное в дискурсивном форме стремление индивидуума к интеграции с новой виртуальной информационной действительностью, характерной для постсовременной эпохи. Психосемиотическая система граффити имеет психологическое содержание, а компонентами ментальности специфической социальной группы авторов граффити являются: особенности психокультурного опосредования, функции, темы, жанры.

FEATURES OF PSYCHOCULTURAL BY MEANS OF GRAFFITI AUTHORS MENTALITIES AND PROCESS OF MULTICULTURAL INTEGRATION

© 2011 A.I.Belkin1, V.I.Ionesov2°

1 Samara State Academy of Social Sciences and Humanities 2Samara state academy of culture and arts

Results of theoretical studying of features of psychological by means of deviation behaviour in an information society are presented. Socially-psychological characteristics of humorous, official and information types of psychoculture are described. It is appeared that graffiti represents expression of information culture. Keywords: graffiti, culture, identity, identification, generalization, an individualization, functions graffiti, multicultural integration, an information society, culture.

Anton Igorevich Belkin, the candidate of psychological

sciences, the senior lecturer of chair of the general and applied psychology of faculty of psychology. E-mail: rotati@mail. ru

Vladimir Ivanovich Ionesov, the candidate of historical sciences, the senior lecturer of chair of the theory and cultural history. E-mail: ionesov@mail. ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.