Научная статья на тему 'Использование социологических исследований для контроля результатов выборов'

Использование социологических исследований для контроля результатов выборов Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
746
74
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Паниотто В. И.

The international conference "Power and Public Opinion" in St. Petersburg in June 2004 brought together the experts in the field of public opinion from Russia, FSU states and the USA with representatives of the power structures, business, media, NGOs and charity foundations. The conference addressed problems of cooperation between public opinion, power and research. The report by Director of the Kiyv International Sociological Institute Vladimir I. Paniotto containing the analysis of survey data collected on the day and after the elections in Ukraine. The author compares the findings of polls conducted by professional opinion research firms with the official election results. He arrives at the conclusion that this method can serve as an instrument to control irregularities during the election as well as to trace the forging of results. The other report by Boris Z. Doktorov, independent researcher and consultant from the USA, presents new technologies of US American public opinion research.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Использование социологических исследований для контроля результатов выборов»

В. И. Паниотто ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ДЛЯ КОНТРОЛЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ВЫБОРОВ

Признавая тот факт, что социологические исследования могут быть полезным инструментом оценки достоверности результатов выборов и референдумов в дополнение к традиционным формам общественного контроля (присутствие наблюдателей на избирательных участках, параллельный подсчет голосов и т. п.), выдвинем по этому поводу два тезиса.

Суть первого тезиса состоит в том, что если данные социологических опросов и выборов совпадают, то либо фальсификации не было, либо уровень фальсификации не превышал обычной ошибки социологических ис-

следований (3—4%). Действительно, судя по данным так называемого экзит-пола (опроса на выходе1), проведенного Киевским международным институтом социологии (КМИС), фирмой СОЦИС и центром "Социальный мониторинг" в день первого тура президентских выборов 1999 г., отличие официальных результатов от результатов опроса не превышает 3% (табл. 1). Иными словами, существенных фальсификаций в пользу одного из кандидатов не было.

1 Экзит-пол или опрос на выходе — опрос тех, кто только что проголосовал и вышел из избирательного участка.

Таблица 1

Сравнение данных социологического опроса и результатов первого тура президентских выборов 1999 г., %

Кандидаты в президенты Результаты опроса Результаты выборов, % к действительным бюллетеням Разниц

БАЗИЛЮК 0,2 0,1 0,1

ВИТРЕНКО 11,5 11,4 0,1

ГАБЕР 0,1 0,1 0

КАРМАЗИН 0,3 0,4 -0,1

КОНОНОВ 0,2 0,3 -0,1

КОСТЕНКО 2,8 2,3 0,5

КУЧМА 40,2 38,0 2,2

МАРЧУК 8,9 8,5 0,4

МОРОЗ 9,1 11,8 -2,7

ОНОПЕНКО 0,5 0,5 0

РЖАВСКИЙ 0,2 0,4 -0,2

СИМОНЕНКО 21,6 23,2 -1,6

УДОВЕНКО 1,9 1,3 0,6

Не поддержали никого 2,5 1,9 0,6

Всего 100,0 100,0 0

То же можно сказать и о результатах второго тура — данные экзитпола давали около 60% Л. Кучме и около 35% П. Симоненко, в результате выборов Л. Кучма получил приблизительно на 3% меньше, а П. Симоненко приблизительно на 3% голосов больше, чем в опросе (возможно, часть опрошенных не хотела признаваться, что голосовали против действующего президента).

Рассмотрим теперь ситуацию, когда данные социологических опросов отличаются от итогов выборов (референдумов). Можно ли считать, что такие расхождения свидетельствуют о фальсификации результатов? Ответ на этот вопрос зависит от того, кто проводил исследование, когда оно проводилось и какова степень расхождения.

Относительно того, кто проводил исследование, важен лишь один аспект — профессионализм исследователей. Они должны придерживаться определенных стандартов при публикации данных, иметь большой стаж работы и быть достаточно независимыми. В Украине исследования проводят, как правило, частные фирмы.

По срокам проведения исследования можно разделить на те, которые проводились до выборов (как правило, за несколько недель до голосования), в день выборов и после выборов. В первом случае расхождения с официальными результатами могут быть связаны с изменением ситуации за период, который прошел с момента опросов до дня выборов. Кроме того, в этих опросах значительная часть опрошенных еще не знает, за кого будет голосовать, и социологам приходится принимать на сей счет некоторые допущения. Как показывают полученные нами данные, около 15% избирателей принимают решение о том, за кого голосовать, в течение последней недели (табл. 2).

Наиболее подходящим способом контроля нарушений процедуры выборов являются опросы в день выборов, а также опросы, проведенные в течение нескольких недель после выборов, которые фиксируют реальную ситуацию. Однако в таких опросах определенные смещения могут вноситься особенностями памяти респондентов и влиянием на ответы публикации результатов (речь идет о

Таблица 2

Данные экзит-пола после второго тура президентских выборов 1999 г. о том, когда было принято решение, за кого голосовать, %

Когда Вы приняли решение о том, за кого голосовать?

Вы всегда знали, за кого голосовать 50.3

Более 3 месяцев назад 13.4

Более 1 месяца и менее 3 месяцев назад 7.0

Более 1 недели и менее 1 месяца назад 12.3

В течение последней недели 12.1

Только сегодня 3.2

Трудно сказать / не знаю / нет ответа 1.6

Всего 100%

так называемом "эффекте победителя", когда часть опрошенных не хочет говорить, что голосовала за проигравшего кандидата).

Что касается степени расхождений, то величина в 2—3% или даже в 4—5% вряд ли свидетельствует о значительных манипуляциях. Дело здесь не только в статистической значимости различий, но и в возможности систематических ошибок. Если же различия превышают 7— 10%, то вероятность того, что это связано не с ошибками исследователей, а с манипуляциями результатами выборов, весьма высока.

Таким образом, второй тезис состоит в том, что если исследование проведено профессиональными социологическими фирмами в день выборов или после выборов и если расхождение с официальными итогами голосования значительно, вероятность фальсификации результатов выборов очень высока.

Проанализируем теперь в интересующем нас контексте ситуацию с всеукраинским референдумом, проходившим 16 апреля 2002 г.

Прежде всего, отметим, что подавляющее большинство государственных украинских СМИ, по оценке мониторинговой группы Комитета избирателей Украины (КИУ), исследовавшей на протяжении марта — первой половины апреля 2000 г. 160 изданий в 13 областях страны, активно поддерживало проведение референдума, агитировало за позитивные ответы на все вопросы. В оппозиции находилась преимущественно левая пресса, которая призывала игнорировать референдум или голосовать против. Примечательно, что среди публикаций было очень мало материалов, где разъяснялись вопросы, которые выносились на референдум, и процедура голосования.

Далее. На фоне предыдущих выборов референдум выделяется нетипично высоким уровнем электоральной активности (см. табл. 3). Как показывает длительный опыт проведения опросов населения, после всплеска политической активности на референдуме о независимости Украины (выборы первого Прези-

Таблица 3

Доля участия электората Украины в выборах 1991—2000 гг.

Выборы

Президента Украины 01.12.1991 84,9

Президента Украины (1 тур) 26.06.1994 68,0

Президента Украины (2 тур) 10.07.1994 69,3

Народных депутатов Украины 28.03.1998 63,8

Президента Украины (1 тур) 31.10.1999 70,2

Президента Украины (2 тур) 14.11.1999 73,8

Референдум 16.04.2000 81,2

дента Украины были совмещены с этим референдумом), доля ответивших обычно колеблется в пределах 60—75%, и повышение этого уровня возможно лишь благодаря применению разного рода стимулов.

Как зафиксировал Комитет избирателей Украины, активность электората накануне апрельского референдума стимулировалась сильным административным вмешательством в процесс волеизъявления. К агитации привлекались работники ЖЭ-Ков, школьные учителя, врачи, использовались милицейские машины с громкоговорителями. Наибольшее давление оказывалось на студентов, милицию, армию, заключенных. Поскольку представители двух последних категорий избирателей традиционно исключаются из выборки социологических опросов, оценить значимость влияния этого фактора на мнение электората в целом довольно сложно. Однако данные опроса позволяют предположить, что давление не было решающим.

Безусловной находкой стратегий агитации в ходе референдума явилось использование возможностей бесконтрольного предварительного

Таблица 4

Мотивация участия в референдуме, %

голосования. Массовые масштабы административного принуждения к досрочному голосованию заставили КИУ выступить со специальным заявлением, осуждающим подобную практику. По данным КИУ, к 10 апреля в разных регионах проголосовали от 8 до 12% избирателей, а по данным Центризбиркома, досрочно проголосовал примерно каждый третий избиратель. Эти данные противоречат результатам социологического опроса, проведенного КМИС после референдума (см. табл. 5).

Как видим, с учетом ошибки выборки, доля голосовавших досрочно составляет 5—15%, что разительно отличается от результатов референдума.

Исследование, проведенное КМИС за несколько недель до референдума (с 17 по 27 марта), позволило предположить, что в референдуме примут участие около 60% и что все вопросы будут поддержаны. Результаты референдума (см. табл. 6) удивили, прежде всего, очень высокой явкой, а также тем, что малопонятный вопрос о двухпалатном парламенте поддержали не 60%, а 80% голосовавших.

Мотивы

Желание повлиять на принятие важных для страны решений 40,6

Я всегда голосую и в этот раз тоже голосовал по привычке 38,1

Желание высказать свое недовольство деятельностью депутатов Верховной Рады 22,4

Агитация со стороны руководства на работе, учителей и т. д. 4,0

Рекламно-информационная кампания в газетах, на радио, телевидении 1,1

Другое 4,0

Таблица 5

Принимали ли Вы участие во всеукраинском референдуме 16 апреля 2000 г.?, %

Варианты ответов

Да, я голосовал 16 апреля 57,6

Да, я голосовал досрочно 7,4

За меня проголосовали члены моей семьи 2,4

Не принимал участия в референдуме 32,6

Не знаю, трудно сказать 0

Всего 100

Таблица 6

Участие и ответы на вопросы референдума, %

Ответы на вопросы референдума Прогноз Данные референдума Разность

1. Досрочное прекращение

полномочий ВР 77 85 -8

2. Отмена неприкосновенности

депутатов 88 89 -1

3. Сокращение численности

депутатов 97 90 7

4. Двухпалатный парламент 63 82 -19

Приняли участие в референдуме 61 81 -20

КМИС принимал участие в прогнозировании десятка выборов и референдумов (референдума 1991 г., первых президентских выборов, первых и вторых туров последующих президентских выборов, парламентских выборов). Как правило, максимальное отличие от официальных результатов не превышало 3—4% (за исключением второго тура президентских выборов 1996 г., где в опросе за неделю до выборов отличие составило 8% и потребовалось дополнительное исследование для выяснения причин различий). Поэтому разницу в 20% трудно объяснить ошибками исследования.

Для объяснения причин были выдвинуты три гипотезы:

1) наши прогнозы основывались на предположении, что голосование будет проходить в один день, а не в течение двух недель, как произошло на самом деле;

2) за несколько недель между исследованием и референдумом удалось мобилизовать население теми или иными способами, начиная с телевизионной рекламы и кончая административным давлением на предприятиях;

3) данные референдума были фальсифицированы.

Для проверки гипотез с 15 по 26 мая во всех областях Украины и в Крыму было проведено специальное исследование (выборка многоступенчатая случайная на каждом этапе, опрошен 2101 респондент). Мы просили респондентов ответить, принимали ли они участие в референдуме, и если да — то, как они отвечали на вопрос о двухпалатном парламенте. В таблице 7 приведены результаты сопоставления данных этого исследования с итогами референдума.

Как видим, первые две гипотезы не могут полностью объяснить разницу в 13,8% по доле принявших участие в референдуме (хотя увеличение на 6,4% доли тех, кто указал, что принимал участие в голосовании, по сравнению с прогнозом можно объяснить "растянутостью" голосования и административными мобилизационными усилиями). Что касается поддержки двухпалатного парламента, то они могут объяснить не более нескольких процентов из 20,4% разницы между результатами референдума и данными опроса после референдума.

Таблица 7

Сопоставление данных специального исследования с результатами референдума и прогнозом, %

Ответы на вопрос Прогноз Референдум Опрос после

референдума

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Принимали ли участие в референдуме 61 81,2 67,4

Высказались ЗА в ответе о двухпалатном парламенте 63 81,7 61,3

Таким образом, данные опроса после референдума дают основание для подтверждения третьей гипотезы — о фальсификации результатов референдума по вопросу о двухпалатном парламенте и о явке на референдум.

Отметим также, что в четырех областях (Закарпатская, Донецкая, Одесская, Днепропетровская) отличие данных опроса от официальных результатов значимо с вероятностью 99%. Иначе говоря, случайно такое отличие в этих областях возможно лишь в одном из 100 проведенных исследований.

Различия по вопросу о введении двухпалатного парламента по 16 областям значимы с вероятностью 95%. Можно предположить, что здесь результаты референдума (точнее, процент лиц, принявших участие в референдуме, и процент лиц, поддержавших введение двухпалатного парламента) были сфальсифицированы.

Сделанные нами предположения, конечно же, не являются юридическим основанием для обвинений в нарушении закона о выборах. Это лишь гипотеза, имеющая определенные статистические основания. Кроме того, судя по данным опроса, нет сомнений в том, что в ре-

ферендуме приняли участие более 50% населения (т. е. что он состоялся) и что первые три вопроса, вынесенные на референдум, поддержаны населением Украины.

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что социологические исследования (особенно проведенные в день выборов и после выборов) могут быть инструментом контроля нарушений, сделанных в ходе выборов, и тем самым способны служить одним из механизмов, способствующих демократизации нашего общества.

The international conference "Power and Public Opinion" in St. Petersburg in June 2004 brought together the experts in the field of public opinion from Russia, FSU states and the USA with representatives of the power structures, business, media, NGOs and charity foundations. The conference addressed problems of cooperation between public opinion, power and research. The report by Director of the Kiyv International Sociological Institute Vladimir I. Paniotto containing the analysis of survey data collected on the day and after the elections in Ukraine. The author compares the findings of polls conducted by professional opinion research firms with the official election results. He arrives at the conclusion that this method can serve as an instrument to control irregularities during the election as well as to trace the forging of results. The other report by Boris Z. Doktorov, independent researcher and consultant from the USA, presents new technologies of US American public opinion research.

ВЫБОРЫ В УКРАИНЕ РОССИЯНАМ ПОКА НЕ ИНТЕРЕСНЫ

В то время, как для политической элиты России украинские выборы являются важным событием, наших рядовых сограждан проблемы сопредельного государства волнуют мало.

Предвыборные баталии в Украине, как показывают данные июльского опроса ВЦИОМ, не вызывают особого интереса у россиян. 77% опрошенных не следят за избирательной кампанией в этом государстве, а в той или иной степени проявляют внимание к ней лишь 19%. На этом фоне отнюдь не случайно то, что

за исключением хорошо известного в России Л. Кучмы и отчасти Ю. Тимошенко, о большинстве возможных кандидатов россияне не слышали. О главных фигурантах президентской кампании, В. Ющенко и В. Януковиче, что-то слышали, знают 9 и 5% респондентов соответственно.

Низкая известность кандидатов мешает россиянам решить, победа кого из них отвечает интересам России. Треть опрошенных (29%) такого кандидата не знают, а еще 50% респондентов затруднились с ответом.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.