Научная статья на тему 'Обогащенное общественное мнение: понятие, социальная практика, опыт изучения'

Обогащенное общественное мнение: понятие, социальная практика, опыт изучения Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
2134
208
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Докторов Б. З.

The international conference "Power and Public Opinion" in St. Petersburg in June 2004 brought together the experts in the field of public opinion from Russia, FSU states and the USA with representatives of the power structures, business, media, NGOs and charity foundations. The conference addressed problems of cooperation between public opinion, power and research. The report by Director of the Kiyv International Sociological Institute Vladimir I. Paniotto containing the analysis of survey data collected on the day and after the elections in Ukraine. The author compares the findings of polls conducted by professional opinion research firms with the official election results. He arrives at the conclusion that this method can serve as an instrument to control irregularities during the election as well as to trace the forging of results. The other report by Boris Z. Doktorov, independent researcher and consultant from the USA, presents new technologies of US American public opinion research.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Обогащенное общественное мнение: понятие, социальная практика, опыт изучения»

МАТЕРИАЛЫ НАУЧНЫХ КОНФЕРЕНЦИЙ

24—25 июня 2004 г. в Санкт-Петербурге, состоялась международная научно-практическая конференция "Власть и общественное мнение". Инициатором и организатором конференции выступил Фонд Исследования Мнений (ФИМ). В ее работе приняли участие ведущие исследователи и специалисты в области общественного мнения из России, стран СНГ и США, представители властных структур, бизнеса, СМИ, общественных организаций и благотворительных фондов.

Состоялись дискуссии по широкому кругу вопросов о природе общественного мнения, о методах его изучения. Особое внимание было уделено практике учета результатов опросов общественного мнения и социальных исследований со стороны властных структур, органов управления, СМИ. Участники конференции обсудили проблемы развития и совершенствования механизма взаимодействия между общественным мнением, властью и исследователями.

По словам Президента ФИМ Р. С. Могилевского, конференция позволила обсудить социальный

климат в обществе, выявить болевые точки во взаимоотношениях населения и власти, разработать рекомендации по максимальному учету мнения граждан при принятии управленческих решений.

Среди тем, поднятых на конференции, — профессионализм в исследовательской сфере. Как подчеркнул Председатель Правления фИм В. А. Шамахов, "к сожалению, еще достаточно часто приходится встречаться с ангажированными социологическими исследованиями. Поэтому наша задача — бороться за получение объективных данных, проведение профессиональных исследований, которые способны повлиять на открытость и прозрачность власти, наладить взаимополезный диалог между властью и обществом, что является неотъемлемой составляющей гражданского общества".

Ниже публикуются два доклада (в сокращенном виде), прочитанных на конференции, — независимого исследователя и консультанта из США Б. 3. Докторова и генерального директора Киевского международного института социологии В. И. Паниотто.

Б. 3. Докторов ОБОГАЩЕННОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ: ПОНЯТИЕ, СОЦИАЛЬНАЯ ПРАКТИКА, ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ

Формирование и функционирование общественного мнения в современном обществе детерминируют три ведущих фактора: сама социальная реальность, прямо и косвенно воздействующая на людей и фиксируемая их сознанием; культура людей, живущих в этой реальности; массовые информационные и коммуникационные процессы, отражающие эту реальность и культивирующие ее образы в сознании людей. В рамках такой весьма упрощенной модели общественное мнение рассматривается как система суждений населения относительно затрагивающих его интересы процессов, происходящих в реальном мире.

Более полувека назад структурные и динамические модели общественного мнения включали в себя в качестве важнейшей составляющей фазу межличностой коммуникации, в значительной мере определявшей отношение людей к окружающей их социальной среде. Однако к концу XX века под влиянием совокупности многих обстоятельств процесс формирования общественного мнения стал заметно отличаться от того, что было в период между двумя мировыми войнами и в первые послевоенные годы. Прежде всего усложнилась, расширилась, стала более пестрой и динамичной сама социальная реальность. Сегодня традиционная культура редко помогает людям расшифровать многое из происходящего не только вдали от них, но и в непосредственной близости.

Далее. Принципиально изменился мир массовой информации. Многократно возросло число информационных каналов, воздействующих на людей, многократно расширился предметный спектр транслируемых сообщений, стал подвижным их язык и т. д.

Наконец, стремительно меняется культура общества, которая становится более многообразной и более индивидуализированной. Произошли заметные изменения в системе межличностной коммуникаций.

В относительно недалеком прошлом человек в принципе мог обсуждать с каждым из своего окружения фактически все множество проблем реального мира. Сейчас это невозможно. У людей нет необходимого запаса внимания, нет мотивации, нет времени и иных ресурсов на то, чтобы держать в поле зрения окружающее их пространство проблем. Многие осознанно игнорируют все, что для них не существенно. Потому предмет межличностной коммуникации уже не является микрослепком того, что присутствует в реальности и что распространяется средствами массовой информации. Он имеет принципиально иную, "свою" наполненность и несхожую с "большим информационным миром" конфигурацию. Существенная часть значимых в целом для общества проблем не покрывается тематикой межличностного общения, общественное мнение оказывается неспособным выполнять присущие ему функции, уменьшается его консультативная способность

и тем самым снижается эффективность институтов демократии.

В американской философии политики термин "deliberation" имеет давнюю историю и означает обсуждение, рассмотрение, дебатирование, дискутирование важных для индивидов или различных общностей проблем. Мнение, выработанное в процессе этого совместного анализа и взвешивания, называется "deliberative", т. е. несущее в себя итоги, следы обсуждения. На наш взгляд, слово "deliberation" следует переводить как "обогащение", а "deliberative" — как соответствующее прилагательное. Таким образом, обогащенное общественное мнение определенной совокупности людей — это множество суждений, оценок относительно тех или иных фрагментов реальности, выработанное данной совокупностью при наличии необходимой информации по соответствующим проблемам и в процессе широкого межличностного обсуждения.

В последние 10—15 лет обогащение мнения как некий социальный феномен оказалось в поле зрения ряда социальных наук, но говорить о существовании общепринятой дефиниции пока нет оснований. Одна из трудностей заключается в построении критериев для различения процесса обогащения от сходных форм культивации мнений: дебатов, дискуссий, информирования, обучения.

В целом многие американские ученые сходятся в том, что обогащение — это внимательное взвешивание различных точек зрения по поводу рассматриваемых проблем, в том числе — поиск баланса последствий решений, принимаемых с учетом существующих мнений. Ядром этого определения является именно "внимательное взвешивание".

Хотя процедура обогащения может распространяться на мнения по поводу состояния разных предметных сфер, особое внимание специалисты обращают на обоснование процедуры, технологии обогащения мнений по социально значимым проблемам, затрагивающим интересы больших групп населения.

Важнейшей составляющей процесса обогащения является представление населению релевантной информации. При этом предполагается, что информация должна быть не только объективной, полной, своевременной, но и понятной людям. В противном случае под угрозой оказывается сама идея обсуждения. Обогащающей информацией служат результаты исследований, статистика, материалы опросов, свидетельства экспертов, очевидцев.

Несмотря на нерешенность многих концептуальных вопросов, касающихся сущности обогащенного мнения и методов проведения обогащения, практика демократии выработала множество интересных и эффективных форм включения людей в обсуждение общенациональных и локальных проблем. Другими словами, социальные "обогатительные фабрики" уже работают. Расскажем о некоторых из них.

В 1982 г. в Америке начала создаваться сеть Форумов по общенациональным проблемам (National Issues Forums) для поддержки инициатив общественных обсуждений в стране. NIF — это добровольная, неправительственная, внепартийная общенациональная сеть исследовательских групп, базирующаяся на том простом допущении, что гражданам необходимо собираться и обсуждать общие проблемы для того, чтобы действовать. Итоги обсуждений становятся широко известными и используются многими специалистами и педагогами. NIF

часто называют школой демократии. Форумы проводятся гражданскими, религиозными и прочими организациями, библиотеками, колледжами, университетами, школами, тюрьмами, профсоюзами, ветеранскими группами и т. д.

Рассмотрим теперь пример деятельности одной из региональных "обогатительных фабрик".

В 1999—2000 гг. губернатор

штата Айова создал комиссию, которая в течение 18 месяцев изучала состояние дел в штате и обсуждала его будущее с населением. Комиссия сформулировала свое видение развитие штата до 2010 г. и подготовила план деятельности по реализации задуманного. Осенью 2003 г. было объявлено о проведении десятинедельной акции вовлечения жителей в обсуждение будущего Айовы. Центральным элементом акции, которая проводилась с 6 апреля до 8 июня этого года, были 10 еженедельных вечерних двухчасовых радиошоу. Каждое из них сфокусировалось на одной из важнейших для Айовы проблем. Обсуждения проходили в залах театральных и административных зданий 10 крупнейших городов штата. В помощь участникам дискуссий проводились семинары по прошлому, настоящему и будущему Айовы, на которые приглашались все желающие, особенно — студенты колледжей, ученики старших и средних классов. Обсуждение регулярно освещалось прессой и телевидением, информация "вывешивалась" на многочисленных специальных сайтах. Предполагалось, что в дискуссиях примут участие свыше 800 тыс. человек (численность населения штата

— около 3 млн.). Организационная и аналитическая деятельность осуществляется независимой некоммерческой организацией lowans for

a Better Future, стоимость акции оценивается в 300 тыс. долл.

В этом году 11 сентября, недавно названное Патриотическим Днем (Patriot Day), население Америки будет собираться в местных библиотеках, чтобы обудить волнующие их проблемы. Люди обменяются своими соображениями относительно развития демократии, соблюдения гражданских прав, воспитания патриотизма. Организаторы этого нового общенационального форума считают, что он будет содействовать становлению хорошо информированного гражданского общества.

Сентябрьский Проект организован the Walter Chapin Simpson Center for the Humanities Колледжа искусства и наук Университета штата Вашингтон в Сиэтле и рядом других образовательных организаций и фондов.

Автором технологии изучения обогащенного общественного мнения и инициатором многих социальных акций, направленных на расширение практики обсуждения актуальных для общества проблем, является профессор Техаского Университета в городе Аустин Дж. Фишкин. Он руководит отделением государства и права в названном университете и возглавляет созданный им научный Центр делиберативных опросов (Center for Deliberative Polling), главной задачей которого является изучение демократии и общественного мнения на основе результатов опросов, проводимых по его технологии. Идея опросов нового типа выдвинута и обосновна Фишкиным в 1988 г. и позже развита им в ряде книг [1].

Обобщая приведенные выше модельные представления относительно современных процессов формирования общественного мнения,

можно сказать следующее. С одной стороны, информационно-коммуникационная реальность позволяет людям, стремящимся быть информированными по проблемам, значимым для нации и/или больших общностей, удовлетворять свои информационные интересы, потребности и, таким образом, вырабатывать свое отношение к происходящему. Во многих случаях они могут получить дополнительную информацию, могут обсуждать свое понимание проблематики с людьми из своего реального или виртуального окружения. С другой стороны, значительные группы людей имеют прекрасную возможность "пребывать" вне основного для общества информационного пространства и успешно существовать в построенной ими самими информационной среде.

Представители этих двух групп населения, участвуя в опросах, оказываются принципиально разными респондентами, ибо их ответы на вопросы исследователя имеют разную феноменологию. Один и тот же ответ на вопрос (фенотип, или наблюдаемая реакция) может быть проявлением разных генотипических (скрытых, латентных) состояний. Скажем, в одном случае "не знаю" — есть признание человека, задумывавшегося о проблеме, затронутой в опросе, но не пришедшего к конечному заключению, переживающего некую когнитивную драму из-за осознания своей неспособности принять определенное решение. В другом случае "не знаю" — честное признание респондента о том, что он мало или вообще не знаком с затрагиваемой в опросе проблематикой, во всяком случае — не задумывался о путях ее развития и разрешения. В третьем, "не знаю" есть мягкая форма реакции — "отстаньте".

Нельзя сказать, что опросы общественного мнения игнорируют проблему "не знаю" или "нет установки". Существуют приемы минимизации негативного проявления факта слабой информированности респондентов. Например, на стадии измерения мнений используются вопросы-фильтры, ловушки и т. д. При интерпретации эмпирической информации в выводы вносятся некоторые логические (квази)поправки.

С другой стороны, ни уточнения в процедурах опроса, ни интерпретационные ухищрения не способны полностью "очистить" получаемую информацию от того, что множество респондентов фундаментально неоднородно по уровню информированности. Поскольку эта неоднородность не является производной от технологии опроса, постольку ее нельзя убрать, лишь совершенствуя технологию. Неоднородность коренится в природе образования мнений, значит, ее можно элиминировать, корректируя процесс формирования, культивации мнений.

По Фишкину, то, что измеряется при использовании традиционных методов опроса, есть "ослабленное", "сырое" общественное мнение, в нашей терминологии — нео-богащенное. Проявлением этого типа общественного мнения являются референдумы, фокус-группы, во многом — итоги голосований.

Пониманию общей логики многовекового развития приемов изучения общественного мнения и метода, предложенного Фишкиным, помогает созданная им двухкритериальной типология различных приемов измерения общественного мнения. Первый критерий — вид общественного мнения: "необога-

щенное" или "обогащенное". Второй

— выразители мнений: самовыбор или научно-обоснованная выборка из генеральной совокупности. Сов-

мещение двух названных бинарных переменных порождает четырехкатегориальную типологическую конструкцию (табл. 1).

В верхней левой клетке таблицы стоит записанное буквами русского алфавита английское слово SLOP, используемое в американском социологическом жаргоне. Исходное значение этого слова — мусор, помои, поток грязи. Одновременно SLOP — это абривиатура выражения "self-selected listener opinion poll", т. е. опрос слушателей радио или зрителей телевидения, позвонивших в редакцию и готовых высказать свое мнение по обсуждающимся в эфире проблемам. Во множественном числе слово SLOPs (слопы) используется для обозначения различных нерепрезентативных технологий измерения мнений. Например, многомиллионная рассылка журналом "Литерари Дайджест" бюллетений с целью прогноза итогов президентских выборов — разновидность слопа. Многие современные онлайновые опросы — слопы. Интерактивные опросы, активно используемые сегодня российским телевидением, — опасные слопы.

Под дискуссионными группами (вторая клетка первого столбца) имеются в виду форумы, в которых могут участвовать все желающие высказаться по выбранной для обсуждения проблематике. Примеры подобных форумов были приведены выше. В принципе можно говорить о существовании в Америке сети, состоящей из сетей различных фо-

румов для обсуждения и выработки решений по актуальным общенациональным и локальным проблемам. Можно сказать и несколько иначе: усиление позиций гражданского общества в Америке осуществляется и через создание индустрии обогащения мнений.

Первая клетка второго столбца — это место "прописки" классической гэллаповской технологии: "необога-щенное" общественное мнение измеряется в ходе опроса, проводимого по репрезентативной территориальной выборке.

Начиная свои опросы, молодой исследователь рекламы доктор Г. Гэллап руководствовался не только ощущением своей гражданской, нравственной близости с первыми поселенцами Америки, не только пониманием возможностей выборочной технологии опросов и не только чутьем журналиста на новое. Его понимание демократии было созвучно выводам лорда Дж. Брайса (1838—1922) — одного из эрудированнейших людей своего времени, в конце XIX в. опубликовавшего обстоятельное исследование политической системы Америки и всесторонне проанализировавшего длительный исторический процесс развития западной демократии [2]. Выводы Брайса стали рациональной основой гэллаповских исследований общественного мнения.

Первая стадия — это "первичные ассоциации", различные формы прямой демократии, существовавшие в древней Греции и в ранних тевтонских племенах. Нечто

Таблица 1

Типология методов выявления общественного мнения, предложенная Джеймсом Фишкиным

Тип общественного мнения Метод отбора

Необогащенное СЛОП Гэллаповская выборка. Технология

изучения общественного мнения

Обогащенное Дискуссионные группы Технология изучения обогащенного

общественного мнения

подобное Брайс видел в некоторых кантонах Швейцарии и в опыте городского собрания Новой Англии. Указывая на множество позитивных аспектов прямого участия населения в управлении, Брайс одновременно понимал, что эта "антикварная" форма демократии в конце XIX в. могла существовать лишь в небольших общинах.

Вторая форма демократии была обнаружена Брайсом в различных моделях представительной власти, в частности, в системе государственного устройства Англии. Здесь парламентарии могли без давления сверху и снизу обсуждать важнейшие проблемы страны. Они стремились действовать в интересах государства, а не ориентироваться на желания различных групп населения. Пожизненное право быть членом парламента или редкая сменяемость избираемых парламентариев (что было характерно для многих европейских демократий) осво-бождапи представительную власть от пресса общественного мнения.

В третьей форме — американской организации власти — Брайс увидел "нечто между первыми двумя". Он писал, что такую схему власти можно рассматривать "или как попытку распространить принципы первичных ассамблей к большим странам, или как модификацию представительной системы власти в направлении прямого участия населения во власти". Система частой сменяемости представительной власти делала ее зависимой от избирателя, ставила под контроль населения. Согласно Брайсу, американская система власти характеризовалась наиболее продвинутой формой участия населения в управлении, которая в наибольшей мере отвечала тому, что он называл "управление, осуществляемое общественным мнением".

Само общественное мнение Брайс трактовал как ключ, открывающий любые двери.

В 80-х годах XIX в. Брайс обнаружил в Америке ростки четверой фазы развития демократии. "Четвертая стадия, — писал он, — будет достигнута, если воля большинства граждан будет известна в любой момент времени, причем без необходимости прохождения через представительную власть и даже без необходимости голосования".

Реализация этого замысла упиралась в "механические трудности", в необходимость подсчета огромного числа участников различных голосований. Такое, полагал Брайс, было возможным лишь в швейцарских референдумах. Он не знал выборочных методов и потому не видел путей для регулярного изучения общественного мнения в Америке.

На вызов Брайса ответил Гэллап, создавший машину "выборочных референдумов"; так он трактовал начатые им во второй половине 1935 г. общенациональные опросы общественного мнения. Такие опросы Гэллап рассматривал как одну из форм прямой демократии. В лекции в Принстоне, произнесенной через два года после его успеха в избирательной кампании 1936 г., Гэллап сказал, что благодаря опросам, "нация в буквальном смысле собирается в одной комнате. Газеты и радио организуют дебаты по общенациональным проблемам... точно так же, как непосредственно обсуждали люди на старом городском собрании. И, наконец, в процессе выборочного референдума, люди, имеющие возможность слышать голоса двух сторон по каждой из проблем, могут выразить свою волю".

В соединении усилий средств массовой информации и выборочных опросов Гэллап видел распро-

странение локальной демократии городского собрания Новой Англии на уровень страны в целом. В 1938 г. он писал: "Сегодня идея городского собрания Новой Англии должна быть восстановлена. Широкое распространение ежедневных газет, информирующих население о взглядах политиков на проблемы дня, то обстоятельство, что практически все дома имеют радио, позволяющее всей нации услышать любые голоса, и теперь — появление выборочного референдума, который обеспечивает быстрое определение ответов населения на дебаты по проблемам дня, создает эффект общенационального городского собрания". Сказанное объясняет, почему современные опросы общественного мнения Фишкин называет "Гэл-лаповским городским собранием".

Четвертая клетка типологической матрицы — это место новой технологии изучения обогащенного общественного мнения.

Итак, необогащенное общественное мнение — это совокупность суждений недостаточно информированного населения о социальной реальности. Фишкин задался поиском ответа на вопрос, каковым было бы общественное мнение, если бы население было хорошо информировано. По его собственному признанию, эта задача утопическая, но все же ему удалось не только разработать общую схему изучения обогащенного общественного мннеия, но и организовать серию исследований, в которых оно было измерено. Логика его рассуждений может выглядеть следующим образом. Признавая наличие в выборке информированных и неинформированных респондентов, методология гэллаповского опроса фактически рекомендует своеобразное "отсечение", "удаление" от основного массива тех респонден-

тов, которые не хотят, не могут или не готовы ответить на задаваемые вопросы. Это делается с помощью вопросов-фильтров, путем введения различных критериев, согласно которым те или иные респонденты не включаются в анализируемый массив данных, и т. д.

Методология Фишкина предлагает прямо противоположное: рес-

пондентов, вошедших в специально сконструированную выборку, "помещают" в специальную информационную среду, которая обогащает их мнения, и, таким образом, опрос этой группы респондентов фиксирует новое состояние общественного мнения — обогащенное. По словам Фишкина, "обычный опрос представляет то, что думает электорат при том, как мало он знает. Опрос обогащенного общественного мнения представляет то, что электорат думал бы, если бы, гипотетически, он мог быть погружен в процесс интенсивного обсуждения. Цель опроса обогащенного общественного мнения заключается в описании, а не в прогнозировании. Он имеет рекомендательное значение, указывая нам на то, что население в целом думало бы о тех или других проблемах политики или кандидатах, если бы ему была предоставлена возможность для интенсивного осмысления и доступа к информации" [3].

Опрос обогащенного общественного мнения включает в себя три важнейших этапа.

Этап первый — подготовка и проведение базового опроса обще-ственого мнения по традиционной гэллаповской схеме. Иначе говоря, изучается "сырое", необогащенное общественное мнение.

Этап второй — мнения всех участников базового опроса или, чаще, мнения респондентов, вошедших в сконструированную выборку

из участников базового опроса, "обогащаются". Это делается с помощью разных приемов: в небольших группах респондентов обсуждаются соответствующие проблемы; организуются встречи с экспертами; распространяются специально подготовленные материалы; необходимая информация направляется респондентам через электронную почту или "вывешивается" на специальных веб-сайтах и т. д. Современные технические средства уже сейчас позволяют реализовывать еще вчера казавшиеся невозможными схемы коммуникации респондентов.

Этап третий — повторный опрос в группе респондентов, принимавших участие в процедуре обогащения. Интервал между базовым и повторным опросами — от нескольких дней до полутора-двух месяцев. Предполагается, что за это время все респонденты смогут получить, изучить и обобщить необходимую информацию и сформулировать свое новое отношение к соответствующей социальной проблеме. Финальное распределение ответов респондентов классифицируется как решение центральной, базовой задачи, как обогащенное мнение.

Подчеркнем факт неразрывной связи двух функций опросов обогащенного общественного мнения: во-первых, создание обогащенного общественного мнения и, во-вторых, его измерение. Эта двухфункцио-напьность, кроме всего прочего, предъявляет к социологам, осуществляющим опросы обогащенного общественного мнения, иные, чем обычно, социальные и профессиональные требования. Фактически исследователи берут на себя ответственность за процесс и результат "обогащения" мнений, т. е. за построение модели "продвинутого" в информационном отношении общества.

В 1994 г. Фишкин смог приступить к эмпирическому изучению обогащеного мнения. Согласно отчету the Center for Deliberative Polling, подготовленному, видимо, в первой половине 2002 г., к тому времени было проведено 19 опросов опросов обогащенного общественного мнения. По нашим оценкам, количество проведенных опросов не достигает 30. История опросов обогащенного общественного мнения только начинается.

Пока нам не удалось найти суммарного перечня проведенных опросов обогащенного общественного мнения, но анализ большого числа публикаций (прежде всего онлайновых) позволяет выявить и описать некоторые черты процесса развития этой новой социальной и исследовательской технологиии (табл. 2).

Идея использования web-сети в качестве инструмента сбора социологической информации обсуждалась в 1980-е, но она была реализована лишь в начале 90-х. В январе 1994 г. был проведен первый опрос пользователей электронной паутины.

Первая серьезная попытка обобщить методический опыт использования онлайновых опросных методов в Америке была предпринята М. Купером [4]. Он выделил две группы, объединившие восемь типов онлайновых опросов.

Каждый из типов, указанных в табл. 3, содержит несколько различающихся схем онлайновых опросов, и лишь тип 8 сводится пока к одной web-технологии. При ее создании в 1998 г. она называлась InterSurvey, после переименования

— Knowledge Networks.

Подобно ряду других компаний, специализирующихся на проведении онлайновых опросов, Knowledge Networks создает респондентскую панель путем случайного отбора те-

Таблица 2

Опросы обогащенного общественного мнения: 1994-2204 гг.

Год/месяц

Страна / Тематика

1994, 15—17 апреля

1995

1996, 18—21 января

1996, май

1996

1997

1998

1999, 22—24 октября

1999, ноябрь

Конец 1990-х

2000, 25—27 августа

2001, 16—18 февраля

2002, 1—3 марта

2002, 12—13 октября

2002, 29—30 ноября

2002, декабрь — 2003, 19 январь

2004, 19 января — 26 февраля

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Англия. "Преступление и наказание"

Англия. "Будущее Англии" (О вхождении Англии в Европейскоий Союз) Америка. "Роль Америки в мире. Проблемы экономики, семьи." В связи с проведением Всеамериканского конвента по национальным проблемам Америка. Вовлечение население штата Миннисота в избирательную кампанию

Англия. Тематика: "Монархия"

Англия. "Экономические проблемы в избирательной кампании"

Англия. "Будущее Национальной Службы Здравоохранения"

Австралия. "Государственное устройство Австралии: Монархия или республика?"

Америка. Опрос старшеклассников г. Портленда (штат Орегон) по проблемам образования

Америка. Серия опросов по энергетическим проблемам Техаса Дания. "О введении в стране евро"

Австралия. "Об урегулировании отношений с аборигенами Австралии" Америка. Отношение к региональной экономической политике;

15 городов штате Нью-Хэйвин

Болгария. "Борьба с преступностью в Болгарии"

Австралия. "Билль о правах"

Америка. "Роль Америки в мире". Первый онлайновый опрос обогащенного общественного мнения

Америка "Отношение к кандидатам в президенты и к важнейшим проблемам Америки". Исследование будет продолжаться до момента выборов

Таблица 3

Типология онлайновых опросов, предложенная М. Купером

Методы, основанные на невероятностной выборке

Методы, основанные на вероятностной выборке

1. Опросы для интереса

2. Опросы для независимых посетителей (без регистрации)

3. Панели, образованные из зарегистрировавшихся добровольцев

4. Опрос посетителей сайта, отбранных по принципу случайной выборки

5. Выборка комплектуется из специально созданнной базы данных о респондентах

6. Участники панелей, созданных на основе случайных выборок из социально-профессиональных групп

7. Случайная выборка владельцев Интернета

8. Случайная выборка из населения

лефонных номеров. До середины 2002 г. в выборку включались не только семьи, имевшие доступ к Интернету из дома, но и семьи, не имевшие компьютора или Интернета. Они бесплатно получали соответствующее "железо" и доступ к Интернету; таким образом, охватывались 96% населения Америки. При необходимости из этой панели с помощью простой случайной выборки извлекается 1000 респондентов для опросов, репрезентирующих население страны в целом, но

могут строиться и выборки для проведения целевых исследований. В августе 2002 г. процедура комплектования панели несколько изменилась.

На рубеже 2002—2003 годов произошло, можно утверждать, ключевое событие в истории развития опросов: Knowledge Networks в кооперации с Фишкиным провели первый онлайновый опрос обогащенного общественного мнения. В течение четырех недель 280 участников панели Knowledge Networks,

объединенных в 15 групп по 10— 20 человек, дважды в неделю "встречались" в сети и при участии опытного модератора обсуждали тему исследования — роль Америки в мире. Специальная техника позволила респондентам в прямом смысле говорить (не обмениваться электронными сообщениями) друг с другом, и это приблизило онлайновую дискуссию к городскому собранию Новой Англии. Перед каждой сессией дискутанты читали специально подготовленные материалы "Роль Америки в мире". Кроме того, они могли отправить свои вопросы экспертам: ответы размещались на швЬ-сайте.

В ряде публикаций Фишкин приводит серию высказываений известных ученых и крупных политиков о значении его опросной технологии. В них нет анализа свойств метода, но присутствует некая обобщенная рационально-эмоциональная оценка, признающая революционность нововведения и подчеркивающая его важность для развития демократии. Приведем некоторые из экспертных мнений.

Профессор Р. Дал: "Метод опроса является самой многообещающей инновацией в демократической практике, которая мне известна. Я надеюсь, что в наступающем столетии он будет широко использоваться в Соединенных Штатах и в других демократических странах".

Профессор Н. Бредбэрн: "Схема опроса комбинирует две знакомые технологии — выборочные опросы и фокус-группы — в мощную новую технику измерения информированного общественного мнения. Я думаю, что это наиболее инновационный подход к изучению общественного мнения, начиная с развития научного опроса в 1930-х".

Профессор Ф. Конверс: "С позиции гражданских и демократичес-

ких ценностей, опрос обогащенного общественного мнения — это восхитительно свежая точка роста. С научной точки зрения, он обещает нам приблизиться к чему-то, находящемуся вне того, что мы узнаем при использовании стандартного опроса общественного мнения о том, как избиратели постигают новую информацию, опираясь на политические представления. Это

— фантастическое изобретение".

Вице-президент США Альбер Гор: "Думаю, что это удивительное изобретение. мы достигли огромного успеха.".

Итоги первого общенационального опроса обогащенного общественного мнения, проведенного в 1996 г., через несколько месяцев были детально проанализированы на пленарном заседании Американской Ассоциации исследователей общественного мнения, озаглавленном: "Делиберативные опросы: что они привносят в наше понимание общественного мнения?" [5].

Наряду с позитивными оценками нововведения, были высказаны сомнения по поводу природы использованного метода и значения получаемых результатов. Прежде всего не было единства в признании этого метода опросом; в нем увидели своего рода эксперимент с интенсивным использованием опросных технологий измерения общественного мнения. Отмечалось также, что изменение мнений респондентов могло быть не следствием более глубокого понимания ими обсуждавших социальных проблем, а эффектом давления групп, в которых они анализировали эти проблемы. Кроме того, говорилось о возможности манипуляции мнением при осуществлении процедуры обогащения мнений. Наконец, указывалось на трудоемкость и высокую стоимость новой процедуры опроса.

Со времени той дискуссии прошло восемь лет, но неоднозначность в оценке природы нового метода сохраняется. Так, М. Купер, один из признанных специалистов в области методологии опросов, в письме автору этого текста отметил, что не рассматривает deliberative poll как poll, но скорее как крупномасштабный эксперимент, как особый тип фокус-группы или вообще как некий принципиально новый метод.

Дискуссии о том, является ли опрос обогащенного общественного мнения опросом или это новый синтетический прием изучения общественного мнения, может быть придан новый поворот, если попытаться рассматривать его в рамках более общей темы — развитие опросных технологий. Зондирование электоральных установок в Америке началось в первой трети XIX в., и с тех пор в методике опросов многое изменилось.

Наши исследования показывают правомерность классификации всего множества использовавшихся, используемых и нарождающихся опросных приемов на три группы [6]: 1 — догэллаповские, или ненаучные опросы; 2 — научные опросы, включаюшие в себя репрезентативную выборку и личное или телефонное интервью; 3 — новые научные технологии опроса, включающие в себя негэллаповский тип коммуникации между респондентом и исследователем на фазе сбора первичной информации.

На наш взгляд, метод, предложенный Фишкиным, — одна из разновидностей постгэллаповских приемов изучения мнений. Новый метод не вытесняет гэллаповскую традицию, но развивает ее и надстраивается над нею, стремясь уловить новые токи в общем направлении развития американской

демократии и пытаясь максимально учесть достижения компьюторных технологий наступившего века.

Научным и практическим продолжением многолетнего анализа деятельности различных дискуссионных форумов и опыта проведения серии опросов обогащенного общественного мнения стало предложение Фишкина и политолога-экономиста Б. Акермана о проведении общеамериканского Дискуссионного Дня [7]. По американской традиции его уже нередко обозначают "ДД".

Суть ДД сводится к установлению в стране раз в четыре года двух выходных дней за две недели до выборов президента. В эти дни, по замыслу социальных изобретателей, избиратели должны собираться в библиотеках, в зданиях школ и в других подготовленных помещениях, чтобы в малых и больших группах (от 15 до 500 человек) обсуждать центральные проблемы избирательной кампании.

В случае успеха ДД в стране должно многое измениться: кандидаты, СМИ, партийные активисты, группы интересов, реклама, полл-стеры, лоббисты, политические партии. Избиратели будут лучше знать программы кандидатов, и выборы станут более осознанными.

Кроме того, ДД будет иметь важное социально-психологическое и воспитательное значение. Он освежит повседневность. В социальной атмосфере возникнет ожидание ДД. Не желая выглядеть перед соседями совсем несведущими, люди будут готовиться к обсуждениям, миллионы граждан станут внимательнее следить за новостями и пытаться дискутировать происходящее.

Безусловно, сами авторы ДД понимают необычность своего социального проекта и не склонны недооценивать "серьезных политичес-

ких обстоятельств, которые могли бы блокировать принятие чего-либо подобного ДД". Однако в политической жизни Америки есть симптомы того, что идея проведения ДД все же не будет полностью отторгнута и общество будет вырабатывать механизмы претворения этой идеи в жизнь.

Как было подчеркнуто выше, книга лорда Дж. Брайса сыграла ключевую роль во всем процессе изучения общественного мнения в Америке. Она стала не просто теоретической и гражданской основой гэллаповских опросов, но философией жизни и деятельности Гэллапа. К ней возвращаются многие современные исследователи американской демократии, в частности в связи с поисками новых форм участия населения в политике. Не приходится удивляться тому, что в 1995 г. книга была в очередной раз переиздана, и совсем недавно ее полный текст был размещен в Интернете [8].

Огромным числом нитей Брайс был связан с Россией. Летом 1876 г. он посетил Петербург, Москву и Нижний Новгород, добрался по Волге до Казани и Саратова, затем побывал в Тифлисе, Эриване и во многих других местах Кавказа. В Армении он совершил эпохальное восхождение на Арарат, где — считал Брайс — обнаружил фрагменты останков Ноева ковчега. В 1904 г. Брайс принял участие в Междуродном движении в защиту армян, подвергавшихся террору со стороны Турецкой империи, был основателем и первым президентом Англо-Армянского общества. Урна с землей с его могилы установлена в Ереване в стене Мемориального комплекса, посвященного геноциду армян 1915 г. В 1913 г., возвращаясь в Англию из Японии, Брайс побывал в мало

знакомых в то время не только европейцам, но и большинству россиян городах — Омске, Томске, Иркутске, Николаевск-Уссурийске. Он проехал вдоль Байкала, восхищался красотами Алтая, добрался до Бий-ска. Брайс подробно описал жизнь людей, населявших этот край, и сделал множество фотографий. Его интересовал вопрос, останется ли Сибирь частью России или возможны Соединенные Штаты Сибири.

Первый том "Американской республики" был переведен на русский язык в 1889 г., т. е. уже на следующий год после ее выхода в свет в Англии. Еще через год издание было завершено. Публикация в России была осуществлена известным просветителем, меценатом и коллекционером К. Т. Солдатенко-вым (1818—1901). Каким образом книга была отобрана для перевода, не известно.

В силу принципиальных различий России и США в сферах государственного устройства и политической культуры вышедшая работа не привлекла к себе внимания российских обществоведов. Это могло случиться позже, после того, как в декабре в 1910 г. Брайс был избран член-корреспондентом Российской Императорской Академии наук по историко-филологическому отделению. К сожалению, этого не произошло...

Остается надеяться, что книга Брайса будет прочитана российскими политологами и исследователями общественного мнения в наступившем веке, ведь поиск путей демократизации России продолжается. Изучение общественного мнения — это задача науки, но будущее опросов определяется прежде всего не технологией сбора данных, а общим направлением движения мировой политики. В частности — тенденциями в развитии демократии.

ЛИТЕРАТУРА

1. Fishkin, J. S. The Case for a National Caucus: Taking Democracy Seriously // Atlantic Monthly, 1988. August. P. 16—18.

2. Bryce, J. The American Commonwealth. V. 1, 2. London, 1891.

3. Fishkin, J. S. Democracy and Deliberation: New Directions for Democratic Reform. New Haven, 1991. Р. 81

4. Couper, M. P. Web Surveys. A Review of Issues and Approaches // Public Opinion Quarterly 2000. V. 64. P. 464—494.

5. Merkle, D. N. Review: The National Issues Convention Deliberative Poll // Public Opinion Quarterly. 1996. V. 60. №4. Р. 588— 619.

6. Докторов Б. Из XVII столетия в наступивший век: к становлению постгэллапов-ских опросных технологий // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев, 2003. №2; Докторов Б. З. Постгэл-лаповские опросные технологии: историкофутурологические сюжеты // Актуальные проблемы трансформации социального пространства. / Под об. ред. С. А.Васильева. СПб, 2004. С. 225—250.

7. Ackerman, B.; Fishkin, J. S. Deliberation Day. New Haven. 2004.

8. Viscount James Bryce. The American Commonwealth (1888)

http://0ll.libertyfund.0rg/Intr0s/Bryce.php#etexts.

The international conference "Power and Public Opinion" in St. Petersburg in June 2004 brought together the experts in the field of public opinion from Russia, FSU states and the USA with representatives of the power structures, business, media, NGOs and charity foundations. The conference addressed problems of cooperation between public opinion, power and research. The report by Director of the Kiyv International Sociological Institute Vladimir I. Paniotto containing the analysis of survey data collected on the day and after the elections in Ukraine. The author compares the findings of polls conducted by professional opinion research firms with the official election results. He arrives at the conclusion that this method can serve as an instrument to control irregularities during the election as well as to trace the forging of results. The other report by Boris Z. Doktorov, independent researcher and consultant from the USA, presents new technologies of US American public opinion research.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.