Научная статья на тему 'О консервативной сущности черной сотни России начала XX В. '

О консервативной сущности черной сотни России начала XX В. Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
369
102
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧЕРНАЯ СОТНЯ / КРАЙНЕ ПРАВАЯ ИДЕОЛОГИЯ / КОНСЕРВАТИЗМ / БАЗОВЫЕ ЦЕННОСТИ РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ / BLACK HUNDRED / EXTREME RIGHT IDEOLOGY / CONSERVATISM / TRADITIONALISM / BASIC VALUES OF RUSSIAN CIVILIZATION

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Размолодин Максим Львович

Рассматриваются вопросы, связанные с общей характеристикой черносотенного движения. Проблему типологизации правомонархической идеологии как консервативной предложено решать посредством использования в качестве лакмусовой бумажки отношения к уваровскому триединству «Православие, самодержавие, народность», а относимости к черносотенному спектру путем использования в качестве критерия отношение к «ничем земным не ограниченному самодержавию в русском православном его проявлении». Предложенные критерии дают основание для пересмотра укоренившихся в исторической науке взглядов на некоторые правые организации как черносотенные.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The rise of the Black-Hundred organizations (such as the Union of the Russian people, the Russian Monarchical Party, the Union of the Archangel Michael and others) on the political arena of Russia at the beginning of the 20th century was conditioned by the reaction of the traditional part of the population on the First Russian Revolution and Manifesto of October 17,1905 to defend the basic values of the Russian civilization Orthodoxy, autocracy, nationality. This gives grounds to determine the Black-Hundred to the conservative spectrum, because extreme-rights counteracted to the attempts of the liberal and revolutionary movements to undermine the absolute monarchy. The main cause of all-class participation in the activity of the Black Hundred organizations was the commonness of religious consciousness and traditional outlook. The most important characteristic feature of the Black Hundred was the adherence to the universal Christian tradition. In spite of plenty of programs of extreme right organizations, all of them had a single ideological basis Orthodoxy, autocracy, nationality. It was a Russian conservative S.S. Uvarov who formed this principle in the 19th century. Uvarovs principle became the distillation of the conservative political philosophy which included religious and national constants. In the Black-Hundred ideology this formula got national content, because it displayed in mental and political spheres and reflected the absolute principle of the Russian being. The problem of identification of the Black-Hundred organizations as conservative ones can bе solved by using S.S. Uvarovs principle Orthodoxy, autocracy, nationality. The problem of identification to the Black-Hundred spectrum can be solved by the criterion of defense of the absolute Russian Orthodox monarchy. Using this criterion gives an opportunity to recognize Dubrovins Union of Russian People as a model of the Black-Hundred organization and revise the views existent in historical science about the identity of the BlackHundred and nationalist (including fascist) doctrine. Differences of ideological foundations conditioned sharp distinctions between the Black-Hundred and nationalist (including fascist) doctrines in the methods of attack of the principal political problems: state structure, national problem, conservation of the empire and proposals to reform the country.

Текст научной работы на тему «О консервативной сущности черной сотни России начала XX В. »

М.Л. Размолодин

О КОНСЕРВАТИВНОЙ СУЩНОСТИ ЧЕРНОЙ СОТНИ РОССИИ НАЧАЛА XX в.

Рассматриваются вопросы, связанные с общей характеристикой черносотенного движения. Проблему типологизации правомонархической идеологии как консервативной предложено решать посредством использования в качестве лакмусовой бумажки отношения к уваровскому триединству - «Православие, самодержавие, народность», а относимости к черносотенному спектру - путем использования в качестве критерия отношение к «ничем земным не ограниченному самодержавию в русском православном его проявлении». Предложенные критерии дают основание для пересмотра укоренившихся в исторической науке взглядов на некоторые правые организации как черносотенные.

Ключевые слова: черная сотня; крайне правая идеология; консерватизм; базовые ценности русской цивилизации.

Появления черной сотни на политической арене России в начале XX в. как общественно-политического движения обусловлено реакцией традиционалистской части населения на Первую российскую революцию и Манифест 17 октября 1905 г., что позволяет отнести его к консервативному спектру, выполнявшему охранительную функцию по противодействию угрозе свержения неограниченной самодержавной монархии [1]. Условиями появления и существования черной сотни являлись наличие угроз традиционной власти и снижение активности при затухании опасности.

Важной причиной широкой социальной базы и исключительно быстрой мобилизации, позволившей черной сотне стать серьезной политической силой, стала общность миропонимания традиционалистской части населения России, отражавшая универсальные христианские мировоззренческие ценности, обширный спектр стереотипов социально-исторического мышления, апологеты которой находились во всех слоях общества. Консерватизм масс, ставший импульсом для пополнения черносотенных организаций, имел также психологический и социальный аспекты, вырастая на основе традиционализма, являющегося свойством человеческой психики и внутренней потребностью человека [2. С. 47-48].

Проблема отнесения черносотенной идеологии к разряду консервативной может быть решена посредством выявления общности идейных основ и системообразующих компонентов крайне правой доктрины с европейским и русским консерватизмом, обусловленных защитой христианской и национальной традиции [3. С. 593; 4]. Квинтэссенция русской консервативнополитической философии, выраженная уваровской триадой «Православие, самодержавие, народность», составила фундамент черносотенной идеологии, на котором строились система ценностей, базовые принципы и остальные положения крайне правой доктрины, а именно: православная константа и первенство Русской православной церкви, незыблемость самодержавной власти и приоритет сильного государства, самобытность российской цивилизации, специфика подходов к имперской и инородческой проблематике, роли и места русского народа в контексте сохранения империи, мессианству, «русской идее» и др.

Анализ программных установок и практической деятельности позволяет квалифицировать черную сотню как консервативно-реформистское движение, ориентировавшееся на серьезные преобразования в сторону возрождения поврежденных в ходе реформ XVIII -начала XX в. исторических основ русской цивилизации, восстановления принципа допетровского само-

державия «единения царя с народом» и национальной политической традиции. Неприятие порожденной петровскими реформами абсолютистской монархии, сложившегося в результате Первой русской революции постманифестного строя, а также антинациональной бюрократии и являвшегося транслятором различных западных концепций оппозиционного лагеря не позволяет отнести черносотенные организации как к ситуативно-консервативным партиям, стремившимся сохранить существующее статус-кво, так и реакционным, ориентировавшимся на частичный или полный возврат к доманифестному строю.

Черная сотня представляла консервативное религиозно-политическое движение, определившее принципы самоорганизации традиционалистской части населения в условиях постепенного разрушения самодержавной монархии, угроз главенствующим позициям Русской православной церкви и целостности страны. Противоречивость черносотенной идеологии, ставшая результатом диффузии концепций охранителей с их идеей божественного происхождения царской власти и славянофилов с их либеральными идеями «нации-суверена», привела к расколу черносотенного движения на дубровинцев, оставшихся верными канонам, и обновленцев, принявших либеральную идею народа как источника властных прерогатив, что дало им возможность признать ограниченность власти царя Государственной думой и Манифестом 17 октября. Опора на противоположные по своим классовым устремлениям традиционалистские социальные слои привела к бесконечным расколам в черносотенном движении и затем, по мере дискредитации в общественном сознании православно-монархической идеи, к организационному краху правых.

Исходя из широкого спектра политических партий, декларировавших лозунг «Православие, самодержавие, народность», в качестве критериев отнесения к черной сотне предлагается использовать приверженность концепции божественной санкционированности царской власти, незыблемости самодержавия, недопустимости его ограничения законодательными представительными учреждениями, что позволит проводить четкую политическую и персональную бифуркацию. Использование уваровской триады в совокупности с данным критерием в качестве определителя принадлежности к черносотенному сегменту позволяет признать Дубро-винский Союз Русского Народа эталоном черносотенной организации и оспорить стереотипное мнение об идентичности черносотенной и националистической (в том числе фашистской) доктрин. Предложенный кри-

терий сам собой снимает и проблему отнесения участников погромного движения в октябре 1905 г. к черной сотне по причине невозможности определения их идейно-политических убеждений.

Общность идейных основ и системообразующих компонентов черносотенной идеологии с европейским и русским консерватизмом, обусловленных защитой христианской и национальной традиции, устанавливает границу с националистической (в том числе фашистской) доктриной. Главный водораздел между двумя мировоззрениями проявился в отношении к религиозной константе. Русский национализм отказался следовать выработанным отечественными консерваторами принципам приоритета религиозного компонента (православия) перед этническим (народностью) и нераздельности «православия» и «самодержавия», отдав в триаде предпочтение «народности» и подчинив ей два остальных элемента. Идентичность функции защиты национальной традиции обусловила формирование ложного мнения о черносотенной идеологии как тождественной националистической и фашистской.

Разность идейных основ черносотенной и националистической (в том числе фашистской) доктрин обусловила отличие в подходах к решению основных политических проблем: государственному устройству, национальному вопросу, сохранению империи, перспективам развития страны [5-7]. Первенствующий статус Русской православной церкви и самодержавная система властиустроения выступали в идейной системе

националистов лишь элементами национальной традиции, положением которых следует поступиться с учетом изменения политической ситуации. Черносотенцы же стремились к защите православного и самодержавного кредо. Поддержание территориального статус-кво и отсутствие у черной сотни программы внешней экспансии отличало ее от фашистов, которым было характерно подчинение внутренней жизни своих стран решению внешнеполитических задач завоевания колоний. Разность лежит и в мессианизме черносотенцев и фашистов: если первые посредством распространения православия желали привести человечество к духовному возрождению, то фашизм преследовал цели подчинить и закабалить.

Черносотенцы жестко противопоставили себя и рожденным в иных социокультурных условиях западным учениям - либерализму и социализму. Перспектива развития страны должна была, по их мнению, опираться не на западные схемы, а на православные и национальные идейные корни. В отличие от сторонников либерализма и социализма черносотенцы не навязывали свои рецепты спасения другим народам и странам, четко определяя, что их мировоззрение имеет русоцен-тричный характер и предназначено только для русского народа. Правомонархистам не приходилось ссылаться на западно-европейских авторов в связи с эксклюзивностью «русской идеи» и отсутствием другого исторического примера воплощения идей православия, самодержавия и народности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Huntington S.P. Conservatism as an Ideology // American Political Science Review. 1957. Vol. LI.

2. Размолодин М.Л. О консервативной сущности черной сотни» / Под ред. проф. Ю.Ю. Иерусалимского. Ярославль: Нюанс, 2010.

3. Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994.

4. Рахшмир П.Ю. Аналитик широкого профиля // Новый компаньон. 2000. 26 декабря. № 45 (151).

5. Коцюбинский Д. Всероссийский национальный союз // Политические партии России. Конец XIX - первая треть ХХ века: Энциклопедия. М.,

1996.

6. Коцюбинский Д. Русский национализм в начале ХХ столетия. М., 2001.

7. Дьяченко А.Н. Русский национализм как идеология и социально-политическая практика: социально-философский анализ: Автореф. дис. ...

канд. философ. наук. Ростов н/Д, 2004.

Статья представлена научной редакцией «История» 22 марта 2011 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.