Научная статья на тему 'Образ индийского проповедника Чайтаньи в традиционных текстах'

Образ индийского проповедника Чайтаньи в традиционных текстах Текст научной статьи по специальности «Религия. Атеизм»

CC BY
146
35
Поделиться
Ключевые слова
явление Чайтаньи как нисшедший Бог / Кришна с душой Радхи / мессианизм / человечноcть / божественные «игры» Шри Чайтаньи / divine «plays» of Sri Chatanya

Аннотация научной статьи по религии и атеизму, автор научной работы — Ватман Семен Викторович

Статья посвящена личности, жизни и миссии Чайтаньи, оказавшей большое влияние на формирование религиозно-философской системы бенгальского вишнуизма.

The image of Indian preacher Chatanya in traditional texts

The article is dedicated to the person, life and mission of Chatanya which infl uenced upon the formation religious philosophical system of Bengal Vishnuizm.

Текст научной работы на тему «Образ индийского проповедника Чайтаньи в традиционных текстах»

С. В. Ватман

Образ индийского проповедника Чайтаньи в традиционных текстах

Статья посвящена личности, жизни и миссии Чайтаньи, оказавшей большое влияние на формирование религиозно-философской системы бенгальского вишнуизма.

Ключевые слова: явление Чайтаньи как нисшедший Бог, Кришна с душой Радхи, мессианизм, человечность, божественные «игры» Шри Чайтаньи

S. V. Vatman The image of Indian preacher Chatanya in traditional texts

The article is dedicated to the person, life and mission of Chatanya which influenced upon the formation religious philosophical system of Bengal Vishnuizm. Keywords: Chatanya phenomenon as descended God, Krishna with the Radha soul, Messianizm, humaneness, divine «plays» of Sri Chatanya

Жизнь Чайтаньи (1486-1533), основателя бенгальского вишнуизма (вайшна-визма) - одного из наиболее влиятельных направлений бхакти, подробно отражена в агиографических текстах на санскрите и бенгали, таких как «Чайтанья-ча-ритамрита» Кришнадаса Кавираджа, «Чайтанья-бхагавата» Вриндавана Даса, «Чай-тан ья-мангала» Лочана Даса, «Кришна-чайтанья-чаритамрита-махакавья» Кави-карнапуры, «Кришна-чайтанья-чаритамрита» Мурари Гупты и др.1 Документально подтверждено, что некоторые из этих текстов составлены непосредственно сподвижниками Чайтаньи; большинство других опираются на свидетельства очевидцев событий.

Согласно авторам этих текстов, Чайтанья (настоящее имя - Вишвамбхара) явился на свет в Навадвипе (Западная Бенгалия), в благочестивой брахманской семье. Тексты гласят, что его явление сопровождалось множеством чудесных знамений. Так, сверхъестественной «причиной» появления Чайтаньи послужила искренняя мольба бхакт, сокрушавшихся о воцарившемся в мире безбожии - богатого образованного брахмана Адвайты Ачарьи и нищего отшельника Харидаса Тхакура, впоследствии наиболее близких его приближенных2. Уже в юности Чайтанья прославился своей ученостью и даже открыл собственную школу, где учил «новой логике» (па^а-пуауа)3. После встречи с подвижником Ишварой Пури, которого Чайтанья принял в качестве духовного наставника, жизнь его резко изменяется; он становится пламенным проповедником бхакти4. Близкие Чайтаньи, включая и его мать, начинают видеть в нем самого Кришну. Вскоре Чайтанья становится саннья-си - нищенствующим монахом; жизнь его проходит в странствиях и подвижничестве. Чайтанья всюду проповедует бхакти, обращая в вишнуизм представителей разных народностей, вероисповедений и сословий. Так, согласно текстам, учени-

ками Чайтаньи были один из создателей «новой логики» Васудева Сарвабхаума, мусульманский наместник Навадвипы Чанд Кази и царь Ориссы Пратапарудра. В ходе странствий Чайтанья встречает братьев Рупу и Санатану, в будущем - крупных вишнуитских мыслителей, и высказывает им идеи, которые впоследствии лягут в основу разработанной ими теологической доктрины школы. Чайтанья поселяется в Пури (Орисса) где проводит дни в окружении своих учеников. Последователи открыто провозглашают Чайтанью Богом, но он горячо отрицает это, ведя суровую жизнь подвижника. Незадолго до своего ухода он диктует «Наставление в восьми строфах» («Шикшашатака»), свое единственное произведение.

Сущность учения Чайтаньи следующая: Абсолют - не бескачественный Брахман, а Бог, Бхагаван (ВИадауап), наделенный многообразными личностными характеристиками и энергиями. Индивид фуа), который также имеет энергийную природу и «единоразделен» с Богом - «вечный слуга» Бхагавана; такова его сущность (вущ-йра). Только осознав и реализовав эту свою сущность, индивид достигает подлинного бытия (бэ^, знания (сИ:) и блаженства (йапс1а)5. «Правильное» состояние индивида - быть «лицом к Кришне» (фвпоптикЬа), но, обитая в мире и находясь под влиянием иллюзии-майи, он становится «лицом прочь [от Кришны]» (ЬаЫгшикЬа). Поэтому цель человека в том, чтобы снова обратиться к своему истинному объекту. Такой «поворот» возможен только благодаря бхакти. Бхакти, согласно Чайтанье -не просто эмоциональное состояние, а единственный способ самоосуществле-ния индивида, истинное индивидуальное бытие. Бхакти заключается в служении ( 5еуапа ) высшему объекту. Первый и самый главный вид служения - прославление имени Божьего пением или повторением (п^а-кЫапа). Придерживаясь свойственной последователям веданты реалистской идее сущностной связи имени и именуемого, Чайтанья утверждает, что божественное имя и Бог нераздельны; имя, так же как и Бог, есть источник всех энергий. Поэтому повторяющий или памятующий имена приобщается через них к Богу. Бхакти в учении Чайтаньи становится своеобразным «абсолютом» религиозной жизни: плоды, которые дает она, не достижимы с помощью йоги, джняны и кармы; мало того, любой из этих видов совершенствования может увенчаться успехом только благодаря бхакти6. Бхакти обнаруживает в сердце человека сокрытую любовь к Богу - №адауа1:-ргета). Запредельная према противопоставляется посюсторонней каме, привязанности к материальным объектам. С понятием премы тесно связано употребляемое Чайтаньей понятие расы (санскр. гаБа - «вкус»). Благодаря Чайтанье этот термин, принадлежащий традиционной индийской эстетике, становится важнейшим понятием вишнуитского мистицизма, обозначая своего рода модус любовных отношений бхакты с Бхагаваном. Чайтанья называет пять основных рас: 1) «спокойная» или «нейтральная» (вмИа); 2) «служения» №вуа); 3) «дружеская» (БакИуа); 4) «родительская» ^^^а1уа); 5) «любовная» (sдаgara). Каждая из основных рас характеризуется степенью близости между индивидом и Богом; чем ближе отношения, тем меньше бхакта видит в Боге

«величия» (йвуагуа) и тем больше видит «сладости» (таШшгуа). Квинтессенция всех рас - шрингара, когда бхакта вообще не воспринимает Бога как владыку, а только как возлюбленного. Чайтанья настаивает на эзотеричности шрингары, которая не имеет ничего общего с мирской эротикой; чтобы достичь такого модуса отношений с Богом, нужно быть аскетом и подвижником. Каждая раса имеет две фазы: единение (уода) и разлученность (у|уода). Разлученность выше единения, поскольку вызываемые ею горечь и томление являются мощным двигателем любви. Истинная бхакти неотделима от этого чувства7.

После ухода Чайтаньи ученики и последователи проповедуют его учение и одновременно занимаются его систематизацией. Эту задачу осуществляют братья Рупа и Санатана, а также их племянник Джива. Так, Дживой были созданы «Сандарб-хи»8 - грандиозное произведение, своего рода богословская «сумма» бенгальского вишнуизма. Помимо этого, учениками и последователями Чайтаньи создается множество разнообразных произведений в стихах и прозе; возникает целое направление в религиозной литературе, отличающееся большим жанровым разнообразием.

В посвященных Чайтанье агиографиях (например, в «Чайтанья-чаритамрите», наиболее значительной из них) выдвигается особая доктрина его личности, жизни и миссии, которая оказала большое влияние на формирование религиозно-философской системы бенгальского вишнуизма, в особенности на мистицизм этой школы. Вкратце суть этой доктрины в следующем: Чайтанья - это Кришна, Бог, нисшедший, чтобы проложить для людей путь спасения. Но, нисходя в мир, Кришна имел две цели: внешнюю - учить и проповедовать, и сокровенную - пережить самому те чувства, которые испытывают любящие его бхакты. Ради этой второй цели Кришна слился воедино с Радхой, своей «энергией радости», с которой он связан по принципу «непостижимой единораздельности» ^^^^^^^ес1аЬЬес1а), переняв ее чувства, мысли и даже отчасти ее облик (согласно источникам, Чайтанья был очень красив и имел светлую кожу). В образе Чайтаньи Кришна стал бхактой и смог сам пережить религиозный экстаз бхакт, а заодно показать всем пример истинной бхакти. Явление Чайтаньи восхваляется Его последователями как явление самой милостивой аватары (тЛа-уаёапуауа1ага), средоточия всякого милосердия (Кришна с душой Радхи), презревшего то, что люди нашей эпохи греховны и нечисты и лишь из одного милосердия спасающего тех, кто просто повторяет имя Божье.

Здесь проявляется своеобразный «мессианизм», свойственный именно бенгальской вишнуитской традиции - явление, в общем, уникальное для индуизма. Чайтанья приходит во имя всобщего спасения. Сам он проявляет себя не просто как Учитель, но как Проповедник; последователи Чайтаньи воспринимают его учение, прежде всего, как проповедническую миссию, то есть активно вмешиваются в ход дел мира, пытаясь изменить его морально и духовно. В связи с этим значительную роль начинают играть различные пророчества, значимые именно в парадигме, заданной «миссией» Чайтаньи, - это также уникальная черта данной традиции9. Все

это нашло прямое выражение в культе Чайтаньи. Чрезвычайно почитаются места, связанные с Его явлением и деяниями. Практически в каждом храме бенгальских вишнуитов, даже посвященных непосредственно Кришне, можно увидеть изображение Чайтаньи и его спутников, также весьма почитаемых традицией.

Теперь изложим подробнее наиболее важные элементы мистико-теологиче-ского учения бенгальских вишнуитов о Чайтанье. Как уже говорилось, жития Чайтаньи, описывают его рождение как необычайное и чудесное10. Само его зачатие было «непорочным». Произошло оно так: сам Кришна вошел в сердце Джаганнат-хи, отца Чайтаньи, и затем из его сердца переместился в сердце Шачи, его матери. Сверхъестественные явления сопровождают Чайтанью всю жизнь; он творит чудеса, в частности, излечивает больных проказой11; неоднократно предстает перед своими сподвижниками преображенным, в божественном обличии (хотя и отрицает публично свою божественность). Источники описывают множество случаев, когда мусульмане, буддисты, последователи адвайта-веданты, а также грешники разного рода, уверовав в божественность Чайтаньи, чудесным образом обращались в его пылких последователей12.

Нужно отметить, что в понимании бенгальских вишнуитов Чайтанья - не «Бог во плоти» в христианском смысле; значение употребляемого для этого санскритского слова аватара - не «воплощение», а «нисшествие». Бог не принимает тленное человеческое тело, ибо это было бы умалением Его высшего могущества13; скорее, он из милости к людям являет им себя так, чтобы они могли узреть в нем человеческие черты; при этом само тело Бога остается духовным и нетленным. Итак, для последователей Чайтанья - это, с одной стороны, Абсолют без каких бы то ни было изъятий, с другой - это Бог нисшедший, явленный, своим явлением проложивший для людей путь религиозного спасения. Именно такое понимание и служит основой популярности религиозного культа основателя бенгальского вишнуизма. Чтобы можно было получить представление, насколько велика в бенгальском вишнуизме степень почитания Чайтаньи, приведем большой отрывок из «Чайтанья-чандрамриты», славословия, написанного бенгальским поэтом XVI века Прабодханандой Сарасвати:

Что для стойких в благочестии недостижимо, что ни подвижничеством, ни медитацией, ни йогой, ни отречением, ни хвалебными гимнами никому не обрести, что для логики недосягаемо, чего даже с любовью поклоняющиеся Говинде лишены - то тайное, сокровенное даровал, низойдя, вместе с именем Своим Всевышний. Восславим же Его, Золотом Сияющего!

На Ком сосредоточены взоры, Кого касаются, Кого славят, помнят и чтят на расстоянии, Кому поклоняются, - лишь Он один сущность любви к Богу раскрыть способен; пред Ним, пред Шри Чайтаньей, Господом милосердным, в почтении склоняюсь.

Кайвалья14 адом становится, города тридцати трех богов „цветком в небе”15 становятся, бесчисленные змеи труднооборимых чувств зубов лишаются, мир радостью наполняется, Брахма, великий Индра и прочие [жалкими] червями становятся для тех, кто сокровищем Его милостивого, уголками глаз брошенного взгляда обладает. Ему, Золотом Сияющему, воспоем же хвалу...

Что в том, что род дайтьев и ракшасов'6 уничтожен? Что в том, что указан путь йоги и прочие [пути]? Что в том, что дорога свободна? Какой смысл в творении и во всем остальном? Что толку в том, что [из вод некогда] была поднята суша? Давайте же, чтобы воссияла любовь к Богу, воспоем хвалу Всевышнему, явившемуся в облике Чайтаньи, и путь великой преданности проложившему!'7.

Другой важный элемент доктрины: Чайтанья для последователей бенгальского вишнуизма - это сам Кришна; но это Кришна, который явил себя не как Бога, но как бхакту, иными словами - как идеального Человека в религиозном смысле: человека беззаветно верующего, постоянно поглощенного любовью к Богу, посвящающего ему все свои поступки, мысли и т. д. В таком своем явлении, которое никак не связано ни с какими внешними причинами (такими как, например, спасение праведных и наказание грешных) и которое никем до конца не постижимо'8, Кришна руководствуется неким особым личностным «мотивом». Этот мотив имеет как бы две стороны, внутреннюю и внешнюю, которые показаны как две причины или цели явления Чайтаньи: ') самому испытать счастье любви к Богу, подобное тому, которое испытывают бхакты; 2) одновременно научить людей бхакти в ее наиболее чистом виде'9. Как считают вишнуитские мыслители, этот наиболее чистый и совершенный вид бхакти выше всяких правил и основан на любви совершенно непринужденной, свободно изливающейся, спонтанной, лишенной благоговения и страха. Только при таком условии могут реально возникнуть и развиться личностные взаимоотношения между человеком и Богом (что и есть религиозный жизненный идеал), ибо «страх Божий» не доставляет Всевышнему радости, сохраняя непреодолимую пропасть между ним и существами; ему нужна от них только искренняя любовь. «Очень давно, - объясняет это сам Кришна в „Чайтанья-чаритмри-те", - [Я] не одаривал [мир] према-бхакти20. Но без бхакти мир лишается бытия. / Повсюду в мире [Мне] воздают бхакти согласно правилам Писаний. Но бхакти, исполняемая по правилам, не дает возможности проявиться духу Браджа2'. / Весь мир пронизан сознанием [Моего] величия. Но любовь, ослабленная [сознанием Моего] могущества, не влечет Меня»22.

Смысл этого, в соответствии с бенгальскими мыслителями, следующий: чтобы испытать, какова подлинная любовь к Богу, и чтобы научить людей совершенству этого, Всевышнему нужно самому пройти весь этот путь от начала до конца, ибо наука такого рода может быть преподана только на собственном примере. В поэме Кришнадаса Кришна заявляет: «Я Сам, преисполнившись духа бхакти и лично

практикуя бхакти, научу [этому] всех и каждого. / Кто сам не следует дхарме, не может и учить - такова суть, выраженная в „Бхагавате" и „Гите"... / А потому Я низойду на землю и вместе с бхактами явлю множество ярких игр»23.

Каков метафизический смысл такого преображения? Согласно традиционным текстам, Кришна становится бхактой, соединяясь с Радхой, ибо она - лучшая из бхакт. «Радха есть приносящая блаженство энергия, олицетворение любви к Кришне. Поэтому, хотя и единые по сути, они издавна являются на земле, облеченные в различные тела. Но в том, кто явился теперь под именем Чайтанья, те двое вновь соединились. [Пред Ним,] пред тем, кто есть сам Кришна, украшенный чувствами и сиянием Радхи, - склоняюсь я в почтении»24. Таким образом, явление Чайтаньи, соединившего в себе Радху и Кришну, есть полная манифестация Божества вкупе с полнотой его энергий. Радхе присущи качества огромного великодушия, доброты, скромности, самоотверженности и т. д. Все эти качества Радхи и обнаружились в Чайтанье. Так, в отношении себя самого он являет пример отсутствия гордыни, покорности судьбе, аскетизма; в отношении других - милосердия, скромности и доброты. На этих чертах характера Чайтаньи делается акцент во всех агиографических текстах. Согласно Вриндавану Дасу, Чайтанья с готовностью во всем помогал другим верующим, не пренебрегая никаким служением, поскольку сама сущность бхакти - служение: «У кого есть желание служить Кришне, тот пусть служит Его благословенным слугам. / Чтобы научить этому всех остальных, Господь Гаурачандра (Чайтанья. - С. В.), сам Бхагаван, лично воздает служение бхактам. / Подносит им вещи, подает одежду, с почтением поддерживает под руки, помогая войти - ничто не считает для Себя зазорным. / Видя смирение Вишвамбхары (Чайтаньи. - С. В.), бхакты словами и сердцем искренне благословляли Его»25. Здесь же следует упомянуть и самоотверженность Чайтаньи, которую он проявлял, проповедуя бхакти даже людям падшим и развращенным. Так, Говинда Дас26, сообщает, что Учитель, путешествуя по Южной Индии, обратил на путь бхакти немало промышлявших в придорожных лесах разбойников, а также блудниц. Чайтанья перенимает даже внешние черты Радхи: все биографы отмечают удивительную красоту его облика27.

Если мы посмотрим на облик Чайтаньи, запечатленный в текстах вишнуитских авторов, немного под другим углом зрения, то вполне можно охарактеризовать его как «человечный», что, кстати, опровергает некоторые сложившиеся на Западе стереотипы восприятия индийской духовности. Человечность Чайтаньи, в частности, выражена в его историчности. В отличие от Кришны, эпического или даже мифологического героя, преисполненного сверхъестественных качеств, вершащего свои деяния на фоне столь же сверхъествественных событий и в неизменно сверхъестественном антураже (что, естественно, затрудняет восприятие его в качестве исторического лица), фигура Чайтаньи вполне вписывается в соответствующий исторический и культурный горизонт: и его облик, и поступки, и все обстоятель-

ства, сопутствующие его жизни, подтверждаются независимыми историческими свидетельствами28.

Сам жизненный путь Чайтаньи также вполне человечен, по крайней мере, приближен к человечески-историчному: его рождество и связанные с ним события, хотя овеянные чудесами, полностью вписывается в традиционный жизненный уклад. Так, родители Чайтаньи отдают дань разнообразным традиционным верованиям; например, составляют его гороскоп, желая узнать будущее сына и т. д.29 К своей божественной миссии Чайтанья идет вполне человеческим путем, далеко не сразу обнаруживая склонность к ней. Так, согласно агиографическим текстам, в юности он играет роль учителя логики, гордого своей ученостью, и только после встречи с духовным наставником приступает к исполнению своей миссии. Эпизод, в котором особенно ярко выступают человеческие черты Чайтаньи, - принятие им санньясы, монашества, о чем подробно рассказывают все биографы. Желая выполнить до конца миссию, предначертанную себе как человеку собой как Божеством, Чайтанья оставляет горячо любимую супругу, мать, друзей и становится странствующим проповедником, аскетом, остригает свои прекрасные длинные волосы и облачается в строгое монашеское одеяние, вызывая этим несказанную печаль близких. Чайтанья и сам горячо скорбит, но решение принято, час настал, и он уходит из дому - это один из наиболее ярких эпизодов, отраженный в большинстве его жизнеописаний. Вот как, например данный эпизод описан в «Чайтанья-бхагавате» Вриндавана Даса:

Приняв такое решение, [Господь ходил] по домам бхактов и Сам говорил им: «Развяжу нить, стягивающую на голове узел волос» / Слыша о том, что [Господь] лишится Своих чудесных волос, все падали без чувств, тела их не подавали признаков жизни. / Кто говорит: «О Его чудесные вьющиеся волосы! Неужели никогда больше не нанижу я цветочную гирлянду, чтобы возложить на них?» / А другой произносит: «Если не увижу я больше узел Его волос, к чему тогда влачить мне дальше эту греховную жизнь?» / «Никогда больше не вдохнуть мне божественное благоухание Его волос», - говорит третий, ударяя себя по челу. / Кто произносит: «О Хари, Хари!». А кто-то просто громко рыдает. Погрузились все бхакты в океан горя. /

Так оплакивают все бхакты [предстоящую] разлуку с Господом, [говоря] между собой: / «Куда направится Господь, приняв санньясу? И куда нам идти, чтобы увидеть Его? / Став санньяси, не останется Он, конечно, в родной деревне, а в каком направлении Он пойдет - никому не известно!» / Вот чувства, которые постоянно испытавали бхакты. Не едят они, не пьют, не заботятся вовсе о теле. / Не мог вытерпеть Господь горя своих преданных слуг, смилостивившись, успокаивает их всех. / Говорит: «К чему печалиться? Где все вы, там и Я буду постоянно находиться. / Где бы Я ни был, Я здесь с вами, не омрачайте сердце печалью. Даже на миг не оставлю Я вашего общества. / Пребудете вы со Мной во все времена. / Как и в этой жизни,

будете вечно вместе со Мной блаженствовать, предаваясь пению Святого Имени. /

Я становлюсь санньяси лишь для того, чтобы защитить людей [от греха], и потому да прекратится ваша скорбь». / Утешив всех такими словами, Господь снова и снова любовно обнимает каждого30.

А вот другие примеры «человечности» и высоких нравственных качеств Чайтаньи, о которых свидетельствуют бенгальские вишнуитские авторы: живя в Пури и блюдя обет санньясы, Чайтанья отказывается от встречи с царем Ориссы Пратапа-рудрой, ибо аскет не должен общаться с людьми, связанными с деньгами и властью. Хотя на самом деле Чайтанья очень хочет увидеться с царем, поскольку тот - последователь вишнуизма и пылкий поклонник его учения, он отвергает саму возможность встречи, несмотря на все уговоры своих сподвижников. «Я человек, - говорит Чайтанья, - и по жизненному укладу я - санньяси. А потому я должен остерегаться, чтобы не вовлечь в мирскую жизнь свои тело, ум и речь»3'. Еще один эпизод: Чайтанья отклоняет всякие попытки последователей улучшить условия его «быта». Видя, что он спит на голом полу, едва прикрытом сухой корой бананового дерева, которая больно ранит его исхудавшее тело, бхакты пытаются убедить Чайтанью позволить им устроить для него более удобное ложе, но он говорит им: «.Моим ложем должна быть голая земля. Позор для меня пользоваться матрацем, одеялом и подушкой»32. Но все же, не желая, чтобы бхакты печалилсь из-за Него, он в конце концов соглашается лечь на мат, сделанный из сухих банановых листьев.

Однако не следует забывать, что, в соответствии с традицией, Чайтанья - не просто человек, но Богочеловек, и потому сквозь обыденный ход событий проступают и его сверхъестественные черты. Так, незадолго до рождения сына отец Чайтаньи видит исходящее от тела своей супруги неземное сияние, а она лицезрит вокруг себя сверхъестественных существ. В момент явления Чайтаньи на свет «возликовали все десять сторон света, возрадовались воды рек, преисполнились блаженства все движущиеся и неподвижные существа»33. На стопах маленького Чайтаньи родители обнаруживают знаки, свидетельствующие о его неземном происхождении34; приглашенный ими ясновидец, погрузившись в медитативный транс, видит Чайтанью в облике различных божественных аватар35. Другой эпизод, в котором проявляется «божеская» сущность Чайтаньи: придя по приглашению последователей Шанкары в Бенарес на их собрание, он, незамеченный ими, из скромности садится там, где, прежде чем войти в помещения, омывают стопы (нечистом месте, с точки зрения индуистов); однако вскоре его тело и лик начинают источать неземное сияние, что заставляет собравшихся признать в нем самого Нараяну36. Еще эпизод: во время Праздника Колесниц Чайтанья в восторге танцует среди огромной толпы верующих, и каждый присутствующий видит его, как если бы он находился только рядом с ним37.

Авторы жизнеописаний Чайтаньи повествуют о его деяниях увлеченно и красочно; и сами эти повествования, сам характер описанных деяний, - причем, не их «чудесность» (в христанском смысле), а то, что можно было бы назвать «пораз-ительностью», «необычайностью», - должны убедить читателя или слушателя в его божественности. Божественные «игры» самоочевидны: по большому счету нет необходимости в подтверждениях и доказательствах, достаточно просто слушать о них. Это хорошо выражено в словах Кришнадаса: «Вот какова сущность „игр" Шри Чайтаньи, - говорит он: - [услыхав о них,] все три мира танцуют и поют в любовном ликовании»38. Они «сладостны и глубоки как океан»39. При этом в повествовании о Чайтанье отсутствует тот сугубый драматизм, даже трагизм, который мы, например, находим в евангельском повествовании о «страстях Христовых». Так, например, сам уход Чайтаньи из жизни окутан тайной, о нем почти ничего не сказано в его жизнеописаниях. Традиция объясняет такое умолчание нежеланием верующих касаться этой темы. Мало того, есть даже допустимые версии его ухода; согласно одной из них, наиболее популярной, которая приводится в «Бхакти-ратнакаре» На-рахари Чакраварти, Чайтанья вошел в тело скульптурного изображения Кришны в храме неподалеку от Пури; по другой версии, он вошел в образ Джаганнатхи во время Праздника Колесниц - об этом рассказывается в «Чайтанья-мангале» Лочана Даса, а также у орисских биографов Чайтаньи. Наконец, еще по одной версии Он бросился в океан, приняв его за священную Ямуну (Джамну) - об этом мельком сообщается в «Чайтанья-чаритамрите» Кришнадаса.

Примечания

1 Наиболее важные исследовательские тексты и источники: Корабельник

Н. М. Социальные и религиозно-философские воззрения средневекового индийского мыслителя Чайтаньи, 1486-1533: по «Чайтаньячаритамрите»: автореф. ... канд. ист. наук: 07.00.03. М., 1984. 16 с.; Ватман С. В. Бенгальский вишнуизм. СПб., 2005; SñSiksastaka / ed. & transl. by Näräyana Maharaja. New Delhi, 1995; Vmdâvana Dasa. Sri-caitanya-bhâgavata / ed. by Haridâsa Sasüî. Vrndâban, 1983; Krsnadâsa Kavirâja. Sñ Caitanya-caritâmrta: 17 vols. / ed. & transl. by A. C. Bhaktivedanta Svami. Los Angeles, 1975; Prabodhânanda Sarasvati. Sn-caitanya-candrâmrta / еd. by Haridâsa Sastiî. Vrndâban, 1981; Locana Dasa Thakura. Sri Caitanya-iiangala / transl. by Mahanidhi Swami. New Delhi, 1994; Chakravarti Janardan. Bengal Vaishnavism and Sri Chaitanya. Calcutta, 1975; Chatterjee A. N. Siïkrsna Caitanya // A Historical Study on Gaudiya Vaisnavism. New Delhi, 1997; Das S. Sri Chaitanya Mahaprabhu. Madras, 1958; Majumdar A. K. Caitanya, His Life and Doctrine. Bombay, 1969; Sen Dinesh Chandra. Chaitanya and His Age. Calcutta, 1922; Swami B. V. Tirtha. Caitanya' Concept of Theistic Vedanta. Madras, 1964.

2 «[Адвайта] был погружен в раздумье о всеобщем благе. „Как же спасти мир, лишенный преданности?" - думал он. / Тогда Адвайта дал обет побудить Кришну низойти. Стал поклоняться [Ему], поднося воду и листочки туласи. / [В это время] Харидас в [своей] пещере повторял Святые Имена. „Если бы Кришна явился!" - было у него на уме. / Благодаря

преданности этих двоих и явился Чайтанья. Проповедовав Святое Имя и любовь к Богу [Он] спас мир» (Krsnadâsa Kavirâja. Srï Caitanya-caritâmrta: 17 vols. / ed. & transl. by A. C. Bhaktivedanta Svami. Los Angeles, 1975. Ant. (Vol. 1). P. 323-325 (P. 223-226).

3 См.: Srï-caitanya-bhâgavata srïman-vmdâvana-dâsa-thakkura-viracita. Sad-grantha-

prakâsakah - SrïHari-dâsa Sastrï, Vrndâban, Jilâ - Mathurâ, 1983. 1 (Vol. 3). 10-12. P. 88-121.

4 Srila Saccidananda BhaktivinodaThakur. Sri Chaitanya Mahaprabhu. His Life and Precepts / ed. by Swami B. K. Giri and Alwarnath Das. New York: Gaudiya Press, 1987. P. 10-11.

5 См.: Ватман С. В. Бенгальский вайшнавизм. СПб., 2005. С. 181-195.

6 См.: Там же. С. 213-231.

7 См.: Там же. С. 232-259.

8 Санскритское слово sandarbha означает «собрание», «систематизация».

9 Так, большой популярностью пользуются предсказания вишнуитского писателя и проповедника XIX века Бхактивиноды Тхакура о всемирном распространении учения и движения бенгальских вишнуитов, которое должно привести к существенным переменам в жизни мировой цивилизации и приходу 10 000-летнего «Золотого века».

10 Srï Caitanya-caritâmrta, Adi (V. 3), 13.104-107. P. 111-114.

11 Srï Caitanya-caritâmrta, Mdh (V. 3), 7.136-142. P. 69-72.

12 См., напр.: Srila Saccidananda BhaktivinodaThakur. Sri Chaitanya Mahaprabhu. His Life and Precepts. P. 21.

13 Как пишет Бхактивинода Тхакур, «Если вы склонны, признать, что Шри Чайтаньядева -Верховный Господь, то мы молим вас: не думайте, что Бог явился во плоти подобно падшим людям. Благодаря Его верховной мощи Он способен низойти в материальный мир во всей Своей славе, со всеми Своими атрибутами, не соприкоснувшись низшей энергией - майей. Вера в иное есть грех умаления Его подлинного положения» (Srila Saccidananda Bhaktivinoda Thakur. Sri Chaitanya Mahaprabhu. His Life and Precepts, P. 69).

14 Освобождение в безличном Брахмане, которое является главной целью последователей адвайта-веданты.

15 То есть чем-то абсолютно иллюзорным.

16 Разнообразные категории демонических существ.

17 Srï-caitanya-candrâmrtarii srïla-prabodhânanda-sarasvati-pada-viracitam (ânandi-krta-tïkopetam, bhâsânuvâdena câlankrtam). Sad-grantha-prakâsakah - Haridâsa Sastrï, Srï-gadàdhara-gaurahari Pres, Vrndâban, Jilâ - Mathurâ, 1981. P. 1-12 (1.3-7).

18 См.: Srï-caitanya-bhâgavata. P.7 (Adi 1.81-82)).

19 Srï Caitanya-caritâmrta, Adi (Vol.1). P. 237-238 (4.15-16).

20 Чистым любовным служением - бхакти наивысшего уровня.

21 Брадж - место (ок. 300 км к югу от нынешнего Дели), где, по преданию, явился Кришна и где он совершал различные чудесные деяния - «игр».

22 Srï Caitanya-caritâmrta, Adi (Vol. 1). P. 173-174 (3.14-16).

23 Srï Caitanya-caritâmrta, Adi (Vol. 1). P. 136-137 (3.20-21, 28). Заметим, что в приведенных словах, помимо прочего довольно ясно выражен смысл эсхатологического «чаяния»,

свойственного традиции бенгальского вишнуизма: не «спастись», спасение - только негативный момент чаемого, но возлюбить, ибо любовь как осуществление подлинной природы существ и есть свобода от обусловленности чем бы то нибыло внешним.

24 Srï Caitanya-caritâmrta, Adi (Vol. 1). P. 21 (1.5).

25 Srï-caitanya-bhâgavata. P. 139 (Mdh 2.55-58).

26 Один из его биографов Чайтаньи, чье сочинение не признается аутентичным последователями традиции, однако содержит ценные сведения о ее основателе.

27 «Низойду, проникнувшись состоянием Радхи, приму и Ее телесный облик, и, чтобы испытать блаженство, которое испытывает Она» (Srï Caitanya-caritâmrta, Adi (Vol. 1). P. 365 (4.268).

28 Можно сказать, что если в отношении Иисуса Христа и может возникнуть вопрос: «Жил ли он?» ввиду скудости независимых свидетельств, то в отношении Чайтаньи такой вопрос невозможен - след, который он оставил в истории (непосредственно, а не только в духовном смысле), слишком очевиден, да и с исторической точки зрения Чайтанья жил совсем недавно; споры могут вестись лишь по поводу отдельных фактов его биографии и их толкования.

29 См., например: Srï Caitanya-caritâmrta, Adi (Vol. 3). P.120-121 (13.117); P. 123-124 (13.12121).

30 Srï-caitanya-bhâgavata. P. 311-312 (Mdh 25.269-275, 26.1-14).

31 Srï Caitanya-caritâmrta, Mdh (Vol. 5). P. 26 (12.49).

32 Srï Caitanya-caritâmrta, Ant (Vol. 4). P. 126 (13.126).

33 Ibid. Adi (Vol. 3). P. 106-107 (13.97).

34 Ibid. P. 132-137 (14.6-16).

35 Ibid. P. 312-319 (17.103-114).

36 Srï Caitanya-caritâmrta, Adi (Vol. 2). P. 44-53 (7.58-70).

37 Ibid. Mdh (Vol. 5). P. 138-139 (13.52-54).

38 Srï Caitanya-caritâmrta. Ant (Vol. 1). P. 344-345. (3.267).

39 Ibid. Ant (Vol. 1). P. 204 (2.170).