Научная статья на тему 'Образ Российской империи и имперских границ в представлении правомонархических консервативных партий накануне 1917 года'

Образ Российской империи и имперских границ в представлении правомонархических консервативных партий накануне 1917 года Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
74
15
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВОМОНАРХИЧЕСКИЕ ПАРТИИ / ЧЕРНОСОТЕНЦЫ / ИМПЕРИАЛИЗМ / "ТЕОРИЯ ОФИЦИАЛЬНОЙ НАРОДНОСТИ" / Н.Я. ДАНИЛЕВСКИЙ / К.Н. ЛЕОНТЬЕВ / РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ / RIGHT-WING MONARCHICAL PARTIES / BLACK HUNDRED / IMPERIALISM / "OFFICIAL NATION" THEORY / NIKOLAY DANILEVSKY / KONSTANTIN LEONTIEV / RUSSIAN EMPIRE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Осипова Елена Александровна, Турыгин Александр Александрович

Целью статьи является попытка охарактеризовать образ Российской империи и имперских границ в представлениях правомонархических партий накануне революционных событий 1917 г. Автор уделяет внимание теоретическим предпосылкам идейных воззрений черносотенцев («теория официальной народности» и концепции поздних славянофилов) и практическим задачам, которые они ставили перед собой на политической арене (стремление к сохранению единой и неделимой Российской империи). Главный вывод заключается в том, что в представлениях правомонархических организаций русская национальная традиция тесно переплеталась с парадигмой единой империи, воспринимавшейся как безусловная политическая ценность, выполнявшая защитную функцию перед лицом западной цивилизации. Обеспечить единство и неделимость Российской империи в целях достижения культурного и экономического расцвета могла только унитарная модель государственного устройства, предусматривающая строгую централизацию и не допускающая автономности окраин.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Image of the Russian Empire and the empire borders in the minds of the right-wing monarchical conservative parties before 1917

The aim of this article is the effort to describe the image of the Russian Empire and the empire borders in the minds of the right-wing monarchical conservative parties before the revolutionary events of 1917. The authors pay attention to the theoretical prerequisites of the ideological views of the black-hundredists (the "official nation" theory and the conception of the later Slavophils) and the practical mission that they set for themselves on the political stage (striving for saving the united and indiscerptible Russian Empire). The main conclusion is that in the minds of the right-wing monarchical organisations, the Russian national tradition was very closely connected with the paradigm of the united Empire which was deemed to be the absolute political value and was fulfilling the defence function to face the western civilisation. Only the unitary model of the state structure for the sake of the strict centralisation and turning down the outskirts' request of autonomy provided cultural and economic prosperity.

Текст научной работы на тему «Образ Российской империи и имперских границ в представлении правомонархических консервативных партий накануне 1917 года»

УДК 94 (470)"1917"

Осипова Елена Александровна

Костромской государственный университет elena-decide@yandex.ru

Турыгин Александр Александрович

кандидат исторических наук, доцент

Костромской государственный университет

aturigin@mail.ru

ОБРАЗ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И ИМПЕРСКИХ ГРАНИЦ В ПРЕДСТАВЛЕНИИ ПРАВОМОНАРХИЧЕСКИХ КОНСЕРВАТИВНЫХ ПАРТИЙ

НАКАНУНЕ 1917 ГОДА

Целью статьи является попытка охарактеризовать образ Российской империи и имперских границ в представлениях правомонархических партий накануне революционных событий 1917 г. Автор уделяет внимание теоретическим предпосылкам идейных воззрений черносотенцев («теория официальной народности» и концепции поздних славянофилов) и практическим задачам, которые они ставили перед собой на политической арене (стремление к сохранению единой и неделимой Российской империи). Главный вывод заключается в том, что в представлениях пра-вомонархических организаций русская национальная традиция тесно переплеталась с парадигмой единой империи, воспринимавшейся как безусловная политическая ценность, выполнявшая защитную функцию перед лицом западной цивилизации. Обеспечить единство и неделимость Российской империи в целях достижения культурного и экономического расцвета могла только унитарная модель государственного устройства, предусматривающая строгую централизацию и не допускающая автономности окраин.

Ключевые слова: правомонархические партии, черносотенцы, империализм, «теория официальной народности», Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, Российская империя.

В преддверии Первой мировой войны, когда Россия готовилась к вступлению в «битву» за передел колониальных владений, вопросы, связанные с имперской политикой, вышли на первый план в общественно-политическом дискурсе. В этой связи особую значимость приобрела позиция черносотенных организаций, уделявших большое внимание этой проблематике. Цель настоящей статьи - охарактеризовать образ Российской империи и имперских границ в представлениях правомонархических партий накануне революционных событий 1917 г.

В программных документах черносотенных организаций одним из главных ориентиров в их политической борьбе называлось стремление к сохранению «единой и неделимой России» [см., например: 9, с. 81, 89, 103, 126]. Этот пункт, занимая первостепенное значение для характеристики представлений правомонархических партий о Российской империи и ее границах, имел вполне определенное идеологическое обоснование, покоившееся, с одной стороны, на знаменитой формуле «Православие, Самодержавие, Народность», получившей в начале XX в. «второе дыхание», а с другой - на идее «самобытного» пути развития и теоретических воззрениях поздних славянофилов о непримиримых различиях российской и европейской цивилизаций, которые не могут заимствовать опыт друг друга.

Остановимся подробнее на рассмотрении идейных основ политических убеждений черносотенцев. В научных исследованиях, посвященных правомонархическим партиям, отмечается, что в основе их мировоззрения лежала «уваров-ская триада "Православие, Самодержавие, Народность", ставшая своего рода политическим кредо

правомонархического движения», получив обоснование в программных документах его союзов и организаций [3, с. 285]. М.Л. Размолодин, подробно изучив идеологические установки черносотенцев, пришел к выводу, что они воспринимали уваровскую триаду как монолитный фундамент русского народа, утверждая, что каждый ее элемент не может существовать обособленно, «без привязки с другими он теряет свою силу». «Все элементы конструкции, - пишет исследователь, -фокусировались в личности монарха, который являлся "персонификацией духа нации", носителем и олицетворением ее культурного и политического идеалов. ...Наряду с православием (религиозный элемент) русская народность (национальный элемент) занимала равнозначное место, так как и самодержавие, и православие вытекали из свойств и характера самого русского народа» [12, с. 32].

С озвученными позициями историков трудно поспорить, поскольку и в программных документах правоконсервативных партий, и на страницах их периодической печати, и в официальных заявлениях лидеров организаций и союзов звучали призывы отстоять базовые ценности традиционного российского общества, сформулированные С.С. Уваровым [16, с. 14]. Так, Союз русского народа - одна из крупнейших правомонархических партий - в своей программе перечислил положения, которые намерен отстаивать «как в жизни, так и в Государственной Думе», среди которых главными выделил православие, самодержавие, народность [4, с. 765-766]. Другая известная черносотенная организация - Русский народный союз им. Михаила Архангела - в качестве одного из пунктов своей программы указывала: «Благо Родины зависит от сохранения в чистоте православной

© Осипова Е.А., Турыгин А. А., 2019

Вестник КГУ^ № 1. 2019

45

Веры, Русского неограниченного Царского Самодержавия и Русской самобытности» [13]. При этом заявлялось, что «Народ Русский в подавляющем большинстве - православный, а потому Православной Церкви, покоящейся на канонических началах соборности и правильного приходского устройства, должно быть предоставлено первенствующее в России положение» [13]. В свою очередь, Русский монархический союз видел свою миссию в том, чтобы способствовать укреплению «русской исторической государственности на основах Православия» [15, с. 21].

Важно отметить, что не меньшее значение правомонархические партии уделяли отстаиванию принципа народности, под которой понимали «рус-скость», тесно связанную с православной религией и лояльную самодержавному режиму. В постановлениях Второго всероссийского съезда русских людей, проходившего 6-12 апреля 1906 г., была высказана единая позиция по национальному вопросу. В качестве главных врагов русской государственности были определены немецкая колонизация и иу-дизация. Съезд постановил необходимость «уничтожить: привилегии немецкого населения, вредные для местного блага населения и всей России...» [10, с. 150], а также «признать, что равноправие Евреев с Русскими грозит нам порабощением, может повлечь за собой утрату нашей политической независимости» [10, с. 152]. Задаваясь вопросом, «в чем заключается суть русской народности», черносотенцы пришли к выводу, что «народность, в отличие от национальности и космополитизма, есть триединство 1. "вероисповедания, 2."государственности и 3.°своебытной просвещенности, основанной на обособленности языка, страны и нравов (обычаев) [14, с. 15]. Таким образом, уваровская триада, будучи базисом черносотенной идеологии, наполнялась национальным содержанием и преподносилась как национальная идея русского народа: «Русский народ как нация выражается в трех символах: вере православной, царе самодержавном и народе русском» [цит. по: 12, с. 31].

В идеологии правомонархических партий Российская империя представляется как самобытное общественно-политическое пространство, требующее сохранения и поддержания духовных и культурных границ. В связи с этим признавалась пагубность влияния западных и иных цивилизаций и полное отрицание возможности реформирования страны с опорой на опыт народов, развивающихся в других социокультурных условиях. Данные мировоззренческие установки не просто подпитыва-лись идеями славянофилов, но к началу XX в. получили развернутое концептуальное обоснование в виде теоретических систем, разработанных в трудах Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева. В частности, цивилизационный подход Н.Я. Данилевского привлекал правомонархистов тем, что разграничи-

вал романо-германский (католический) мир, характеризующийся чрезмерной насильственностью, история которого была наполнена примерами уничтожения и разграбления покоренных народов, и славянский (православный) мир, стремящийся принести завоеванным народам культуру и просвещение [2, с. 58]. Из «византийской» концепции К.Н. Леонтьева правомонархисты взяли на вооружение идею единственно приемлемого для России иноземного влияния: «Все живое у нас сопряжено органически с родовой монархией нашей, освященной православием, которого мы естественные наследники. Византизм организовал нас, система византийских идей создала величие наше, сопрягаясь с нашими патриархальными, простыми началами, с нашим, еще старым и грубым вначале, славянским материалом...» [6, с. 145].

Идеи Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева в интерпретации правомонархических сил приобрели новое государственно-политическое звучание, что, по словам И.В. Омельянчука, выразилось в «противопоставлении "Россия - Запад". В политической сфере это самодержавие и конституционализм, в экономической - сельское хозяйство и промышленность, в социальной - соборность и индивидуализм, в духовной - православие и католицизм (протестантизм)» [8, с. 36]. Этими противоположностями как раз выражалось видовое различие русско-православной и европейской цивилизаций, имеющих совершенно разные корни.

Если теоретические конструкции взглядов правомонахических организаций базировались на вере в богоданность самодержавия, самобытности пути развития, почитании государственных и общинных традиций, то практические цели, на достижение которых был направлены усилия их представителей, действовавших на политической арене, находили выражение в емком и лаконичном лозунге «единой и неделимой России». М.Л. Раз-молодин в своих исследованиях наиболее полно раскрыл суть этого постулата, включавшего следующие общественно-политические принципы: «единство и неделимость национально-государственного устройства Российской империи; первенство русского народа как "собирателя земель" и создателя государства; первенство русского языка; строгая унитарность государственного устройства, единоначалие и твердый порядок как основа существования разноплеменного государства; необходимость борьбы с "инородческим засильем" (т. е. со стремлением инородцев к сепаратизму и одновременно к захвату высших этажей социальной иерархии в империи); право инородцев на ограниченную политическую и экономическую свободу» [11, с. 234].

Иными словами, говоря о единой и неделимой России, черносотенцы имели ввиду необходимость сохранения Российской империи в современных

46

Вестник КГУ ^ № 1. 2019

им границах. Так, в программе Союза русских рабочих людей было отражено, что «созданное русским народом Русское государство не может быть ни под каким видом делимо и разделяемо на разные автономные области, а должно сохранять все земли, ему принадлежащие в настоящее время, в полной неприкосновенности» [цит. по: 11, с. 234]. В Своде основных понятий и положений русских монархистов, принятом 19 мая 1912 г., указывалось: «Нет необходимости разбиваться на части, как разбита земельно и народно маленькая Европа. Дробное деление на части, удовлетворяя началу многообразности и свободы частей, не удовлетворит началу соборного братства и единства целого. От сего происходят постоянные враждебные столкновения и распад самодержавного домостроительства частей страны. Только в собор-но сплоченной великодержавной единице Россия может выполнить предназначенную ей Судьбою великую просветительную задачу. В чем сия просветительная задача Русского Народа? Задача -явить миру свой самобытный государственный христианский строй управления и довести его до такого совершенства, которое уже недоступно европейским государствам.» [14, с. 13]. Гарантом же выживания русского народа и сохранения его самобытности для исполнения своей мессианской роли являлось самодержавие, сохранить которое представлялось возможным только в рамках имперского пространства. В представлениях право-монархических партий империя раскрывалась как категория духовного порядка, включавшая «религиозные, самодержавно-политические и национально-психологические компоненты» [11, с. 233].

Согласно программным установкам черносотенцев, обеспечить единство и неделимость Российской империи могла только унитарная модель государственного устройства, предусматривающая строгую централизацию и не допускающая автономности окраин. Все это, по их мнению, должно было способствовать территориальной сплоченности империи, лишь посредством которой может быть достигнут культурный и экономический расцвет национальных территорий. В этом виделся единственный путь объединения всего населения империи в борьбе за сохранение наследия и традиций страны. В частности, в программе, разработанной Союзом Михаила Архангела, отмечалось: «Сила Родины кроется в сохранении неделимой целости Государства Российского, в соблюдении в нем законности и порядка, а также в братской поддержке Русскими всех сословий и состояний, друг друга, везде и всюду, как в духовном, так и в материальном отношениях» [13].

Анализируя взгляды черносотенцев относительно единства имперского пространства, нельзя не остановиться на проблеме, прямо вытекающей из вышеописанного - национальном вопросе. Рос-

сия начала XX в. представляла собой многонациональное государство с пестрым территориальным составом, включавшим окраины и регионы, уровень культурного развития которых мог быть совершенно несопоставим между собой (например, Польшу и Финляндию трудно поставить в один ряд со Средней Азией). Рассматривая национальную проблематику, черносотенцы, конечно, отделяли русских от населявших страну инородцев. В своих рассуждениях они отталкивались от тезиса о том, что поглощение сильными нациями слабых этносов в истории человечества неизбежно. В связи с этим неизбежна и культурная ассимиляция, в том числе для реализации геополитических задач.

В исторической науке есть ряд исследований, специально посвященных рассмотрению действий правомонархических партий в разных регионах империи и их взаимоотношению с местным населением. Проанализировав эти работы, мы можем прийти к выводу, что инородное население Поволжья, Сибири и Средней Азии воспринималось черносотенцами как лояльное самодержавию: прочной основой для союза здесь выступали защита универсальных традиционных ценностей, социального строя и общественных устоев, а также неприятие западных либеральных идей [1, с. 17; 5, с. 306-308; 7, с. 35]. В противовес этому в населении Финляндии, Польши, Прибалтики и Кавказа черносотенцы видели угрозу имперской целостности. Конечно, речь шла не обо всех жителях указанных территорий, а лишь об их национальных элитах, демонстрировавших в угоду собственным интересам сепаратистские настроения [11, с. 252253]. В связи с этим для национальных окраин не предусматривалось ни автономности, ни возможности предоставления права на самоопределение в какой бы то ни было форме. Современный исследователь Ю.И. Кирьянов пришел к выводу, что черносотенцы выступали за «"твердое проведение политического и государственного объединения Кавказа с Россией", против автономии Польши и Финляндии с тем, чтобы с точки зрения общегосударственной и экономической они оставалась бы в составе Российской империи» [5, с. 309].

Такой подход в сфере национально-государственного строительства правомонархические партии связывали с историческими заслугами страны: «. великое множество инородцев, входящих ныне в состав Русского государства, никогда не терпело от русского народа зла и притеснений; мало того, все они, а некоторые в особенности (евреи, поляки, финляндцы, армяне, грузины), под защитой русского народа, пользуясь его потом, кровью и могуществом, - укрепились, разбогатели. Жили и спаслись от поглощения их другими народами» [цит. по: 11, с. 283]. Кроме того, пропагандировался тезис о том, что единство империи в первую очередь выгодно самим инородцам, вернее - рядово-

Вестник КГУ^ № 1. 2019

47

му населению, поскольку только самодержавный монарх заинтересован в «полном единении всех подданных», стремясь обеспечить такие условия, чтобы и коренное русское, и инородное население «наименее будет стеснено в отыскании себе пропитания при помощи разных привилегий некоторых частей государства» [цит. по: 11, с. 242].

Подводя итоги, отметим, что в представлениях правомонархических партий имперская проблематика занимала одно из основных положений. Если теоретической основой их взглядов служили уваровская триада (Православие, Самодержавие, Народность) и идея «самобытного» пути развития, заимствованная у поздних славянофилов, то практические цели, на достижение которых был направлены усилия их представителей, находили выражение в стремлении к сохранению единой и неделимой России. При этом самодержавие, сохранить которое представлялось возможным только в рамках имперского пространства, в идеологии черносотенцев выступало в качестве гаранта выживания русского народа и сохранения его самобытности для исполнения своей мессианской роли. В представлениях правомонархических организаций русская национальная традиция тесно переплеталась с парадигмой единой империи, воспринимавшейся как безусловная политическая ценность, выполнявшая защитную функцию перед лицом западной цивилизации.

Библиографический список

1. Алексеев И.Е. Черносотенные и умеренно-монархические организации Казанской губернии (1905 - февраль 1917 гг.): автореф. дис. ... канд. ист. наук. - Казань, 1997. - 22 с.

2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к романо-германскому / отв. ред. О. А. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации: Благословение, 2011. - 816 с.

3. Ивакин Г.А. Основные элементы правокон-сервативной идеологии черносотенства в начале XX в. // Среднерусский вестник общественных наук. - 2014. - № 3. - С. 285-292.

4. История Русской Православной Церкви. Новый патриарший период. Т.1. 1917-1970 / под ред. М. Данилушкина. - СПб.: Воскресение, 1997. -1020 с.

5. Кирьянов Ю.И. Правые партии России 19111917 гг. - М.: РОССПЭН, 2001. - 464 с.

6. Леонтьев К.Н. Собрание сочинений: в 9 т. Т. 5. Восток, Россия и славянство. - М.: Тип. В.М. Саблина, 1912. - 468 с.

7. Михайлова Е.М. Правомонархическое движение начала XX века в Поволжье: идеологическое оформление и общественно-политическая практика: автореф. дис. ... докт. ист. наук. - Казань, 2007. - 51 с.

8. Омельянчук И.В. Черносотенное движение в Российской империи (1901-1914 гг.): автореф. дис. ... докт. ист. наук. - Воронеж, 2006. - 46 с.

9. Полный сборник платформ всех русских политических партий, с приложением высочайшего манифеста 17 октября 1905 г. и всеподданейшего доклада графа Витте. - М.: Гос. публ. ист. б-ка России, 2001. - 132 с.

10. Постановления Второго Всероссийского съезда русских людей [6-12 апреля 1906 г.] // Правые партии. 1905-1917 гг.: Документы и материалы: в 2 т. Т.1. 1905-1910 гг. / отв. ред. В.В. Шелоха-ев. - М.: РОССПЭН, 1998. - С. 147-154.

11. Размолодин М.Л. О консервативной сущности черной сотни. - Ярославль: Нюанс, 2012. -388 с.

12. Размолодин М.Л. Православно-религиозные основы черносотенной идеологии // Вестник Томского государственного университета. - 2010. -№ 4 (12). - С. 31-36.

13. Русский народный союз им. Михаила Архангела: Программа и Устав. СПб., 1909 (Приложение к «Колоколу». 1908. № 692) // Государственный архив Российской Федерации. - Ф. 116. - Оп. 2. -Д. 1. - Л. 678-678 об. [Электронный ресурс]. -Доступ из эл. библиотеки «Гумер». - URL: http:// www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Article/Pr_ RussNarS.php (дата обращения: 28.01.2018).

14. Свод основных понятий и положений русских монархистов, выработанный Программным Разрядом IV-го Всероссийского Съезда Союза Русского Народа и V-го Всероссийского Съезда Русских Людей и принятый общим собранием сих Съездов 19 мая 1912 г. // Вестник Союза Русского народа. - 1912. - № 104 (1 июня). - С. 11-15.

15. Устав Общества под названием «Русский Монархический Союз», или «Русская Монархическая Партия»: (утвержден 17 января 1911 года). -М.: Русская Печатня, 1911. - 23 с.

16. Черная сотня: Историческая энциклопедия 1900-1917 / сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов; отв. ред. О. А. Платонов. - М.: Ин-т русской цивилизации. - 2008. - 640 с.

References

1. Alekseev I.E. CHernosotennye i umerenno-monarhicheskie organizacii Kazanskoj gubernii (1905 - fevral' 1917 gg.): avtoref. dis. ... kand. ist. nauk. - Kazan', 1997. - 22 s.

2. Danilevskij N.YA. Rossiya i Evropa. Vzglyad na kul'turnye i politicheskie otnosheniya slavyanskogo mira k romano-germanskomu / otv. red. O.A. Platonov. - M.: Institut russkoj civilizacii: Blagoslovenie, 2011. - 816 s.

3. Ivakin G.A. Osnovnye ehlementy pravokonservativnoj ideologii chernosotenstva v nachale XX v. // Srednerusskij vestnik obshchestvennyh nauk. - 2014. - № 3. - S. 285-292.

48

Вестник КГУ „J № 1. 2019

4. Istoriya Russkoj Pravoslavnoj Cerkvi. Novyj patriarshij period. T.1. 1917-1970 / pod red. M. Danilushkina. - SPb.: Voskresenie, 1997. - 1020 s.

5. Kir'yanov YU.I. Pravye partii Rossii 19111917 gg. - M.: ROSSPEHN, 2001. - 464 s.

6. Leont'ev K.N. Sobranie sochinenij: v 9 t. T. 5. Vostok, Rossiya i slavyanstvo. - M.: Tip. VM. Sablina, 1912. - 468 s.

7. Mihajlova E.M. Pravomonarhicheskoe dvizhenie nachala XX veka v Povolzh'e: ideologicheskoe oformlenie i obshchestvenno-politicheskaya praktika: avtoref. dis. ... dokt. ist. nauk. - Kazan', 2007. - 51 s.

8. Omel'yanchuk I.V. CHernosotennoe dvizhenie v Rossijskoj imperii (1901-1914 gg.): avtoref. dis. ... dokt. ist. nauk. - Voronezh, 2006. - 46 s.

9. Polnyj sbornik platform vsekh russkih politicheskih partij, s prilozheniem vysochajshego manifesta 17 oktyabrya 1905 g. i vsepoddanejshego doklada grafa Vitte. - M.: Gos. publ. ist. b-ka Rossii, 2001. - 132 s.

10. Postanovleniya Vtorogo Vserossijskogo s"ezda russkih lyudej [6-12 aprelya 1906 g.] // Pravye partii. 1905-1917 gg.: Dokumenty i materialy: v 2 t. T.1. 1905-1910 gg. / otv. red. V.V. SHelohaev. - M.: ROSSPEHN, 1998. - S. 147-154.

11. Razmolodin M.L. O konservativnoj sushchnosti chernoj sotni. - YAroslavl': Nyuans, 2012. - 388 s.

12. Razmolodin M.L. Pravoslavno-religioznye osnovy chernosotennoj ideologii // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. - 2010. - № 4 (12). -S. 31-36.

13. Russkij narodnyj soyuz im. Mihaila Arhangela: Programma i Ustav. SPb., 1909 (Prilozhenie k «Kolokolu». 1908. № 692) // Gosudarstvennyj arhiv Rossijskoj Federacii. - F. 116. - Op. 2. - D. 1. -L. 678-678 ob. [EHlektronnyj resurs]. - Dostup iz ehl. biblioteki «Gumer». - URL: http://www.gumer.info/ bibliotek_Buks/Polit/Article/Pr_RussNarS.php (data obrashcheniya: 28.01.2018).

14. Svod osnovnyh ponyatij i polozhenij russkih monarhistov, vyrabotannyj Programmnym Razryadom IV-go Vserossijskogo S"ezda Soyuza Russkogo Naroda i V-go Vserossijskogo S"ezda Russkih Lyudej i prinyatyj obshchim sobraniem sih S"ezdov 19 maya 1912 g. // Vestnik Soyuza Russkogo naroda. - 1912. -№ 104 (1 iyunya). - S. 11-15.

15. Ustav Obshchestva pod nazvaniem «Russkij Monarhicheskij Soyuz», ili «Russkaya Monarhicheskaya Partiya»: (utverzhden 17 yanvarya 1911 goda). - M.: Russkaya Pechatnya, 1911. - 23 s.

16. CHernaya sotnya: Istoricheskaya ehnciklopediya 1900-1917 / sost. A.D. Stepanov, A.A. Ivanov; otv. red. O.A. Platonov. - M.: In-t russkoj civilizacii. - 2008. - 640 s.

Вестник Kry^J № 1. 2019

49

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.