Научная статья на тему 'Особенности кенимехского говора каракалпакского языка'

Особенности кенимехского говора каракалпакского языка Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
235
39
Поделиться
Ключевые слова
ТЮРКОЛОГИЯ / ДИАЛЕКТОЛОГИЯ / ЛЕКСИКА И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ КЕНИМЕХСКОГО ГОВОРА КАРАКАЛПАКСКОГО ЯЗЫКА

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Пирекеева Амангуль Ансатбаевна

В статье освещаются своеобразные лексические и морфологические особенности кенимехского говора в сравнении с современным каракалпакским литературным языком. На фактическом материале затрагиваются вопросы влияния на данный диалект родственных (узбекского и казахского) языков.

Текст научной работы на тему «Особенности кенимехского говора каракалпакского языка»

Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 3 (218).

Филология. Искусствоведение. Вып. 50. С. 115-117.

А. А. Пирекеева

ОСОБЕННОСТИ КЕНИМЕХСКОГО ГОВОРА КАРАКАЛПАКСКОГО ЯЗЫКА

В статье освещаются своеобразные лексические и морфологические особенности кенимех-ского говора в сравнении с современным каракалпакским литературным языком. На фактическом материале затрагиваются вопросы влияния на данный диалект родственных (узбекского и казахского) языков.

Ключевые слова: тюркология, диалектология, лексика и словообразование кенимехского го-

вора каракалпакского языка.

Каракалпаки составляют основное население Республики Каракалпакстан, расположенной в низовьях Амударьи (отсюда и название «нижние каракалпаки»), и лишь отдельные локальные группы («верхние каракалпаки») живут на территории Ферганской, Самаркандской, Ташкентской, Кашкадарьинской, Сурхандарьинской, Андижанской, Бухарской областей Узбекистана и ведут оседлый образ жизни1. К последней группе относятся и каракалпаки, проживающие в Кенимехском районе Навоиской области.

Каракалпаки Кенимехского района отделились от основной части своего народа 3-4 века тому назад. Их расселение в этих краях связывают с именем бухарского эмира Амира Алимхана из династии мангитов (мангит - название одного из каракалпакских племен). В 1753-1920 годах в Бухарском эмирате правила династия мангитов, а в Хиве - династия кун-градов2.

За долгое время (около четырехсот лет) отдельного существования фонетический, лексический и морфологический ярусы языка кенимехских каракалпаков подверглись значительным изменениям под влиянием других родственных - узбекского и казахского - языков. Этому способствовал ряд факторов.

Во-первых, Кенимехский район был образован в 1925 году как Казахско-каракалпакский район3, с 1925 года здесь стали открываться школы ликбеза, в 1926 году в районном центре была открыта первая семилетняя школа. В те годы действовали каракалпакские классы, но впоследствии по различным причинам в 19411944 годы эти классы закрылись. Поэтому каракалпакские дети были вынуждены обучаться на казахском или узбекском языках. Позже, в 90-е годы прошлого столетия, в районе открылись школы с каракалпакским языком обуче-

ния, дети кенимехских каракалпаков получили право обучаться на своем родном языке.

Во-вторых, по данным статистического отдела Кенимехского района (1989 год), каракалпаки составляют 31 % населения района и по соседству живут с узбеками, казахами, таджиками, арабами и представителями других национальностей. Как видно, каракалпаки составляют большинство населения района, но не в такой степени, чтобы оказывать только одностороннее влияние на язык представителей других национальностей.

Изменения в языке кенимехских каракалпаков ярко выражаются при сравнении языковых материалов говора с современным каракалпакским литературным языком.

Некоторые слова каракалпакского литературного языка в указанном говоре имеют другую семантику:

‘Тигис’ (стежка) в говоре употребляется в значении ‘нитка’. Например: Буны дэу тигис пенен тикпе (Сарыбел). - Не шей это крупной ниткой. Ац тигисти эперип жибер (Елтай). -Подай мне белую нитку.

Интересен еще тот факт, что в говоре для выражения большого объема предмета часто используются слова ‘дэу’ (великан), ^йе’ (верблюд), тогда как в литературном языке слово ‘дэу’ сочетается только со словами, обозначающими людей, а слово ^йе’ встречается лишь в некоторых сложных словах: ^йетауьщ’ (индюк), ^йесицир’ (название растения).

‘Тирсек’ (внутренняя загибная часть колена). Слово ‘тирсек’ в говоре имеет значение ‘локоть’. Например: Тирсегицди тарт, мен жаза алмай отырман (Сарыбел). - Убери локоть, я не могу писать. Также оно употребляется и в переносном значении, обозначая оконный шарнир, что соответствует литературному ‘топса’.

Слова ‘гауга’ (хлопоты, проблема) в говоре означает деревянную или кожаную посуду (тару) для взятия воды из колодца, часто встречается в речи животноводов: Fаугага 100 лит-рдей суу сыяды (Сарыбел). - В посуду (гауга) вмещается около 100 литров воды.

Слово ‘кылтанак’ (1. росток, 2. новорожденный, 3. маленький, узкий, тонкий) употребляется в значении ‘рыбья кость’: Байцап же, балъщтыц цылтанагы тамагыца кетпесин (Крскудык). - Ешь осторожно, как бы рыбья кость в горле не застряла.

^збен’ - в говоре означает лапшу, а в литературном языке это название блюда, которое готовят из мелко нарезанного теста джугары и подают с айраном и катыком4. В Кенимехе его готовят повсеместно, тогда как в Каракалпак-стане оно является забытым блюдом.

Слово ‘сабак’ в литературном языке является многозначным словом и означает: 1. урок, 2. предмет, 3. задание, в говоре означает ‘день недели’: Биринши сабац. - Первый день недели или понедельник. Сизлер биринши сабац Нура-та барасыз ба? - В понедельник вы поедете в Нурату?

Слово ‘шыганак’ в литературном языке имеет значение ‘локоть’, в говоре употребляется в значении ‘ракушка’. Шыганац сууга жацын жерде цумда болады (Крскудык). - Ракушки можно найти в околоводных песках. В значении ‘ракушка’ это слово было заимствовано из узбекского языка, где имеет такое же значение.

Нужно отметить, что кенимехский говор каракалпакского языка отличается своеобразным заимствованным пластом. Как верно отметила исследователь диалекта узбекского языка На-воиского вилоята Н. Мурадова, по историческим источникам, издревле узбеки, каракалпаки, казахи, таджики находились в тесной экономической, общественной и культурной взаимосвязях. Поэтому заметно влияние этих языков на язык народов, проживающих на этой территории5.

Взаимовлияние всегда является двусторонним процессом. Обратное влияние языка каракалпаков на соседние подчеркивает Н. Мурадова, которая пишет, что «в Тамдымском и Кенимехском районах живут каракалпаки, и поэтому этому региону присуще многоязычие (казахский, каракалпакский, узбекский, русский)». Здесь употребляются слова, которых нет в узбекском литературном языке, но упоминаются в работе М. Кашгари, и приводятся

следующие примеры: ‘бас жуугы’, ‘майлык’, ‘аузы ууылды’, ‘шагыл кум’, ‘ийтыркын’, ‘конук’, ‘камытыр’5. Эти слова в каракалпакском языке являются частоупотребительными, и возможно, что они появились в речи узбеков Кенимехского района под влиянием каракалпаков.

Изменения в семантике произошли и в некоторых фразеологизмах. Например: в каракалпакском литературном языке фразеологизм ‘иши тар’ имеет значение ‘завистливый’, а в говоре он употребляется в значении ‘нетерпеливый’: Сапацул агац иши тарлыц етип шэуэрге кетти (Шортепа). - Сапакул ака нетерпеливо поехал в город.

При исследовании лексического состава кенимехского говора было обнаружено, что в речи его носителей из синонимического ряда активно употребляются лишь один из вариантов. Например, в литературном языке имеются синонимы: ‘есик-капы’ (дверь), ‘айна-эйнек-терезе’ (окно), ‘жай-там-уй’ (дом), ‘орамал-шаршы-жаулык’ (платок). В говоре встречаются лишь их варианты: ‘есик’, ‘терезе’, ‘уй’, ‘жаулык’. Например: Уй сатылады. - Дом продается. Жаулыгымды бер. - Отдай платок. Мек-теп терезесинде гYллер всирдик. - На школьных подоконниках вырастили цветы.

Итак, кенимехский говор каракалпакского языка в семантическом плане сильно отличается от литературного. Такие различия можно встретить и в морфологическом строении говора.

В каракалпакском литературном языке относительно мало слов образовано с помощью аффиксоида -хана, но в говоре он является очень продуктивным по сравнению с литературным языком. К примеру, в говоре образованы слова, которые очень редко встречаются в литературном языке.

‘Дэруазахана’ (дэруаза-ворота, хана-комната) - широкое помещение с воротами и су-фой, построенное у входа в дом: Дэруазаханага кирицлер, чай тацладым (Шадыбел). - Заходите в даруазахану, я чай приготовил.

‘Тандырхана’ - место, где построен тандыр. В Каракалпакстане тандыр строят на открытой площадке, в Кенимехе его с трех сторон огораживают глиняной стеной, одна сторона остается открытой. Например: Апым тандырханада йеди (Сарыбел). - Мама в тандырхане.

‘Саманхана’ - это место для закладки кормов, так же как ‘тандырхана’, с трех сторон огороженное стеной, закрытое навесной крышей

от осадков. Например: Мал отын саманханага жыйнаймыз (Шоркел). - Корм для скота укладываем в саманхану. В литературном языке это слово имеет малоупотребительную форму ‘са-банхана’.

При помощи суффиксов -шы//-ши, -кеш образованы новые слова. ‘Пэкши’ - человек, который проводит омовение покойника. Например: Х,эр бир киши увзи пакши обкелади (Бешрабат). - Каждый человек приводит с собой пакши. Цоцсы отырган взбеклерде оны «мYрдешой» деп атайды (Шортепа). - У соседних узбеков их называют «мурдешо».

‘Ортакеш’ - человек, который руководит свадебным мероприятием. В Кенимехе для свадебных мероприятий на открытом пространстве устанавливаются шатры. Только для гостей, приехавших издалека, предоставляют жилые помещения. Вечером все гости собираются в установленном месте. Человека, который обслуживает гостей, руководит мероприятием, называют ‘ортакеш’. В узбекском языке он называется ‘раис’, в Каракалпакста-не - ‘кеше бий’. Например: Тойда Бахытжан ортакеш болды (Сарыбел). - На свадьбе Бахытжан был тамадой.

В говоре встречаются слова с суффиксом -хур, что соответствует литературному -цор, который является малопродуктивным. ‘Суйинчи хур’ - человек, приносящий добрую весть. Бир-бирига суюнганидан юбориб иккови куп вацти хошлик цилиб юрдилар (Алпамыш). - Из-за любви друг к другу посылали гонцов с добрыми вестями и поднимали свое настроение.

Также в говоре употребляются слова, образованные способом сложения слов: ‘шамший-ша’, ‘мойындастык’, ‘ыдыс-аяк’, ‘сагылак’. Например: Ток вшти, шамшийшаны тазалашы (Жацакорган). - Электричество отключили, почисти лампу. В литературном языке слова ‘шам’ (свеча) и ‘шийше’ (стекло) встречаются как отдельные слова.

‘Мойындастык’ (букв. шейная подушка) -подушка для двоих, соответствует литературному ‘дастык’. Например: Мойындастыц жас жубайларга арнап тигилди (Куш кашты). -Подушка сшита специально для новобрачных.

‘Ыдыс-аяк’ (посуда) - соответствует литературному ‘казан-табак’, ‘ыдыс-табак’: Цызым, ыдыс-аяцларыцды жыйнастыр (Сарыбел). - Дочка, убери посуду. Как видно, второй компонент данного слова в литературном языке в значении ‘посуда’ не употребляется, так как слово ‘аяк’ в настоящее время означа-

ет ‘нога’. Но в разговорной речи каракалпаки до сих пор широко используют слово ‘ийтаяк’ (собачья посуда для еды собаки). ‘Аяк’ в работе М. Кашгари «Девону лугат ит турк» упоминается в значении ‘посуда, блюдо’6. Значит, это значение до сих пор сохранено в речи кени-мехских каракалпаков.

В кенимехском говоре употребляется слово ‘сагылак’ - подарок, который дарит выходящая замуж девушка мужу своей сестры. При этом чаще дарили козленка. Возможно, что слово является результатом сложения двух слов ‘сауга’ (подарок) + ‘ылак’ (козленок). В литературном языке использовалось как ‘сыйнак’ (‘сый’ (подарок) + ‘ылак’). Сейчас оно является устаревшим словом.

В заключение следует отметить, что исследуемый говор отличается от литературного каракалпакского языка лексическим составом и морфологическими особенностями. В нем много слов, заимствованных у представителей других народов, проживающих по соседству, которые взаимовлияют друг на друга. Некоторые слова, которые являются малоупотребительным или выходящим из употребления в литературном языке, активно употребляются в речи кенимехских каракалпаков. Большинство слов семантически отличается от литературного языка, процесс словообразования происходит более продуктивно, чем в литературном языке.

Более глубокое исследование этого говора может помочь в изучении исторического развития каракалпакского языка, особенно его лексики, и является одной из важнейших задач каракалпакской диалектологии.

Примечания

1 Толстова, Л. С. Жокаргы каракалпаклар. Некис : Каракалпакстан, 1975.

2 Камалов, С. Из истории формирования каракалпаков как народа и его государственности // Вестн. ККО АН РУз. Нукус, 2001.

3 Биз ескен елде. Кенимех, 1990.

4 Каракалпак тилиниц тусиндирме сезлиги. Некис : Каракалпакстан, 1992. Т. IV. С. 553.

5 Мурадова, Н. К. Лингво-ареальный анализ диалекта Навоиской области узбекского языка (на основе лексических материалов) : автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Ташкент, 2002.

6 ^амидов, ^. Каракалпак тили тарийхыныц очерклери. Некис : Каракалпакстан, 1974. С. 152.