Научная статья на тему 'Одорические сложные эпитеты русского языка'

Одорические сложные эпитеты русского языка Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
819
101
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СЛОЖНЫЙ ЭПИТЕТ / КОМПОЗИТНАЯ ЕДИНИЦА / ЗАПАХ / ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПЕРЦЕПЦИЯ / COMPLEX EPITHET / COMPOSITE UNIT / SMELL / LANGUAGE OF FICTION / PERCEPTION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Фадеева Татьяна Михайловна

В статье представлен корпус одорических сложных эпитетов русского литературного языка. Автор анализирует существующие в языке композитные единицы, номинирующие ольфакторные признаки, и предлагает вариант их классификации. Активное включение одорических сложных эпитетов в художественные тексты рассматривается как проявление ментального своеобразия языковой личности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Olfactory complex epithets of Russian language

The article presents a case olfactory complex epithets of Russian literary language. The author an alyses the existing language composite unit, endow the olfactory signs, and offers the option of classifying them. Active inclusion olfactory complex epithets in literary texts is regarded as a manifestation of the mental identity of linguistic personality.

Текст научной работы на тему «Одорические сложные эпитеты русского языка»

Примечания

1. Федотов О. И. Сонет. М., 2011. С. 468.

2. Поэзия.ру. URL: http://www.poezia.ru/ EditorColumn.php?sid=11

3. Кормам В. В зеркале вод опрокинутый храм (би-магистральный венок сонетов с акростихами). URL: http://kormanvm.narod.ru/sonet28.html

4. Кормам В. Пулька (бимагистральный венок сонетов с акростихами). URL: http://kormanvm.narod.ru/ sonet30.html

5. Кормам В. Цветочки да ягодки (бимагистральный венок сонетов с акростихами). URL: http:// kormanvm.narod.ru/sonet29.html

6. Там же.

7. Там же.

8. Кормам В. В зеркале вод опрокинутый храм.

9. Там же.

10. Кормам В. Царевна Лебедь. URL: http:// www.poezia.ru/article.php?sid=50845

11. Там же.

12. [Преширм Ф.] Стихотворения Франца Прешир-на / со словен. и нем. подлинников перевел Ф. Корш. М., 1901. С. 9.

13. Солоухим В. А. Стихи. Венок сонетов. Владимир, 2009. С. 21.

14. Ромм М. Венок акросонетов. URL: http:// www.45parallel.net/mikhail_romm/venok_ akrosonetov/

15. Воловик А. Венок сонетов о венке сонетов. URL: http://www.poezia.ru/article.php?sid=3563

16. Кормам В. Царевна Лебедь.

17. Там же.

18. Позёмким Н. Дорога мира - маскарад: (акро-венок сонетов). URL: http://www.litkonkurs.com/ ?dr=45&tid=188328&pid=0

19. Сидоремко И. Акросонеты Московскому университету. URL: http://collection-poetry.blogspot.ru/p/ blog-page.html.

21. Комстамтим. Заклинание. Венок сонетов. URL: http://domstihov.ru/proizvedenija/ctihi-na-filosofskuyu-temu/ zaklinanie.html

22. См.: Курдюков С. Дмитрий Донской: Акро-ве-нок сонетов с каламбурными и составными рифмами. URL: http://www.stihi.ru/avtor/kurdukovsak; Одимокий Волк. Храни меня, о Дева!: Акро-венок сонетов № 2 с каламбурными и составными рифмами. URL: http:// www.stihi.ru/2013/04/02/1857

23. Мартишима Н. Санкт-Петербург: Акровенок сонетов. URL: http://www.stihi.ru/2012/05/16/11571

24. Рекорд СНГ и Украины Ким Смирганд. URL: http://www.kim-smirgand.com/record.php

25. Текст акровенка с сонетами-тавтограммами удален из сети автором. В статье, посвященной Г. А. Смирновой, цитируется один из сонетов венка «Летом». См.: О Ким Смирганд - художнице и поэтессе, мастере портретов-силуэтов. URL: http:// www.kim-smirgand.com/about.php

26. Лиммик Ю. В. Вступ. статья // Венок сонетов: Антология. Петрозаводск, 1993. С. 7.

УДК 81'42

Т. М. Фадеева

ОДОРИЧЕСКИЕ СЛОЖНЫЕ ЭПИТЕТЫ РУССКОГО ЯЗЫКА

В статье представлен корпус одорических сложных эпитетов русского литературного языка. Автор анализирует существующие в языке композитные единицы, номинирующие ольфакторные признаки, и предлагает вариант их классификации. Активное включение одорических сложных эпитетов в художественные тексты рассматривается как проявление ментального своеобразия языковой личности.

The article presents a case olfactory complex epithets of Russian literary language. The author analyses the existing language composite unit, endow the olfactory signs, and offers the option of classifying them. Active inclusion olfactory complex epithets in literary texts is regarded as a manifestation of the mental identity of linguistic personality.

Ключевые слова: сложный эпитет, композитная единица, запах, язык художественного произведения, перцепция.

Keywords: complex epithet, composite unit, the smell, the language of fiction, the perception.

Изобразительные возможности сложных эпитетов активно использовались писателями на протяжении всего существования русского литературного языка. Вербальная репрезентация признаков, получаемых человеком посредством органов чувств, позволяет художнику слова создавать у читателя иллюзию присутствия, «воздействовать» посредством слова на его рецепторы. Зрение, слух, тактильные ощущения транслируют информацию о фактах действительности. Значительной оказывается и роль запахов в получении исчерпывающего представления о том или ином предмете.

Одорические сложные эпитеты - это сложения, обозначающие признаки, апеллирующие к обонянию: облак благовонный (Г. Р. Державин), сумрак вилл свежо-благоуханный (П. А. Вяземский), зловонная конура (Ф. М. Достоевский), прохладно-душистый ветерок (И. С. Шмелёв), пряно-пахучий город (И. А. Бунин), терпко-горький дым (М. А. Шолохов), благоуханье трущоб-но-пыльное (Б. Л. Пастернак), медово-сладкий дух (Ю. М. Нагибин), капли успокоительно-пахучие (Л. Е. Улицкая). На основании собранной нами картотеки мы отмечаем, что одорические композиты встречаются редко в языке произведений писателей XVIII - начала XIX в.:

Толь блистающа денница, Сладковонный тварей цвет, Благолепная девица Уж грядет к тебе в совет.

(В. К. Тредиаковский. Снесшийся с кругов небесных...)

© Фадеева Т. М., 2013

Как правило, в этот период запах объекта эпитетации передается клишированной компози-той благовонный или зловонный: благовонный фимиам (М. В. Ломоносов), благовонны розы (А. П. Сумароков), маки благовонны (Г. Р. Державин), благовонный ветерок (А. Н. Майков), гроздь благовонная (П. А. Вяземский), город благовонный (Н. М. Карамзин), дым благовонный (В. А. Жуковский), мирра благовонная (А. Н. Майков), мирт благовонный (А. С. Пушкин), благовонный хлеб (Ф. Н. Глинка); фимиам зловонен (Г. Р. Державин) и др. Первый компонент имеет несколько обобщенный характер, он лишь сигнализирует в композите о мелиоративной или пейоративной оценке запаха.

Ситуация изменяется с середины XIX в., а в XX столетии одорическая лексика активно развивается. Повышается ольфакторная ценность предметов, запахи обретают в номинациях свою индивидуальность, усиливается информированность носителей языка в этой области знаний. Как отмечает В. В. Леденева, увеличение информации воздействует на средства репрезентации фрагментов картины мира, а «язык чутко реагирует созданием новых лексических единиц, развитием семантической структуры слов, в том числе за счёт оценочных значений, формированием неоднословных номинаций, устраняющих лакуны лексико-семантической системы» [1]. Показательно, например, как значительно расширяется спектр сложных эпитетов, сопровождающих объект эпитетации запах:

ЗАПАХ (-И). Банно-застоялый (А. Г. Малыш-кин), бархатисто-мягкий (М. А. Шолохов), вездесущие (Д. И. Рубина), весенне-нежный (В. В. Вересаев), влажно-свежий (И. А. Бунин), всепобеждающий (М. А. Шолохов), горько-дымный (Л. Е. Улицкая), горько-соленый (М. А. Шолохов), густо-сладкий (М. А. Шолохов), дворянски-гвардейский (И. С. Тургенев), детски-наивный (Б. Л. Пастернак), душисто-горький (Л. Н. Толстой), елочно-пряничный (Л. Е. Улицкая), женственно-сладкий (В. П. Катаев), камфарно-тра-вянистый (В. В. Головачёв), кисло-горький (В. В. Головачёв), кисло-сладкий (Д. В. Григорович), легкоперстный (А. А. Блок), лимонно-гвоз-дичный (Д. И. Рубина), медово-шоколадный (О. Некрасова), молочно-сладковатый (Л. Е. Улицкая), многозначительный (Л. Н. Андреев), невыразимо-притягательный (Л. Е. Улиц-кая), нежно-медовый (П. С. Романов), остро-сладострастный (М. П. Арцыбашев), отвратительно-ужасный (Л. Н. Толстой), пресно-медовый (Д. В. Григорович), приторно-горький (М. А. Шолохов), приторно-медовый (А. П. Чехов), приторно-сладкий (М. А. Шолохов), радостный-горьковатый (И. С. Шмелёв), разнородные (М. Е. Салтыков-Щедрин), сахаристо-сырой

(В. В. Набоков), синевато-свинцовый (В. П. Катаев), сладковато-приторный (М. А. Шолохов), сладковато-прогорклый (М. А. Шолохов), старчески-едкий (Л. Н. Толстой), терпко-винный (М. А. Шолохов), уксусно-винный (Ю. М. Нагибин) и др.

Подбор эпитета нацеливается не только на индивидуализацию аромата, но и на показ субъективной специфики восприятия данного запаха. Следует подчеркнуть, что именно запахи наиболее субъективны в восприятии: то, что приводит в восторг одного человека, может спровоцировать аллергию или приступ головной боли у другого. Ни колористические, ни вкусовые, ни хап-тические единицы не вызывают такой яркой и эмоциональной реакции, отражаемой текстами, как одорические. Потому мы констатируем значительность субъективного начала в эпитетных комплексах с ольфакторной составляющей.

Существует множество классификаций запахов. Попытки систематизировать одорическую сторону окружающей действительности предпринимали и химики, и парфюмеры, однако единой, всеохватывающей классификации создать не удалось. Среди наиболее известных и популярных стоит отметить следующие: классификация Карла Линнея (пряный, благовонный, амброво-мус-кусный, чесночный, козлиный, отталкивающий, зловонный), Альбрехта фон Галлера (приятные, неприятные и «промежуточные» запахи), Хеннинга (цветочный, фруктовый, травяной, горелый, вонючий, смолистый), Крокера-Хендерсона (приятный, кислый, горелый, каприловый) [2] и другие.

Одорические лексические единицы могут определять самые разные по происхождению запахи, сопровождающие явления и объекты природы - как дикой, так и окультуренной (яблочно-терпкий воздух (З. Н. Гиппиус), трава душистая-ароматная (И. С. Шмелев), зелёновейный сад (М. А. Шолохов); человека (уксусно-терпкий пот (М. А. Шолохов)); пищи и напитков (капли успокоительно-пахучие (Л. Е. Улицкая)); предметов быта (спутник (о чемодане) благородно-пахучий (И. А. Бунин)) и др.

Однако само слово 'запах' является семантически открытым для конкретизации его характера. Оно окрашивается лишь благодаря конкретизирующим семантическим партнерам. При классификации одорических сложных эпитетов в своей работе мы выделяем семь основных запахов: ароматный, свежий, пряный, кислый, горелый, гнилостный, зловонный, эфирный. Сама композитная структура сложных эпитетов требует выделения еще одной группы - смешанной семантики. Деление носит относительный характер по причине подтвержденной многочисленными примерами проанализированного материала достаточной свободы включения компонентов в состав

композитной единицы и субъективного выделения компонента доминирующей семантики.

Группа сложных эпитетов с доминирующей семантикой 'ароматный'. В эту группу входят единицы, семантика которых включает насыщенность душистым запахом: утро прохладно-душистое (В. А. Жуковский) (сема 'ароматный' представлена в опорном компоненте (Душистый. -Издающий сильный, приятный запах; ароматный, пахучий. [3]), яблочно-терпкий воздух (З. Н. Гиппиус), душистая-ароматная трава (И. С. Шмелёв), ветерок прохладно-душистый (И. С. Шмелёв), благородно-пахучий спутник (И. А. Бунин), сладковато-приторный воздух (А. Серафимович), аромат дурманно-сладкий (Ю. М. Нагибин) и др. В группу рассматриваемых сложных эпитетов будут входить также и композиты одо-рической семантики, обусловленной соотнесенностью с конкретным объектом действительности, обладающим ярко выраженным приятным ольфакторным качеством, например:

Высокая трава, пригретая солнцем, начинает испускать из себя густой, приторно-медовый запах. (А. П. Чехов. Налим.)

Сема 'ароматный' представлена в опорном компоненте рассматриваемой композиты, так как мёд - вещество ароматное.

Группа сложных эпитетов с доминирующей семантикой компонента 'свежий'. В данную группу включаются композиты, компоненты которой репрезентируют сему 'прохладный': ветер живительно-свежий (В. Я. Брюсов), воздух обжигающе-свежий (В. П. Астафьев) и др. Композиты рассматриваемой семантики соединяют в себе термическую компоненту значения.

Группа сложных эпитетов с доминирующей семантикой компонента 'пряный' включает в себя композиты и камфорные, и анисовые и прочие: скипидарно-смолистые иглы (Б. Л. Пастернак), шишечка скипидарно-мясистая (В. П. Катаев), камфарно-травянистый запах (В. В. Головачёв) и др.

Группа сложных эпитетов с доминирующей семантикой компонента 'кислый': уксусно-винный запах (Ю. М. Нагибин), уксусно-терпкий пот (М. А. Шолохов) и др. Одорическая перцепция порождается в подобных композитах вкусовым началом репрезентируемого объекта действительности.

Группа сложных эпитетов с доминирующей семантикой компонента 'горелый': пахуче-дымящийся кизяк (А. Серафимович), свежедымящая-ся куча (В. В. Набоков), дымок терпко-горький (М. А. Шолохов), паровозик густо-дымящий (А. И. Солженицын) и др.

Группа сложных эпитетов с доминирующей семантикой компонента 'гнилостный': ароматно-гнилая заводь (В. В. Вересаев).

Группа сложных эпитетов с доминирующей семантикой 'зловонный' включает также капри-ловые, или козлиные, запахи: зловонная клетка (В. В. Набоков), зловонный поток (М. А. Шолохов), свинья злосмрадная (Ю. М. Нагибин), баланда мутно-вонючая (А. И. Солженицын) и др.

Группа сложных эпитетов с доминирующей семантикой 'эфирный': сортирно-хлорный ветерок (Л. Н. Толстой), микстура эфирно-валерьяновая (И. А. Бунин) и др.

Группа смешанной семантики: тошнотворно-благовонный ветер (И. А. Бунин), дымок сладко-горький (М. А. Шолохов) и др. Композиты указанной семантики демонстрируют оксюморон-ные образования, представляющие ольфакторно сложные, смешанные качества:

Лавочка его была аккуратная, сиявшая никелем и стеклом и полная приятного медово-табачного духа. (И. М. Дьяконов. Книга воспоминаний.)

Как правило, перед автором, использующим одорический сложный эпитет, не стоит задача провести классификацию аромата. Интенция заключается чаще всего в передаче своеобразия, полноты вызываемого ощущения, порой противоречивого и сложного для вербальной передачи в описательной конструкции. Восприятие запаха - перцепция очень субъективная, а потому редко имеет констатирующий характер: в большинстве случаев лексемы, номинирующие характер запаха, демонстрируют оценочную коннотацию. Данный факт позволяет из всего многообразия сложных эпитетов этой группы выделить:

- сложные эпитеты, передающие оттенки запаха: ванильно-наркотический воздух (А. А. Григорьев), дух медово-сладкий (В. В. Набоков), терпко-горький дымок (М. А. Шолохов), кисло-горький запах (В. В. Головачёв). Первый компонент сложного эпитета, внося дополнительный оттенок в основную семантику композиты, может указывать на сферу распространенности одорической единицы: литургически-пахучий дым (И. А. Бунин), дух бумажно-пыльный (А. А. Азоль-ский);

- сложные эпитеты, указывающие на интенсивность запаха. Компонент-интенсификатор, как правило, занимает первое место в композитной единице: ядовито-пахучий дух (М. А. Шолохов), злосмрадная свинья (Ю. М. Нагибин), приторно-сладкий дух (В. П. Астафьев). Как известно, концентрация запаха в конечном счете может влиять на специфику восприятия аромата, отражая его градуальную составляющую:

Я подхожу к ней и принюхиваюсь к нежно-медовому запаху ее цветов, похожих на вербу, но пушистых и осыпанных желтоватой пыльцой. (П. С. Романов. Печаль.);

- сложные эпитеты, разграничивающие предметы окружающей действительности на свои (приятные, вызывающие положительные эмоции) и чужие (отторгаемые). Маркирующая составляющая может непосредственно заявлять о положительной или отрицательной оценке такими единицами, как приятно-/неприятно-, дурно-, удушающе-, ядовито--, приятно-вонючий навоз (И. А. Бунин), дурнопьяный аромат (М. А. Шолохов), удушающе-сладкий аромат (В. П. Катаев), дух ядовито-пахучий (М. А. Шолохов), роса ядовито-дурманная (Д. Бедный).

В других случаях авторское отношение к предмету, обладающему одорической составляющей, может репрезентироваться в языковой картине мира через коннотацию. Мы отметили, что приятным, родным становится запах, вызывающий ассоциации с детскими переживаниями, напоминающий о тех мгновениях, когда человек был счастлив и тому подобное. Ольфакторная память крайне субъективна, а связываемые и актуализируемые запахами эмоции не поддаются рациональным объяснениям. Запах может «проявляться» под воздействием эмоций даже при восприятии тех предметов, которые им не обладают, в подобных текстах срабатывает одорическая ассоциация как реакция на сложный эпитет.

Употребление сложных эпитетов рассматриваемой группы в языке произведений различных авторов неодинаково по интенсивности. Спецификой ментально-лингвального комплекса одних обусловливается повышенное внимание к одори-ческой составляющей окружающей действительности, у других же поэтов и прозаиков данная сторона осмысления жизни отражается в художественном пространстве, как показали наши наблюдения, скудно или схематично. Так, в поэтических произведениях А. А. Фета из одори-ческих единиц наиболее востребованным оказалось узуальное прилагательное благовонный, используемое как эпитет, который сопровождает самые разные объекты эпитетации: жертва, краса, круг, мёд, миндаль, ночь, пар, привет, речь, розы, садик, стезя, стих, трава, убор, цветы. На фоне других сложных эпитетов, в основном зрительной тематической группы, одорические единицы в поэзии А. А. Фета особого распространения не получили.

Иная картина запечатлена в художественном пространстве И. А. Бунина. Неоднократно в работах, посвященных языку произведений этого автора, отмечалось необычайное обилие запахов в его текстах. Специфика сложных эпитетов И. А. Бунина со значением 'запах' позволяет выделить яркую авторскую примету: выразительность художественных образов расширяется автором за счет соединения в композите диаметрально противоположных по семантике компонентов:

Все меняя направление, все туже дул откуда-то влажный, тошнотворно-благовонный, мягкий ветер. (И. А. Бунин. Братья.)

Ветер до такой степени пропитан благовониями, что запах стал тошнотворным.

Введение таких оксюморонных единиц активно используется автором с целью создания исключительно реалистической картины, однако именно в подобных образованиях особенно ясно проявляется субъективная оценка.

Ольфакторная составляющая может реализо-вываться в эпитетном комплексе не через собственно эпитет, а через объект эпитетации. При этом эпитет выполняет функцию интенсифика-тора или конкретизатора: нестерпимо-острое зловоние (А. Серафимович). В иных случаях все компоненты эпитетного комплекса (и сам сложный эпитет, и объект эпитетации) участвуют в создании сложного ольфакторного целого:

А на ступенях террасы продолжается беседа, и текут дымы самосада, то жгуче-едкие, то медовые. (В. Панова. Времена года.)

В процессе анализа языкового материала мы установили, что при номинации запаха активно используются лексические единицы, номинирующие качества, воспринимаемые другими органами чувств. Чаще всего семантика одорических сложных эпитетов пересекается с единицами, репрезентирующими вкусовые признаки, что отражает связь между вкусовыми качествами пищи и ее запахом (вкус - это запах в полости рта): Сверху ее донимало жарким полуденным солнцем; внизу только, под ее тесным, густолиственным сводом, можно было укрыться от зноя; но и здесь не легко дышалось в тучном, пресно-медовом запахе лип, которые цвели в этот год с особенной силой. (Д. В. Григорович. Город и деревня.)

Запах, в силу его перцептивной специфики, воспринимается человеком комплексно, и эта физиологическая особенность находит свое отражение в сложном эпитете, где композита сочетает в себе семантическое поле запаха и вкуса или запах и температуры:

Наступает за знойным днем душно-сладкая ночь, с мерцаньем в небесах, с огненным потоком под ногами, с трепетом неги в воздухе. (И. А. Гончаров. Фрегат «Паллада».);

Он ходил по лугу, волоча ноги, шаршавя траву и наблюдая пыль, которая покрывала его сапоги; то он шагал большими шагами, стараясь попадать в следы, оставленные косцами по лугу, то он, считая свои шаги, делал расчеты, сколько раз он должен пройти от межи до межи, чтобы сделать версту, то ошмурыгивал цветки полыни, растущие на меже, и растирал эти цветки в ладонях и принюхивался к душисто-горькому, крепкому запаху. (Л. Н. Толстой. Война и мир.);

В солнечный незнойный день, когда из лесу тянуло снегом, из логов, где еще серели обмылки сугробов, - талой водой и горьковато-медовым запахом цветущей ивы, Борис выполз из палатки в бельишке, зашитом на животе, бросил чиненое одеяло на землю, опустился на него. (В. П. Астафьев. Пастух и пастушка.).

Многочисленны композиты, в которых реализуется слитое авторское ольфакторно-колори-стическое восприятие представляемого объекта. В зависимости от местоположения компонентов в сложении ведущей, основной становится то семантика запаха, то семантика цвета. В сложениях, где колористическая составляющая является первым компонентом, ведущей становится одорическая семантика:

И когда в бараке военнопленных ходили с хрустом по слою тифозных вшей, и когда по четыре часа он стоял в очереди за черпаком мутно-вонючей баланды... (А. И. Солженицын. В круге первом.)

Суггестивный характер сложных эпитетов наблюдается и в тех единицах, где первый элемент семантического поля «Запах» соединяется со вторым цветономинирующим компонентом, однако в подобных композитах именно цвет определяет основную семантику:

Вот и весна с благовонно-зеленой своей муравою, С светло-лазоревым небом своим улыбнулась веселым Жителям замка...

(В. А. Жуковский. Ундина.)

Полученный образ позволяет читателю «увидеть» молоденькую травку и почувствовать ее запах.

Ольфакторная составляющая может актуализироваться и за счёт имплицитного компонента. Образ подпитывается фоновыми знаниями общего характера. Так, в языковом сознании каждого носителя языка за элементом свеже- в подавляющем количестве композитных единиц возникает запах того или иного предмета, подвергшегося определённому воздействию. Особенно актуальны подобные единицы в текстах М. А. Шолохова: палка свежеоструганная - эпитетный комплекс включает запах древесины, солома све-жеобмолоченная - запах сена, трава свежеско-

шенная - запах сочной травы, хлеб свежеиспечённый - аромат хлеба и т. д. И здесь на первый план выходит не сема недавно произведенного действия, а именно запаха, сопровождающего те или иные манипуляции. Подобные композиты демонстрируют удивительную проницаемость ольфакторных качеств предметов. Даже не получающая развития в развёрнутом контексте одо-рическая характеристика объекта действительности уже воздействует на восприятие читателя, на его эмоции.

Одорическая составляющая в композитной структуре может соединяться и с компонентом хаптической семантики. Слитый характер восприятия объекта внешнего мира, реализующийся в подобных сложных эпитетах, будет выявлять доминирующую семантику как через положение в композите (опорный элемент имеет доминирующий характер), так и через контекст:

Колеса зеркально блещут лаковым блеском спиц, пускают «зайчиков» и прохладно-душистый ветерок, - и это пахнет, и веет-дышит. (И. С. Шмелёв. Вербное воскресенье.)

В данном примере включение в предложение глаголов одорической семантики пахнет, веет-дышит актуализирует в сознании читателя яркую перцептивность изображаемого.

Таким образом, мы отмечаем, что с середины XIX в. увеличивается частота употреблений одо-рических сложных эпитетов, что обусловлено повышением интереса у носителей языка к оль-факторным характеристикам объектов окружающей действительности и фактам их номинирования. Структурно-семантический анализ одори-ческих композит, функционирующих в текстах того или иного писателя, свидетельствует не только о предпочтениях языковой личности, но и о своеобразии ее ментальности.

Примечания

1. Леденева В. В. О лексике современных коммуникативных сфер: семантический портрет слова теле-визация // Вестник МГОУ. Сер. «Русская филология». 2012. № 6. С. 12.

2. Никольская Н. Как классифицируют некласси-фицируемое // Ароматы и запахи в культуре: в 2 кн. Кн. 2. М., 2003. С. 503-512.

3. Словарь русского языка: в 4 т. / под ред. А. П. Евгеньевой. Т. I. М., 1957-1961. С. 621.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.