Научная статья на тему 'Общие вопросы методики преподавания иностранных языков и обучения переводу в работах советских и российских методистов (В. Г. Гак, С. Г. Бархударов, Л. В. Щерба)'

Общие вопросы методики преподавания иностранных языков и обучения переводу в работах советских и российских методистов (В. Г. Гак, С. Г. Бархударов, Л. В. Щерба) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
990
97
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕРЕВОД / СИТУАЦИЯ / ТЕКСТ / ЭКСТРАЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ / ВИДЫ ПЕРЕВОДА / КОНТЕКСТ / ЭКВИВАЛЕНТ / МНОГОЗНАЧНОСТЬ / ОМОНИМИЯ / СИНОНИМИЯ / ФРАЗЕОЛОГИЯ / МОРФОЛОГИЯ / СТИЛИСТИКА / ГРАММАТИКА / СИНТАКСИС / СОЗНАТЕЛЬНОЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ / TRANSLATION / SITUATION / TEXT / EXTRALINGUISTC INFORMATION / TYPES OF TRANSLATION / CONTEXT / EQUIVALENT / POLYSEMY / HOMONYMY / SYNONYMY / PHRASEOLOGY / MORPHOLOGY / STYLISTICS / GRAMMAR / SYNTAX / CONSCIOUS AND SUBCONSCIOUS COMMAND OF THE LANGUAGE / SKILLS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Озерова Марина Викторовна

В статье приведены основные принципы обучения иностранным языкам и переводу, изложенные в работах известных советских и российских методистов, которые определили путь развития национальной лингводидактики на многие годы вперед.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GENERAL ASPECTS OF TEACHING PRINCIPLES OF FOREIGN LANGUAGES AND TRANSLATION IN THE WORKS OF THE SOVIET AND RUSSIAN METHODOLOGISTS (V.G. GAK, S.G. BARKHUDAROV, L.V. SHCHERBA)

The article contains the main teaching principles of foreign languages and translation. These principles are set forward in the works of well-known Soviet and Russian educationalists who have worked out the direction of the development of national linguodidactics for many years ahead.

Текст научной работы на тему «Общие вопросы методики преподавания иностранных языков и обучения переводу в работах советских и российских методистов (В. Г. Гак, С. Г. Бархударов, Л. В. Щерба)»

146 МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ

140 ЯЗЫКОВ В ЮРИДИЧЕСКОМ ВУЗЕ /¿Ь)УНИВЕРСИТЕТА

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Марина Викторовна ОЗЕРОВА,

кандидат педагогических наук, доцент, профессор кафедры иностранных языков Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ И ОБУЧЕНИЯ ПЕРЕВОДУ В РАБОТАХ СОВЕТСКИХ И РОССИЙСКИХ МЕТОДИСТОВ (В. Г. Гак, С. Г. Бархударов, Л. В. Щерба)

В статье приведены основные принципы обучения иностранным языкам и переводу, изложенные в работах известных советских и российских методистов, которые определили путь развития национальной лингводидактики на многие годы вперед.

Ключевые слова: перевод, ситуация, текст, экстралингвистическая информация, виды перевода, контекст, эквивалент, многозначность, омонимия, синонимия, фразеология, морфология, стилистика, грамматика, синтаксис, сознательное и бессознательное.

OZEROVA М.V.,

PhD (pedagogy), Associate professor, professor, Kutafin Moscow State Law University, Foreign languages Department

GENERAL ASPECTS OF TEACHING PRINCIPLES OF FOREIGN LANGUAGES AND TRANSLATION IN THE WORKS OF THE SOVIET AND RUSSIAN METHODOLOGISTS (V.G. Gak, S.G. Barkhudarov, L.V. Shcherba)

The article contains the main teaching principles of foreign languages and translation. These principles are set forward in the works of well-known Soviet and Russian educationalists who have worked out the direction of the development of national linguodidactics for many years ahead. Keywords: Translation, situation, text, extralinguistc information, types of translation, context, equivalent, polysemy, homonymy, synonymy, phraseology, morphology, stylistics, grammar, syntax, conscious and subconscious command of the language, skills.

© М. В. Озерова, 2015

Ж Я УНИВЕРСИТЕТА

^ & имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Степан Григорьевич Бархударов (1894—1983) — советский педагог, лингвист, специалист по грамматике и лексике русского языка, профессор (1932), член-корреспондент АН СССР (1946), редактор многотомного «Словаря русского литературного языка». Научные интересы С. Г. Бархударова затрагивают вопросы лексикологии и лексикографии, грамматики, словообразования, истории русского языкознания, орфографии, пунктуации1.

Переводом называется процесс преобразования речевого произведения на одном языке в речевое произведение на другом языке при сохранении неизменного плана содержания, то есть значения.

При этом с самого начала необходимо сделать две крайне существенные оговорки:

1. Термин «план содержания» или «значения» следует понимать максимально широко, имея в виду все виды отношений, в которых находится знаковая (в данном случае языковая) единица....

2. О «сохранении неизменного плана содержания» можно говорить только в относительном, но не в абсолютном смысле. При межъязыковом преобразовании неизбежны потери, то есть имеет место неполная передача значений, выражаемых текстом подлинника. Стало быть, текст перевода никогда не может быть полным и абсолютным эквивалентом текста подлинника; задача переводчика заключается в том, чтобы сделать эту эквивалентность как можно более полной, то есть добиваться сведения потерь до минимума, но требовать «стопроцентного» совпадения значений, выражаемых в тексте подлинника и текста перевода, было бы абсолютно нереальным. Это значит также, что одной из задач теории перевода является установление того, что можно назвать порядком очередности передачи значений: учитывая, что существуют различные типы значений, необходимо установить, какие из них пользуются преимуществом при передаче в процессе перевода, а какими можно «жертвовать» с тем, чтобы семантические потери при переводе были минимальными..

1) В системе значений любого языка запечатлены результаты человеческого опыта, то есть познания человеком объективно существующей действительности.. В любом языке система языковых значений отражает весь окружающий человека внешний мир, а также его собственный внутренний мир, то есть закреплен весь практический опыт коллектива, говорящего на данном языке. В той мере, в какой этот опыт одинаков у коллективов, говорящих на разных языках, одинаковы и значения, выражаемые в этих языках (именно сами значения, но отнюдь не языковые единицы, выражающие эти значения). Поскольку сама реальная действительность, окружающая разные языковые коллективы, имеет гораздо больше общих черт, чем различий, постольку значения разных языков совпадают в гораздо большей степени, чем они расходятся. Другое дело, что эти значения (элементарные единицы смысла или «семы») по-разному сочетаются, группируются и выражаются в разных языках; но это уже относится не к плану

Печатается по книге: Бархударов Л. С. Язык и перевод. М. : Международные отношения, 1971.

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

содержания, а к плану выражения языка. Однако это явление, хотя оно и весьма усложняет процесс перевода, ни в коей мере не подрывает самого принципа перевода, то есть не делает невозможной передачу этих значений средствами другого языка.

2) Из сказанного вытекает, что наибольшие трудности в переводе возникают тогда, когда сама ситуация, описываемая в тексте на ИЯ (исходного языка), отсутствует в опыте языкового коллектива — носителя ПЯ (переводящего языка), иными словами, когда в исходном тексте описываются так называемые « реалии», то есть предметы и явления, специфичные для данного народа и страны. Тем не менее и в этих случаях трудность решения переводческой задачи отнюдь не означает ее принципиальную невыполнимость. Надо иметь в виду, что любой человеческий язык (в отличие, по-видимому, от всех или почти всех других знаковых систем) устроен таким образом, что при его помощи можно описывать не только уже известные, но и совершенно новые, прежде никогда не встречавшиеся ситуации, причем неограниченное количество таких новых, прежде неизвестных ситуаций.. Поэтому способность описывать новые, незнакомые ситуации является неотъемлемым свойством любого языка; и именно это свойство и делает возможным то, о чем идет речь — передачу средствами другого языка ситуаций, специфических для жизни данного народа и данной страны, и не имеющих аналогов в жизни других народов и других стран..

3) Перевод выше был определен как процесс преобразования речевого произведения на одном языке в речевое произведение на другом языке. Таким образом, переводчик имеет дело не с языками как системами, а с речевыми произведениями, то есть с текстами. Те расхождения в семантической стороне, то есть в значениях, о которых идет речь, относится в первую очередь именно к системам разных языков; в речи же эти расхождения очень часто нейтрализуются, стираются, сводятся на нет.

Говоря о расхождении систем значений в разных языках, следует иметь в виду, что для перевода существенной является эквивалентность значений не отдельных слов и даже не изолированных предложений, но всего переводимого текста (речевого произведения) в целом по отношению ко всему тексту перевода. Конкретное распределение элементарных единиц («сем» или « семантических компонентов») по отдельным словам, словосочетаниям и предложениям данного текста определяется многочисленными и сложными факторами и, как правило, не совпадает в тексте на ИЯ и в тексте на ПЯ; но это опять-таки относится уже не к плану содержания, а к плану выражения и ни в коей мере не является нарушением принципа семантической эквивалентности текстов подлинника и перевода..

Та семантическая эквивалентность текстов подлинника и перевода, которую мы считаем необходимым условием осуществления процесса перевода, существует не между отдельными элементами этих текстов, а между текстами в целом, причем внутри данного текста не только допустимы, но часто и просто неизбежны многочисленные перегруппировки, перестановки и перераспределения отдельных смысловых элементов («переводческие трансформации»). При переводе, стало быть, неукоснительным правилом является принцип подчинения элементов целому, низших единиц высшим.

.Процесс перевода затрагивает не системы языков как некие абстрактные объекты, а конкретные речевые произведения (тексты), которые, как известно,

строятся прежде всего из языкового материала; однако они им не исчерпываются, то есть не сводятся исключительно к языку как таковому. Любое речевое произведение обязательно предполагает как необходимое условие своего существования наличие следующих моментов: 1) предмет («тема») сообщения, то есть то, о чем говорится в данном тексте; 2) ситуация общения, то есть та обстановка, в которой осуществляется языковая коммуникация; 3) участники речевого акта, то есть «отправитель» (говорящий или пишущий) и «получатель» (слушающий или читающий данный текст, каждый из которых характеризуется наличием определенного опыта как нелингвистического (знания об окружающем реальном мире), так и лингвистического (знание языка) характера. Без наличия этих экстралингвистических моментов — темы сообщения, ситуации общения и участников речевого акта — сам по себе речевой акт немыслим, неосуществим в той же мере, в какой он неосуществим без языка. При этом, что особенно важно для интересующего нас аспекта этой проблемы, вышеуказанные экстралингвистические факторы находятся в органической связи, в тесном взаимодействии с языковыми средствами, при помощи которых строится речевое произведение. А именно само понимание, то есть раскрытие («расшифровка») значения данного текста в значительной степени осуществляется благодаря наличию этих экстралингвистических факторов, то есть с опорой на ту информацию, которую «получатель» извлекает из них в той же степени, в какой он извлекает информацию из собственно языковых компонентов речевого произведения....

Роль экстралингвистических компонентов речевого акта в раскрытии значения тех или иных элементов текста заключается, прежде всего, в снятии многозначности (как лексической, так и грамматической или структурной) языковых единиц, употребляемых в данном тексте, а также в восполнении тех языковых единиц текста, которые могут быть опущены в результате эллипсиса, обусловленного ситуационными условиями. Вообще говоря, любой язык имеет все средства, необходимые для того, чтобы полно и однозначно выразить любое содержание, не прибегая к помощи внеязыковых факторов. На практике, однако, оказывает- н е

ся, что наличие этих внеязыковых факторов почти всегда принимается во внима-

использование лингвистических средств. Полное игнорирование внеязыковых

□ ■ п □

ние обоими участниками речевого акта, давая им возможность устранить из речи р

все или многие избыточные элементы и тем самым обеспечить более экономное ак

I >

1-П

(ситуативных) факторов привело бы к тому, что из речи пришлось бы устранить хр

всякую неоднозначность и «отправитель» был бы вынужден полностью и недвус- я п

мысленно раскрывать через сам языковой контекст содержание всех элементов ыд

речи, что неизбежно привело бы к чрезмерной речевой избыточности, к непомер- ка

□ Ш ш >

ному «разбуханию» речевого произведения.

Действительно, наличие в речевой ситуации определенных элементов, по- щ и

могающих однозначно раскрыть содержание тех или иных языковых единиц, дает д я

возможность опускать (подвергать эллипсису) те компоненты текста, значение и

которых может быть извлечено из самой наличной ситуации.. Элементы пред- д

ложения (слова), опущенные в результате эллипсиса, восстанавливаются по ситуации, по наличествующей в данный момент обстановке, и лишь благодаря тому, что как говорящий, так и слушающий однозначно воспринимают и интерпретируют эту обстановку, становится возможным само явление эллипсиса, то есть устранения из текста избыточных в данной ситуации языковых единиц. вузе

£ m п

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Таким же образом в условиях конкретной ситуации происходит и снятие многозначности, то есть раскрытие значения многозначности слова или грамматического значения многозначной синтаксической конструкции. Значение многозначного слова, вообще говоря, раскрывается обычно через речевой контекст, то есть внутрилингвистическим путем.

Не меньшую, а, пожалуй, большую роль в однозначном истолковании речевого произведения играет та экстралингвистическая информация, которой располагают участники речевого акта, то есть их знания об окружающем мире, о фактах объективно существующей действительности. Опять-таки это проявляется в первую очередь в способности правильно раскрывать значение многозначных единиц языка, идет ли речь о лексических или о грамматических значениях.

Это обстоятельство является принципиально важным для теории и практики перевода не только потому, что самому переводчику для понимания переводимого текста необходимо иметь определенный запас экстралингвистических знаний, но и учитывая тот факт, что переводчик ни в коем случае не может рассчитывать на то, что эти знания, необходимые для понимания текста, будут одинаковыми у носителей ИЯ и ПЯ. Как раз наоборот — нормальной и обычной является ситуация, при которой объем экстралингвистической информации у носителей ИЯ и ПЯ не совпадает — многое из того, что известно и понятно читателям или слушателям текста оригинала, оказывается неизвестным и непонятным для читателей или слушателей текста перевода..

На самом деле, наличие у участников речевого акта экстралингвистической информации необходимо не только в этих случаях, но и, по сути дела, в любом коммуникативном акте, всегда, когда происходит речевое общение..

.Для того чтобы успешно выступать в роли переводчика, необходимо знать не только два языка (ИЯ и ПЯ), но и то, о чем идет речь, то есть сам предмет речи. Это относится к любому виду перевода — как устному, так и письменному — и к переводу текстов любого жанра: художественных, общественно-политических и научно-технических. Переводчику общественно-политических материалов столь же необходимо знание государственного строя, политической обстановки и других факторов, характеризующих страну, где создан переводимый текст, и эпоху когда он был написан (или произнесен). Переводчику научно-технических текстов совершенно необходимо обладать определенной суммой знаний из той области, к которой относится переводимый текст, будь то биология, физика, астрономия, или какая-нибудь другая отрасль знания.

Еще раз подчеркиваем, что сказанное относится ко всем аспектам или «уровням» языковой системы — как к лексике, так и к грамматике.

Перевод — многосторонний и многоаспектный вид человеческой деятельности; поэтому вполне естественно, что он может быть и действительно является объектом изучения не одной, а разных наук. Практическое применение перевода в целях обучения иностранным языкам входит в круг интересов методики преподавания иностранных языков.

.Перевод представлен целым рядом специфических видов и разновидностей, отличающихся друг от друга как формой, в которой осуществляется речь, так и характером переводимого материала. В зависимости от того, в какой форме речи употребляются ИЯ и ПЯ, различаются следующие виды перевода:

Ж Я УНИВЕРСИТЕТА

^ & имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

1. Письменно-письменный перевод или письменный перевод письменного текста: оба языка — ИЯ и ПЯ — употребляются в письменной форме..

2. Устно-устный перевод или устный перевод устного текста: оба языка — ИЯ и ПЯ употребляются в устной форме. В пределах этого вида перевода существуют две разновидности: так называемый последовательный и синхронный перевод..

3. Письменно-устный перевод или устный перевод письменного текста: ИЯ употребляется в письменной форме, ПЯ — в устной..

4. Устно-письменный перевод или письменный перевод устного текста: ИЯ употребляется в устной форме, ПЯ — в письменной. На практике этот вид перевода встречается редко. Пожалуй, единственным обычным случаем применения устно-письменного перевода на практике является так называемый диктант-перевод — один из видов тренировочных упражнений на занятиях по изучению иностранного языка.

Владимир Григорьевич Гак (1924 — 2004) — советский и российский лингвист, доктор филологических наук, профессор МПГУ

Лингвистическая концепция В. Г. Гака, с одной стороны, строится на прочной логико-философской основе (отсюда — логическая стройность и философская глубина всех его работ); с другой стороны, она во всех своих деталях прочно опирается на практику перевода и преподавания языка, в первую очередь на собственную практику автора.

Общие положения2

§ 1. В задачу перевода входит не только точное изложение содержания

мыслей, сообщенных на языке оригинала, но и воссоздание средствами языка не

перевода всех особенностей стиля и формы сообщения. Именно эта задача — со

воссоздание единства содержания и формы — отличает перевод от иных спосо- ре

бов передачи содержания, изложенного на другом языке: пересказа, рефериро- ак

вания и т. п. н

Предпосылкой точного перевода является правильное понимание подлин- х р

ника. Однако полностью и глубоко понять подлинник еще не значит суметь его я п

правильно перевести. Трудности перевода выявляются в процессе подыскания ыд

соответствий между элементами языков. Очень часто при переводе сталкиваются к >

с тем, что, хотя содержание переводимого предельно ясно, очень трудно выра- в >

зить это содержание на другом языке, то есть найти межъязыковые соответствия. щ и

Поэтому при обучении переводу упор должен быть сделан на усвоение готовых д я

межъязыковых соответствий и приобретение навыка находить их, если нет гото- и

вых соответствий, подходящих к данному случаю. д

§ 2. Сама возможность перевода свидетельствует о том, что между эле- ч

ментами двух языков возможно полное соответствие. Элементы двух языков, с

Печатается по книге: Гак В. Г., Львин Ю. И. Курс перевода. Французский язык. М. : Международные отношения, 1970. вузе

УНИВЕРСИТЕТА

имени O.E. Кутафина (МГЮА)

функционально соответствующие друг другу в пределах данного контекста, выступают в качестве эквивалентов, используемых при переводе. Языковые элементы, переводимые вне зависимости от контекста, имеют в другом языке постоянный эквивалент. К ним относятся специальные термины, слова-реалии и некоторые общебытовые слова с точно определенным значением. Но даже и в этом случае контекст помогает определить различие между общим и терминологическим использованием слова, а также уточнить отрасль знания, к которой этот термин относится. Контекст, то есть отрезок речи, необходимый для понимания значения слова и выбора эквивалента при переводе, может быть различным по объему. Иногда остаточным оказывается одно словосочетание (так называемый узкий контекст). Но нередко уточнить значение слова можно только в предложении, абзаце или же в пределах целой статьи, причем иногда необходимо точное знание ситуации, вопроса, которому посвящено данное произведение, широкий контекст) ...

§ 3. Одна из основных трудностей процесса перевода заключается в том, что переводчик имеет дело не с абстрактными словами и предложениями, но с конкретными высказываниями. В каждом конкретном акте речи слова и грамматические формы выражают определенные понятия и связи, отражающие явления действительности. Таким образом, общность (инвариант) эквивалентов, которыми пользуется переводчик при переводе, может устанавливаться на различных уровнях и заключаться либо в подобии языковых форм, либо в общности описываемой ситуации.

I. Формальный эквивалент. Общие значения в двух языках выражаются аналогичными языковыми формами.

II. Смысловой эквивалент. Одни и те же значения выражаются в двух языках различными способами.

III. Ситуационный эквивалент. Не только языковые формы, но даже выражаемые ими элементарные значения различны в двух высказываниях, которые, однако, описывают одну и ту же ситуацию. Несмотря на эти конкретные различия частных значений, в контексте предложения могут оказаться совершенно эквивалентными, так как они соотносятся с одной и той же ситуацией, причем «недостающие» значения подсказываются самой ситуацией или контекстом.

Переводчик стихийно стремится прибегать, прежде всего, к формальным эквивалентам, использовать словарные эквиваленты, воспроизводить в переводе морфологические формы и синтаксические конструкции, сохранять порядок слов подлинника и т.д. там, где это не противоречит структуре и норме языка перевода. Разные факторы, однако, заставляют отходить от формальных соответствий и прибегать к установлению эквивалентов «по смыслу» или «по ситуации».

Особенное внимание следует обратить на эквиваленты «по ситуации». Нередко приходится отказываться от дословного перевода, даже если он не противоречит смыслу и нормам языка перевода лишь потому, что в аналогичной ситуации говорящие на данном языке используют обычно иную форму.

§ 4. .Точный перевод в отношении языковой формы может быть дословным или недословным. Дословное воспроизведение форм подлинника, при котором искажается смысл или же нарушаются нормы языка перевода, приводит к глубокой переводческой ошибке — буквализму.

Буквализмы могут быть лексическими, при отождествлении значений сходных по звучанию слов; фразеологическими, когда переводчик принимает фразеологически связанное значение слова за свободное, либо не учитывает различия в сочетаемости слов в разных языках; грамматическими (неуместное сохранение грамматических форм и конструкций другого языка) и стилистическими (дословное воспроизведение метафорических и иных образных выражений, не соответствующих нормам языка перевода)...

Выбор слова при переводе

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

§ 5. Типы переводческих эквивалентов. Между словами двух языков могут существовать при переводе следующие соотношения:

а) данному слову в другом языке всегда соответствует только один вариант. Такое соотношение называется постоянным эквивалентом.

б) данному слову в другом языке может соответствовать целый ряд контекстуальных эквивалентов, многие из которых могут быть и не зафиксированы в словаре.

в) данное слово не имеет соответствия в другом языке. В словарях обычно в этом случае дается не перевод, а объяснение значения слова.

Каждый из этих трех типов соотношений составляет особую трудность при переводе. В первом случае переводчик должен знать постоянный эквивалент и должен полагаться прежде всего на свою память. Часто он не имеет права произвольно заменить существующий эквивалент данного термина собственным переводом.

Постоянные эквиваленты часто используются при переводе терминов, реалий, . различных устойчивых выражений газетной лексики.

Во втором случае перед переводчиком стоит более трудная задача: он должен выбрать из многих эквивалентов тот, который окажется наиболее подходящим в данном контексте. I Е

В третьем случае переводчик должен сам найти эквивалент, для чего ему

□ ■ п □

необходимо особенно точно знать содержание понятия, обозначаемого перево- р

димым словом. Так, нередко приходится переводить термины, реалии, неологиз- > к

i >

мы, не зафиксированные в словарях, которыми пользуется переводчик, или же не

имеющие соответствий в языке перевода. х

Наиболее частым является второй случай — необходимость выбора между яп

различными вариантами. ыд

§ 6. Многозначность и омонимия переводимого слова и синонимия в д>

языке перевода. Основная трудность выбора слова при переводе состоит в том, о >

что переводимое слово может иметь несколько различных значений, каждое из ш и

которых в языке перевода может передаваться целым рядом синонимов... д я

Таким образом, для правильного перевода нужно сначала определить значе- и

ние слова в контексте, подвести его под определенную арабскую цифру, а затем д уже сделать выбор между синонимами, перечисленными под этой цифрой. Бывает, что словарь не отражает всех значений слова. Тогда полезно обратиться к толковому одноязычному словарю, который обычно полнее переводных. Случается, что словарь дает нужное значение, но ни один из синонимов не подходит в данном

контексте, и переводчик сам отыскивает нужный синоним, опираясь на свои зна- вузе

£ m п

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

ния языка. Во многих случаях можно употребить любой из синонимов, приводимых в словаре. Ошибка в выборе синонима ведет к нарушению норм языка перевода. Ошибка же в определении значения слова вызывает искажение смысла...

§ 7. Широта значения слова. От многозначности следует отличать широту значения слова. Нередко слова разных языков не совпадают по объему значений. Очень многие французские слова обладают широкой семантикой, которая охватывает значения целого ряда русских слов. В этом случае приходится конкретизировать значение слова при переводе, для чего необходимо глубокое проникновение в текст, понимание ситуации...

§ 8. Фразеологически связанное и свободное употребление слова. Во фразеологическом выражении слово утрачивает самостоятельность и переводится лишь в составе всего выражения.

К проблемам фразеологии примыкает исключительно важный для перевода вопрос сочетаемости слов. Нередко замена при переводе обусловливается тем, что в разных языках сходные по смыслу слова сочетаются по-разному...

Использование глаголов особенно часто определяется нормами сочетаемости их с различными существительными.

§ 9. Использование слова в прямом и переносном значении. Слова, совпадающие в своем прямом значении, могут не совпадать в переносном...

§ 10. Самостоятельное и служебное значение слова. У знаменательных слов нередко ослабляется их основное значение, и они превращаются в служебные элементы, определяющие или связывающие другие слова. В этом случае их не следует переводить отдельно. В служебной функции могут выступать и прилагательные...

Особенно часто ослабляется собственное значение глаголов. В предложении Товарищ N. выступил в прениях глагол выступить сохраняет всю полноту своего значения. Но в сочетаниях с отглагольным существительным выступить с протестом, с заявлением и т.п. он утрачивает свое значение, приобретает полуслужебный характер, и его следует переводить глаголом, сочетающимся с данным дополнением, либо заменять все словосочетание одним глаголом. Нередко полнозначные слова, особенно глаголы, выражают те же значения, что и грамматические элементы (предлоги и др.), так что их при переводе можно опускать, выражая соответствующие значения служебными элементами.

§ 11. Замена слова словосочетанием. Очень часто одно и то же значение выражается в одном языке одним словом, в другом словосочетанием. Наиболее важный и частый случай эквивалентности слова и словосочетания — замена глагола (V) сочетанием глагола и существительного, обычно отглагольного (У+Ы). Глагол в таком сочетании выступает в полуслужебной функции и указывает на действие в самой общей форме, существительное может выполнять функцию дополнения или обстоятельства либо подлежащего...

§ 12. Особенности морфологии и синтаксических связей слова. Эти особенности разнообразны и могут отражать изменения в значении слов. Так, во французском языке существительное нередко изменяет значение в зависимости от числа, прилагательное — от местоположения его по отношению к существительному, глагол — в зависимости от наличия или отсутствия прямого дополнения.

§13. Стилистическая характеристика слова. Слово обладает определенной стилистической характеристикой: нейтральной (нулевой), положительной

Ж Я УНИВЕРСИТЕТА

^ & имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Озерова М. В.

Общие вопросы методики преподавания иностранных языков и обучения переводу в работах советских и российских методистов

155

(слово в этом случае используется для выражения положительных эмоций, передает оттенок торжественности и т.п.) или отрицательной (в этом случае слово выражает пренебрежение, негодование, иронию). Между тем стилистическая окраска сходных по значению слов в разных языках не всегда совпадает. Часто одному французскому слову в русском языке соответствуют несколько слов с различной стилистической характеристикой. При переводе нередко уточняется стилистическая характеристика слова в соответствии с общей стилистической направленностью контекста...

§ 14. Синонимические серии и вариантность при переводе. Такие явления, как многозначность, синонимия, законы сочетаемости слов вынуждают переводчика изучать в сопоставлении не отдельные слова, а целые ряды слов, близкие по значению (синонимические серии). Причем отдельные элементы этих серий могут быть весьма далеки друг от друга, но в межъязыковом плане между ними устанавливаются сложные отношения. Выбор синонима в этих условиях приобретает большое значение для точности перевода.

Однако в газетном языке во многих случаях употребление того или иного слова из ряда синонимов не связано с какими-либо стилистическими задачами. В таком случае любой элемент французской синонимической группы можно переводить любым элементом русской синонимической группы, и наоборот...

Вариантность средств выражения служит для устранения повторений. С этой целью чаще всего используются: а) замена существительного местоимением; б) замена слова конкретного значения словом с широким значением; в) синонимы. Закономерности варьирования средств выражения, в том числе и закономерности местоименных замен, несколько различаются в русском и французском языках, что следует учитывать при переводе.

Грамматические вопросы перевода

§ 15. К грамматическим заменам при переводе приходится прибегать не ме- х Е

нее часто, чем к лексическим. С □

Обязательной грамматическая замена становится в следующих случаях: РЕ

а) при передаче категорий, отсутствующих в языке перевода (напр., передача на >К французский язык видовых значений русского глагола); б) при использовании в

ке повествовательное настоящее время употребляется гораздо чаще, нежели в

I

переводе таких категорий, которых нет в языке подлинника (напр., использование х р

французского абсолютного причастного оборота для передачи значений русских яп

придаточных предложений); в) в случае расхождения в стилистических нормах ыд

использования одних и тех же категорий в двух языках (так, во французском язы- ка

□ Ш в >

русском, так что при переводе его нередко приходится заменять прошедшим вре- в и

менем. юя

§ 16. Расхождения в области морфологии

А. Расхождение в морфологических категориях слова (замена числа у существительных, времен и наклонений у глаголов и др.)... ч

Б. Расхождение в частях речи. Одно и то же значение может выражаться словами, относящимися к разным частям речи. Четыре основных части речи: существительное, глагол, прилагательное и наречие могут при переводе взаимоза-меняться без ущерба для смысла... вузе

"0

гп

п

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

§ 17. Расхождения в области синтаксиса

A. Расхождение в синтаксической функции слова. Например, прямому дополнению в одном языке соответствует косвенное дополнение в другом...

Б. Взаимозамена главного и зависимого члена словосочетания. Это обнаруживается в сочетаниях: глагол — обстоятельство; существительное — определение.

B. Различие в степени осложненности предложения. Член предложения в одном языке может соответствовать обороту, придаточному предложению либо отдельному предложению в другом...

Г. Расхождение в порядке слов.

Д. Изменение субъектно-объектных отношений. Предложение можно представить как сочетание глагола с одним или несколькими существительными, из которых одно выполняет функцию подлежащего, а другие — дополнения или обстоятельства. При переводе синтаксическая функция существительных может изменяться...

§ 18. Смысловой центр предложения. При переводе важно уметь выявить смысловой центр предложения, который содержит ядро высказывания, то познавательно новое, что несет в себе предложение. При одной и той же синтаксической структуре предложения (и отсутствии интонационного выделения) смысловой центр может оказаться различным...

В разных языках существуют различные средства для выделения смыслового центра предложения. В русском языке наиболее распространенным средством выделения выступает порядок слов (слова, выражающие смысловой центр, ставятся на конец предложения). Другими средствами логического выделения в русском языке являются логическое ударение и выделительные частицы: это, именно и т. д. .

О стилистических особенностях материалов

§ 20. Общественно-политические материалы весьма разнообразны в стилистическом и жанровом отношениях. В общих чертах их можно разделить на три группы: документально-деловые материалы (конституции и законодательные акты, дипломатические документы — ноты, декларации, коммюнике, договоры и т.п.); информационно-описательные материалы (информационные заметки, справочные материалы, исторические описания и обзоры, статьи обзорного характера по случаю какого-либо события, проблемно-теоретические статьи и т.д.) и, наконец, публицистические материалы в узком смысле слова (полемические статьи, памфлеты, речи и др.).

У каждой из этих групп материалов имеются свои особенности, создающие специфические трудности для перевода.

Для документально-деловых материалов характерно обилие специальной терминологии, реалий, особых устойчивых оборотов речи (клише). Переводчик должен быть знаком с тем, как оформляются аналогичные документы на языке перевода.

В информационно-описательных материалах много слов и выражений, связанных с сообщениями о текущих событиях. Если они посвящены какому-нибудь историческому вопросу, то содержат много терминов, исторических реалий, соб-

ственных имен и т.п. Для перевода таких статей особенно важно быть хорошо знакомым с тем вопросом, которому они посвящены. Нередко в информационных материалах содержатся элементы оценки и полемики, а также цитаты, изложения чужих высказываний.

Публицистические статьи и речи отличаются прежде всего сравнительным обилием эмоционально окрашенных элементов, передающих чувства автора и вызывающих определенные эмоции у читающего или слушающего. В качестве экспрессивно окрашенных элементов в публицистике используются: слова с положительной или отрицательной стилистической характеристикой, образные выражения, синтаксические фигуры, цитаты, намеки на исторические события и т.п. При переводе очень важно выявить и передать все эти экспрессивные особенности текста.

§ 21. В области лексики для общественно-политических материалов характерно:

A. Наличие многочисленных терминов, как относящихся к собственно общественно-политической лексике, так и заимствованных из других сфер деятельности (наука, техника и т.д.)...

Б. Частое употребление устойчивых оборотов...

Нередко они представляют собой выражения, утратившие в значительной мере свою первоначальную образность.

B. В политических текстах встречаются слова, возникшие (или получившие новое значение) в связи с теми или иными событиями. Обычно такая лексика, которую условно можно назвать «злободневной», не фиксируется в словарях, и перевод этих слов (понимание и подыскание соответствующего эквивалента) соответствующего эквивалента) представляет значительную трудность...

§ 22. В политических статьях часто используются с различными стилистическими целями (выражение пафоса, очень часто и иронии) крылатые слова, изречения, скрытые цитаты (т. е. цитаты без указания автора, а иногда и без кавычек), различные намеки на исторические события или художественные произведения. Н Е

Переводчик должен уметь опознать в тексте такие крылатые слова, скрытые ци-

ских материалов, то здесь следует отметить, прежде всего, синтаксические фигу-

□ ■ п □

таты, намеки на исторические события и дать их правильный перевод... РЕ

§ 23. Что касается грамматических особенностей общественно-политиче- >К

I >

1-П

ры, которые часто присутствуют в ораторской речи, передовых статьях, обраще- х р

ниях, приветствиях и других материалах. я п

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Синтаксические фигуры основаны на повторах слов и подобии грамматиче- ыд

ских конструкций. Они дают возможность расчленить мысль, подчеркнуть важное д а

и одновременно с этим создают особый ритм, который эмоционально воздейству- в >

ет на читающего или слушающего. ш и

Важнейшими синтаксическими фигурами являются: д я

а) повторы—повторение одного и того же слова, целой фразы или ее части. и Повтор первого предложения в абзаце или первого слова в предложении на- д

зывается анафорой. Повтор последнего слова или заключительной части абзаца называется эпифорой. Поскольку стилистический повтор не является случайным, его нужно обязательно воспроизводить в переводе;

б) параллелизм — одинаковое стилистическое построение предложений и их частей, но с разными словами. вузе

£ m п

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

При переводе надо стремиться к воспроизведению подобия в построении фраз. Параллелизм часто сочетается с повтором (в этом случае — анафора);

в) вариация — выражение различными способами почти одной и той же мысли — нередко сочетается с повтором и параллелизмом.

Если члены вариации семантически равноценны, она называется амплификацией. При переводе необходимо учитывать различие в объеме значений выражаемых понятий. Помимо этого, в публицистике используются антитезы, риторические вопросы и восклицания, не представляющие особой трудности для перевода.

Лев Владимирович Щерба (1880-1944) — российский и советский языковед, академик АН СССР

Л. В. Щерба внес большой вклад в развитие психолингвистики, лексикографии и фонологии. Один из создателей теории фонемы. Специалист по общему языкознанию, русскому, славянским и французскому языкам. Среди его научных интересов, помимо уже названных, были синтаксис, грамматика, вопросы взаимодействия языков, вопросы преподавания русского и иностранных языков, вопросы языковой нормы, орфографии и орфоэпии. Подчеркивал важность разграничения научного и «наивного» значения слова, создал научную типологию словарей. Поставил проблему построения активной грамматики, идущей от значений к выражающим их формам (в противоположность традиционной, пассивной грамматике, идущей от форм к значениям)3.

Известно, что язык теснейшим образом связан с мышлением, отражая систему понятий данного человеческого коллектива. Поэтому, изучая иностранный язык того или другого народа, мы изучаем исторически сложившуюся у него систему понятий, сквозь которые он воспринимает действительность. Изучая эту систему и сознательно сравнивая ее с нашей собственной, мы лучше постигаем эту последнюю.

Таким образом, надо признать, что сознательное, но и только сознательное изучение иностранного языка имеет большое общеобразовательное значение, а также углубляет понимание родного языка.

Если мы более внимательно будем наблюдать нашу языковую деятельность, то убедимся, что более или менее бессознательно протекает лишь непринужденный диалог на обыденные темы. Всякий монолог, особенно в письменной речи, никогда не протекает механически: мы ищем слова и обороты, которые наилучшим способом отражали бы все оттенки нашей мысли, часто переделываем наш «стиль» и т.п. То же и при чтении: вполне интуитивно мы схватываем только абсолютно легкие тексты или такие, в которые мы не хотим углубляться. Всякий более значительный текст требует внимания к своей форме, требует той или другой степени сознательности. Более трудные тексты приходится перечитывать иногда по нескольку раз, а иногда и прямо длительно изучать..

3 Печатается по книге: Щерба Л. В. Преподавание иностранных языков в средней школе.

Общие вопросы методики. М. : Высшая школа, 1974.

Таким образом, при ближайшем рассмотрении языковых фактов оказывается, что одного интуитивного владения языком недостаточно и что, следовательно, при изучении иностранных языков бессознательное должно как-то сочетаться с сознательным. При этом едва ли не самым правильным будет начинать с сознательного владения языком, которое по мере употребления понемногу переходит в бессознательное, никогда, однако, не утрачивая способности в любую минуту снова попасть в светлую точку сознания.

.Намечается такой лозунг советской методики преподавания иностранных языков: «через сознательное владение языком к бессознательному».

.Что может быть очевиднее полезности владения иностранными языками. И, тем не менее, опыт показывает, что сознание этого вовсе не проникает в толщу учащейся молодежи не только средней, но и высшей школы. Нельзя же назвать знанием иностранного языка то, с чем кончает вузы наша молодежь; с этими знаниями невозможно свободно читать нужную специальную литературу, т.е. именно практической пользы не получается.

Для построения методики преподавания иностранных языков важно осознать те практические задачи, которые могут быть поставлены перед нами жизнью в области знания этих языков, и разные типы этого знания. Вот главнейшие из них:

1. Умение правильно прочесть, а в случае надобности понять при помощи словаря заглавия книг, адреса на конвертах, посылках, текст накладных, надписи на аппаратах, включая и простенькие проспекты к этим последним и т.п. Это нужно для низших категорий библиотечных служащих, для работников связи, транспорта, для квалифицированных рабочих различных производств .

2. Умение выразить свои желания и задать самые простые вопросы хотя бы и очень неправильным, но понятным (между прочим и по произношению) языком, а также понять ответы на подобные вопросы. Подобное умение можно было бы назвать «туристским языком», если бы сфера его применения не была бы на самом деле гораздо шире: здесь имеется в виду элементарное общение с иностранцами вообще, и притом в любых условиях (с гостями, при поездке за НЕ границу и т.п.). При поездке за границу это умение следует соединять с умением

□ ■ п

читать и ориентироваться во всяких надписях, а также по возможности в газетных ре

заголовках. >к

3. Умение точно понять всякий нехудожественный текст любой трудности, н ^

оставляя непонятными лишь неважные слова и лишь изредка прибегая к помощи х р

словаря, причем это умение должно подразумевать возможность путем самосто- я п

ятельного чтения литературы по специальности развить нужную в жизни скорость ы д

чтения (от 6 до 12 страниц в час при листе в 40 000 печатных знаков). Этим уме- д >

□ Ш ш >

нием должен обладать всякий образованный человек, но оно особенно необходимо научным работникам, инженерам, студентам, а также всем тем, кто должен в и следить за иностранной литературой в той или другой области. д я

Русские должны обладать таким умением, вообще говоря, в области трех и

языков — французского, немецкого и английского — и минимум в области двух д

из них. ч

С педагогической точки зрения этими двумя должны быть французский и немецкий языки, так как хорошее умение в области этих языков открывает легкий путь к овладению таким же умением в области любого западноевропейского языка. Современная жизнь, однако, часто заставляет предпочесть по практическим вузе

£ m п

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

соображениям английский язык французскому или немецкому. Выбор зависит от специальности.

Разговорные умения при этом типе совершенно необязательны, зато нужна максимальная сознательность, которая помогла бы самостоятельно приобрести аналогичное умение в области третьего, четвертого и т. д. языка.

4. Умение поддерживать разговор на любую тему, говоря при этом хотя и с ошибками, но вполне понятно как с точки зрения произношения, так и с точки зрения словаря и грамматики. Это умение необходимо людям, вынужденным вести более или менее ответственные разговоры с иностранцами. Практически, в таком положении могут оказаться научные работники, инженеры, различные торговые и промышленные агенты и т. п. Такого умения, однако, достаточно лишь в том случае, если данные лица не обязаны выступать публично.

5. Умение грамотно писать научные и технические статьи, деловые бумаги и письма может быть необходимо предыдущей категории лиц, а также служащим всех тех учреждений, которые имеют сношения с заграницей.

6. Умение свободно и тонко понимать самые трудные тексты, между прочим, художественные, газетные и всякие другие. Оно необходимо писателям, критикам, литературоведам-публицистам, политическим деятелям и, прежде всего, преподавателям иностранных языков и переводчикам.

7. Умение хорошо писать ответственные документы, литературные статьи т.п. необходимо для дипломатических агентов и для всех выступающих в заграничной прессе.

8. Умение свободно и абсолютно правильно, с точки зрения произношения, говорить публично необходимо дипломатическим работникам и всем выступающим публично.

Само собой разумеется, что эта классификация не претендует на абсолютную точность представленной в ней типологии, но, в общем, она показывает с достаточной ясностью, что знания языка могут быть очень дифференцированы в зависимости от практических потребностей.

. Можно превосходно говорить на иностранном языке и в то же время с трудом разбираться в мало-мальски более сложном тексте, научном или художественном..

Несомненно, что в жизни многие из этих умений приходится часто объединять: так, например, умение № 3 может быть соединяемо с умением № 4 и № 5, умение № 7 — с умением № 6 и т. д.

Само собой разумеется, что каждому умению или их различным комбинациям должна отвечать своя методика и что даваться они должны в разных учебных заведениях. Здесь следует подчеркнуть, что умение № 3 в соединении с чуть-чуть расширенным умением № 2 следует полностью давать в средней школе, причем основы этого умения, практически приложимые в жизни, необходимо закладывать еще в неполной средней школе: ученики, не идущие дальше, должны быть в состоянии и путем небольшой самостоятельной работы развить умение свободно читать книги, по крайней мере, по своей специальности.

Умения № 1 и № 2 должны давать разные краткосрочные курсы; умения № 4 и № 5—специальные курсы на базе среднешкольного умения; умения № 6, 7 и 8 — на базе хорошего среднешкольного умения — филологические факультеты или разные специальные учебные заведения с филологической основой. В центре преподава-

ния должно при этом лежать, конечно, умение № 6. Кроме того, не следует упускать из вида и умение № 4, требования по которому в смысле правильности языка и произношения могут быть усилены для будущих педагогов и для некоторых других категорий специалистов. Умения № 7 и № 8 едва ли могут быть сделаны общеобязательными даже в языковых вузах, а должны преподаваться в специальных семинарах при них для желающих и имеющих соответственные способности.

Наконец, могут быть специальные, хотя и не высшие, учебные заведения, нечто аналогичное коммерческим школам, где в центре внимания лежало бы умение № 4 с повышенными требованиями по части правильности языка и произношения.

Все своеобразие иностранного языка не должно усваиваться бессознательно, практически, а должно быть, наоборот, сознательно противопоставляемо явлениям родного языка. В дальнейшем при закреплении проходимого материала путем соответственных упражнений, сознательное станет бессознательным, как это бывает и во всех других областях нашего знания. Надо идти от сознательного владения языком к бессознательному. Думаю, что этот метод даст в конце концов лучшие результаты даже и в чисто практическом смысле: если он не обеспечивает вполне беглого разговора, то он может обеспечить хоть и затруднительный, но более или менее правильный разговор на любые темы и особенно, более или менее правильное письменное изложение мыслей. Он, безусловно, даст хорошее понимание текста любой трудности и по самой своей природе не может не обеспечить преподавание языка общеобразовательного значения.

Так, мне кажется, целиком разрешается противоречие между практическим и общеобразовательным значением иностранных языков как учебного предмета.

.Я бы сказал, вовсе не считая это парадоксом, что вполне овладеть родным языком (я, конечно, тут имею в виду литературный язык), т.е. оценить все его богатство, все его выразительные средства, понять все его возможности, можно только изучая какой-либо иностранный язык.

.Становится совершенно очевидно, что иным путем, т.е. вне правильно поставленного изучения иностранных языков нельзя готовить людей, владеющих пером (в самом широком смысле слова), на каком бы специальном поприще они ни подвизались. Никакие писатели, журналисты, критики, репортеры, литературоведы, юристы, авторы проектов, докладных записок и т.п. немыслимы вне подобной школы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.