Научная статья на тему 'Охрана тыла Красной армии в условиях осадного положения Москвы во время Великой Отечественной войны'

Охрана тыла Красной армии в условиях осадного положения Москвы во время Великой Отечественной войны Текст научной статьи по специальности «Военная история»

257
48
Поделиться
Журнал
Армия и общество
Область наук
Ключевые слова
Великая Отечественная война / осадное положение / МОСКВА / Красная Армия / тыл / военная администрация / Управление коменданта / войска охраны / патрульная служба / эвакуация / агентура / диверсанты

Аннотация научной статьи по военному делу, автор научной работы — Нисин Александр Александрович

В статье раскрываются особенности организации и основные направления деятельности Управления коменданта г. Москвы по охране тыла Красной Армии в период осадного положения столицы. Автор показывает, что сложившееся осенью 1941 г. критическое положение на фронтах на ближних подступах к Москве потребовало четкой и слаженной работы по защите тыла. Сделан вывод о том, что введение осадного положения, наделение военной администрации чрезвычайными полномочиями в условиях сложившейся обстановки сыграло важную роль в обороне Москвы и подготовке контрнаступления советских войск.

The article discloses the features of organization of the Moscow Commandant Directorate concerning the home front defense under siege of capital. The author of the article shows the main activities of the Directorate for reliable defense of the Red Army home front and came to a conclusion that the siege under the given circumstances played an important role in Moscow defense and strengthening the Red Army home front.

Текст научной работы на тему «Охрана тыла Красной армии в условиях осадного положения Москвы во время Великой Отечественной войны»

Нисин А. А.

ОХРАНА ТЫЛА КРАСНОЙ АРМИИ В УСЛОВИЯХ ОСАДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ МОСКВЫ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Битва за Москву (30 сентября 1941 г. - 20 апреля 1942 г.) стала одним из главных военных событий Второй мировой войны. Следует напомнить, что А. Г итлер рассматривал взятие столицы СССР как одну из главных военных и политических целей реализации плана «Барбаросса» [13, с. 25-26]. Планируя захват Москвы, военно-политическое руководство фашистской Германии делало ставку не только на удары соединений вермахта, но и на подрывные действия своей агентуры. Ее заброска в зону Московского стратегического направления началась задолго до того, как немецкие войска вышли на дальние подступы к столице СССР.

На советско-германском фронте действовали основные силы и средства разведывательного аппарата Г ермании. Их задача заключалась в том, чтобы парализовать работу тыла Красной Армии, ее снабжение вооружением, боеприпасами, горючим и продовольствием, обеспечение пополнением, а также получение разведывательных данных и информационных сведений. Большая часть этой агентуры должна была проникнуть в Москву для совершения диверсионных актов на заводах, фабриках и других важных объектах, для организации подрывов мостов, срыва организованной эвакуации промышленных предприятий, учреждений и населения, создания обстановки неразберихи и хаоса, распространения ложных слухов. Их цель была - посеять панику, вызвать беспорядки и дезорганизовать оборону города [4, с. 246-249]. В дополнение к этому германскими органами пропаганды почти ежедневно снаряжались и направлялись в тыл советских войск самолеты с сотнями тысяч антисоветских листовок, которые сбрасывались на населенные пункты Подмосковья и на Москву.

С решением подобной проблемы советское военное руководство уже неоднократно сталкивалось в ходе военных действий [7, с. 40]. Для борьбы с немецкой агентурой в оперативном тылу действующей армии создавались войска охраны тыла действующей армии. Так, 25 июня 1941 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление о возложении задач по охране тыла действую-

щей Красной Армии на Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) [2, с. 253-254]. На основании этого документа руководство наркомата приняло решение, согласно которому войска НКВД (пограничные, внутренние, по охране особо важных предприятий промышленности, по охране железнодорожных сооружений, конвойные), оказавшиеся в зоне боевых действий, привлекались к охране тыла действующей армии.

Перед ними стояли следующие задачи:

- выявление и задержание агентуры противника, забрасываемой в тыл фронта, предателей и немецких ставленников в освобожденных от немецкой оккупации районах;

- ликвидация мелких групп и отрядов противника, прорвавшихся или переброшенных в тыл действующей Красной Армии (автоматчики; парашютисты, диверсанты и пр.) в целях срыва нормальной работы тыла;

- пресечение всякого рода антисоветских выступлений; проявлений антисоветизма в тылу действующей Красной Армии и задержание организаторов и участников этих выступлений;

- борьба с дезертирством и мародерством;

- проведение совместно с военными советами фронтов и местными органами власти мероприятий по организации прифронтового режима (отселение, очистка и т. д.);

- охрана коммуникаций на отдельных участках в полосе тыла фронта согласно решениям военных советов фронтов;

- охрана армейских приемных пунктов военнопленных [2, с. 271-273].

Войска охраны тыла осуществляли и военно-административную работу. С

этой целью в городах, в прифронтовой полосе для поддержания порядка, обеспечения строгого соблюдения правил, продиктованных военным временем, как военнослужащими, так и гражданским населением, создавались комендатуры. Военные коменданты наделялись особыми полномочиями, нередко выполняли административные функции в освобожденных от захватчиков населенных пунктах. Военными комендантами городов назначались, как правило, начальники войск охраны тыла.

В октябрьские дни первого года Великой Отечественной войны события развивались стремительно. 13 - 14 октября 1941 г. немецкие войска вторглись в пределы Московской области и оккупировали 17 районов полностью и 10 частично [13, с. 57]. К моменту вынесения постановления Государственного Коми-

тета Обороны (ГКО) о введении в Москве осадного положения от 19 октября 1941 г. обстановка на фронтах, на подступах к Москве, осложнилась. С выходом противника к Можайскому рубежу обороны создалась непосредственная угроза столице Советского государства.

Перед политическим руководством страны возникла первоочередная задача эвакуировать из Москвы большинство предприятий крупной промышленности и населения города. Государственный Комитет Обороны решил ускорить массовую эвакуацию предприятий, учреждений и населения из Москвы и Подмосковья в глубокий тыл. 15 октября 1941 г. ГКО принял постановление «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы» [5, с. 115-116].

Хотя эвакуация предполагала строгую и четкую организацию, однако, как подтверждают документы Центрального государственного архива общественных движений г. Москвы, предотвратить панику в городе не удалось. Действия руководителей государства и наркоматов, Московского комитета партии и Моссовета не всегда были продуманными, не соответствовали требованиям обстановки [15, с. 35-36]. Положение обостряли разбросанные во время ночных и дневных бомбардировок города немецкие листовки. В них гитлеровцы призывали москвичей срочно покидать столицу, чтобы не быть уничтоженными. В результате возникли непредвиденные ситуации. Например, 16 и 17 октября немецкая агентура, опираясь на уголовные элементы, сумела нарушить движение на главной трассе, связывавшей Москву с тылом - на шоссе Энтузиастов. Силами воинских подразделении и милиции удалось восстановить порядок. Кое-где и в других местах, но в меньших масштабах, агентуре противника удалось осуществить свои замыслы [9, с. 550].

Допущенные ошибки и просчеты до предела осложнили и без того тяжелую обстановку. По неполным данным Управления коменданта города Москвы, хранящимся в Центральном архиве Министерства обороны, из 438 предприятий, учреждений и организаций столицы сбежало 779 руководящих работников. В результате этого были похищены материальные ценности, разбазарено государственное имущество. Например, бежавшими руководящими работниками в период с 16 по 18 октября были похищены наличными деньгами 1 484 000 рублей, расхищено ценностей и имущества на сумму 1 051 000 рублей и угнано 100 легковых и грузовых автомашин [8, с. 213]. Людские массы, подстрекаемые различными слухами, начали громить продовольственные магазины, рынки, самовольно занимать квартиры эвакуированных, расхищать вещи и ценности со складов и

предприятий. Во многом благодаря усилиям Московского уголовного розыска и 2-й особой дивизии оперативного назначения войск НКВД порядок в городе быстро удалось восстановить [12, с. 78-79].

Возникновение прямой угрозы прорыва обороны Москвы, наличие диверсионной деятельности и провокаций агентуры противника, захлестнувшие столицу волны мародерства, грабежей, паникерства потребовали от руководства страны принятия срочных и решительных мер по ужесточению действующего правового режима. 19 октября ГКО принял постановление о введении с 20 октября в городе Москве и прилегающих районах осадного положения [11, л. 167168]. Одновременно было решено назначить военным комендантом Москвы генерал-майора К.Р. Синилова1, отозванного месяцем раньше с Карельского фронта и получившего должность командира 2-й ОДОН войск НКВД. Этот выбор был сделан вполне обоснованно.

Постановление ГКО устанавливало меры по строжайшей охране общественного порядка в черте города и ближайших пригородах и возлагало на военного коменданта Москвы задачи по поддержанию в городе режима осадного положения, одновременно наделив его особыми полномочиями: привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и других агентов врага, призывающих к нарушению порядка - расстреливать на месте. Вследствие этого Управление военного коменданта было переведено на штат осадного положения2.

К. Р. Синилов сумел в кратчайший срок перестроить всю комендантскую службу, создав 25 районных военных комендатур в Москве, еще 9 - в ее пригородах. Кроме того, военные комендатуры начали функционировать в Подольске,

1 К. Р. Синилов получил колоссальный опыт противодействия шпионам и диверсантам, перебрасываемым японской разведкой на территорию СССР, командуя Нерчинским, Шилкинским и Даурским пограничными отрядами. В 1939 г. он стал начальником управления пограничных войск Мурманского округа НКВД. Взаимодействуя с 14-й армией и с Северным ВМФ, успешно справился с задачей охраны государственной границы и тыла войск. Осенью 1939-го и зимой 1940-го вверенные ему части принимали участие в боевых действиях в ходе Советско-финляндской кампании. Летом 1941 г. силами подчиненных войск он сдерживал противника, действовавшего на мурманском направлении, до подхода частей 14-й армии [6, с. 4]. - А.Н.

Численность Управления военного коменданта г. Москвы по новому штату составила 249 военнослужащих, 31 чел. вольнонаемного состава и 35 единиц автомототехники. В штат была включена специальная оперативная группа, являвшаяся по своему предназначению рабочим аппаратом военного коменданта по организации режима осадного положения. Эта группа также вела расследования по фактам наиболее серьезных нарушений и преступлений [1, с. 17-19]. - А . Н.

Коломне, Серпухове, Раменском, Ногинске, Орехово-Зуеве, Загорске [14, л. 130]. Общая численность Управления вместе с личным составом районных комендатур, военно-пересыльным и 5 военно-продовольственными пунктами составила 1 213 чел. Кроме того, согласно решению ГКО на период осадного положения, в распоряжение военного коменданта придавались 2, 3, 19, 30, 73-й отдельные местные стрелковые батальоны и 15, 16, 45 и 61-я отдельные местные стрелковые роты общей численностью 3 119 чел.; 2-я отдельная дивизия оперативного назначения ВВ НКВД; милиция Москвы и пригородов, а также рабочие отряды [3, с. 75-76].

Комендант установил тесные контакты с органами госбезопасности -Управлением НКВД по Москве и Московской области, особым отделом Московского военного округа (далее МВО).

Управление коменданта активно участвовало в организации и проведении эвакуации из Москвы значительной части гражданского населения. Это касалось определенных категорий москвичей, которые по решению правительства страны должны были быть вывезены из столицы во избежание жертв при налетах вражеской авиации, - прежде всего детей, стариков, женщин, инвалидов и т.п. Для этого в городе при районных Советах были созданы эвакуационные пункты. Их работу взяли под контроль военные коменданты районов на основании соответствующего приказания коменданта города. Для эвакуации соответствующих категорий населения в распоряжение коменданта города были предоставлены эшелоны. В очень сжатые сроки из Москвы было вывезено в тыл 270 624 чел., в том числе эвакуированных и беженцев с захваченных гитлеровцами территорий [9, с. 552].

Приоритетными направлениями в деятельности Управления коменданта в период осадного положения являлись караульная служба, служба охраны общественного порядка (патрулирования) и служба заграждения. Для осуще -ствления караульной службы ежедневно выделялось 600 военнослужащих. Они входили в состав 26 гарнизонных караулов, выставлявшихся на наиболее важных военных объектах.

Патрульная служба осуществлялась под руководством коменданта Москвы силами 2-й отдельной дивизии особого назначения войск НКВД и милиции. Для несения патрульной службы в Москве и ближайших пригородах ежедневно выделялось 1 600 чел. Особое внимание уделялось ночному патрулированию [10, с. 42].

Наводнение Москвы агентурой врага и систематическая засылка шпионов и диверсантов, проникновение лиц, не имевших права на проживание в Москве, и почти беспрепятственное проникновение в столицу, как гражданских лиц, так и военнослужащих потребовали организовать службу заграждения. Были выставлены заставы на всех железнодорожных, шоссейных и водных магистралях, ведущих в Москву, и на железнодорожных вокзалах. Всего было создано 25 застав заграждения. В каждую входило от 35 до 50 чел. во главе с офицерами. Кроме того, за чертой города действовало 35 постов и 50 маршрутов патрулирования на шоссейных дорогах. Таким образом, перекрывались возможные пути незаконного проникновения в столицу, прежде всего агентуры противника. Для несения службы на заставах и постах выделялись войсковые наряды от 2-й отдельной дивизии особого назначения войск НКВД и отдельных местных стрелковых частей [14, л. 1-30].

Только за период осадного положения (с момента его объявления по 1 июля 1942 г.) в Москве и пригородных районах были задержаны 830 060 чел. Среди них: шпионов и диверсантов - 84 чел.; за распространение ложных и провокационных слухов - 906 чел.; за разбой, грабежи, убийства, расхищение социалистической собственности - 13 022 чел.; дезертиров - 10 610 чел.; уклонявшихся от несения воинской службы - 24 651 чел.; за нарушение светомаскировки

- 8 964 чел. Из числа задержанных лиц: было привлечено к административной ответственности - 23 3279 чел.; получили различные сроки тюремного заключения - 44 168 чел.; приговорены к высшей мере наказания (расстрелу) - 887 чел. [14, л. 1-30].

Таким образом, сложившееся критическое положение на фронтах на ближних подступах к Москве потребовало слаженой и четкой работы по защите тыла Красной Армии. Решать эту задачу приходилось в сложных условиях. Диверсии и провокации со стороны агентуры противника вызывали в столице массовые беспорядки. Военно-политическое руководство Советского государства незамедлительно приняло меры. В Москве было введено осадное положение, военная администрация наделялась чрезвычайными полномочиями, что в конечном итоге помогло в кратчайший срок укрепить тыл действующей Красной Армии и навести жесткий порядок, так необходимый для готовившегося контрнаступления советских войск.

$ $ $

1. Анохин А.Н. Военной комендатуре - 80. М.: Патриот 1997.

2. Внутренние войска в Великой Отечественной войне. 1941-1945 гг.: документы и материалы. М.: Юрид. лит-ра, 1975.

3. Военная комендатура города Москвы / А.Н. Денисов, Н.Н. Перепеча и др. М.: Патриот 2008.

4. Испытанные войной. Пограничные войска (1939-1945 гг.). М.: Граница, 2008.

5. КолосковА.Г., ГевурковаЕ.А. История Отечества в документах. 1917-1993 гг. - М.: ИЛБИ, 1994. Часть 3. 1939 - 1945 гг.

6. Коноплицкий В.И. Комендант Москвы // Владивосток. 2006. № 944. 5 мая.

7. Лазарев В.И. Деятельность органов военной контрразведки в начальный период Великой Отечественной войны // Исторические чтения на Лубянке. М., 2001.

8. Мельчин С.А., Сигачев Ю.В. Москва на осадном положении (октябрь-декабрь 1941 г.) // Известия ЦК КПСС. 1991. № 4.

9. Москва военная. 1941-1945: мемуары и архивные документы / сост. Буков К.И., М.М. Горинов, А.Н. Пономарев. М.: Мосгорархив, 1995.

10. Рубан А. Ф. Военная комендатура Москвы // Сержант. 2000. № 4.

11. РЦХИДНИ (Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории). Ф. 646. Оп. 1. Д. 12. Л. 167-168. (О введении в г. Москве и прилегающих районах осадного положения: постановление ГКО № 813 от 19 октября 1941 г.).

12. Телегин К.Ф. Войны несчитанные вёрсты. М.: Воениздат, 1988.

13. Телегин К.Ф. Московская зона обороны // Провал гитлеровского наступления на Москву. М.: Наука, 1966.

14. ЦАМО РФ (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации). Ф. 135. Оп. 12461. Д. 53.

15. ШерстневВ.Д. Трагедия сорок первого: документы и размышления. Смоленск, «Русич», 2005.