Научная статья на тему 'Ограничения к применению психофизиологического метода диагностики парафилий у лиц с психическими расстройствами'

Ограничения к применению психофизиологического метода диагностики парафилий у лиц с психическими расстройствами Текст научной статьи по специальности «Прочие медицинские науки»

CC BY
743
58
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАССТРОЙСТВА СЕКСУАЛЬНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ / DISORDERS OF SEXUAL PREFERENCE / ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ / PSYCHOPHYSIOLOGICAL INVESTIGATION / LIE DETECTOR / ПОЛИГРАФ

Аннотация научной статьи по прочим медицинским наукам, автор научной работы — Каменсков Максим Юрьевич

В статье анализируются результаты обследования 84 сексуальных правонарушителей. Методы: клинико-психопатологический, сексологический, психофизиологический. Установлены взаимосвязи между особенностями физиологической реактивности обследуемых лиц и психической, в том числе психосексуальной, патологией. Выявлены ограничения к применению психофизиологического метода диагностики парафилий у лиц с психическими расстройствами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по прочим медицинским наукам , автор научной работы — Каменсков Максим Юрьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Constraints to the use of psychophysiological method of diagnosing paraphilias in persons with mental disorders

Outcomes of investigation of 84 sex offenders are reviewed. Methods employed for the study: clinico -psychopathological, sexological and psychophysiological. Relationships between peculiarities of physiological reactivity of subjects under study and the psychic including psychosexual pathology are established. Constraints on the use of psychophysiological approach to diagnosing paraphilias in people with psychiatric disorders are identified.

Текст научной работы на тему «Ограничения к применению психофизиологического метода диагностики парафилий у лиц с психическими расстройствами»

СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ

© М.Ю. Каменсков, 2012 УДК 616.89-008-07

Для корреспонденции

Каменсков Максим Юрьевич - кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории судебной сексологии ФГБУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Минздрава России» Адрес: 119991, г. Москва, Кропоткинский пер., д. 23 Телефон: (495) 637-23-97 E-mail: m-kamenskov@mail.ru

М.Ю. Каменсков

Ограничения к применению психофизиологического метода диагностики парафилий у лиц с психическими расстройствами

#

Constraints to the use of psychophysiological method of diagnosing paraphilias in persons with mental disorders

M.Yu. Kamenskov

Outcomes of investigation of 84 sex offenders are reviewed. Methods employed for the study: clinico -psychopathological, sexological and psychophysiological. Relationships between peculiarities of physiological reactivity of subjects under study and the psychic including psychosexual pathology are established. Constraints on the use of psychophysiological approach to diagnosing paraphilias in people with psychiatric disorders are identified.

Key words: disorders of sexual preference, psychophysiological investigation, lie detector

ФГБУ «Государственный научный центр социальной и судебной

психиатрии им. В.П. Сербского Минздрава России», Москва

The Serbsky State Research Centre of Social and Forensic Psychiatry, Moscow

В статье анализируются результаты обследования 84 сексуальных правонарушителей. Методы: клинико-психопатологический, сексологический, психофизиологический. Установлены взаимосвязи между особенностями физиологической реактивности обследуемых лиц и психической, в том числе психосексуальной, патологией. Выявлены ограничения к применению психофизиологического метода диагностики парафилий у лиц с психическими расстройствами. Ключевые слова: расстройства сексуальных предпочтений,

психофизиологическое исследование, полиграф

При проведении диагностики расстройств сексуальных предпочтений врачи психиатры, сексологи и судебно-психиатрические эксперты руководствуются прежде всего диагностическими указаниями МКБ-10, которые содержат следующие клинические критерии: наличие у обследуемого лица на протяжении полугода и более стереотипной аномальной сексуальной идеаторной активности (аномальные эротические побуждения, желания, мысли, фантазии) или повторяющегося стереотипного девиантного полового поведения.

Однако для диагностики у подэкспертного указанных сексуальных расстройств приведенных клинических критериев не всегда оказывается достаточно, что связано с диссимуляцией обследуемыми сексопатологических симптомов. Так, при производстве комплексных сексолого-психиатрических экспертиз приблизительно в 30% случаев приходится сталкиваться с различными формами установочного поведения и диссимуляцией подэкспертными признаков психосексуального расстройства [3], когда приходится прибегать к вероятностным и условным формам диагностики парафилий.

14

М.Ю. Каменсков

В случаях вероятностной диагностики расстройств сексуального предпочтения эксперт вынужден оперировать результатами не только клинического интервью и сведениями из уголовного дела, но и данными, полученными в рамках дополнительных исследований: психофизиологического и направленного экспериментально-психологического исследования сексуальной сферы. Эти параклинические методы в указанной диагностической ситуации имеют решающее значение, ввиду чего изучение надежности и валидности этих методов, в частности, тестирования на полиграфе, представляется актуальным, и особенно на когорте лиц с психическими расстройствами, поскольку данные литературы относительно эффективности детектора у лиц с отклонениями в психической сфере противоречивы. Например, D.C. Raskin и соавт. [12], проводившие исследование пациентов с расстройствами личности, показали, что эффективность выявления полиграфом скрываемой информации составляет 88%, а в 8% случаев вывод не может быть однозначным. Приблизительно сравнимые результаты были получены и при исследовании психически здоровых добровольцев. D.L. Hammond [7] пришел к схожим выводам, показав, что алкоголизм и расстройства личности не влияют на результаты проверки на полиграфе.

Однако ряд других исследователей в своих работах пришли к противоположным результатам. Так, M. Floch [6] писал, что расстройства личности и парциальная амнезия являются противопоказаниями к проведению проверок на полиграфе. J. Orlansky [9] дополнил этот список такими психическими расстройствами, как ретардация психического развития, психоз. C.J. Patrick и соавт. [10] показали, что у лиц с расстройствами личности механизмы эмоционального реагирования отличаются от нормальных, поэтому среди этой группы лиц часто отмечается ложноположительный результат при проведении проверки на полиграфе (т.е. лица, которые не скрывали о себе истинную информацию, по результатам тестирования на полиграфе оказались необоснованно уличенными в обмане).

Кроме приведенных данных следует отметить еще целый спектр научных исследований, посвященных изменениям физиологической реактивности у лиц с психическими расстройствами. Так, большинство авторов отмечают, что при шизофрении, депрессиях, расстройствах личности наблюдаются гипореак-тивность кожно-гальванического рефлекса, нестабильность дыхания и сердечно-сосудистых реакций [8, 11, 14, 15]. Указанные изменения физиологической реактивности у лиц с психическими расстройствами в определенной степени оказывают влияние на результаты тестирования на полиграфе, что в целом снижает валидность и надежность данного метода исследования.

Однако существуют единичные исследования в области психиатрии и сексологии, в которых проводилась попытка анализа психофизиологических явлений, наблюдаемых во время тестирования на полиграфе, с точки зрения имеющихся у обследуемых лиц психопатологических расстройств, а также работы, посвященные оценке валидности и надежности этого метода исследования. Между тем в работе полиграфолога объектом исследования являются прежде всего те физиологические реакции, которые наблюдаются у подэкспертных в условиях вербальной или визуальной стимуляции, и специалист неизбежно сталкивается с необходимостью интерпретации получаемых данных с учетом психического состояния обследуемого лица, которое должно оцениваться психиатром. Ввиду сказанного представляются перспективными изучение особенностей физиологического реагирования у лиц с психическими расстройствами и определение ограничений к проведению психофизиологического обследования, поскольку это позволит дифференцированно подходить к использованию полиграфа в качестве вспомогательного метода диагностики парафилий.

Материал и методы

В исследование были включены 84 подэкспертных, проходивших обследование на полиграфе «Дельта», которые были разделены на две группы в зависимости от результатов тестирования. В 1-ю группу (45 человек) вошли лица, результаты тестирования которых были пригодны для анализа, во 2-ю (39 человек) - подэкспертные, которым не удалось в полной мере провести обследование ввиду их актуального психического состояния.

К 1-й группе были отнесены испытуемые, имеющие диагноз расстройств сексуальных предпочтений, поставленный в соответствии с критериями МКБ-10. Преимущественно отмечались «Множественные расстройства сексуального предпочтения ^65.6)» - 66,7%. Среди оставшейся части случаев приблизительно с одинаковой частотой были диагностированы «Педофилия ^65.4)» - 11,1% и «Садизм ^65.5)» - 13,3%, а в единичных наблюдениях - «Раптофилия ^65.8)» - 8,9%. В 60% наблюдений определялись отсутствие внутриличностного конфликта, связанного с имеющейся парафили-ей, спаянность влечения с личностью, принятие аномальных сексуальных фантазий, побуждений, а также самого девиантного поведения как нормативного, что позволяло квалифицировать эгосинто-ническое отношение к заболеванию. В остальных случаях подэкспертные осознавали психосексуальное расстройство как патологическое, использова-

15

СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ

ли когнитивные и поведенческие стратегии совла-дания с ним, что свидетельствовало об эгодистони-ческом отношении к влечению.

В отношении нозологического состава группа оказалась разнородной (табл. 1), но чаще были

Таблица 1. Нозологический состав

диагностированы органические психические расстройства. Почти в трети наблюдений была проведена диагностика шизофрении, преимущественно в виде параноидной или психопатоподобной форм. У части подэкспертных с органическим расстройст-

#

Психические расстройства 1-я группа 2-я группа

абс. % абс. %

Органические психические расстройства (Р0): 24 53,2 15 38,5

деменция в связи со смешанными заболеваниями или эпилепсией (Р02.848) 2 4,4 - -

органическое бредовое (шизофреноподобное) расстройство (Р06.2) 1 2,2 2 5,1

органическое эмоционально лабильное расстройство в связи со смешанными заболеваниями (Р06.68) 2 4,4 3 7,7

непсихотическое смешанное расстройство настроения в связи с травмой головного мозга (Р06.370) 1 2,2 - -

легкое когнитивное расстройство в связи с другими заболеваниями (Р06.77) - - 1 2,6

органическое расстройство личности (Р07.0): 18 40,0 8 20,5

псевдопсихопатический тип в связи с травмой головного мозга (Р07.00) 2 4,4 1 2,6

псевдопсихопатический тип в связи с эпилепсией(Р07.02) 9 20,0 1 2,6

псевдопсихопатический тип в связи с другими заболеваниями (Р07.07) 1 2,2 2 5,1

псевдопсихопатический тип в связи со смешанными заболеваниями (Р07.08) 4 9,0 3 7,7

псевдоолигофренический тип в связи со смешанными заболеваниями (Р07.08) 2 4,4 - -

псевдоинфантильный тип в связи со смешанными заболеваниями (Р07.08) - - 1 2,6

постконтузионный синдром (Р07.2) - - 1 2,6

Синдром зависимости от алкоголя (Р10.): 3 6,6 1 2,6

начальная стадия (Р10.211) 2 4,4 - -

средняя стадия (Р10.212) 1 2,2 1 2,6

Шизофрения, бредовые и шизотипические расстройства (Р2): 13 28,8 13 33,3

параноидная шизофрения (Р20.0) 4 9,0 9 23,1

недифференцированная шизофрения (Р20.3) 2 4,4 - -

простая шизофрения (Р20.6) 1 2,2 - -

неврозоподобная шизофрения (Р21.3) - - 1 2,6

психопатоподобная шизофрения (Р21.4) 5 11,0 3 7,7

шизотипическое личностное расстройство (Р21.8) 1 2,2 - -

Аффективные расстройства (Р3): 8 17,7 8 20,5

депрессивный эпизод легкой степени (Р32.0) 6 13,3 - -

депрессивный эпизод средней степени (Р32.1) - - 8 20,5

депрессивный эпизод тяжелой степени (Р32.2) 1 2,2 - -

депрессивный эпизод тяжелой степени с психотическими симптомами (Р32.3) 1 2,2 - -

Смешанные конверсионные расстройства (Р44.7) - - 1 2,6

Расстройства личности(Р60-Р61) 3 6,6 6 15,4

шизоидное расстройство личности (Р60.1) 1 2,2 1 2,6

эмоционально неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип (Р60.30) 1 2,6 - -

истерическое расстройство личности (Р60.4) 1 2,2 1 2,6

смешанные расстройства личности (Р61.0) 1 2,2 3 7,7

Умственная отсталость умеренная (Р71.1): - - 1 2,6

несоциализированное расстройство поведения (Р91.1) 1 2,2 1 2,6

социализированное расстройство поведения (Р91.2) - - 1 2,6

Не было 2 4,4 - -

И т о г о* 45 100 39 100

Ф

* Несовпадение указанного количества с предыдущими показателями объясняется наличием разных форм психических расстройств у одного и того же испытуемого.

16 Российский психиатрический журнал № 5, 2012

М.Ю. Каменсков

вом личности или же эндогенным заболеванием в форме шизофрении обнаруживалась коморбид-ная патология: зависимость от алкоголя, депрессивные расстройства.

Во 2-й группе нозологический состав также был разнородный: в 1/6 наблюдений диагностированы органические психические расстройства или шизофрения, в 1/5 - аффективные расстройства в виде депрессивного эпизода средней степени и в 15% случаев - психопатии. Во 2-ю группу вошли лица как с парафилиями, так и без расстройств сексуальных предпочтений.

Методика психофизиологического обследования подробно описывалась в ранних научных исследованиях [1, 5]. В ходе тестирования на полиграфе применялись вербальные стимулы, направленные на выявление предпочтений по возрасту, полу и активности. За основу создания тестов была взята методика «Контрольных вопросов», разработанная J. Reid [13].

В ходе обследования указанные тесты предъявлялись однократно. Уровень реагирования на стимулы оценивался по показателям кожно-гальванического рефлекса, грудного и диафраг-мального дыхания, сердечно-сосудистых реакций, речевых реакций, мышечной активности. Затем осуществлялся автоматический статистический

#

Таблица 2. Результаты сопоставления данных психофизиологи и данных клинического интервью

анализ психофизиологических реакций, предусмотренный программой. Статистически значимыми считались те психофизиологические реакции, вероятность выделения которых была равна или превышала 0,95. Были учтены также те реакции, которые не являлись статистически достоверными, но на проверочный вопрос был получен положительный вербальный ответ.

Результаты и обсуждение

Клинико-психофизиологические взаимосвязи у лиц 1-й группы

Анализ сопоставления данных клинического интервью, объективных данных, представленных в материалах уголовного дела, с результатами вербальной стимуляции выявил, что приблизительно в 89% результаты вербальной стимуляции полностью совпали с клиническими параметрами, а в 4,4% - данные были получены с расширением*, и только в 6,6% оказались неинформативны. В целом совпадение данных тестирования с клиническими данными отмечалось в 93,3%** (табл. 2).

Для того чтобы выявить, какие именно механизмы лежат в основе тех типов данных, которые

зского обследование, полученных при вербальной стимуляции,

Тип данных Абс. %

Значимые реакции при положительном ответе на проверочный вопрос, релевантный психосексуальному расстройству (совпадение) 7 15,6

Значимые реакции при отрицательном ответе на проверочный вопрос, релевантный психосексуальному расстройству или поведению в деликте (совпадение) 5 11,1

Значимые реакции при отрицательном и положительном ответе на проверочные вопросы, релевантные психосексуальному расстройству (совпадение) 1 2,2

Значимые реакции при отрицательном ответе на проверочные вопросы, релевантные психосексуальному расстройству, и наличие значимых реакций на вопросы, иррелевантные расстройству (совпадение с расширением) 1 2,2

Положительный ответ на проверочный вопрос, релевантный психосексуальному расстройству, при отсутствии значимых реакций на него (совпадение) 21 46,7

Несовпадение результатов тестирования с данными сексологического исследования (несовпадение) - -

На все проверочные стимулы отсутствуют статистически значимые физиологические реакции и на вопросы были даны отрицательные вербальные ответы (не информативные для диагностики парафилии данные) 3 6,7

Значимые реакции при отрицательном ответе на проверочный вопрос, релевантный психосексуальному расстройству, и положительный ответ на проверочный вопрос, релевантный психосексуальному расстройству, при отсутствии значимых реакций на него (совпадение) 1 2,2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Положительный ответ на проверочный вопрос, релевантный психосексуальному расстройству, при отсутствии значимых реакций на него и наличие значимых реакций на вопросы, иррелевантных расстройству (совпадение с расширением) 1 2,2

Значимые реакции при положительном ответе на проверочный вопрос, релевантный психосексуальному расстройству, и положительный ответ на проверочный вопрос, релевантный психосексуальному расстройству, при отсутствии значимых реакций на него (совпадение) 5 11,1

И т о г о 45 100

* При тестировании, кроме как на вопросы, релевантные имеющейся парафилии, появлялись реакции на стимулы, которые не соответствовали клинической картине психосексуального расстройства.

** Независимо от характера реакций (статистически значимые или нет) и характера ответа на проверочные вопросы (ответил ли обследуемый положительно или отрицательно).

Российский психиатрический журнал № 5, 2012 17

СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ

приведены в табл. 2, проводились корреляционный и индивидуальный анализы.

I. Первый тип данных касается появления значимых реакций при даче испытуемым положительного ответа на проверочный вопрос, релевантный имеющемуся психосексуальному расстройству. У подэкспертных ведущим синдромом на момент психофизиологического обследования являлся характеропатический вариант психоорганического синдрома. На момент прохождения этими лицами судебно-психиатрической экспертизы у них отмечалась компенсация психического расстройства. У одного испытуемого из рассматриваемой когорты вообще не обнаруживалось никаких признаков психического расстройства. В то же время в подавляющем числе случаев выявлялось эгодистони-ческое отношение подэкспертных к имеющемуся у них расстройству сексуальных предпочтений. Это дало основание полагать, что именно осознание болезненности аномальных сексуальных фантазий, поведения лежит в основе появления психофизиологических реакций в ответ на предъявление проверочных вопросов и не связано с коморбидной психической патологией. При проведении корреляционного анализа данное предположение подтвердилось: была выявлена значимая связь между рассматриваемым типом данных и эгодистоническим отношением к парафилии (г=0,41, p=0,05).

У одного испытуемого с эгосинтоническим отношением к влечению и декомпенсацией органического психического расстройства по психопатопо-добному типу также отмечался рассматриваемый тип данных. Появление реакций на проверочный стимул у этого подэкспертного, вероятно, было обусловлено появлением ситуационной эмоциональной значимости (связанной с делопроизводством) релевантного вопроса.

II. У подэкспертного с эгосинтоническим отношением к гетеросексуальному педофильному садизму и декомпенсацией истерического расстройства личности на момент прохождения судебно-психиат-рической экспертизы при психофизиологическом обследовании отмечался схожий тип реагирования (совпадение значимых реакций при отрицательном и положительном ответах на вопросы, релевантные парафилии): на вопросы, касающиеся садистической активности, подэкспертный отвечал утвердительно, а о влечении к девочкам - отрицательно, и в обоих случаях выявлялись значимые психофизиологические реакции. Определяемые при обсле-

довании эмоциональная лабильность, раздражительность, ригидность психических процессов, проявляющаяся формированием труднокорригиру-емых установок, лежали в основе возникновения физиологических сдвигов при эгосинтонии. Такие же черты, как демонстративность, театральность, стремление представить себя с выгодных позиций, импульсивность, могли определять характер ответа при параклиническом обследовании: если во время интервью подэкспертный в полном объеме предоставлял сведения о психосексуальном расстройстве, то при прохождении тестирования на полиграфе, наоборот, отрицал информацию о влечении к детям как социально более порицаемую. Однако в целом имеющиеся расстройства не исказили данные тестирования и полностью совпали с клиническими характеристиками парафилии.

III. Совпадения значимых реакций при отрицательном ответе на вопросы с клиническими параметрами психосексуального расстройства. В этих наблюдениях подэкспертные отрицательно отвечали на проверочные вопросы, которые были релевантны психосексуальному расстройству, даже в тех случаях, когда клиническое интервью (в ходе которого подэкспертные в полном объеме освещали вопросы формирования и динамики сексуальной патологии) и психофизиологическое обследование проводил один и тот же специалист. С учетом того что среди этих обследуемых встречались лица и с эгодистоническим, и с эгосинтоническим отношением к влечению, а коморбидные психические расстройства были представлены разнородной психической патологией (негативной симптоматикой при шизофрении (аутистический тип дефекта), психопатоподобными расстройствами при органическом поражении головного мозга в стадии компенсации), появление реакций не может быть соотнесено ни с одним из этих факторов, оно скорее обусловлено фактом сокрытия информации.

Особый интерес представляют характер ответа этих подэкспертных и его связь с психической патологией. Вероятно, что само психофизиологическое обследование является стресс-провоцирующим* и способствует выявлению патопсихологических особенностей, которые и влияют на ответ испытуемого. Так, у подэкспертных в рамках психологического исследования выявлялись такие особенности, как импульсивность, снижение способности к коррекции собственного поведения, ригидность, повышенная тревожность, подозрительность, нега-

* Как показывает практика, у подэкспертных во время тестирования на полиграфе выявляются те психопатологические феномены, которые во время клинического интервью диссимулируются больными, что связано со стрессом, испытываемым больным в ходе проверки на полиграфе. Так, некоторые больные с шизофренией в ходе тестирования начинали высказывать бредовые идеи воздействия на них со стороны эксперта с помощью оборудования, у других возникали сенестопатические ощущения или рефлекторные галлюцинации.

18 Российский психиатрический журнал № 5, 2012

М.Ю. Каменсков

тивистичность, которые и могли определить особенности ответа.

IV. Дача положительного вербального ответа на вопрос, релевантный имеющемуся расстройству, без статистически значимых реакций. У испытуемых выявлялись характеропатический вариант психоорганического синдрома в стадии компенсации (15,6%), дементный вариант психоорганического синдрома, который характеризовался преимущественно нивелировкой личностных качеств и незначительным интеллектуально-мнестическим снижением (4,4%), астенический (гипостенический) синдром в рамках органического поражения головного мозга (2,2%), различные по структуре дефектные состояния (астенический, апатический и психопато-подобный типы дефекта - 11,1%), психопатический синдром в стадии компенсации (2,2%). В одном случае каких-либо психопатологических расстройств у испытуемого не обнаруживалось.

Ввиду наличия столь разнородной по своей глубине психопатологической симптоматики у лиц с эгосинтоническим отношением к влечению можно сделать вывод об отсутствии ее влияния на особенности физиологического реагирования. Отсутствие же реакций на проверочные вопросы может объясняться отсутствием внутриличностного конфликта в силу спаянности аномального влечения с личностью. Так, у большей части подэкспертных (37,8%) с данным типом реагирования было квалифицировано эгосинтоническое отношение к психосексуальному расстройству и была обнаружена сильная корреляционная связь между этим типом данных и эгосинтонией (х2= 12,07; p=0,0005).

Наибольший интерес представляют подэкспертные с эгодистоническим отношением к влечению (8,9%). Среди них также отмечались различные формы ведущих синдромов: аутистический дефект при шизофрении (4,4%), депрессивный синдром с психотическими включениями (2,2%), психопатический синдром мозаичной структуры (2,2%). Однако общим для всех обследуемых было наличие депрессивного синдрома, возникшего в судеб-но-следственной ситуации и проявляющегося сниженным настроением, нарушениями вегетативных функций, руминациями, кататимностью мышления, причем содержательная сторона мыслей касалась своей дальнейшей судьбы, утраты контактов с семьей, социумом. В данном случае следует говорить о дезактуализации парафильных переживаний у лиц с эгодистоническим отношением к влечению на фоне временного психического расстройства, что, как следствие, при психофизиологическом обследовании характеризовалось отсутствием реакций на проверочные стимулы.

V. Совпадение значимых реакций при отрицательном ответе и совпадение незначимых реакций при положительном ответе на проверочные вопросы с клиническими данными встречалось только

в одном наблюдении у больного с параноидной шизофренией, ведущим галлюцинаторно-парано-идным синдромом и эгосинтоническим отношением к парафилии (бисексуальная педофилия, садизм, вуайеризм). На вопросы, касающиеся гомосексуальной педофилии, подэкспертный дал положительный ответ (реакции были статистически незначимыми), а на вопрос о садистической активности -отрицательный ответ (реакции были значимыми). В фантазиях, побуждениях, сновидениях садистическая активность не была представлена, а обнаруживала себя только в поведении во время нападений на детей. В этом случае можно говорить о наличии несознаваемых форм парафилии у больного шизофренией, что разбиралось в предыдущих исследованиях [4].

VI. Совпадение незначимых и значимых реакций при положительном ответе на проверочные вопросы с данными клинической картины психосексуальных расстройств отмечалось в 11% случаев. Этот тип результатов приблизительно в одинаковом количестве наблюдений встречался у лиц с эгосинтоническим и эгодистоническим отношением к влечению. В целом психопатологическая симптоматика была разнородной: дефектные состояния при шизофрении (апатический дефект - 4,4%), характеропатический вариант психоорганического синдрома (4,4%), депрессивный синдром (2,2%).

Если анализировать данные психофизиологического обследования, то можно выделить признак, общий для большинства испытуемых: у подэкспертных, дающих положительный вербальный ответ на один и тот же тип вопросов, однако имеющих различную формулировку, в одних случаях имели место значимые физиологические реакции, в других - нет. С учетом того что реакции на проверочные стимулы отсутствовали тогда, когда вопрос уже задавался ближе к концу обследования, можно предположить, что изменение физиологической реактивности в сторону гипореактивности было связано с развивающейся истощаемостью психических процессов, утомляемостью при шизофрении или органическом поражении головного мозга, что нашло свое подтверждение при экспериментально-психологическом исследовании.

VII. Следующий тип данных касается появления при тестировании реакций на те вопросы, содержание которых не находило своего отражения в клинической картине психосексуального расстройства (4,4%). В то же время у этих же испытуемых имелись незначимые реакции при положительном ответе или же значимые реакции при отрицательном ответе на те проверочные вопросы, которые соответствовали проведенной диагностике расстройств сексуальных предпочтений. Так, при наличии гетеросексуальной педофилии или садизма регистрировались реакции на гомосексуальный педофильный или гомосексуальный стимул соответственно. В обоих наблю-

Российский психиатрический журнал № 5, 2012

19

СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ

#

дениях выявлялся психопатоподобный синдром (в рамках органического психического расстройства или шизофрении). При анализе результатов сексологического исследования и психического состояния испытуемого не удалось выявить каких-либо феноменов, которые бы позволили объяснить рассматриваемый тип данных. Обнаруживаемая у этих подэкспертных при экспериментально-психологическом исследовании эмоциональная лабильность, высокий уровень тревожности и единичные случаи актуализации второстепенных свойств объектов в совокупности обусловили появление реакций на те вопросы, которые не соответствовали картине парафилий. В литературе этот тип данных еще обозначается как «ошибки ложных тревог» [2].

VIII. Последний тип данных характеризовался отсутствием значимых психофизиологических реакций на проверочные вопросы при даче на них отрицательного вербального ответа (6,7%). Такая картина встречалась у лиц с эгодистоническим и эгосинтоническим отношением к влечению. Общим для них была слабая физиологическая реактивность: изменения в физиологических каналах как на контрольные, так и на проверочные вопросы были несущественными, что было обусловлено имеющейся у них психопатологической симптоматикой. С одной стороны, все испытуемые были встревожены сложившейся судебно-следственной ситуацией, у них наблюдались депрессивная симптоматика, кататимность мышления, что дезактуализировало парафильные переживания у лиц с эгодистони-чесим отношением и вызвало более значимые реакции на контрольные вопросы, нежели на релевантные парафилии. С другой - такие явления, как гипобулия, апатия, усталость, быстрая утомляемость (при апатической депрессии и гипо-стеническом варианте астенического синдрома при органическом поражении головного мозга), обусловили изменение реактивности в сторону гипореактивности.

Клинико-психофизиологические взаимосвязи у лиц 2-й группы

При психофизиологическом обследовании у рассматриваемой группы подэкспертных определялось 3 типа реагирования:

1. Ареактивность (10 человек), которая характеризовалась отсутствием реакций на любые стимулы. Периодически могли возникать спонтанные физиологические сдвиги, наблюдаемые в каналах КГР и фотоплетизмограммы (ФПГ), которые были обусловлены влиянием эндогенных факторов (т.е. были связаны с событиями, происходящими в системах организма), а не со стимуляцией.

2. Гиперреактивность, которая наблюдалась в каналах ФПГ и КГР (16 человек), характеризовалась появлением интенсивных реакций на все типы вопросов. Кроме указанных случаев выявлялись те,

в которых имела место гиперреактивность, которая обнаруживалась исключительно в канале тремора (канал регистрации движений) (10 человек) и характеризовалась спонтанными, непроизвольными движениями, не зависящими от характера предъявляемого стимула (проверочного или контрольного).

3. Гиперреактивность-ареактивность (3 человека): явления гиперреактивности в каналах КГР и ФПГ в ходе тестирования сменялись ареактив-ностью.

При феноменологическом рассмотрении психических заболеваний с последующим индивидуальным анализом и применением многомерного шкалирования были выявлены 4 совокупности (см. рисунок) клинических и психофизиологических параметров (кластеры).

Первый кластер составили лица с явлениями ареактивности. Особенности реагирования увязывались с нарушениями волевой и идеаторной сфер: гипобулия, абулия, апатия, брадифрения, псевдо-брадифрения. Этот кластер составили лица, у которых выявлялся апатоабулический шизофренический дефект, сочетающийся с нарушениями в сфере мышления в виде блокады вербально-ассоциатив-ных процессов, клинически проявляющихся псев-добрадифренией.

В этот же кластер вошли испытуемые с депрессивным эпизодом средней степени. Аффективное расстройство по своей структуре приближалось к апатической или апато-адинамической депрессии, в клинической картине которой ведущее положение занимали апатия и двигательно-идеаторная заторможенность. Нарушения настроения соответствовали тоскливому фону с витальным компонентом.

Во второй кластер вошли лица с гиперреактивностью в каналах КГР и ФПГ. Интенсивные физиологические сдвиги независимо от характера стимула соотносились с такими психопатологическими феноменами, как эмоциональная и идеатор-ная ригидность, высокий уровень тревоги, явления гиперакузии и фотофобии, нарушения внимания. Подобные симптомы наблюдались у подэкспертных с декомпенсацией психопатии и органического психического расстройства, развившейся в условиях судебно-следственной ситуации. При заострении патологических черт характера на первый план выступали раздражительность, агрессивность, оппозиционность, демонстративность, негативизм, а при психопатоподобных состояниях наравне с перечисленными личностными особенностями психопатов отмечались также нарушения внимания и истощаемость психических процессов.

При индивидуальном анализе был выявлен еще один психопатологический механизм физиологической гиперреактивности, связанный с влиянием тревожного аффекта на реактивность организма, что отмечалось при возникновении у обследуемого панической атаки, сопряженной с конверсионными

20

М.Ю. Каменсков

расстройствами. Так, при проведении тестирования уже в начале обследования подэкспертный начал предъявлять жалобы на возникшую тревогу, сердцебиение, потливость, чувство нехватки воздуха, чувство онемения и парестезии в конечностях; также у испытуемого отмечались признаки двигательной ажитации.

В третий кластер (гиперреактивность-ареактив-ность) объединились два признака: благодушие и поражение лобно-височной области, регистрируемое на ЭЭГ. Ввиду малочисленности подэксперт-ных с данным типом реагирования другие феномены психических заболеваний не вошли в данный кластер. При индивидуальном анализе оказалось, что у 2 подэкспертных отмечалась декомпенсация органического психического расстройства в виде психопатоподобного синдрома, а у третьего подэкспертного - параноидная шизофрения на органически неполноценной почве. У подэкспертных выявились высокий уровень тревоги, эмоциональная лабильность, ригидность в эмоциональной и идеаторной сферах, что в начале тестирования определило повышенную реактивность. Однако в последующем такие явления, как нарушение внимания, быстрая истощаемость психических процессов, снижение реактивности коры головного мозга, обнаруживаемые на ЭЭГ, нивелировали способность к реагированию, сдвинув ее к противоположному полюсу - в сторону ареактивности.

Четвертый кластер составили испытуемые с гиперреактивностью в канале тремора. Гиперреактивность увязывалась с явлениями неусидчивости, двигательной ажитации, непроизвольными движениями, тревожностью, которые отмечались в рамках тревожно-депрессивных расстройств, шизофрении, органических психических расстройств.

У лиц с шизофренией имели место явления малой кататонии, проявляющейся симптомом Клейста, селективным мутизмом, дискинезиями, парамими-ями, шепотной или скандированной речью.

У подэкспертных с органическим поражением головного мозга и испытуемых с тревожно-депрессивными расстройствами на первый план выходили повышенная тревожность, неусидчивость, нарушения внимания, явления двигательной ажитации. Перечисленные явления определили повышенный фон мышечной реактивности при тестировании на полиграфе.

23 Г44 А 151 * у

1 Клас тер 1

16 4 2 1 < 5 35 о 43

0° 26 4 °5 931 ° 55 36 о 21

5; о о 58 О о 11 29 18 о

Л#2 °28с ■А' 1-й22 ° о 32

о / »р 2 Клас тер 3 40 1 со 54 0 38 > О 5012 О О 7 о

о 'р 2 56 ®

46 47М 37 )

Кл астер 4

1,0 0,8 0,6 0,4 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0,6 -0,8 -1,0

-1,2 -1,0 -0,8 -0,6 -0,4 -0,2 0,0 0,2 0,4 0,6 0,8 1,0

Клинико-психофизиологические корреляции Кластер 1: А - ареактивность; 42 - брадифрения; 15 - апатия; 44 - абулия; 13 - гипобулия; 27 - псевдобрадифрения. Кластер 2: G - гиперреактивность; 20 - эмоциональная ригидность; 41 - нарушения внимания; 30 - ригидность мышления; 28 - повышенная тревожность; 4 - гиперстезии; 9 - заострение черт характера.

Кластер 3: А-в - ареактивность-гиперреактивность; 22 - благодушие; 57 - поражение лобно-височной области (по данным ЭЭГ).

Кластер 4: М - мышечная гиперреактивность; 2 - гипотимия и тревожность; 37 - симптом открытости мыслей; 47 - двигательная ажитация; 46 - гиперкинезы, неусидчивость. Другие обозначения. Синдромальный уровень: 1 - депрессивный синдром; 3 - депрессивный синдром с психотической симптоматикой; 5 - аффективный вариант психоорганического синдрома; 6 - характеропатический вариант психоорганического синдрома; 7 - нивелировка личностных качеств в рамках дементного синдрома; 8 - регрессии личности при деменции; 10 - галлюцинаторно-параноидный синдром; 11 - психопато-подобный дефект; 12 - параноидный дефект; 14 - апатический дефект; 16 - декомпенсация психопатии. Феноменологический уровень: 17 - эмоциональная неадекватность; 18 - эмоциональная выхолощенность; 19 - эмоциональная лабильность; 21 - эксплазивность; 23 - гипо-тимия; 24 - паратимии; 25 - эмоциональная холодность; 26 - эмоциональная напряженность; 29 - симптом сделанности эмоций; 31 - поверхностность мышления; 32 - шперрунги; 33 - ментизм; 34 - симптом «монолога»; 35 - аутистичес-кое мышление; 36 - магическое мышление; 38 - симптом воздействия; 39 - паралогичность; 40 - соскальзывания; 43 - ангедония; 45 - истощаемость; 48 - парастезии, анасте-зия; 49 - инсомнии; 50 - вербальные псевдогаллюцинации или истинные галлюцинации; 51 - сенестопатии; 52 - церебрасте-ническая симптоматика.

Неврологические нарушения: 53 - экстрапирамидная симптоматика; 54 - сосудистая дистония; 55 - гипертензионно-гидроцефальный синдром; 56 - сочетанное поражение лобно-височной области и ствола головного мозга (по данным ЭЭГ); 57 - поражение височно-затылочной области (по данным ЭЭГ).

Заключение

Таким образом, проведенное исследование лиц с психосексуальными расстройствами показывает, что психофизиологическое обследование позволяет не только верифицировать клинический диагноз, но и объективно оценить отношение подэкспертно-го к имеющемуся у него расстройству сексуальных

Российский психиатрический журнал № 5, 2012

предпочтений: характер ответа и реагирования на проверочные стимулы соотносится с эгосинтонией и эгодистонией. Так, при положительном вербальном ответе у лиц с эгодистоническим отношением к влечению выявляются значимые психофизиологические реакции, у лиц с эгосинтоническим - фоновые или сравнимые с реакциями на контрольные вопросы. Появление же реакций у лиц с эгосин-

21

СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ

тоническим отношением к влечению обусловлено декомпенсацией психопатии или органического психического расстройства.

Настоящее исследование также позволяет сделать вывод о том, что психические расстройства оказывают существенное влияние на физиологическую реактивность подэкспертных, и это следует учитывать при обследовании данного контингента лиц и при анализе данных, получаемых во время их тестирования на полиграфе. Полученные результаты дают возможность выделить следующие ограничения к психофизиологическому обследованию:

1. На нозологическом уровне:

- панические атаки;

- декомпенсация возбудимой психопатии.

2. На синдромальном уровне:

- психопатоподобные нарушения, сочетающиеся с нарушениями внимания и истощаемос-тью психических процессов;

- гиперстенический астенический синдром;

- гипостенический астенический синдром;

- апатический, апатоадинамический и апато-абулический синдромы;

- кататонический синдром;

- аутистический дефект.

3. На симптоматическом уровне:

- двигательная ажитация;

- неусидчивость;

- высокий уровень тревоги, сочетающийся с нарушениями внимания, истощаемостью психических процессов, снижением реактивности коры головного мозга или эмоциональной лабильностью, актуализацией второстепенных признак.

Литература

#

1. Каменсков М.Ю. Фиксированные формы аномального сексуального поведения (клинико-патогенетические и судеб-но-психиатрические аспекты): Автореф. дис. ... канд. мед. наук. - М., 2008. - 20 с.

2. Оглоблин С.И., Молчанов А.Ю. Инструментальная «детекция лжи» (проверки на полиграфе): академический курс. -Ярославль: Нюанс, 2004. - 464 с.

3. Ткаченко А.А. Парафилии и аномальное сексуальное поведение: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. - М., 1994. - 38 с.

4. Ткаченко А.А., Введенский Г.Е., Каменсков М.Ю. Применение подпороговой визуальной стимуляции при психофизиологической диагностике расстройств сексуальных предпочтений: Пособие для врачей. - М., 2008. - 24 с.

5. Хавкин А.Ю. Комплексная диагностика нарушений сексуального предпочтения (клинико-психопатологичес-кий, психофизиологический и психологический анализ): Дис. ... канд. мед. наук. - М., 2003. - 207 с.

6. Floch M. Limitations of the lie detector // J. Criminal Law Criminol. - 1950. - Vol. 40. - P. 651-652.

7. Hammond D.L. The responding of normals, alcoholics, and psychopaths in a laboratory lie detection experiment // Dissertation Abstr. Int. - 1980. - Vol. 41 (6-B).

8. Lykken D. Tremor in the Blood. Uses and Abuses of the Lie Detector. - N.Y., 1981. - 318 p.

9. Orlansky J. Assessment of lie detection capability // Technical Report. - 1964. - P. 62-16.

10. Patrick C.J., lacono W.G. Psychopathy, threat, and polygraph test accuracy // J. Appl. Psychol. - 1989. - Vol. 74, N 2. -P. 347-355.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Perry W., Felger T., Braff D. The relationship between skin conductance hyporesponsivity and perseverations in schizophrenia patients // J. Biol. Psychiatry. - 1998. -Vol. 44, Is. 6. - P. 459-465.

12. Raskin D.C., Hare R.D. Psychopathy and detection of deception in a prison population // Psychophysiology. - 1978. - Vol. 15, N 2. - P. 126-135.

13. Reid J.E. A revised questioning technique in lie-detection tests // J. Criminal Law Criminol. - 1947. - Vol. 37. - P. 542-547.

14. Ruilmann C.J., Gulo M.J. Investigation of autonomic responses in psychopatic personalities // South. Med. J. - 1950. -Vol. 43. - P. 953-956.

15. Wolfersdorf M, Straub R, Barg T. Electrodermal Activity (EDA) and Suicidal Behavior // Crisis. - 1996. - Vol. 17, N 2.

22

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.