Научная статья на тему 'Особенности перевода классической китайской литературы на русский язык (на примере переводов новелл Пу Сун-Лина (1640—1715 гг.))'

Особенности перевода классической китайской литературы на русский язык (на примере переводов новелл Пу Сун-Лина (1640—1715 гг.)) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
107
28
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Китаи / литература / рассказы / Ляо Чжаи / Пу Сун-лин / перевод. / China / literature / short-stories / Liao Zhai / Pu Song-ling / translations.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Сторожук Александр Георгиевич

Тема переводов новелл известного цинского литератора Пу Сун-лина (蒲松齡, 1640— 1715) на русский язык возникала в отечественном востоковедении неоднократно. Наиболее системный и художественно оправданный подход перевода собрания «Странные истории из кабинета неудачника» (Ляо Чжаи чжи и, 聊齋志 異) на русский язык был предложен академиком В. М. Алексеевым (1881—1951) и продолжен в недавнем полном переводе этого свода, опубликованном в 2022 году. Проанализировав ключевые моменты опубликованных переводов, можно констатировать, что установки В. М. Алексеева по переложению новелл Пу Сун-лина на русский язык не потеряли актуальности по сей день, что они могут и должны быть дополнены и развиты в русле изначально выбранных принципов, и что они вполне могут послужить основой для перевода на русский язык и других текстов, написанных на вэньяне.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Particularities of literary translations from classical Chinese into Russian (on the example of Pu Songsing’s (1640—1715) works’ translations)

Idea of translating works by famous Qing writer Pu Songling (蒲松齡, 1640—1715) into Russian has emerged in Russian Asian studies quite a number of times. The most systematized and justified approach of translation of “Strange Tales from a Chinese Studio” (Liao Zhai Zhi Yi, 聊 齋志異) into Russian has been proposed by academician V. M. Alexeyev (1881—1951) and proceeded in the late full translation of the mentioned corpus, published in 2022. having analyzed the key moments of the published translations, one can make the following conclusions: the main lines of Pu Songling’s interpretation into Russian, proposed by V. M. Alexeyev, are still efficient till now; they can be supplemented and developed according to the initially formulated principles and can form the basis for translations of other classical Chinese texts into Russian.

Текст научной работы на тему «Особенности перевода классической китайской литературы на русский язык (на примере переводов новелл Пу Сун-Лина (1640—1715 гг.))»

INTERNATIONAL SCIENCE JOURNAL / международный научный журнал

«Particularities of literary translations from classical Chinese into Russian (on the example of Pu Songsing's (1640—1715)

works' translations)»

«Особенности перевода классической китайской литературы на русский язык (на примере переводов новелл Пу Сун-Лина

(1640—1715 гг.))»

Сторожук Александр Георгиевич, Alexander G. Storozhuk,

Санкт-Петербургский государственный St. Petersburg State University,

университет, Department of Chinese Philology

a.storozhuk@spbu.ru a.storozhuk@spbu.ru

удк 82-344, 821.581, 81-26 | научная статья | https://doi.0rg/10.24412/2686-9675-4-2022-20-28

АННОТАЦИЯ

Тема переводов новелл известного цин-ского литератора Пу Сун-лина (Ш^^, 1640— 1715) на русскии язык возникала в отечественном востоковедении неоднократно. Наиболее системныи и художественно оправданныи подход перевода собрания «Странные истории из кабинета неудачника» (Ляо Чжаи чжи и, Л) на русскии язык был предложен академиком В. М. Алексеевым (1881—1951) и продолжен в недавнем полном переводе этого свода, опубликованном в 2022 году. Проанализировав ключевые моменты опубликованных переводов, можно констатировать, что установки В. М. Алексеева по переложению новелл Пу Сун-лина на русскии язык не потеряли актуальности по сеи день, что они могут и должны быть дополнены и развиты в русле изначально выбранных принципов, и что они вполне могут послужить

ABSTRACT

Idea of translating works by famous Qing writer Pu Songling (ffifè^, 1640—1715) into Russian has emerged in Russian Asian studies quite a number of times. The most systematized and justified approach of translation of "Strange Tales from a Chinese Studio" (Liao Zhai Zhi Yi, M ^^M) into Russian has been proposed by academician V. M. Alexeyev (1881—1951) and proceeded in the late full translation of the mentioned corpus, published in 2022. having analyzed the key moments of the published translations, one can make the following conclusions: the main lines of Pu Songling's interpretation into Russian, proposed by V. M. Alexeyev, are still efficient till now; they can be supplemented and developed according to the initially formulated principles and can form the basis for translations of other classical Chinese texts into Russian.

«ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА КЛАССИЧЕСКОЙ КИТАИСКОИ ЛИТЕРАТУРЫ НА РУССКИИ VOL.4 №4 2022 ЯЗЫК (НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДОВ НОВЕЛЛ ПУ СУН-ЛИНА (1640—1715 ГГ.))» «" 2686 - 9675 ит

ISSN 2782 - 1935 (Onune)

филологические науки | сторожук а.г. | a.storozhuk@spbu.ru | удк 82-344, 821.581, 81-26 | научная статья

основой для перевода на русский язык и других текстов, написанных на вэньяне.

Ключевые слова: Китаи, литература, рассказы, Ляо Чжаи, Пу Сун-лин, перевод.

Для цитирования: Сторожук А.Г. «Особенности перевода классическои китаискои литературы на русскии язык (на примере переводов новелл Пу Сун-Лина (1640—1715 гг.))». Современные востоковедческие исследования. 2022; 4 (4). С. https://doi.org/10.24412/2686-9675-4-2022-20-28

Keywords: China, literature, short-stories, Liao Zhai, Pu Song-ling, translations.

For citation: Storozhuk A.G. «Particularities of literary translations from classical Chinese into Russian (on the example of Pu Songsing's (1640— 1715) works' translations)». Modern Oriental Studies. 2022; 4 (4). P. (In Russ.) https:// doi.org/10.24412/2686-9675-4-2022-20-28

Проблема перевода классическои китаи-скои литературы на русскии язык неоднократно осмыслялась отечественными синологами, каждыи из которых предлагал свое видение проблемы и свою концепцию подхода к переводу. Одна из наиболее исторически апробированных теории в этои области была представлена академиком В. М. Алексеевым в ходе работы над переводом новелл Пу Сун-лина (1640— 1715 гг.), увидевшим свет в форме четырех сборников, вышедших из печати в 1922 году (сборник «Лисьи чары») [1], в 1923 году (сборник «Монахи-волшебники») [2], в 1928 году (сборник «Странные истории») [3] и в 1937 году (сборник «Рассказы о людях необычаиных») [4]. Все четыре издания были снабжены подробными предисловиями, где и излагались теоретические основы перевода. Предисловия эти впоследствии неоднократно переиздавались; самыи полныи из изданных на сегодняшнии день на русском языке сводов [5]

включает все четыре предисловия, не только весьма наглядно демонстрирующих целостную картину требовании и пожелании, представленных в концепции В. М. Алексеева, но и позволяющих проследить, как менялись его установки с течением времени. Будучи представлена в указанных изданиях, эта теория, тем не менее, не получила некоего законченного лапидарного вида, оставаясь собранием установок, сформулированных четко или только намеченных В. М. Алексеевым, и неоднократно пересмотренных и переосмысленных от издания к изданию. Интересно, что многие установки, присутствующие в самих текстах перевода, но не заявленные в виде отдельных положении, воспринимались академиком как сформулированные и заявленные, и он отсылает в предисловиях поздних издании (например, 1928 года) к ранним «выпускам» (так в оригинале — А. С.), чтобы восприятие текста оказалось вдумчивым и полным [например, 5, 319]. По сути дела

INTERNATIONAL SCIENCE JOURNAL / международный научный журнал

же важнеишие установки, представленные в предисловиях и текстов переводов, могут быть определены следующим образом:

1. Отказ от сплошного комментария, и обращение к нему только в том случае, когда иначе смысл сказанного будет решительно непонятным.

2. Стремление минимизировать любые привнесения в текст.

3. Внимание к передаче формы оригинала.

4. Маркирование «насильно внедренных в текст неожиданных цитат» [5, 461] вводными словами, вроде «как говорится», «что называется».

5. Выработка особого стиля повествования, способного соответствовать авторскои «неслышимои» речи, то есть классическому вэньяню. В. М. Алексеев называет эту речь «неслышимои» постоянно и во всех изданиях, упирая на невозможность устного общения на языке новелл в отличие от живого разговорного китаиского языка. Осуществление этих установок блестяще

иллюстрируют сами новеллы, и правота исследователя доказана неослабевающим интересом к его переводам, существующим на протяжении уже ста лет.

Вместе с тем стоит вспомнить, что работа над «Ляо Чжаем» не была закончена В. М. Алексеевым, а многие поздние идеи и догадки не успели воплотиться, поэтому уместным кажется вернуться к поднятому им вопросу и проанализировать, что из вышеперечисленного остается непреложным, а что требует корректировки и в какои мере.

1. Вопрос обращения к комментарию самим В. М. Алексеевым неоднократно переосмыслялся. Если в издании 1923 года, например сноски, были краине лаконичны и немногочисленны, то в сборнике 1937 года их много больше, они подробнее и куда лучше помогают читателю понять особенности текста Пу Сун-лина. Здесь уже В. М. Алексеев констатирует, что при наличии пояснении в китаиском издании, их следовало бы воспроизвести в русском переводе, а также пояснить и те моменты, которые русскии читатель, в отличие от китаиского, не сможет понять из-за различии культур. Однако же, такои подход кажется логически незавершенным и требующим доработки.

Во-первых, пояснения в китаиском тексте — материя факультативная и диктуемая только желанием и возможностью издателя. Текст первого ксилографического издания «Ляо Чжая», так называемое «Цинкэтинское собрание» (^М^ФВД^^М), вышедшее в 1766 году в городке Цзяньдэ (Й®) в провинции Чжэцзян, пояснении и сносок не имело (текст см. [12]); известнеишее шанхаиское издание 1886, литографированное в печатне Тунвэньшуцзюи (Н ^ШМ), известное как «Проиллюстрированные и откомментированные "Странные истории из Кабинета Неудачника"», содержало подробныи комментарии к «Собственному написанию Ляо Чжая» (ВД^Ш^) — сохранившемуся предисловию к утерянному прижизненному своду, составленному самим Пу Сун-лином; но текст корпуса новелл был пояснен чрезвычаино фрагментарно и неглубоко (см. [9]). Издания

«ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА КЛАССИЧЕСКОЙ КИТАИСКОИ ЛИТЕРАТУРЫ НА РУССКИИ VOL.4 №4 2022 ЯЗЫК (НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДОВ НОВЕЛЛ ПУ СУН-ЛИНА (1640—1715 ГГ.))» issn 2686 - 9675

issn 2782 - 1935 (online)

филологические науки | сшмук а.г. | A.STOROZHUK@SPBU.RU! удк 82-344, 821.581, 81-26 |научнаяСТАТЬЯ

середины и второи половины XX века могли как содержать примечания (например, издание 2015 года с подробным комментарием [8]), так и полностью их игнорировать (например, издание 2009 года и последующие его переиздания [7]). Иногда примечания не столько поясняли текст, сколько отсылали к классическим книгам, откуда Пу Сун-лином была взята та или иная цитата [например, 10 или 11]. Другими словами, брать китаиские издания как основу для вставки примечании кажется необоснованным и лишенным системы. Более того, многие подробно прокомментированные своды случаи-но или намеренно игнорируют важные и сложные места в тексте, давая подробнеишие ссылки там, где их необходимость в принципе спорна.

Поэтому единственным удовлетворительным критерием комментирования текста представляется возможность или невозможность неподготовленного русскоязычного читателя понять сказанное, причем понять во всеи заложеннои автором многосмысленности, со скрытыми аллюзиями и реминисценциями. Если так, то в случае Пу Сун-лина можно однозначно констатировать, что комментарии неизбежен, и величина его может превосходить оригинал, порою, даже существенно. Важным обстоятельством здесь кажется стремление организовать при этом текст таким образом, чтобы нелюбопытныи читатель, не желающии вникать в бесконечные тонкости стиля, мог, пренебрегая комментариями, все равно понять смысл повествования и уяснить себе фабулу.

2. Минимизирование любых привнесении

в текст кажется задачеи обоснованнои

и безальтернативнои, иначе вместо перевода следует заявлять вольныи автор-скии пересказ. Вместе с тем, для текстов на вэньяне привнесения, пусть и небольшие, все равно потребуются, в противном случае изложить по-русски сказанное в оригинале окажется невозможным. Например, на протяжении целых страниц в оригинале могут вообще опускаться субъекты деиствия, при этом каждая новая фраза будет начинаться глаголом, вполне четко указывающим на предполагаемого актанта. В русском же переводе рассказ, построенныи таким образом, утеряет понятность уже через несколько предложении, поэтому время от времени будет необходимо отдельно указать, кто в данном случае имеется в виду.

Не менее справедливым это же утверждение будет и в случае, когда рассказ ведется о героях или героинях, социальныи статус которых в русском переводе будет почти неразличим. Например, в рассказе «Гэн-нян» главная героиня оказывается на ладье в однои каюте с супругои Вана Восемнадцатого [цзюань 3, — 10, Т. 1, 383—384]. Сама Гэн-нян именуется «госпожой» или «дамои» в то время, как жена Вана — «супругои» (£§) или «женои» (^). Не вызывает сомнения, что в русском тексте описание взаимоотношении «госпожи» и «супруги» уже через три фразы окажутся совершенно не понятными и потребуют подробных объяснении, поэтому здесь также необходимо очень деликатное привнесение в перевод с целью не допустить потерю читателем нити повествования.

INTERNATIONAL SCIENCE JOURNAL / международный научный журнал

3. Передача формы оригинала — отдельныи вопрос, которому уместнее было бы посвятить специальные изыскания; в данном случае лишь наметим некие общие моменты, не претендуя на их всестороннюю проработку. Сложность авторского замысла отмечалась В. М. Алексеевым не единожды, но во всех четырех сборниках это утверждение практически не нашло художественного воплощения. Исключением можно назвать здесь лишь ритмизо-ванныи перевод «Собственного написания», опубликованньш в 1937 году, но принцип ритмизации, равно как и критерии ее отображения в русском тексте, сформулированы не были. Это же в пол-нои мере справедливо и для сделанного в 1949 году ритмизованного перевода новеллы «Зрачки-человечки беседовали» (ЙАЙп), что также удивляет, поскольку как раз это произведение, в отличие от целого ряда других, никак не отличается четкои ритмикои, наличием стихотворных вставок и пр. В остальном же особенность ритмическои организации текста отмечалась как факт, но в переводе отражена не была.

Следует полагать, что при возможности продолжить работу над новеллами, В. М. Алексеев непременно это упущение исправил бы, поэтому в новом переводе новелл Пу Сун-лина [6] была предпринята попытка предложить ритмизованные переводы тех новелл, где этот принцип в оригинале очевиден и играет роль формообразующего элемента художественнои ткани. Например, это новеллы «Барышня Линь

Четвертая» [6, 541—548], «Ученыи

муж их Фэнъяна» (ЩЩ±А) [6, 377—383], фрагменты новелл «Ван Шестои молодец»

[6, 93—103], «Не Сяо-цянь» [6, 325—342] и ряда других. Здесь везде принцип передачи ритмическои речи соблюдался такои: в русском переводе количество иктов (ритмических ударении) соответствовало количеству иероглифов в ритмическои фигуре оригинала; при смене ритма оригинала менялся и ритм перевода. Размер в русском переводе выбирался, исходя из общеи тональности нар-ратива, но в целом предпочтение отдавалось трехдольным метрам. При передаче стихотворных фрагментов к сформулированному выше добавлялась также рифмовка, причем рифмующиеся строки выбирались не произвольно, но в соответствии с порядком рифмующихся строк оригинала. В дальнеишеи работе по переводу «Ляо Чжая» предполагается сохранить те же принципы передачи ритмизованного и рифмованного текста с однои добавкои — в случае, если в оригинале рифмуются только четные строки, в русском переводе будет применяться перекрестная рифма как лучше соответствующая требованиям классического русского стиха.

4. Маркирование «внедренных цитат» вводными оборотами следует признать одним из наиболее продуктивных и обоснованных нововведении В. М. Алексеева. Деи-ствительно, при чтении новелл Пу Сун-лина классически образованныи китаец непроизвольно «маркировал» про себя пассажи, являющиеся скрытыми цитатами, парафразами и тому подобными вкраплениями классических или других

«ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА КЛАССИЧЕСКОЙ КИТАЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА РУССКИЙ VOL.4 №4 2022 ЯЗЫК (НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДОВ НОВЕЛЛ ПУ СУН-ЛИНА (1640—1715 ГГ.))» issN 2686 - 9675 ит

issn 2782 - 1935 (online)

филологические науки | сшмук а.г. | A.STOROZHUK@SPBU.RU! удк 82-344, 821.581, 81-26 ! научная СТАТЬЯ

известных текстов в художественную ткань рассказа. Аналогично вполне уместным выглядит предложение сходным образом «маркировать» те же места в переводе, оставляя на выбор читателя — обратиться ли ему немедленно к комментарию за разъяснением, отложить это обращение или читать дальше, имея в виду, что здесь какая-то ссылка на посторон-нии текст, знакомиться с которым подробнее нет желания. Для этого отлично подходят вводимые В. М. Алексеевым «как говорится», «что называется» и многочисленные их аналоги. В переводах «Ляо Чжая» [6] это принцип соблюдается неукоснительно.

5. Особыи стиль, необходимость которого В. М. Алексеев объяснял искусственностью, неслышимостью вэньяня для носи-телеи китаиского языка цинского времени, также следует признать исключитель-нои переводческои удачеи заложеннои им традиции литературных переложении, но здесь необходимо сделать одну оговорку. Сам стиль нарратива В. М. Алексеева удачен не потому, что связан с идеи «неслышимости» каких-то языковых осо-бенностеи, а потому, что он генетически сродственен стилистическои манере самого Пу Сун-лина. В изысканном вэньяне последнего имеются и вкрапления совре-меннои писателю бытовои лексики, и диалектизмы; сам же язык для цинских начетчиков вряд ли мог казаться слишком архаичным, поскольку был неотъем-лемои частью каждодневнои чиновничь-еи рутины, и, скорее, ощущался носителя-

ми так, как воспринимался бы сегодня высокии стиль XVIII века — изыскано, вычурно, с патинои старины, но при этом вполне понятно. Полагаю, именно этот стиль изложения стал основои грандиозного успеха переводов Ляо Чжая, и именно его в издании [6] всемерно стараются сохранить. Однако, считать вэньянь неслышимым языком кажется неверным и во многом пагубным для перевода Пу Сун-лина: невозможность разговаривать на этом языке вовсе не обозначает невозможность обращаться к звукописи, задеи-ствовать консонансы и прочее; именно на этом строится передача посредством вэньяня просторечия в рассказе «Ван Ше-стои молодец» [10, Т. 1, 26—31],

именно на этом основываются постоянные звукоподражания, насыщающие текст; именно эта особенность лежит и в основе ритмизации текста, о которои говорилось выше. Поэтому и русскии перевод по возможности должен опираться на те же принципы, используя консонансы там, где прибегает к ним автор, воспроизводя ономатопоэтические конструкции, ритмизуя те части нарратива, которые ритмически организованы в оригинале.

В целом, можно констатировать, что установки В. М. Алексеева по переводу новелл Пу Сун-лина на русскии язык не потеряли актуальности по сеи день, они могут и должны быть дополнены и развиты в русле изначально выбранных принципов, и они вполне могут послужить основои для перевода на русскии язык и других текстов, написанных на вэньяне.

INTERNATIONAL SCIENCE JOURNAL / международный научный журнал

Список литературы 7.

1. Ляо Чжаи. Том первыи. Лисьи чары. Из сборника странных рассказов Пу Сун-лина (Ляо Чжаи чжи и) / Всемирная литература. Перевод и предисловие В.М.Алексеева. Петербург: «Государственное издательство», 8.

1922. 159 с.

2. Ляо Чжаи. Монахи-волшебники. Из сборника странных рассказов Пу Сун-лина (Ляо Чжаи чжи и) / Всемирная литература. Перевод и предисловие В.М.Алексеева. М.-Пг.: «Государственное издательство»,

1923. 278 с. 9.

3. Ляо-Чжаи. Странные истории / пер. с кит., примеч. и предисл. В. М. Алексеев. Ленинград: «Мысль», 1928. 272 с.

4. Ляо-Чжаи. Рассказы о людях необычаи-ных (из серии новелл Ляо-чжаи чжи-и) /

10

Пер. с кит. В. М. Алексеева. М.: «Изд-во АН СССР», 1937. 494 с.

5. Пу Сун-лин. Странные истории из Кабинета Неудачника (Ляо Чжаи чжи и) / Пер. с кит., предисл., ст., коммент. акад. В. М. Алексеева. Сост., подгот. текста, послесл. М. В. Баньковскои. СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2000. 784 с.

11

6. Пу Сун-лин. Ляо Чжаи чжи и (Странные истории из кабинета неудачника): Полное собрание в 12 цзюанях. В 7 т. Т. 1 / Сост. А. Г. Сторожук., отв. и науч. ред. Д. И. Маяц-кии, перев. В. М. Алексеева, А. Г. Сторожу-ка. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2022, 568 с., ил.

Пу Сун-лин. Ляо Чжаи чжи и (Странные истории из Кабинета Неудичника) / Цзэжэнь бяньцзи Ван Цзюнь (Ответственныи редактор Ван Цзюнь). Пекин: Чжунхуа Шуцзюи, 2009. 560 с.

Пу Сун-лин. Ляо Чжаи чжи и (Странные истории из Кабинета Неудачника) / Юи Тянь -чи чжу; Сунь Тун-хаи, Юи Тянь-чи дэн и (Комментарии Юи Тянь-чи, перевод Сунь Тун-хая и Юи Тянь-чи). ВДШ^М /

^йЙ; ШШ», Пекин:

«Чжунхуа шудянь», 2015. Т. 1—4. 5414 с.

Пу Сун-лин. Сяньчжу Ляо Чжаи чжи и ту юн (Проиллюстрированные и откомментированные «Странные истории из Кабинета Неудачника»). ^ШВДШ^М н^. Шанхаи: Тунвэньшуцзюи, 1886. Т. 1—8, 1414 с.

Пу Сун-лин. Ляо Чжаи чжи и. Хуи цзяо хуи чжу хуи пин бэнь («Странные истории из Кабинета Неудачника» с собранными аннотациями, комментариями и ремарками) / Чжан Ю-хэ цзицзяо (составление и сверка Чжан Ю-хэ). Ш№оВДШ§£Мо# / Шанхаи:

«Гуцзи чубаньшэ», 2011. Т. 1—4. 1740 с.

Пу Сун-лин. Ляо Чжаи чжи и. Цюань цзяо хуи чжу цзи пин сюдин бэнь («Странные истории из Кабинета Неудачника». Исправленное издание с полными аннотациями, собранными комментариями и сведенными ремарками) / составление и редактура Жэнь Ду-сина).

м.^ШЙШШ* / ешшк. Пе-

«ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА КЛАССИЧЕСКОЙ КИТАЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА РУССКИЙ VOL.4 №4 2022 ЯЗЫК (НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДОВ НОВЕЛЛ ПУ СУН-ЛИНА (1640—1715 ГГ.))» issN 2686 - 9675 ит

issn 2782 - 1935 (online)

филологические науки | сторожук а.г. | a.storozhuk@spbu.rui удк 82-344, 821.581, 81-26 I научная статья

кин: Жэньминь вэньсюэ чубаньшэ, 2016. 6. Т. 1—4, 2460 с.

12. Пу Сун-лин. Цинкэтин бэнь Ляо Чжай чжи и (Цинкэтинское издание Странных историй из Кабинета Неудачника). Ш^^. W М^ФВД^^М. Пекин: Гоцзя тушугуань чубаньшэ, 2020. Т. 1—8, 2144 с. 7.

References

1. Lyao CHzhaj. Tom pervyj. Lis'i chary. Iz sbornika strannyh rasskazov Pu Sun-lina (Lyao CHzhaj chzhi i) / Vsemirnaya litera-

8.

tura .Perevod i predislovie V.M.Alekseeva. Peterburg: «Gosudarstvennoe izdatel'stvo», 1922. 159 s.

2. Lyao CHzhaj. Monahi-volshebniki. Iz sbornika strannyh rasskazov Pu Sun-lina (Lyao CHzhaj chzhi i) / Vsemirnaya literatura. Perevod i predislovie V.M.Alekseeva. M.-Pg.: «Gosudarstvennoe izdatel'stvo», 1923. 278 s.

3. Lyao-CHzhaj. Strannye istorii / per. s kit., primech. i predisl. V. M. Alekseev. Leningrad: «Mysl'», 1928. 272 s.

4. Lyao-CHzhaj. Rasskazy o lyudyah neoby- 10. chajnyh (iz serii novell Lyao-chzhaj chzhi-i) /

Per. s kit. V. M. Alekseeva. M.: «Izd-vo AN SSSR», 1937. 494 s.

5. Pu Sun-lin. Strannye istorii iz Kabineta Neu-dachnika (Lyao CHzhaj chzhi i) / Per. s kit., predisl., st., komment. akad. V. M. Alekseeva. Sost., podgot. teksta, poslesl. M. V. Ban'kovskoj. SPb.: «Peterburgskoe Vos- 11. tokovedenie», 2000. 784 s.

Pu Sun-lin. Lyao CHzhaj chzhi i (Strannye istorii iz kabineta neudachnika): Polnoe so-branie v 12 czyuanyah. V 7 t. T. 1 / Sost. A. G. Storozhuk., otv. i nauch. red. D. I. Mayackij, perev. V. M. Alekseeva, A. G. Storozhuka. — SPb.: Izd-vo SPbGU, 2022, 568 s., il.

Pu Sun-lin. Lyao CHzhaj chzhi i (Strannye istorii iz Kabineta Neudichnika) / Czezhen' byan'czi Van Czyun' (Otvetstvennyj redaktor Van Czyun'). Pekin: CHzhunhua SHuczyuj, 2009. 560 s.

Pu Sun-lin. Lyao CHzhaj chzhi i (Strannye isto-rii iz Kabineta Neudachnika) / YUj Tyan'-chi chzhu; Sun' Tun-haj, YUj Tyan'-chi den i (Kommentarii YUj Tyan'-chi, perevod Sun' Tun -haya i YUj Tyan'-chi). Ifê^o 1MM / ^ A^ffi; fâmm, Pekin:

«CHzhunhua shudyan'», 2015. T. 1—4. 5414 s.

Pu Sun-lin. Syan'chzhu Lyao CHzhaj chzhi i tu yun (Proillyustrirovannye i otkommentiro-vannye «Strannye istorii iz Kabineta Neudachnika»). SHanhaj: Tunven' shuczyuj, 1886. T. 1—8, 1414 s.

Pu Sun-lin. Lyao CHzhaj chzhi i. Huj czyao huj chzhu huj pin ben' («Strannye istorii iz Kabineta Neudachnika» s sobrannymi annota-ciyami, kommentariyami i remarkami) / CHzhan YU-he cziczyao (sostavlenie i sverka CHzhan YU-he). Ifêt.llg^.fftt / SHanhaj: «Guczi chu-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ban'she», 2011. T. 1—4. 1740 s.

Pu Sun-lin. Lyao CHzhaj chzhi i. Cyuan' czyao huj chzhu czi pin syudin ben' («Strannye isto-rii iz Kabineta Neudachnika». Ispravlennoe

INTERNATIONAL SCIENCE JOURNAL / международный научный журнал

izdanie s polnymi annotaciyami, sobrannymi kommentariyami i svedyonnymi re-markami) / sostavlenie i redaktura ZHen' Du -sina).

IT Ф / iïMft Ш Ш. Pekin: ZHen'min' ven'syue chuban'she, 2016. T. 1—4, 2460 s.

12. Pu Sun-lin. Cinketin ben' Lyao CHzhaj chzhi i (Cinketinskoe izdanie Strannyh istorij iz Kabineta Neudachnika).

M. Pekin: Goczya tushuguan' chuban'she, 2020. T. 1—8, 2144 s.

Информация о статье

Поступила в редакцию: 25.09.2022 Одобрена после рецензирования: 10.10.2022 Принята к публикации: 20.10.2022

Information about the article

The article was submitted: 25.09.2022 Approved after reviewing: 10.10.2022 Accepted for publication: 20.10.2022

Сведения об авторе

Сторожук Александр Георгиевич,

док. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный университет,

Кафедра китаискои филологии a.storozhuk@spbu.ru

Information about the author

Alexander G. Storozhuk,

Doctor of Philology, St. Petersburg State University, Department of Chinese Philology a.storozhuk@spbu.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.