Научная статья на тему 'Онтологический статус и иерархия констант культуры: ноосферный подход'

Онтологический статус и иерархия констант культуры: ноосферный подход Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
203
57
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЕОРИЯ КУЛЬТУРЫ / КУЛЬТУРНЫЕ КОНСТАНТЫ / АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ / ИЕРАРХИЯ / ГЕНЕЗИС / ОНТОЛОГИЯ КУЛЬТУРНЫХ ФОРМ / НООСФЕРА / THEORY OF CULTURE / CULTURAL CONSTANTS / AXIOLOGICAL PRINCIPLES / HIERARCHY / GENESIS / ONTOLOGY OF CULTURAL FORMS / NOOSPHERE

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Шишин М. Ю.

В статье разрабатывается перспективный для культурологии константный подход. Через теорию ноосферы решается задача определения аксиологических признаков для сведения выявленных культурных констант в модель устойчивых форм.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ONTOLOGICAL STATUSAND HIERARCHY OF CULTURAL CONSTANTS: NOOSPHERIC APPROACH

Here is worked out a constant approach which holds much promise for culturology. The theory of noosphere helps to solve the problem of defining axiological features for making a model of stable forms out of cultural constants.

Текст научной работы на тему «Онтологический статус и иерархия констант культуры: ноосферный подход»

Музеи, которые уже создали свой музейный интернет-ресурс в Сети, к сожалению, во многих случаях не поддерживают и не развивают его, ограничившись исключительно созданием: пользователь, два-три раза посетив такой ресурс, больше его не откроет - нет обновлений.

Аттрактивность ресурсов является проблемой: больши-

нство музейных ресурсов серые и неприглядные, созданные с нарушением принципов дизайна. Создать качественный музейный сайт - задача всего штата музея. Только опыт и талант профессионалов музея помогут сделать качественный и популярный ресурс.

Библиографический список

1. Лебедев, А.В. Музейные представительства в Интернете. Российский и зарубежный опыт. [Электронный ресурс]: текст докл. - Режим доступа: http://global.iatp.org.ua/articles/art_man/mus_int.html. - Загл. с экрана. - Яз. рус.

2. Асеев, Ю.А. Применение автоматизированных информационных систем в музеях некоторых зарубежных стран. - М., 1982.

3. Лорд, Барри. Менеджмент в музейном деле. - М., 2002.

4. Музееведение. Музеи мира на службе гуманизма и прогресса. - М., 1989.

5. Музееведение. На пути к музею XXI в. - М., 1989.

6. Музееведение. Проблемы культурной коммуникации в музейной деятельности. - М., 1989.

7. На пути к музею 21 века. - М., 1989.

8. Глаголев, М.В. Потенциал культурных ценностей в музейном информационном пространстве. [Электронный ресурс]: международная конференция EVA 2005. - Москва, 2005 - Режим доступа: http://conf.cpic.ru/eva2005/rus/reports/list.html. - Загл. с экрана. - Яз. рус.

9. Музеи России [Электронный ресурс]: Интернет-портал - Режим доступа : www.museum.ru - Яз. рус.

10. Лагутин, А.Б. Нужен ли современному российскому музею Интернет-сайт? [Электронный ресурс]: международная конференция EVA 2005 Москва: список докладов. - 2005 - Режим доступа : http://conf.cpic.ru/eva2005/rus/reports/list.html. - Загл. с экрана. - Яз. рус.

11. http: // www.census.gov/ipc/www/idb/worldpopinfo.html.-Загл. с экрана. - Яз. анг.

12. Жизнь НГТУ. - 2008. - Июнь. - №б (175). - Режим доступа : http://inform.nstu.ru/index.php?type=gizn&stat=1123. - Загл. с экрана. - Яз. Рус.

13. Богомазова, Т. Электронная коммерция в музее: панацея или неизбежность: статья. - Режим доступа: http: //

www.elbib.ru/index.phtml?page=elbib/rus/journal/2001/part4/bogomazova. - Загл. с экрана. - Яз. Рус.

14. Выбор ключевых слов. - Режим доступа: http: // www.seo-copywrite.ru/10/. - Загл. с экрана. - Яз. Рус.

Статья поступила в редакцию 01.10.2009

УДК 130:008

М.Ю. Шишин, д-р филос. н., профессор АлтГАКИ, г. Барнаул, E-mail: sonet312@mail.ru ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС И ИЕРАРХИЯ КОНСТАНТ КУЛЬТУРЫ: НООСФЕРНЫЙ ПОДХОД

В статье разрабатывается перспективный для культурологии константный подход. Через теорию ноосферы решается задача определения аксиологических признаков для сведения выявленных культурных констант в модель устойчивых форм.

Ключевые слова: теория культуры, культурные константы, аксиологические принципы, иерархия, генезис, онтология культурных форм, ноосфера.

Культура не однородна, и этот тезис не требует специи-альных исследований. Даже на уровне обыденного сознания вычленяются особые устойчивые образования в культуре. В самом первом приближении можно определить два уровня: один будет составлен из преходящих и изменчивых форм культуры, а второй составят устойчивые формы, которые все чаще в научной литературе обозначаются понятием констант культуры.

Исследования таких констант культуры - актуальная задача культурологии, и углубление поиска в этой области диктуется не только теоретическими задачами, но и научнопрактическими. Например, усиление международного сотрудничества в трансграничной области на Алтае стало заметным и важным фактором в политической, экономической и культурной сферах. Здесь сходятся крупные культуры, такие, как русская, казахская, монгольская, китайская, живы и действуют традиции малочисленных народов. Без знания культурных констант в этой поликультурной, многонациональной и поликонфессиональной среде чрезвычайно трудно выработать перспективную линию культурного взаимодействия, а без этого невозможно продуктивно сотрудничать в политической и социально-экономических сферах.

В теории культуры можно также назвать ряд сложных вопросов, которые могут успешнее решаться, если опереться на константный подход. Среди подобных вопросов можно выделить следующие: каковы наиболее продуктивные подходы в изучении и сохранении культурного наследия, что особенно ценно и подлежит обязательному сохранению; какова природа и атрибуты механизмов, которые приводят к разрушению старых форм культуры и порождают новые, те, что удивительным образом через тысячелетия связывают культурные эпохи. Очевидно, что именно эти устойчивые формы/константы культуры могут выступать в качестве

родников возрождающейся культуры. Многие, казалось бы, разрушенные традиции при наличии подобных устойчивых форм и усилий по их возрождению дают мощный расцвет культурных феноменов.

Здесь можно привести великолепный пример из современной культурной жизни Республики Алтай. Еще 20 лет назад горловое пение было редким явлением. Фактически, несколько человек могли его продемонстрировать, среди них выдающийся алтайский сказитель А.Г. Калкин. Можно безошибочно сказать, что именно он своим прекрасным духовным исполнением, своими замечательными произведениями современного героического эпоса «Маадай-Кара», «Учи-Бала» и другими создал прочный фундамент для сохранения и возрождения этого вида искусства. Ныне в Республике Алтай проходят масштабные фестивали горлового пения, и, казалось бы, погибающая в конце 20 века форма культуры возродилась и начала даже активно развиваться, приобретая новые специфические черты. Главное, кай - горловое пение - это безусловно, духовно-культурная константа алтайского народа, сказителями гордятся, их искусство относится к наиболее почитаемым, и при этом сказитель-рапсод, все чаще в обыденном сознании приобретает роль духовно-нравственного авторитета. Мнение, например, А.Г. Калкина о сохранении Алтая, его святынь - Катуни, горы Белухи передается из уст в уста и признается в качестве нравственной аксиомы. С горлового пения начинаются народные праздники, выпускаются записи горлового пения - словом, горловое пение вернуло себе свой особый константный статус и стало формообразующим элементом в культуре. Этим примером мы также хотим определить один из важнейших атрибутов констант культуры - они способны выступать в качестве камертонов и специфических центров возрождения культуры, порождать при этом ее новые формы. (В случае с горловым пением модно говорить о появ-

лении таких новых культурных форм, как концертное исполнение кая перед большой аудиторией, фестивали горлового пения, создание современной синтетической формы музыкально-хореографического искусства Учи-Бала, активно использующей элементы героического эпоса, танца, горлового пения.).

Причины и факторы, которые приводят к появлению устойчивых форм в культуре, уже достаточно хорошо исследованы. Например, образ жизни и характер хозяйствования накладывают свой отпечаток и порождают различные константы в культуре. У кочевых и земледельческих народов сильно отличаются формы жилища, рацион и наиболее распространенные продукты питания. Влияют на формирование константных форм культуры и мировые религии, сформировавшие особые формы обрядности, храмовой архитектуры, канонов в скульптуре и живописи. На культуру малочисленных народов и народов, находящихся в стадии цивилизационного поиска в кросскультурном взаимодействии, серьезное влияние оказывают соседние мощные культурнодуховные центры. Так, один из главенствующих элементов русской культуры - крестовокупольный храм был транслирован из Византии. Ландшафт способствует созданию самобытных устойчивых форм культуры: жилища в горной и равнинной местности, в прибрежных районах, лесных и степных, пустынных районах радикально отличаются. Безусловно, и национальный тип, психофизиологические особенности той или иной народности детерминируют появление устойчивых форм культуры.

Степанов Ю.С. опубликовав свое крупное исследование по константам культуры дает следующее определение их: это символы, числовые зависимости, устойчивые во времени и пространстве представления и художественные сюжеты. (Вместо понятия «константа» могут использоваться и другие понятия - «архетипы культуры», «прасимволические матрицы культуры», «универсалии культуры» и т.д.). Их обнаружение, вскрытие генезиса, механизмов воспроизводства и трансляции через толщу времени позволяет, с одной стороны, глубже постичь своеобразие той или иной культурной общности, а, с другой, более систематически осмыслить сам феномен культуры, ее базовые структуры и закономерности, феномен целостности культуры.

Однако такое определение констант можно считать достаточно суженным. Пример с горловым пением это красноречиво показывает. Это не символ, не сюжет (то есть не только и даже не главное сюжет), тем более не число и не только представление. К константам надо относить и некоторые конкретные формы культур, например такие синтетические как горловое пение, в которых сплетены перечисленные выше атрибуты: и устойчивые представления (то есть фактически мировоззрение, мировосприятие), и сюжет, и именно специфическая, ни на что не похожая форма выражение всех этих аспектов.

Ю. С. Степанов описывает большое число этих констант, но все они раскрываются им как равноположенные и равнозначные. Фактически в одном ряду оказываются природа (отношение к ней как культурная константа), обычаи и верования, языческие боги, язык, дом и т.д. Очевидно, что часть из них, бесспорно, может рассматриваться как константные формы, которые навечно скрепили русскую культуру (например, язык), но вот обычаи и обряды явно трансформировались, а язычество (языческие боги) в мировоззрении современных людей существует в латентной форме, в виде следов прошлых культур. Если вести и дальше исследование по обнаружению повторяющихся форм культуры и признавать все часто воспроизводимые феномены в качестве констант, то можно оказаться перед хаокосмосом, их дурной бесконечностью. Очевидно, что для эффективного исследования необходимо вести более строгие критерии для определения констант культуры. Признак повторяемости и продолжительности существования того или иного явления культуры - обязательное, но не достаточное условие для определения его в качестве константы, либо само понятие константы требует серьезного уточнения.

Скажем, если мы выберем только временной фактор - время существования того или иного явления в культуре и его распространенность среди носителей культуры в качестве сущностных признаков, то мы можем оказаться перед лицом устойчивых константных форм культуры, которые отнести к культуре явно нельзя. Например, бранная речь, матерщина -время ее появления и широкое распространение говорит о том, что это константа культуры. Но это нонсенс, культура и бранная речь вещи не совместные. Тогда требуется уточнить само понятие культуры.

Поставим задачу попытаться выявить аксиологические, иерархические признаки, которые смогли бы всю совокупность обнаруженных констант свести в стройную модель устойчивых форм в культуре.

В свое время, мы предложили ноосферную концепцию культуры [1], которая помогла нам выделить в культуре ряд уровней. Суть этого подхода кратко заключается в следующем: не всю разумную - ноосферную деятельность, порождаемую человеком, можно отнести к Ноосфере в ее исходном смысле, как сфере высших достижений человека в духовной, интеллектуальной и жизненно-витальной областях. Так, оружие и все, относящее к войне; криминальный мир; технологии, разрушающие природу и потворствующие безудержному потребительству; идеи и научные теории, угрожающие основам жизни на земле вроде планов ядерной войны, клонирования человека, вживления в тело человека компьютерных чипов, в духовной сфере - проповедь насилия, осквернение святынь, сатанинские культы - все это можно определить как «ужасную ноосферу», ее инфернальное дно - носферату, по выражению Г.С. Смирнова [2], и ей соответствует антикультура со своими константами.

Второй уровень назовем собственно ноосферой с маленькой буквы. Сюда относится большинство процессов, явлений, предметов, созданных человеком для обеспечения его телесно-витальных потребностей. Они как бы индифферентны к ценностям верха и низа. Это обычное жилище, утварь, без которой невозможно или предельно затруднено существование человека. Это сумма необходимых знаний и навыков, которые способствуют именно человеческому существованию. (Известно, что дети, оказавшиеся среди диких животных, формируются как детеныши животного: их человеческий потенциал остается не раскрытым.) Все это обобщенно можно назвать «витальная сфера жизни общества» в русле нашей концепции такие процессы, явления, предметы точнее будет назвать а-культурными константами.

Таким образом, мы можем сказать, что в этом слое также будут своего рода устойчивые образования, константы а-куль-туры. Например, человек должен иметь пусть самое простое жилище; владеть речью на таком уровне, чтобы осуществлять коммуникацию с себе подобными; должны быть приняты определенные табу-запреты, которые не давали бы возможности погибнуть сообществу - запрет на каннибализм, на кровосмесительные браки и т. д.

И наконец, к истинной культуре должно быть отнесено все в ноосфере, что устремляет человека к высшему, пронизано и управляется подлинными ценностями. Эти высшие ценности задают идеал ноосферного существования, образуя, пусть пока еще и в идеальном плане, то, что может быть названо Ноосферой с большой буквы.

Другими словами, теория ноосферы проясняет структуру культуры, разводит явления анти-, а- и собственно культуры. Культура же выполняет в отношении ноосферогенеза функцию целевой детерминации (детерминации будущим). В соответствии с высшими целями и ценностями человек творчески преобразует себя и мир, воплощая в материальном бытии идеал Ноосферы. Из этого следует, что сущностными чертами при таком подходе являются наличие четкой иерархии ценностей, целей и соответственно, потребностей человека.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Суть же Ноосферы - культуры, состоит в том, что научно-технический прогресс, производство материальных товаров и услуг, политические и финансово-экономические интересы должны быть не целью, а средством гармонизации

отношений между обществом и природой, утверждения высших идеалов человеческого существования: бесконечного познания, всестороннего творческого развития и нравственного совершенствования. Как наше земное тело должно служить духу, так экономика и техника должны обслуживать духовную культуру. Только она обеспечивает воспроизводство человека именно как Человека - как духовно-нравственного существа.

Соответственно, при определении, относится ли тот или иной предмет, явление к сфере культуры, является ли константой культуры, надо использовать главный ценностный критерий: встраивается ли он в гармоничную, иерархическую систему целей и потребностей. Если его существование и функционирование поддерживает систему отношений, в которой главными являются высшие цели и ценности, то и сам объект и вся система в целом принадлежат к культуре. Таким образом, и все устойчивые формы культуры, которые могут быть обнаружены необходимо четко определить - это константа культуры, а-культуры или антикультуры.

Выявить иерархические признаки в формах культуры невозможно без определения их природы, генезиса и онтологического статуса. Эта задача может быть решена в рамках социологических и культурологических исследований, когда с помощью опросов и полевых исследований могут быть выявлены константы культуры, которые центрируют все явления в духовной, интеллектуальной и художественной сферах. Одновременно выявляется состояние констант, например, находятся ли они в актуальном состоянии или приобрели латентную форму. Другое направление, по нашему мнению, - это сугубо теоретическое изучение уже обнаруженных устойчивых форм в культуре. Подчеркнем еще раз, что поиск таких констант не должен основываться на сумме внешних признаков.

Рассмотрим это на примере образа шамана для любой культуры. Этот термин сейчас очень широко применятся, и под него подверстывают порой весьма разнообразные явления. Шаман - это человек, наделенный исключительными качествами: он может предсказывать, лечить особыми способами, передает знания, обладает высоким даром перевоплощения и исполнительства. Его отличительные внешние атрибуты - бубен и специфическая шаманская одежда. Сегодня во многих, на наш взгляд, поверхностных исследованиях этих признаков достаточно, чтобы человека относили к шаманам.

Столь упрощенная классификация, без прояснения сущностных основ этого феномена как константы культуры, приводит к весьма крупным заблуждениям и ошибкам. В самой традиционной культуре установлена четкая иерархия шаманских проявлений, известен четкий набор признаков, по которым можно отнести шамана к разного рода уровням.

Очевидно, что всегда в сообществах были люди, наделенные высокой интуицией и даром врачевательства. Ими с помощью различных методов были найдены способы облегчения страданий, помощи больным, которые кажутся странными для современного человека. Потребность в таких людях, которые выступали в качестве целителей, была всегда, и в наше время немало примеров, когда люди, раньше не занимавшиеся целительством, не имеющие соответствующего образования, становятся народными врачевателями, привлекая к себе сотни людей. Причем, среди них есть просто шарлатаны, наживающиеся на доверчивости и страданиях людей, а есть и реальные примеры позитивного воздействия на человека. Такие целители были широко распространены и в прошлом. Кроме того, многие виды деятельности - кузнец, гончар, плотник, печник, в силу своей сложности и особенности также облекались в мифопоэтические образы, наделялись сверхъестественными силами. Кузнец Микула в произведении Н.В. Гоголя побеждает черта и заставляет его служить ему. Шаман-целитель или уникальный мастер наделен особыми качествами, которые помогают решить какие-то витально важные для человека проблемы, - это константа страты культуры, которую мы определили выше как - а-культуру. Это

устойчивая форма, и она встречается фактически у всех народов.

Известны в народной культуре и злые колдуны-маги, которые борются силами добра, несут боль и страдания всему живому. Мрачные, как их называют, сатанинские культы известны достаточно хорошо. Кровавые жертвы, в том числе и человеческие, корыстолюбие, патологическая самость шаманов и людей такого рода при их описании встречаются неоднократно. К числу обязательных деталей их обрядов относится и обращение к подземным адским силам, содружество с ними в культах. Замечено, что подобного рода шаманы могут добиваться сильных результатов, воздействовать на человека, природные процессы, но и кара за черную магию для них ужасающая.

И, наконец, есть сказитель-рапсод - высокая константа в культуре, таковым был уже упомянутый А.Г. Калкин. Его бескорыстие, высокая интуиция, чуткое отношение и расспоз-нование людей стали легендарными на Алтае. Он многократно помогал людям в самых простых и сложных вопросах, никогда не принимал даже малых подарков за это, был очень скромен и никогда не называл себя автором в величественных героических сказаниях, а подчеркивал, что это Хозяин Алтая смилостивился и помог ему рассказать людям о великих подвигах защитников Алтая. Рассматривая сказителя как константу культуры, мы можем сказать, что в нем сказалась Красота - в формах художественного воплощения образа; высшая Любовь - как любовь к Родине, к своей земле; высшее знание

- Истина, воплощенные им в виде целостной, духовной картины мира, где все элементы - созвездия на небе, конь - спутник и первый помощник культурного героя, каждая травинка

- связаны между собой в гармоническом симфоническом единстве.

Фактически к подобного рода константам могут быть отнесены все храмовые комплексы. Храм как формообразующий элемент объединяет вокруг себя духовно - мировоззренческие установки, ценности, формы художественного творчества, научные и технологические открытия. Так, открытия в области математики, сопротивления материалов, логики и т. д. в Средневековье способствовало строительству громадных готических соборов. Развитие геометрии помогло строительству пирамид в Древнем Египте, развитие метафизики, форм религиозного умозрения, художественной творчества привело к созданию уникального явления - высокого русского иконостаса. Таким образом, в храме резюмируются и синтезируются все лучшие духовно-интеллектуальные накопления прошлого. Но храм имеет не только большое духовное значение для современности. Например, исследования современной науки в различных областях все больше обнаруживают эффектов изоморфизма, структурного подобия в природе. Замечательные результаты дает поиск в области фрактальной геометрии. Фрактал это самоподобная структура, чье изображение не зависит от масштаба. Это рекурсивная модель, каждая часть которой повторяет в своем развитии развитие всей модели в целом. В природе уже найдено большое число фрактальных структур, например формы облаков, изрезанность линии берегов, сложные формы в живой и неживой природе. Типичный фракталом является лист дерева, структура которого подобна структуре самого дерева. Но и исследования по храмовой архитектуре показывают, что зодчим и мыслителям прошлого изоморфизм был хорошо знаком. Так, в основе конструктивно-тектонических соотношений храма Парфенон Фидий закладывает тектонику человеческого тела, Витрувий предлагает модуль гармонических отношений, который воплощен в хрестоматийном, так называемом миланском рисунке человека в круге и квадрате Леонардо да Винчи. Структура Вселенной, буддийская мандола, структура субургана, соотношение частей в человеческом организме с точки зрения буддийской антропологии - также подобны. Таким, образом, храм из прошлого приносит в современность и будущее идею единства микро- и макрокосма.

Подводя итог, можно представить модель констант в культуре виде пирамиды. Венчают ее высшие ценности. Они

пронизывают всю толщу культуры, создают устойчивые фор- вития, выступают в роли формообразующих элементов, вы-

мы, и те из них, что максимально воплощают высшие ценно- полняют роль фундаментальных основ в сохранении и воз-

сти, особо значимы для культуры, они задают вектора ее раз- рождении культуры.

Библиграфический список

1. Шишин, М.Ю. Ноосфера, культура, культурный ландшафт. - Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2003.

2. Смирнов, Г.С. Философские и культурологические проблемы становления ноосферного сознания: дис. ... д-ра филос. наук. - М.: МГУ, 2000.

3. Шишин, М.Ю. Духовно-экологическая цивилизация, устои и перспективы / А.В. Иванов, И.В. Фотиева, М.Ю. Шишин. - Барнаул: Изд-во Алт ГУ, 2006.

Статья написана при финансовой поддержке совместного гранта РГНФ-МинОКН Монголии (проект № 08-04-92306 а/О) «Специфика проявления культурных констант России и Монголии в трансграничной области на Алтае»

Статья поступила в редакцию 01.10.2009

УДК 130+398 (519.3)

Б. Энхжаргал, проректор по международным связямХГУ, г. Ховд, Монголия, E-mail: sonet312@mail.ru УСТОЙЧИВЫЕ СРАВНЕНИЯ КАК КУЛЬТУРНАЯ КОНСТАНТА

В статье анализируется культурологическая специфика функционирования устойчивых сравнений в русской и монгольской культурах. За данными языковыми структурами закрепляется статус культурных констант, отражающих общие моменты и специфику мировосприятия каждого народа.

Ключевые слова: устойчивые сравнения, культурная константа, семантика, логико-компаративная структура, типология.

В структурно-семантическом отношении устойчивое сравнение базируется на логическом сравнении, так как данная языковая единица есть сравнение образное. Значение устойчивого сравнения восстанавливается его целостной логико-компаративной структурой [1, с. 122].

Именно поэтому значение конкретного устойчивого сравнения восстанавливается через его целостную логикокомпаративную структуру. Например, писать как курица лапой - неразборчиво писать , иметь плохой некрасивый почерк; чувствовать себя как рыба в воде- чувствовать себя свободно; дрожать как заяц - бояться [2, с. 14-15].

По семантической адекватности или эквивалентности соответствующим единицам другого языка устойчивые сравнения делятся на различные группы:

1). Значительное число устойчивых сравнений русского и монгольского языков полностью совпадают по семантике: страшная как ведьма; глуп как осел; белая как лебедь; лежать как убитый и т.п. [3].

Основание такой адекватности может быть вызвано общностью интернациональных культурных источников заимствования, общностью предметов и явлений объективного мира, их реальных свойств и качеств и общекультурной связью между двумя народами.

2). Есть и сравнения, в которых один из элементов оказывается адекватным, другой - безэквивалентным.

Например, ленивый как байбак д°0°° 0ёа дгап^ёд (стоять как статуя); затих как будто спит Iдпу1 р1 0ёа ^ёгууа^ё те^ёд (затих как будто умер); силен как лесник а°д 0ёа д^дуё (силен как борец); высох как лист Iду1 0ёа дад^ёдпт (высох как изюм).

В основе данного рода устойчивых сравнений лежат или какие-то особые явления или дополнительные детали наблюдений носителей языка за данным фактом: приставать как банный лист, иёди да 166 0ёа шаёаад (надоедливо докучать, зудить как часотка); уши как пельмени ааёдаа 0ёа +ёддуё (уши как капуста).

3). Однако встречаются случаи, когда в разных культурах один и тот же смысл кодируется по-разному. Соотнесенность языковой единицы с тем или иным явлением действительности по-разному закрепляется в сознании разных народов, так как существуют в разных языках сугубо национальные устойчивые сравнения, связанные с культурноисторическими, этнографическими особенностями данной страны.

Устойчивые сравнения, имеющие культурный компонент, являются логически неясными или противоречивыми носителю иной культуры, так как внутренний логико-ком-

паративный механизм образа такого рода устойчивых сравнений связан с экстралингвистическими факторами, раскрывающими связь языка с жизнью народа и их культурой: умен как поп; Семен хлопочет как боярыня перед мыльнею; врать как сивый мерин; словно Мамай прошел; бедный как Иов; богатый как Крез; всегда готов как пионер [3; 4; 5; 6].

Внутренний логико-компаративный механизм образа устойчивого сравнения ломаться как пряник, имеющего значение капризничать, стремясь порисоваться, набить себе цену, связан с широко известными в народе пряниками, которые выпекались в Туле и отличались особыми вкусовыми качествами, нежностью (ломкостью) и узорным тиснением (печатным).

Значение потерпеть полную неудачу передается устойчивым сравнением погорел / погиб как швед под Полтавой. Это устойчивое сравнение по ассоциации восходит к битве под Полтавой 1709 года, где русские войска под предводительством Петра I наголову разбили слывшего непобедимым шведского короля Карла XII. Таким образом, некоторые устойчивые выражения своим возникновением обязаны военным событиям [4].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Наблюдается, что очень часто употребляются в устойчивых сравнениях топонимы и антропонимы: Доброхот как хан до Крыма; прям как Московская оглобля; глядел одним глазом на Киев, другим на Чернигов; на словах как на масле, а на деле как на Вологде; Ленив как клепенский мужик; пропал как Бекович; писать как черт шестом по Неглинной; речист как наш Феклист [3; 4; 5; 6].

Значительное количество русских устойчивых сравнений составляют собственно культурные реалии. Компонентом таких устойчивых сравнений являются слова и выражения, отражающие традиции и обычаи, ритуалы (плачет как на девичнике) и обозначающие реалии-предметы, связанные с бытом и образом жизни народа (мутит как водяной под мельницей); растет (о ребенке) как пшеничное тесто на опаре; (письмо) словно маку насеял; приставать как банный лист; названия национальных блюд и кушаний (плоский как блин; уши как пельмени, родился сын как белый сыр; мужик простой как кисель густой); музыкальных инструментов (на словах, что (как) на гуслях, на деле, что (как) на балалайке).

Устойчивые сравнения являются своеобразным искусным изобразительным средством пейзажа данной страны. Они сказывают красоту и разнообразие своей природы. В русских устойчивых сравнениях мы увидим богатый мир животных, растений, разнообразие природных ландшафтов (леса, реки, горы) России: тихий запах цветка слышится как зовущий

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.