Научная статья на тему 'Общение в младенчестве (сравнительный анализ трех подходов)'

Общение в младенчестве (сравнительный анализ трех подходов) Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY-NC-ND
2617
170
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПСИХОЛОГИЯ МЛАДЕНЧЕСТВА / PSYCHOLOGY OF INFANT AGE / СОЦИО-ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ В РАННЕМ ОНТОГЕНЕЗЕ / SOCIAL AND EMOTIONAL DEVELOPMENT IN EARLY ONTOGENESIS / КОНЦЕПЦИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ / THE CONCEPTION OF ATTACHMENT / ТЕОРИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ / THEORY OF OBJECT RELATIONSHIPS / ТЕОРИЯ ИНТЕРАКЦИИ / THEORY OF INTERACTION

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Родина Екатерина Алексеевна

Статья посвящена обзору западных исследований раннего социально-эмоционального развития. Рассматриваются концепции развития языка эмоций в младенчестве через взаимодействие младенца с родителями. Сравнивается ряд западных подходов к изучению общения в младенчестве, представленных новейшими исследованиями раннего взаимодействия, концепцией привязанности и теорией объектных отношений. На основе анализа выделены принципы эффективного общения в раннем онтогенезе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Communication in infant age (comparative analysis of three approaches)

The paper is devoted to the analysis of western studies of earl ysocial-emotional development. Author considers the conceptions of language of emotions development in infant age through the relations between child and parents. Various western approaches to the study of communication in infant age are compared, including the newest researches of early interaction, the conception of attachment and the theory of object relationships. The analysis allowed to mark out the principles of effective communication in early ontogenesis.

Текст научной работы на тему «Общение в младенчестве (сравнительный анализ трех подходов)»

Аналитические обзоры

Е.А. Родина

ОБЩЕНИЕ В МЛАДЕНЧЕСТВЕ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТРЕХ ПОДХОДОВ)

Статья посвящена обзору западных исследований раннего социально-эмоционального развития. Рассматриваются концепции развития языка эмоций в младенчестве через взаимодействие младенца с родителями. Сравнивается ряд западных подходов к изучению общения в младенчестве, представленных новейшими исследованиями раннего взаимодействия, концепцией привязанности и теорией объектных отношений. На основе анализа выделены принципы эффективного общения в раннем онтогенезе.

Ключевые слова: психология младенчества, социо-эмоциональное развитие в раннем онтогенезе, концепция привязанности, теория объектных отношений, теория интеракции.

Эта статья является попыткой краткого рассмотрения некоторых результатов экспериментально-теоретических исследований в области раннего взаимодействия матери и младенца, основанных на неофрейдистских и необихевиористических подходах к психологии младенчества. Рассматриваются концепции развития языка эмоций в младенчестве через взаимодействие младенца с родителями. Под словосочетанием «язык эмоций» подразумевается совокупность вербальных обозначений эмоций, служащих средством их осознания.

Согласно периодизации в исследовании младенчества1, статья затрагивает анализ некоторых концепций второго и третьего периодов в исследовании младенчества. В то время как второй период определяется как период прямых наблюдений за социально-эмоциональным поведением младенцев, к которому относятся работы видных представителей неофрейдизма периода конца

© Родина Е.А., 2015

1930-х - начала и первой половины 1970-х годов, третий период в исследовании раннего общения можно обозначить как период количественных экспериментальных исследований развития младенцев и детей раннего возраста периода начала 1970-х (с характерным усилением этолого-эволюционного подхода к изучению привязанностей младенца) до середины и конца 1990 годов, представленных в различных психоаналитических исследованиях2.

Во втором периоде психоаналитических исследований младенчества, в частности разработок проблем генезиса общения, «драматическим образом подчеркивалось первостепенное значение взаимодействий с матерью для правильного психического развития младенца»3. Хорошее взаимодействие между младенцем и ближайшим взрослым рассматривалось как основа для развития удовлетворительных межличностных отношений у детей в дальнейшей жизни4.

Раннее взаимодействие между матерью и младенцем рассматривалось как первичная почва, из которой выходят все последующие формы человеческих отношений5. Серьезные психические нарушения с задержкой развития рассматривались во взаимосвязи с нарушениями первой встречи младенца с окружающей средой6. Аргументировалось, что хорошее общение между младенцем и окружающими его лицами может скомпенсировать в дальнейшем эмоциональные, социальные и когнитивные нарушения у детей с врожденными нарушениями или болезнями7.

Вышеназванное свидетельствует, что раннее взаимодействие (общение) важно. Но что именно является хорошим общением -первостепенный вопрос этой статьи. Различные ответы на этот вопрос были затронуты имплицитно в исследованиях, посвященных описаниям раннего общения.

Целью этой статьи является сравнение некоторых концепций для выявления индикаторов и принципов хорошего взаимодействия в раннем онтогенезе. Ограничением данного исследования является выбор лишь трех областей (концепций). Речь идет о 1) новейших исследованиях о раннем взаимодействии (традиция интеракции); 2) традиционной концепции привязанности; 3) тео- рии объектных отношений. Насколько значителен период младенчества для дальнейшего онтогенеза, в этой статье не обсуждается8.

Младенцу необходимо больше, чем уход

С тех пор как Рене Шпиц в 1946 г. выявил, что младенец, который получал только лишь физический уход, не развивается нормально, была предпринята попытка найти этому объяснение. Считается, что стимуляция имеет важное значение. Заслуживает также внимания и то, что множество типов стимуляции дают положительные результаты. И тактильные, и аудитивные и кинестетические стимуляции способствуют лучшему развитию. Экспериментально доказано, что дети становятся более внимательными, быстрее набирают в весе, показывают высокие показатели когнитивных и моторных тестов и являются более довольными9.

В этой связи возникает вопрос: почему считается незначительным, какой именно тип стимуляции применяется? Этому было предложено возможное объяснение, в котором утверждалось, что в основном стимуляция действует развивающе на центральную нервную систему10,11. Утверждалось также, что ранняя стимуляция способствует развитию, так как она имеет общий активизирующий эффект12.

В результате стимуляции ребенок воспринимает другие впечатления и учится от того, что происходит вокруг него. Если это является случайностью, то возможно предположить, что лучшая форма стимуляции состоит из восприятия, побуждающего внимание ребенка, не утрируя (в контексте -не перестимулируя) ребенка. Интеракционистические исследования общения могут быть основаны на такой точке зрения.

2

Концепции исследования раннего общения

1. Интеракционистские исследования (теории интеракции). В рамках этой традиции утверждается, что хорошее общение основано на способности близкого взрослого поддерживать активность ребенка на средневысоком уровне13. Средняя активизация является предпосылкой того, что ребенок будет внимателен к окружающей среде. Предполагалось, что это формирует основу для оптимального когнитивного и социального развития14 .

В исследованиях, направленных на изучение стимуляции, как правило, мероприятия на практике осуществлялись матерями или медицинским персоналом. Совершенно очевидно, что эти

лица по собственной инициативе приспосабливали стимуляцию к детским реакциям. Те положительные эффекты различных типов стимуляций объясняются тем, что формы стимуляции имели как общее то, что их введение совершалось без излишней перестимуляции ребенка.

Понимание процесса развития как динамического взаимодействия (интеракции) имеет свои корни в трансакционной модели15. Автор выбрала употребление названия «интеракционистские исследования» о группе исследований и теоретического вклада, которые были направлены на процессы взаимодействия так, как это происходит между младенцем и взрослым. В таких исследованиях часто используется один методический подход, где интеракцион-ные эпизоды между матерями и детьми снимаются на видеокамеру и анализируются в деталях. Примеры переменных, которые регистрируются: мать и выражение лиц детей, движения и вербализации. Посредством такого исследования была найдена поддержка гипотезы, что младенец в состоянии взаимодействовать с другими сразу после рождения16.

Выражение лица и реакции тела подтверждают, что младенцы реагируют эмоционально на невербальные сигналы других17. Уже с четырех недель младенцы ожидают ответную реакцию от партнера по взаимодействию18. По выражению Тревартена, человек рождается с готовностью узнать другого человека19.

Понятие «стимуляция» подразумевает и приводит к тому, что ребенок является пассивным приемником впечатлений. Интерак-ционистические исследователи рассматривают ребенка как активного взаимодействующего. Хорошая интеракция характеризуется тем, что родители чувствительны к детским сигналам и реагируют адекватно на них20.

Группа исследователей в рамках этой традиции занималась взаимодействием между родителями и недоношенными детьми. Многие из этих детей были ослаблены в отношении своей способности давать и получать. Поэтому их было сложнее понять и сложнее заботиться о них21. Если родители были не в состоянии растолковать сигналы детей, это приводило к нарушению интеракции, т. е. дети чувствовали беспомощность и выходили из общения.

С целью профилактики нарушения общения (интеракции) по такому типу была предложена помощь толкования невербальных знаков младенцев для родителей22. В своих исследованиях Бразел-тон показала родителям, как они могут помочь ребенку регулировать активизацию и аффективные состояния, если приглушенно разговаривать с ними или держать его на руках, прижимая к себе.

Например, беспокойный ребенок, которого прижимают сильнее к груди, может открыть глаза, начать ровно дышать, может измениться оттенок цвета его кожи.

Бразелтон и коллеги различают три стадии в развитии младенчества: поворот в стадии физиологического развития: первый активный ответ на этапе взаимодействия с окружающей средой и конечная стадия экологических возможностей23. В первой фазе важно, что ребенок стабилизирует такие физиологические функции, как дыхание, сердечный ритм, температурный контроль, пищеварение. Стимулы от окружающей среды могут мешать физиологическому равновесию. Позднее физиологическая организация становится более крепкой и ребенок может переносить более сильные впечатления без излишней (интенсивной) стимуляции.

Интенсивная стимуляция может приводить к избеганию ребенком общения24. Это иллюстрируют исследования Т.М. Филд25. Группу матерей просили удерживать внимание детей благодаря зрительному контакту. Дети не обращали на это внимания и смотрели в другую сторону. Когда матери в следующий раз имитировали ребенка - зрительный контакт снова возникал. Это объяснялось тем, что детям в последнем случае была дана стимуляция, которую они могли терпеть.

Отсутствие реакции родителей также может приводить к уклонению ребенка от взаимодействия (общения). Тревартен и его коллеги попросили матерей сохранять спокойное выражение лица и не двигаться, пока они сидят спиной к ребенку. Когда матери получили эту инструкцию, дети путем повышенной активности пытались «разговорить» их, иногда им удавалось матерей рассмешить. В случае если мать, несмотря на детскую активность, «держала маску» какое-то время, дети уклонялись от общения и дальнейшего взаимодействия. Далее Тревартен подчеркивает, что выражение лица ребенка, если он не встречает ответа матери, напоминает детей депрессивных матерей или детей с серьезной психопатологией26.

Мелани Кляйн утверждает, что матери могут регулировать активность ребенка и помогать ему удерживать внимание на окружающем с помощью движений и разговора, постоянно уменьшая или увеличивая его в желаемом направлении27. Штерн28 иллюстрирует, как матери, имитируя плач ребенка останавливают начинающийся крик.

Например, когда младенец становится беспокойным, что сопровождается похныкиванием «ах-ах-ах», мать сразу же «перехватив» вербальную и двигательную ситуацию, начинает потихоньку ею управлять, медленно и постепенно снижая темп речи или движе-

ния (покачивания) и при этом ведет себя как кардиостимулятор, чтобы успокоить младенца, продолжая повторять звуки, подобные младенцу29.

Таким образом, существует хорошее взаимодействие (интеракция) там, где родители поддаются воздействию ребенка. Многие исследования связывали взаимодействие, где реакции окружающего мира обусловлены поведением ребенка с положительным развитием. Ребенок, который получил «условную» стимуляцию показывал наиболее быстрое привыкание к незнакомым стимулам, надежную привязанность с 18 месяцев, лучшее сенсомоторное развитие и больше коммуникативных навыков30. В других исследованиях утверждается, что ребенок получает опыт преодоления и компетенции, когда другие реагируют на его инициативу31. На основании этого Тревартен в своих исследованиях подчеркивает, что когда родители имитируют ребенка в игре, игра длится долго. Ребенок учится, потому что ему интересно взаимодействовать с другими32.

В качестве краткого вывода из вышесказанного есть основания полагать, что интеракционистские исследования указывают на следующие стороны (индикаторы) хорошего общения: 1) ребенок не перегружен или не «голодает» по реагированию; 2) поддержка и защита против сильного впечатления и высокой внутренней активизации уравновешивается привлечением его внимания; 3) инициатива ребенка встречает ответную реакцию родителей.

2. Tрадиция привязанности. Более полувека назад одним из центральных вопросов в психологии младенчества был вопрос о связях маленького ребенка с окружающими людьми. В психоаналитической концепции впервые в прошлом веке была сделана попытка преодолеть подход к ребенку как изолированному существу и рассмотреть его взаимоотношения (привязанности) с другими людьми, отводя исключительное место матери, а также настаивая на исключительности отношений младенца с матерью. Авторами теории привязанности принято считать Джона Боулби и Мэри Эйнсуорт, считающейся основоположником целого направления и традиции в современной психологии - психологии привязанности, рассматривающей привязанность - как раннее социальное взаимодействие / общение - в этолого-эволюционном контексте в рамках глубинной психологии с приматом инстинктивного, природного начала.

Привязанность устанавливается благодаря постоянной доступности одного и того же близкого взрослого (обслуживающего

лица) в течение длительного времени. Продолжительность такого постоянного контакта, по мысли Эйнсуорт, необходима, для того чтобы ребенок учился привязываться к другим33.

Согласно исследованиям, надежной привязанности способствуют три следующих критерия: 1) сензитивность и ответность родителей; 2) не сверхактивизирующая экстрастимуляция; 3) доступность близкого взрослого. О первых двух пунктах уже говорилось выше (традиция интеракции).

На исключительности отношений младенца с матерью настаивает Боулби, утверждающий, что младенец инстинктивно привязывается особенно сильно к определенному лицу (прежде всего к матери) и ему сложно привязаться ко многим34. Анализ научной литературы дает основание предположить и заключить, что младенец, без сомнения, может быть привязан ко многим, но с предпочтением одного определенного лица, если младенец испуган35.

Доступность близкого взрослого означает для младенца защиту и удовлетворение потребностей. Младенец, уверенный в доступности матери, более самостоятелен в изучении окружающего мира и меньше протестует, если мать его покидает на короткое время36. Другие исследования утверждают, что это способствует лучшему когнитивному и социальному развитию37.

Эйнсуорт подчеркивает, что не является обязательным сен-зитивность и нежность близкого взрослого для установления привязанности ребенка к нему или к ней38. Но недоступность и малоответность со стороны близкого взрослого вскоре приведет к тому, что ребенок будет более неуверен в своей привязанности39. Эйнсуорт находит, что у более сензитивных матерей дети плачут меньше, когда матери их оставляют на короткий срок40.

Некоторые исследователи полагают, что родители тоже должны быть привязаны к ребенку. Утверждалось, что ранняя разлука ребенка с родителями приводит к осложнению. Исследователи считают, что сразу после рождения существует сензитивный период, при котором физический контакт между родителями и детьми облегчает возникновение привязанности41. Без такого контакта повышается риск отклонения в развитии ребенка и возможного неправильного обращения с ребенком в дальнейшем. В ряде исследований описывается, что матери должны быть вместе с детьми сразу после рождения. Акцентируется внимание на результатах исследования показывающих, что матери, у которых установлен ранний контакт с ребенком сразу после родов, относятся более позитивно к ребенку в первый год его жизни42. У детей тоже наблюдаются соответствующие положительные реакции: дети, общавшиеся с матерями сразу

после появления на свет, плакали меньше, а улыбались и смеялись значительно чаще, нежели дети матерей контрольной группы43.

В другом исследовании проводилось сравнение группы матерей, нечутко реагировавших на детей, и группы сензитивных матерей. Группы матерей отличались только тем, что в период новорожденности между матерями и детьми имела место разлука44.

Анализу научной литературы в области разлуки и привязанности посвящено исследование Чесс и Томас45, которые считают, что нет оснований утверждать, что ранняя разлука травматична для дальнейшего взаимодействия или привязанности родителей к ребенку. Взаимосвязь, которую нашли между ранним взимодействи-ем, надежной привязанностью и дальнейшим развитием ребенка исследователи объясняют как эффект различий в детском темпераменте. Анализ научной литературы в этой области, проведенный Ламб, показал сходные результаты46.

В исследованиях Ламб аналогичным образом, как в исследованиях Чесс и Томас, заключается, что нет оснований считать, что нарушение контакта между родителем и ребенком сразу же после рождения имеет долгосрочный эффект. Ламб исключает, что временные проблемы, например при грудном кормлении, могут иметь значение для дальнейшего онтогенеза общения.

Результаты изучения привязанности позволяют полагать, что матери, за детьми которых в первое время ухаживали сотрудники больницы, чувствуют себя менее компетентными, чем другие матери47. Бразелтон доказывает, например, что ранний контакт с ребенком повышает уверенность матерей в себе в первое время и утверждает, что все, что касается приоритетов матери или ее ребенка, а также их «совместного бытия», повышает самооценку матерей и, конечно, взаимную привязанность48.

Некоторые авторы считают, что многие родители привязываются к ребенку уже в период беременности. Переживание возможного или реального отклонения развития у ребенка или неуверенность, родится ли ребенок здоровым, усложняет привязанность родителей после рождения ребенка. Несмотря на то, что мать не разлучали с ребенком сразу после родов, переживания родителей до родов все равно могут усложнить первое время для ребенка и родителей49. Результаты других исследований подчеркивают значение происходящего между матерью и младенцем после разлуки50.

Кратко резюмируя, можно сказать, что традиция привязанности имеет общее с интеракционистскими исследованиями, в том, что сензитивность и ответность родителей рассматривается

как важная сторона хорошего взаимодействия. В дополнение акцентируется внимание на значении постоянного контакта между родителями и детьми. Как в интеракционистских исследованиях раннего общения, так и в традиции привязанности, примат инстинктивного врожденного начала, сведение их сущности к поведенческим реакциям изолируемой от социального окружения замкнутой в себе диады «мать и дитя» является общим в этих концепциях.

3. Теория объектных отношений. Мелани Кляйн была одной из тех, кто стоял у истоков создания «британской школы» теории объектных отношений в рамках психодинамической концепции. Центральное место в психодинамических теориях занимают детские фантазии и переживания. Кляйн утверждает, что любое влияние во время рождения ведет к ожиданию ребенком встречи с миром, где он будет находится под угрозой51.

В ребенке необходимо развивать доверие к миру, чтобы он чувствовал себя защищенным. Кляйн рассматривает нарушение развития доверия в качестве синдрома, как следствие того, что у ребенка не развилась уверенность в своей защищенности: это дети, у которых не хватает «жизненности», вероятно, потому, что они не смогли развить свои доверительные отношения с матерью52.

В связи с этим многими авторами подчеркивается, что первостепенной задачей родителей является передача младенцу чувства того, что он в надежных руках. Другой крупнейший представитель этого направления Дональд Винникотт употребляет понятие «объятия» для описания родительской коммуникации, общения, ухода, любви и защиты ребенка и определяет объятие как одну из форм любви, как практически единственный способ, при помощи которого мать может показать ребенку свою любовь к нему53.

Если окружающие ребенка близкие взрослые не способны приспособиться к нему и чувствовать его потребности сензи-тивным образом, у ребенка появляется ощущение, что он может подвергнуться опасности. По мысли Винникотта, это плохая окружающая среда, так как младенец неспособен к ней приспосабливаться, что ведет к его столкновению со средой, на которое он должен реагировать54. Предпосылкой того, что у ребенка будет развиваться чувство единства, является то, что он охраняется от опасности для жизни55. Винникоттом выдвигается положение, что объятие средой имеет основную функцию сведения к минимуму такого столкновения56.

Приспособление к окружающей среде ребенка очень важно в первое время. Исследования Винникотта дают основания полагать, что матерям до и после родов необходимо всячески помогать. Это ведет в свою очередь к тенденции потери интереса к другим вещам и сильной привязанности и идентификации себя с ребенком. По утверждению Винникотта, такое «временное сумасшествие» помогает матери оказаться способной жить потребностями ребенка57.

По мере взросления ребенка развиваются его защитные механизмы и навыки, которые осуществляют способность справиться с недостатками окружающего58. Если родители сразу же идут навстречу детской потребности, это может иметь негативные последствия. Выразив свое желание и не получив спонтанного удовлетворения, ребенок учится использовать агрессивную силу, которая сопровождает фрустрацию. Тогда, по мнению Винникот-та, ребенок овладевает собой и становится менее зависимым от родителей.

Взаимодействие матери и ребенка всегда носит позитивные чувства. Мать со временем иногда будет ненавидеть «свою маленькую надежду» и не всегда будет хотеть «идти навстречу удовлетворению потребностей ребенка», что уже не принесет ему вреда59. Ребенку же в свою очередь необходимо дать возможность почувствовать, что мама перетерпит его агрессию. Младенец начнет понимать, что мать существует независимо от него, после такого «вредящего наступления»60.

Условием того, что родители могут отвечать на потребность ребенка сензитивным образом, является удовлетворение их собственных потребностей. Под руководством Фрайберга проводилось исследование групп матерей, которые были направлены на лечение из-за плохого обращения с детьми. То, что отличало матерей, которые плохо обращались с детьми, от других - это связь с собственными переживаниями плохого обращения в детстве. Матери, которые хорошо обращались с детьми, чаще помнили боли, которые сопровождали их собственный опыт61.

Подводя итоги вышесказанному, можно сказать, что традиция объектных отношений имеет общее с двумя предыдущими - ин-теракционистской и традицией привязанности - в том, что способность окружающей среды приспосабливаться чувствительным образом к ребенку является знаком хорошего взаимодействия. Такого рода сензитивность дает ребенку чувство доверия и уверенности в том, что его потребности учитываются.

Дискуссия

Направления, которые обсуждались в этой статье, использовали совершенно различные критерии при оценке раннего взаимодействия (общения). На основе вышесказанного можно выделить следующие три основы критериев хорошего взаимодействия.

1. В интеракционистской традиции раннего общения фокус главным образом направляется на внимание ребенка.

2. В традиции привязанности - на знак привязанности.

3. В теории объектных отношений - на выражения лиц взрослых.

Несмотря на эти различные критерии, имеется общий признак в восприятии хорошего взаимодействия. Далее мы остановимся подробнее на пяти аспектах хорошего взаимодействия и в заключение докажем, что общение должно оцениваться не только с точки зрения пары мать - дитя, но и семьи в целом.

Аспекты хорошего взаимодействия (общения)

1. Защита от сильных впечатлений

Ребенок должен быть защищен от сильных впечатлений в первый год жизни.

Этот аспект центральный в интеракционистких исследованиях и в теории объектных отошений. Могут быть названы некоторые параллели между исследованиями Бразелтон и Винникотт. Эти авторы используют понятия «дезорганизация» и «потеря интеграции» о реакции ребенка, когда он подвергается угрозе. Но Винни-котт фокусируется на чувствах ребенка, а Бразелтон описывает реакции тела. Такие реакции могут толковаться как реакции тела на страх, сопровождающиеся комплексом вегетативных проявлений: дыхание ребенка учащается, он становится моторно беспокойным, температура тела и цвет кожи изменяется и он дрожит. Ребенку помогают приобрести вновь свою «организацию», прижимая его. Здесь возникает параллель с традицией привязанности, выражающаяся в том, что у ребенка есть врожденная тенденция прижиматься, когда он испуган.

Существует пункт, где интеракционистская традиция расходится с теорией объектных отношений - это драматические эффекты, которые авторы этих концепций определяют как «травмы».

В то время как Винникотт рассматривает страх как изможденность (усталость) и психозы как следствие этого, интеракционисты наблюдали, что ребенок отворачивается, кричит, или выглядит апатично. Возможно, в этом отражена разница при выборке в исследованиях.

2. Потребность в надежности

В первую фазу жизни младенцу особенно необходимо удовлетворение потребности в надежности (уверенности). В рамках теории объектных отношений основополагающими являются потребность в надежности и доверие к окружающей среде. Надежность также стоит в центре традиции привязанности, которая уходит своими корнями в экологическое мышление. Боулби подчеркивает, что детеныш человека - слишком сензитивен и ему необходима более длительная защита в жизни, чем любому другому виду животного. Близость между матерью и ребенком первоначально была функциональной, так как она уменьшает опасность, что ребенка могут уничтожить другие хищники. Эта близость лежит в основе детской боязни, когда расстояние между ним и близким взрослым становится слишком большим. Стабильный контакт делает ребенка уверенным, что его не покинут.

3. Активность во взаимодействии

Ребенок активен во взаимодействии. Выше было уже описано, как интеракционисты рассматривают ребенка в качестве активного ученика во взаимодействии. Также в рамках традиции привязанности и теории объектных отношений ребенок рассматривается как активный. С точки зрения традиции привязанности ребенок рассматривается первое время как активный, если он кричит, когда расстояние до близкого взрослого сильно увеличивается. Теоретики концепции объектных отношений занимались также вопросом, насколько и как ребенок активен на когнитивном уровне.

4. Чувствительность близких взрослых к сигналам ребенка

Важно, что близкие взрослые распознают и принимают сигналы ребенка так, что могут реагировать адекватно. Все три традиции (интеракционистская, привязанности и ОРТ) рассматривают способность родителей к принятию и способности

реагировать на сигналы ребенка, как критерий хорошего взаимодействия. В этой связи зачастую упоминается имитация тела. Рассмотрим подробнее точки зрения различных традиций на имитацию взрослым ребенка.

Имитация в интеракционистской традиции:

интеракционистические исследователи описали, как родители спонтанно имитируют плач ребенка, взаимодействуя с ним сензи-тивным образом. Через имитацию, или следуя инициативе ребенка, родители получают влияние на взаимодействие, которое может использоваться, чтобы формировать ответ в желаемом направлении. Указывают на чрезвычайное сходство между поведением родителей в таких случаях и техниками, которые используются в терапии и гипнозе62.

Имитация в теории привязанности и теории объектных отношений:

также в рамках традиции привязанности и теории объектных отношений утверждается, что имитация взрослыми ребенка позитивна. Так, имитируя плач ребенка, мать лучше понимает самочувствие ребенка и может легко ему помочь63. В этой связи утверждается, что мать естественно и бессознательно использует имитацию, чтобы узнать и найти своего младенца64. Для подтверждения этой точки зрения может быть названо исследование Экмана, которое доказывает, что если подопытное лицо просит сымитировать определенные выражения лица, то имитация производит физиологические реакции в имитаторе, соответствующие эмоциям человека, которого он изображает65. Винникотт использует аналогию с зеркалом для описания эффектов имитации для ребенка66.

5. Изменение требований в общении

Когда ребенок становится старше, изменяются требования к хорошему взаимодействию. Согласно интеракционистским исследованиям, ребенку необходима помощь в регуляции физиологической активности в первое время. Со временем ребенок становится более активным по отношению к окружающему миру. Теория объектных отношений рассматривает первую фазу как период, где ребенок должен чувствовать себя надежно. Обе традиции рассматривают как преимущество: когда ребенок становится старше, он становится более активным и берет инициативу «в свои руки» при общении.

Значение общения для пары мать - ребенок

Нетрудно заметить тот факт, что семья ребенка и социальное взаимодействие в меньшей степени затронуты в оценке интеракций в вышеназванных традициях. В некоторых исследованиях появление ребенка рассматривается как жизненный кризис67.

В исследовании Гроссмана были проинтервьюированы 107 человек, ставших родителями в первый раз, где по результатам исследования утверждается, что многие респонденты считали роды большим изменением («в самом деле кризисом значительных раз-меров»)68. Подверженность стрессу становилась еще больше, если ребенок заболевал или родился недоношенным. Было установлено, что частота разводов повышалась в семьях с ребенком, где раннее разделение с матерью по медицинским причинам было необходимо, чем в семьях со здоровыми детьми69.

Когда семья ждет ребенка, изменяются образцы общения в семье. Таким же сензитивным образом, как родители приспосабливаются к новорожденному, должны приспосабливаться все члены семьи. Это касается также братьев и сестер новорожденного. В исследованиях Ламб утверждается, что матери в период второй беременности более требовательны и ожидают понимания и «помощи» от старших детей. Таким образом, последующие беременности ускоряют принятие роли «старшего ребенка» при появлении братьев и сестер70.

Результаты исследования других авторов дают основания полагать, что братья и сестры легче приспосабливаются к этим изменениям в том случае, если отец был вместе с ними включен в послеродовое время71. Утверждалось также, что важной основой хорошего взаимодействия является тот факт, что родители находят радость во взаимодействии с новорожденными и идут сразу же навстречу инициативе ребенка72.

Может существовать множество причин, почему родители не могут радоваться ребенку. Если ребенок болен или его трудно удовлетворить, взаимодействие может быть проблематичным. Депрессия у матери входит в ряд факторов риска для нарушения общения с младенцем73. Данные результатов наблюдения подтверждают, что депрессивные матери часто менее чувствительны и меньше взаимодействуют с ребенком. Также менее взаимодействуют с ними и младенцы74.

Послеродовая депрессия наблюдается довольно часто и может быть связана с гормональными изменениями. Маловероятно, что

это является единственным объяснением, особенно, когда депрессия длительная. Неудовольствие у младенца и депрессия матери часто связаны с семейными конфликтами75.

Ламб рассматривает послеродовые депрессии из-за отсутствия поддержки от окружающих лиц. Он цитирует исследования, в которых подтверждается, что положительные взаимодействия между матерью и младенцем зависят от эмоциональной поддержки матерей мужьями, особенно если у младенца сложный темперамент76.

По мнению Крокенберга, связь между матерью и ребенком первого года жизни сильнее, если у матери есть поддержка семьи (и друзей). Исследования касались трехмесячных младенцев77. Кроник в своем исследовании находит, что матери, которых поддержали семьи, когда ребенку был один месяц, лучше взаимодействовали с младенцем спустя три месяца. Дети со своей стороны тоже хорошо взаимодействовали с матерью и давали четкие сигналы о своем эмоциональном состоянии, потребностях, желаниях78.

Исходя из обзора данных исследований предпосылкой хорошего общения с младенцем является не только удовлетворение его потребностей, но и то, что мать и другие члены семьи взаимодействуют друг с другом. Пара мать - ребенок и их интеракция не может быть отделена от интеракции в семье. Это единое целое.

В этом исследовании была предпринята попытка освещения вопроса: что собой представляет хорошее взаимодействие между родителями и младенцами и каковы их принципы? Возможный ответ на этот вопрос представлен на основании сравнительного исследования литературы из выбранных трех областей современной психологии младенчества (интеракционистские исследования родителей и младенцев, теория привязанности и теория объектных отношений). Различные точки зрения во взгляде на раннее социоэмоциональное взаимодействие могут быть обобщены в виде пяти принципов. Хорошее взаимодействие является таковым, поскольку стимуляция не подавляется, потребность младенца в безопасности удовлетворяется, младенцу разрешается принимать активное участие во взаимодействии (общении), родители чутки и отзывчивы к сигналам младенца и взаимодействие изменяется с изменением потребностей у младенца. Ограниченность этого исследования в том, что вопрос, насколько решающим для дальнейшего развития является период младенчества, в статье не обсуждается.

Примечания

1 Мухамедрахимов Р.Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие. СПб.: Речь, 2003.

2 Там же. С. 9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Лисина М.И. Основные проблемы изучения ребенка первого года жизни в зарубежной психологии // Общение, личность и психика ребенка / Под ред. А. Рузской. М.; Воронеж, 1983/2001. С. 18.

4 Ainsworth M.D.S. Object-relations, dependency, and attachment: A theoretical review of the infant-mother relationship // Child Development. 1969. Vol. 40. P. 969-1025; Freud S. An outline of psychoanalysis. L.: Hogarth, 1938; Spitz R.A., Wolff KM. Anaclitic depression: an inquiry into the genesis of psychiatric conditions in early childhood; II // The psychoanalytic study of the child / Ed. by A. Freud et al. Vol. 2. N. Y., 1946. P. 313-342; Harlow H.F. The maternal affectional system // Determinants of infant behavior II. Tavistock study group on mother-infant interaction / Ed. by B.M. Foss. L.: Methuen & Co. Ltd, 1963. P. 3-33; Sander L.W., Stechler G, Burns P., Lee A. Change in infant and caregiver variables over the first two months of life: Integration of action in early development // Origins of the infant's social responsiveness / Ed. by E.B. Thoman. N. Y.: Erlbaum, 1979. P. 349-407.

5 MahlerM. The psychological birth of the human infant. L.: Hutchinson, 1975. P. 48.

6 Winnicott D.W. The theory of the parent-infant relationship // International Journal of Psychoanalysis. 1960. Vol. 40. P. 585-595; Idem. Human nature. L., 1987.

7 Sameroff A.J. Issues in early reproductive and caretaking risk: review and current status // Exceptional infant / Ed. by D.B. Sawin, R.C. Hawkins, L.O. Walker, J.H. Penticuff. Vol. 4. Psychososial risks in infant - environment transactions. N. Y.: Brunner; Mazel, 1980. P. 343-359.

8 Дискуссиям на эту тему посвящены работы: Chess S, Thomas A. Infant bonding: Mystique and reality // American Journal of Orthopsychiatry. 1982. Vol. 52. P. 213222; Early experience, myth and evidence / Ed. by A.M. Clarke, A.D.B. Clarke. N. Y., 1976; Kagan J. Resilience and continuity in psychological development // Early experience... P. 97-121; Sameroff A.J. Early influences on development: Fact or fancy? // Merrill-Palmer quarterly. 1975. Vol. 21. P. 267-294; и др.

9 Cornell E.H., Gottlieb A.W. Intervention with premature infants // Child Development. 1976. Vol. 47. P. 32-39; Field T.M., Shanberg S.M., Schafidi F, Bauer C.R., Vega-Lahr N, Garcia R, Nystrom J., Kuhn C.M. Tactile Kinestetic stimulation effects on preterm neonates // Pediatrics. 1986. Vol. 77. P. 654-658; PowellL.F. The effect of extra stimulation and maternal involvement of the development of low-birth-weight infants and on maternal behavior // Child Development. 1974. Vol. 45. P. 105-113; Ramey C.T., ZeskindP.S., Hunter R. Biomedical and psychosocial interventions for preterm infants // Preterm birth and psychological development / Ed. by S.L. Friedman, M. Sigman. N. Y.: Academic Press, 1981. P. 395-415; Ramey C.T.,

Hieger L., Klisz D. Syncronous reinforcement of vocal responses in failure-to-thrive infants // Child Development. 1972. Vol. 43. P. 1449-1455.

Greenough W.T. Enduring brain effects of differential experience and training // Neural mechanisms of learning and memory / Ed. by M.R. Rosenzweig, E. Bennett. Cambridge, MA: MIT Press, 1976. P. 255-278.

Levine S. An endocrine theory of infant stimulation // Stimulation in early infancy / Ed. by A. Ambrose. L., 1969. P. 45-55.

Blank M. Mothers role in infant development. A review // Infant psychiatry. A new syntesis / Ed. by E.N. Rexford, L.W. Sander, T. Shapiro. L.: Yale University Press, 1976. P. 91-112.

Bell R.Q. Human infant - effects in the first year // Child effects on adults / Ed. by R.Q. Bell, L.V. Harper. N. Y.: John Wiley & Sons, 1977. P. 122-148; Sander L.W, Stechler G., Burns P., Lee A. Op. cit.

Brazelton B., Koslowski B., Main M. The origins of reciprocity: The early infant-mother interaction // The effect of the infant on its caregiver / Ed. by M. Lewis, L.A. Rosenblum. N. Y.: John Wiley & Sons, 1974. P. 49-76; Brazelton T.B., Tronick E. Preverbal communication between mothers and infants // The social foundations of language and thought / Ed. by D. Olson. N. Y.: W.W. Norton & Co., 1980. P. 299-315.

Sameroff A.J. Transactional models in early social relations // Human development. 1975. Vol. 18. P. 65-79.

Als H., Lester B.M., Tronick E.Z., Brazelton T.B. Toward a research instrument for the assessment of preterm infants behavior (APIB) // Theory and research in behavioral pediatrics / Ed. by H.E. Fitzgerad, B.M. Lester, M.W. Yogman. Vol. 1. N. Y.: Plenum press, 1982. P. 35-65.

Emde R.N. Levels of meaning for infant emotions: a biosocial view // Approaches to emotion / Ed. by K.R. Scherer, P. Eckman. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1984. P. 77-107 Hiatt S.W., CamposJ.J., Emde R.N. Facial patterning and infant emotional expression Happiness, surprise, and fear // Child Development. 1979. Vol. 50. P. 1020-1035 Trevarthen C. Emotions in infancy: Regulators of contact and relationships with persons // Approaches to emotion. P. 129-157. Brazelton B., Koslowski B., Main M. Op. cit.

Trevarthen C. The foundations of intersubjectivity: development of interpersonal and cooperative understanding in infants // The social foundation of language and thought. P. 318.

Rutter M. Maternal deprivation, 1972-1978: New findings, new concepts, new approaches // Child Development. 1979. Vol. 50. P. 283-305.

Bakeman R., Brown J.V. Early interaction: Consequences for social and mental development at three years // Child Development. 1980. Vol. 51. P. 437-447; Morton P., Minde K., OgilvieJ. Mother-infant interactions in the premature nursery: A sequential analysis // Preterm birth and psychological development / Ed. by S.L. Friedman, M. Sigman. N. Y.: Academic Press, 1981. P. 179-205.

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

22 Brazelton T.B. Early intervention. What does it mean? // Theory and research in behavioral pediatrics. P. 1-33.

23 Als H, Lester B.M., Tronick E.Z., Brazelton T.B. Op. cit. P. 43; Brazelton B, Koslowski B., Main M. Op. cit. P. 70.

24 BellR.Q. Op. cit.

25 Field T.M. Effects of early separation, interactive deficits, and experimental manipulations on infant-mother face to face interaction // Child Development. 1977. Vol. 48. P. 763-771.

26 Trevarthen C. The foundations of intersubjectivity. P. 316-342.

27 Klein P., Feuerstein R. Environmental variables and cognitive development. Identification of the potent factors in adult-child interaction // The At-Risk Infant: Psycho/Socio/Medical Aspects / Ed. by S. Harel, N.J. Anastasiow. L.: Paul H. Brooks publ., 1985. P. 396-377.

28 Stern D. The first relationship: Infant and mother. L.: Fontana; Open books, 1977.

29 Ibid. P. 103.

30 Ainsworth MD.S., Bell S.M., Stayton D.J. Infant-mother attachment and social development. Socialization as a product of reciprocal responsiveness to signals // The integration of a child into a social world / Ed. by M.P.M. Richards. L.: Cambridge University Press, 1974. P. 99-135; Martin B. Parent-child relations // Review of child development research. Vol. 4 / Ed. by F.D. Horowitz, E.M. Hetherington, S. Scarr-Salaptek, G.M. Siegel. Chicago: Chicago University Press, 1975. P. 463-540.

31 Brazelton T.B., Tronick E. Op. cit. Trevarthen C. Descriptive analysis of infant communicative behaviour // Studies in mother-infant interaction: The Loch Lom Symposium / Ed. by H.R. Schaffer. L.: Academic Press, 1977. P. 227-270.

Ainsworth M.D.S., Blehar M.C., Waters E., Wall S. Patterns of attachment: A psychological study of the strange situation. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1978. P. 9. Bowlby J. Attachment and loss. Vol. 1. Attachment. L.: Hogarth, 1969. Rutter M. Op. cit.

36 Ainsworth M.D.S. The development of infant-mother attachement // Review of child development research. Vol. 3 / Ed. by B.M. Caldwell, H.H. Riccuti. Chicago: University of Chicago Press, 1973; Ainsworth M.D.S., Blehar M.C., Waters E., WallS. Op. cit.

37 Arend R., Gove F.L., Sroufe A. Continuity of individual attachment from infancy to kindergarten: A predictive study of ego-reciliency and curiosity in preschoolers // Child Development. 1979. Vol. 50. P. 950-959; Klaus M.H., KennellJ.H. Maternal-infant bounding: The impact of early separation or loss on family development. Saint Louis, MO, 1976. P. 38-99.

38 Ainsworth M.D.S., BleharM.C., Waters E., WallS. Op. cit. P. 9.

39 BleharM.C., Lieberman, A.F., Ainsworth M.D.S. Early face to face interaction and its relation to later mother-infant attachement // Child Development. 1977. Vol. 48. P. 182-194.

32

35

49

40 Ainsworth M.D.S. The development of infant-mother attachement.

41 Klaus M.H., KennellJ.H. Interventions in the premature nursey: Impact on development // Pediatric clinics of North America. 1982. Vol. 29. P. 1263-1273.

42 Ibid.

43 Ibid. P. 63.

44 Egeland B., Vaughn B. Failure of "bond formation" as a cause of abuse, neglect and maltreatment // American Journal of Orthopsychiatry. 1981. Vol. 51. P. 78-84.

45 Chess S., Thomas A. Op. cit.

46 Lamb M.E. Second thoughts on the first touch // Psychology today. 1982. April. P. 9-11.

47 Leiderman P.H., Seashore M.J. Mother-infant neonatal separation: Some delayed consequences // Parent-infant interaction. A Ciba Foundation Symposium 33. Amsterdam; N. Y., 1974. P. 213-239.

48 См. комментарии в: Klaus M.H., Kennell J.H. Maternal-infant bounding. P. 62. Ibid. P. 52.

Rutter M. Op. cit. P. 294.

Klein M., Heinmann P., Isaacs S., Riviere J. Developments in psychoanlysis. L.: The Hogarth Press, 1952; KleinM. Our adult world and its roots in infancy. L.: Tavistock Publ., 1960. Klein M. Op. cit. P. 8.

Winnicott D.W. The theory of the parent-infant relationship. P. 591. WinnicottD.W. Mind and its relation to the psyche-soma, 1949 // Winnicott D.W. Collected papers: Through paediatrics to psychoanalysis. N. Y.: Basic books, 1958. P. 243-254.

Winnicott D.W. Birth memories, birth trauma, and anxiety, 1949 // Winnicott D.W. Collected papers. P. 183.

Winnicott D.W. The theory of the parent-infant relationship. P. 590. Winnicott D.W. Primary maternal preoccupation // Winnicott D.W. Collected papers. P. 300-305; Idem. Human nature. Winnicott D.W. Playing and reality. L.: Tavistock Publ, 1971. Winnicott D.W. Hate in the countertransference, 1947 // Winnicott D.W. Collected papers. P. 194-203.

Ibid; Winnicott D.W. The depressive position in normal emotional development, 1954-1955 // Winnicott D.W. Collected papers. P. 262-277. Fraiberg S., Adelson E., Shapiro V. Ghosts in the nursery: A psychoanalytic approach to the problems of impaired infant-mother relationships // Clinical studies in infant mental health. The first year of life / Ed. by S. Fraiberg. N. Y.: Basic Books, 1980. P. 195.

Erickson M.H., Rossi E.L., Rossi S.I. Hypnotic realities. N. Y.: Irvington Publ. Inc, 1976.

Klaus M.H., Kennell J.H. Interventions in the premature nursey... Ibid. P. 1272.

65 Eckman P. Expression and the nature of emotion // Approaches to emotion. P. 319-343.

66 Winnicott D.W. Playing and reality.

67 Jacoby A.P. Transition to parenthood: A reassessment // Journal of marriage and the family. 1969. Nov. P. 720-727; Russel C.S. Transition to parenthood: Problems and gratifications // Ibid. 1974. May. P. 294-302.

68 Grossmann F.K., Eichler L.S., Winickoff S.A. Pregnancy, birth and parenthood. San Fransisco: Jossey-Bass, 1980. P. 255.

69 Leiderman P.H., Seashore M.J. Op. cit. P. 229.

70 Lamb M.E. Influence of the child on marital quality and family interaction during the prenatal, perinatal and infancy periods // Child influences on marital and family interaction. A life span-perspective / Ed. by R.M. Lerner, G.B. Spanier. N. Y.: Academic press, 1978. P. 142.

71 Legg C., Scheric I., Wadland W. Reactions of preschool children to birth of a sibling // Child psychiatry and human development. 1974. Vol. 5. P. 3-39.

72 Bell R.Q. Op. cit.; Lowen A. Depression and the body: The biological basis of faith and reality. N. Y., 1972.

73 Polansky N.A., Chalmers M.A, Buttenwieser E., Williams D.P. Damaged parents. An anatomy of child neglect. Chicago: The University of Chicago Press, 1981.

74 Trevarthen C. The primary motives for cooperative understanding // Social cognition: Studies in the development of understanding / Ed. by G. Butterworth, P. Light. Brighton: Harwester Press, 1982. P. 77-109.

75 Hauge I.M., Nxss P.O., Evens A.R., Sunbdy H.S. Helsestasjonen og familien med det nyfodte barn. Oslo: Universitetsforlaget, 1982.

76 Lamb M.E. Influence of the child...

77 Crockenberg S.B. Infant irritability, other responsiveness, and social support influences on the security of infant-mother attachment // Child Development. 1981. Vol. 52. P. 857-865.

78 Cronic K.A., Greenberg M.C., Ragozin A.S., Robinson N.M., Basham R. Effects of stress and social supports on mothers of premature and full-term infants // Child Development. 1983. Vol. 54. P. 209-217.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.