Научная статья на тему 'Об интерференции в падежной системе (на материале русских спонтанных текстов татар и коми-пермяков)'

Об интерференции в падежной системе (на материале русских спонтанных текстов татар и коми-пермяков) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
24
3
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК / TATAR LANGUAGE / КОМИ-ПЕРМЯЦКИЙ ЯЗЫК / KOMI-PERMYAK LANGUAGE / БИЛИНГВИЗМ / BILINGUALISM / ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ / INTERFERENCE / ПАДЕЖ / CASE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Боронникова Наталия Владимировна

В статье речь идет о татарско-русской и коми-пермяцко-русской интерференции при реализации предложно-падежных конструкций. Материалом для исследования послужили звучащие хрестоматии спонтанной русской речи билингвов Пермского края. Отклонения в предложно-падежных конструкциях у коми-пермяков встречаются реже, чем у татар, что связано с типом билингвизма. Как в речи коми-пермяков, так и в речи татар, наибольшую трудность вызывает кодирование пространственно-временных отношений, которое проявляется в нарушении управления, смешении значений русских предлогов и в опущении предлогов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ABOUT INTERFERENCE IN CASE SYSTEM (IN RUSSIAN SPONTANEOUS TEXTS OF THE TATARS AND THE KOMI-PERMYAKS)

The paper deals with the Tatar-Russian and Komi-Permyak-Russian interference in the implementa-tion of prepositional-case patterns. The sounding chrestomathies of Russian spontaneous speech of the Perm Krai bilinguals were used as the research data. Deviations in prepositional-case patterns occur less often in the Komi-Permyaks’ speech as compared to the Tatars’ speech, which is connected with their bilingualism type. Both in the Komi-Permyaks’ and Tatars’ speech the biggest difficulty is encoding dimensional time relationships which is manifested in government violation, confusing the meaning of Russian prepositions, and their omission.

Текст научной работы на тему «Об интерференции в падежной системе (на материале русских спонтанных текстов татар и коми-пермяков)»

2014

СОЦИО- И ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Вып. 2

УДК 81'27

ОБ ИНТЕРФЕРЕНЦИИ В ПАДЕЖНОЙ СИСТЕМЕ (на материале русских спонтанных текстов татар и коми-пермяков) 1

Наталия Владимировна Боронникова

к. филол. н., доцент кафедры теоретического и прикладного языкознания Пермский государственный национальный исследовательский университет

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15. natboronnikova@rambler.ru

В статье речь идет о татарско-русской и коми-пермяцко-русской интерференции при реализации предложно-падежных конструкций. Материалом для исследования послужили звучащие хрестоматии спонтанной русской речи билингвов Пермского края. Отклонения в предложно-падежных конструкциях у коми-пермяков встречаются реже, чем у татар, что связано с типом билингвизма. Как в речи коми-пермяков, так и в речи татар, наибольшую трудность вызывает кодирование пространственно-временных отношений, которое проявляется в нарушении управления, смешении значений русских предлогов и в опущении предлогов.

Ключевые слова: татарский язык; коми-пермяцкий язык; билингвизм; интерференция; падеж.

Исследование выполнено в рамках программы по изучению особенностей русской речи билингвов Пермского края. Наибольший вклад в формирование специфики языковой ситуации этого края вносят русский, коми-пермяцкий и татарский языки. Поскольку коми-пермяки и татароязычное население являются самыми крупными этническими группами, русская речь именно этих групп наиболее интересна для изучения.

В настоящее время в ходе исследования русской речи билингвов-коми-пермяков и татар кафедрой теоретического и прикладного языкознания Пермского государственного национального исследовательского университета выпущено четыре звучащие хрестоматии [Русская речь коми-пермяков 2007, 2014; Русская спонтанная речь татароязычных билингвов Пермского края 2010, 2012]. Сбор, обработка и представление материалов в этих хрестоматиях позволяют описывать интерференцию в русской речи билингвов.

Предварительный анализ русской спонтанной речи коми-пермяков и татароязычных групп показывает, что она характеризуется специфическими особенностями на всех лингвистических уровнях. При этом многие особенности речи билингвов - от фонетических до грамматических -оказываются общими. В данной статье мы остановимся на одном из грамматических явлений -отклонениях в предложно-падежных конструкциях, вызванных татарско-русской интерференцией и коми-пермяцко-русской интерференцией.

Русский, татарский и коми-пермяцкий языки относятся к разным языковым семьям и обладают

значительными типологическими отличиями. Русский язык принадлежит восточнославянской группе индоевропейских языков. Татарский язык принадлежит западной, или кыпчакской, группе тюркских языков, а татарские говоры Пермского края относятся к средней группе говоров татарского языка [Рамазанова 1996]; они испытали на себе влияние как более раннего тюркского субстрата, так и русских говоров [Полякова 2009] (подробнее о специфике татарского языка см. в работах [Бадиков 1993; Валиуллина 1983; Газизов 1952; Закиев 1966; Исхакова 1998, Харисов 2000 и др.]). Что касается коми-пермяцкого языка, то генетически он восходит к пермской группе финно-угорских языков уральской макросемьи. Русский язык характеризуется фузией, татарский - агглютинацией, коми-пермяцкий, как и татарский, является агглютинативным, однако в нем присутствуют элементы фузии (см.: [Баталова 1993]).

Одна из частотных ошибок, встречающихся в спонтанной русской речи вышеупомянутых групп билингвов, связана с употреблением пред-ложно-падежных конструкций. Как известно, морфологическая категория падежа обусловлена синтаксическим понятием управления. Управление зависит от лексических и семантических свойств управляющей лексемы. Граммемы падежа оформляют управляемое существительное и являются показателями его синтаксического статуса [Плунгян 2011: 154-156].

С позиций ролевой грамматики, падеж определяют как «грамматическую категорию, выражающую различные синтаксические (и/или се-

© Боронникова Н.В., 2014

115

мантические) роли имени» [Плунгян 2011: 160]. Количество и состав семантических ролей определяется конкретными целями исследования. В большинстве случаев это набор из двух - трех десятков ролей: агенса, пациенса, экспериенцера, адресата, рецепиента, бенефактива, инструмента и др. (подробнее см.: [там же: 161-165]. Универсальные семантические роли выражаются в языках мира с различной степенью дробности, кодируются в морфологических падежах и предлож-но/послеложно-падежных конструкциях.

Рассмотрим соотношение падежных систем в татарском и русском языках и в коми-пермяцком и русском языкам; определим основные особенности реализации падежной системы, проявляющиеся при татарско-русской и коми-пермяцко-русской интерференции.

I. Татарско-русская интерференция

В татарском языке, как и в русском, шесть падежей, однако значения падежей не совпадают: в татарском представлены основной (0), притяжательный (-ныц/-нец), направительный (-га/-гэ, -ка/кэ), винительный (-ны/-не), исходный (-дан/дэн, тан/-тэн, -нан/-нэн), местно-временной падежи (-да/-дэ, -та/тэ). Притяжательному падежу татарского языка соответствует одно из значений родительного в русском (родительный определительный), основанное на понятии принадлежности (китабым 'моя книга'). Направительный и исходный падежи имеют пространственное значение и противопоставлены друг другу. Направительный падеж в ряде случаев выполняет функции русского винительного. Ср.: автобус Казанга (напр. п.) бара 'автобус едет в Казань'.

Падежный аффикс присоединяется либо непосредственно к корню (урман-га 'в лес'), либо к корню после аффикса принадлежности (ур-ман-ым-га 'в мой лес'), во множественном числе - после аффикса множественного числа и аффикса принадлежности: урман-нар-ыбыз-га 'в наши леса'. Присоединение аффиксов демонстрирует агглютинативную тенденцию; аффиксы, имеющие определенное значение, присоединяются к корню в строгой последовательности. Большинство корней татарского языка односложны и способны самостоятельно выражать лексическое значение (яшь 'возраст', мин 'я', аз 'мало' и др.), формальных показателей частереч-ной принадлежности они не имеют.

Среди падежей чаще всего употребляется основной, выполняющий совместно с послелогами и послеложными словами синтаксические функции подлежащего, дополнения, определения, сказуемого, обстоятельства. Послелоги по своей грамматической функции соответствуют русским предлогам (Марат белэн 'с Маратом';

дуслык вчен 'за дружбу, ради дружбы'). Каждый послелог требует соответствующего падежа. Послелоги татарского языка делят на такие, которые требуют общего падежа: белэн 'с'; вчен 'для'; турында 'о'; направительного падежа: таба 'к'; каршы 'против'; исходного падежа: бирле 'с'; соц 'после'. Функцию послелогов способы выполнять падежные формы существительных с локативным значением.

Нарушения в области предложно-падежных отношений в спонтанной русской речи татар связаны с отсутствием словоизменения имени, опущением предлогов, смешением управления и семантики предлогов.

1. Использование формы именительного падежа в конструкциях с косвенными падежами

Информанты используют граммемы им. п. в конструкциях, предусматривающих беспредложное и предложное управление вин. п. и род. п.: Я Самиков Фарид // Первого сентября родился / тыща девятьсот шестидесятого года // Учился в школе //Школа (вин. п.) окончил //; М-м / с девятый (род. п.) по одиннадцатый класс //.

Граммема им. п. используется в предложных сочетаниях с обстоятельственным значением места, требующих пр. п.: Родилась в село Сараши (пр. п.) // Первым / ребёнком //; Работаю / _ социально-оздоровительный центр (пр. п., опущен предлог в) //.

2. Нарушения при использовании граммем родительного падежа

Нарушения при использовании конструкций род. п. связаны с неверным употреблением предлога с пространственным значением при обозначении исходной точки движения: Нездешняя / она из Севера (вм. с севера) приехала //.

Кроме того, форма род. п. используется вместо пр. п., тв. п. и дат. п.: Я/ Ахатов Асхат Раи-сович / родился шестнадцатого марта / тыща девя(ть)сот семидесятого года // Ординс- / родился _ села Карьёво (пр. п., опущен предлог в) Ординского района //; Имею /медаль за отличие в воинской службы (пр. п.) второй степени //; О-о / люблю увлекаться / катанием / с горки / и-и / ходьбы (тв. п.) на лыжах //; И был награждён орденом за Службу Родины (дат. п.) третьей степени //.

Особо выделяется использование граммемы род. п. вместо пр. п. при обозначении целостного периода действия; билингвы подменяют его значением «целостный период по отношению к выделенной из него части» (ср. сын родился в январе прошлого года): Так //Я/Хасанова Гузалия / родилась / _ тыс- / тысяча девятьсот шестьдесят девятого года (вм. пр. п.) //; Тыща де-

вятьсот / девяносто пятого года (вм. пр. п.) /

ув- /уволился в запас вооружённых сил //.

3. Нарушения при использовании граммем дательного падежа

Формой дат. п. информанты подменяют форму пр. п.: Ремонт сделали нынче дому // - в данном случае локативная конструкция осмысляется как конструкция с одушевленным адресатом.

Кроме того, формы дат. п. используются вместо форм род. п. (предложных и беспредложных) при обозначении субъекта действия и состояния в безличных и пассивных конструкциях: Мне (вм. род. п., опущен предлог у) когда я их вижу / настроение поднимается //

4. Нарушения в использовании граммем винительного падежа

При использовании граммем вин. п. (со значениями состояния, места, цели движения, направления движения, временного периода) встречаются многочисленные примеры опущения предлога: Э-э / после школы / поехала / _ Пермский край / _ город Кунгур // _ Техникум поступать //; После училища поступил / _ Чайковский институт физкультуры / на менеджера //; Сейчас вот у нас / в администрации / Лену / _ отпуск отправили //; _ свободное время / летом / ходим на рыбалки / на шашлыки (смех) //.

Встречаются ошибки при оформлении конструкций с русскими предлогами в и на, маркирующими тип ориентации человека в пространстве и целевое назначение предмета: Первое время устроилась / э / в этой / в ферму //; За это время / девяносто / да / девяносто пятом году / мы уже переехали / на новый дом //; На-а / ездим в сенокос //

5. Нарушения при использовании форм творительного падежа

Случаи нарушений при использовании форм твор. п. также связаны с ошибками в управлении: И вот / уже три года ли /работаю это / от администрации / там / убираем вот по улицами (вм. по улицам, на улицах) мусор / да чё да там //. В этом примере мы наблюдаем колебание информанта при оформлении пространственных понятий, замену пространственного предлога на предлогом по, связанную с тем, что оба предлога указывают на поверхность предмета, где совершается действие.

Встречается ненормативное использование предлога в конструкциях, предполагающих беспредложное управление (обстоятельственное значение, инструмент): Забрали в армию / потом из армии приехал и уехал в Север // Там работает по вахтовым методом //; Сами дом построили / со своими силами //.

Наблюдаются колебания при оформлении ко-митатива (социально-сопроводительного предмета), которые затрагивают в том числе и фонетическую форму предлога (с/со): _ соседями живём хорошо //; Ходим в лес // Со всем классом и со учителем //.

6. Нарушения при использовании форм предложного падежа

Нарушения при использовании граммем предложного падежа встречаются при оформлении конструкций со значением места и времени. В локативных конструкциях наблюдается либо опущение предлогов, либо их смешение: После окончания десятилетки /училась / _ Кунгурском / педагогическом училище на воспитателя //; Настоящее время работаю _ школе // Щас вот я работаю тринадцать лет школе //; Ну у нас ещё есть дочь // Две тыщи третьем году родилась // Алсу / Рустамовна // Щас учится четвёртом классе /у нас / _ деревне //; Где /работала? // В хлебозаводе (вм. на хлебозаводе) работала // Двадцать два года //И на пенсию вышла //

Нарушения в оформлении темпоральных конструкций подобны нарушениям в оформлении пространственных форм: Родилась / _ тысяча девятьсот шестьдесят четвёртом году / двадцать девятого июля //; Я / Шархумуллина Ай-гуль Миниахметовна /родилась / в селе Карьёво Ординского района Пермского края // Закончила школу _ девяносто первом году-у //.

Таким образом, интерференция в сфере оформления предложных отношений в русской речи татар связана с перераспределением функций падежных систем при морфолого-синтак-сическом кодировании глубинных ролей. Наибольшую сложность для русскоговорящих татар-билингвов представляет кодирование пространственно-временных значений, подробно дифференцированных в русской падежной системе, при этом способы кодирования в русском не совпадают с системой татарского языка.

В ряде случаев, где падежная система русского языка предполагает предложное оформление, в речи татар предлог опускается. Это связано с тем, что значение предлога в татарском языке можно передать с помощью аффиксации. Кроме того, возможно смешение значений русских предлогов. Так, в русской речи татар часто встречаются ошибки в использовании предлогов в/на и с/из, кодирующих не только направление движения, но и тип ориентира (объемный участок пространства, плоская поверхность). Заметной особенностью русской речи татар является расширение функций граммемы им. п.; это связано, на наш взгляд, с тем, что в татарском языке основной падеж исполь-

зуется не только в функции субъекта в активных конструкциях и в составе предиката, а способен выполнять другие синтаксические функции в сочетании с послелогами.

II. Коми-пермяцко-русская интерференция

В коми-пермяцком языке падежные значения выражаются с помощью падежных суффиксов, а также послелогов. Формами падежа обозначается субъект, объект (прямой и косвенный), способ действия, причина, цель и т.д., а также временные и пространственные отношения. Послелоги и некоторые падежные суффиксы выполняют временные и пространственные отношения. Большая часть послелогов со значением пространства составляет серии, состоящие из шести членов и происходящие от одного имени; они содержат застывшие форманты шести местных падежей (инессива, иллатива, элатива, эгрессива, терминатива, пролатива), указывающие на различные оттенки пространственных отношений: увтын спод кем-чем-либо'; увто 'под кого-чего-л.'; увтгсь 'из-под кого-чего-л.';увтсянь сто же'; увтод 'под кем-чем-л. (пройти)'; увтодз под кого-чего-л. (напр. дойти)'.

В коми-пермяцком языке различаются два вида склонения: неопределённое (склонение существительных без определённо-притяжательных суффиксов) и определённо-притяжательное (склонение существительных с определённо-притяжательными суффиксами). Посессивность выражается системой лично-притяжательных суффиксов, реализующихся в лично-притяжательном склонении: сой-о 'моя сестра', сой-ыт 'твоя сестра' и т.д. Существительные в номинативе единственного числа выступают в нулевой (абсолютной) форме, служащей основой для образования косвенных падежей. Косвенные падежи имеют по одному стандартному окончанию, используемому как в единственном, так и во множественном числе. Всего в коми-пермяцком языке семнадцать падежей: номинатив (0), аккузатив (-ос), адессив/генетив (-лон), датив (-ло), инессив (-ын), элатив (-ись), иллатив (-о), эгрес-сив (-сянь), аблатив (-лгсъ), аллатив (-лань), про-латив (-от), абессив (-тог), инструменталис (он), терминатив (-одз), комитатив (-кот), фина-лис (-ла), компаратив (-ся) [Баталова, 1993].

К грамматическим особенностям русской речи информантов-коми-пермяков в сфере пред-ложно-падежного управления можно отнести следующие.

1. Использование граммем именительного падежа в конструкциях с косвенными падежами

В текстах коми-пермяков спорадически встречается использование формы им. п. вместо

пр. п. в конструкциях с обстоятельственным значением; тв. п. - при нарушении согласования в причастном обороте; род. п. - в конструкциях отрицания: На уроках там / первый / _ первый курс училась (вм. пр. п. на первом курсе) / на уроках вообще не разговаривала ни с кем / даже / с учениками //; Но иногда зимой нас / возили на санях / запряв- / запряженные в лошадь (вм. тв. п. запряженных лошадью) //; Ну сезонные праздники (вм. род. п.) больше нет //.

2. Нарушения при использовании граммем родительного падежа

Нарушения при использовании граммем родительного падежа связаны с нарушением управления (использование род. п. вместо пр. п., употребление несоответствующего предлога), а также со смешением близких по значению предлогов, использующихся в род. п.: Мой родной язык / коми язык // Коми-пермяцкий язык // Но разговариваю с него-о (вм. пр. п. на нем) /м-м / с детства //; Все работы дела(ла) / с кочегара (вм. от кочегара) до / ы / до-о этого... / до кладовщика дожила //.

Смешение предлогов с пространственным значением (с — из), использующихся в род. п.: В комнате у нас / четыре человека // Места хватает (смех) // Живем дружно // Мы-ы // Три человека с нашей группы / и / одна / с пятого курса // И-и / они тоже / с Кудымкарского района (вм. из Кудымкарского района) //; Моя бабушка / по матери / говорила по-русски / она с Соликамска (вм. из Соликамска) // Соликамского района //.

Довольно частотны нарушения при склонении количественных числительных - обозначениях точного года: Детский сад был тоже небольшой / постепенно он расширялся // Стал / очень / многокомплектным детским садом // Работала там / до тысячу (вм. до тысяча) девятьсот восьмидесятого года //; Э-э // Меня зовут Якимова Светлана Николаевна // Я родилась / в ты-сячу-у / девятьсот / восемьдесят седьмом году / третьего октября //.

3. Нарушений при использовании граммем дательного падежа

В представленных текстах подобных нарушений не наблюдается.

4. Нарушения в использовании граммем винительного падежа

Стали складывать дрова-а / в-в телегу / и вот между полешками лежал маленький зайчонок // Он был / весь-весь в клещах / так как была весна // И эти клещи у него уже стали очень огромные / оттого что / высосали много крови // И-и / мы мали- поймали этого маленького зайчонка / и попробовали у него клещ (вм. одуш.

клеща) вытащить // - билингв использует объектную форму неодушевленного существительного вместо одушевленной, что связано, вероятно, с влиянием родного языка, в котором недостаточно четко различается одушевленность-неодушевленность.

При использовании граммем вин. п., как и в текстах татар, встречаются ошибки в оформлении конструкций с предлогами в и на, маркирующими тип ориентации человека во времени и пространстве (со значениями состояния, места, цели движения, направления движения, временного периода). Также возможно опущение предлога: Я-а / поступила на работу в сорок пятом году / в (вм. на медзавод) медзавод //; После / восьми / классов / пошел /работать / в грузовое автопредприятие (вм. на грузовое автопредприятие) //; Приехал / вновь в Кудымкар // Поступил /_ пассажирское автопредприятие (вм. поступил работать на пассажирское автопредприятие) / где / проработал / тридцать семь / с половиной лет //.

5. Нарушения при использовании форм творительного падежа

Опущение предлога возможно и в тв.п.: После окончания эа / школы /поступила в Пермский... // Ой! //В Кудымкарское /педагогическое училище // А-а / закончила его _ красным дипломом (вм. с красным дипломом) //.

6. Нарушения при использовании форм предложного падежа

В данном случае возможно нарушение управления (исп. пр. п. вм. дат. п.): Нынче я участвовала / во всероссийской олимпиаде / по-о / русскому / по русскому языку / и-и / литературах (вм. дат.п. по литературе) // Э-э // Также-е / языкам и литературах (вм. дат. п. литературам) народов России / который / которая проходила / э-э / в Ижевске //.

Также частотны ошибки в оформлении конструкций со значением времени и пространства (опущение предлога, смешение сходных по значению предлогов):

И-и/работа-/работала сн(а)чала наразнык / на разных работах // Потом (выдох) / я работала (выдох) / работала весовщиком / _ элеваторе (вм. на элеваторе) // Потом // (выдох) // Работала / (вздох) / _ водокачке (вм. на водокачке) //; Где /работала? // В хлебозаводе (вм. на хлебозаводе) работала // Двадцать два года //И на пенсию вышла // Сейчас работаю / пенсионер // Никуда не хожу // Н(у) (во)т // Приехали сюда /работала _ хлебозаводе (вм. на хлебозаводе) //.

Как показал анализ, ошибки в предложно-падежных конструкциях в представленных текстах коми-пермяков встречаются гораздо ре-

же, чем в текстах татар. Это, вероятно, связано с типом билингвизма (русским языком практически все билингвы-коми-пермяки владеют с раннего детства, тогда как татары в основном изучают его со школы, что приводит к смешению систем русского и родного языков).

Как в речи коми-пермяков, так и в речи татар, наибольшую трудность вызывает кодирование пространственно-временных отношений, которое проявляется в нарушении управления, смешении значений русских предлогов и в опущении предлогов. В обеих ситуациях (и при русско-татарском, и при русско-коми-пермяцком билингвизме) наблюдается расширение сферы употребления формы именительного падежа.

Примечание

1 Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ № 13-14-59004 «Русский язык билингвов-коми-пермяков Пермского края».

Список литературы

Бадиков К.Г. Уроки татарского языка: самоучитель. Казань: Татар. кн. изд-во, 1993. 256 с.

Баталова Р.М. Коми-пермяцкий язык // Языки мира: Уральские языки. М., 1993. С. 229-239. [Электронный ресурс]. URL: http://www.philolo-gy.ru/linguistics3/batalova-93.htm (дата обращения: 03.11.2014).

Валиуллина З.М. Сопоставительная грамматика русского и татарского языков. Казань: Татар. кн. изд-во, 1983. 152 с.

Газизов Р.С. Опыт сопоставительного освещения грамматических особенностей русского и татарского языков. Казань: Татгосиздат, 1952. 256 с.

Закиев М.З. Татарский язык // Языки народов СССР / отв. ред. Н.А. Баскаков. М.: Наука, 1966. Т. 2: Тюркские языки. С. 139-154.

Исхакова Х. Ф. Татарский язык // Большой энциклопедический словарь: Языкознание / гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: Большая Рос. энциклопедия, 1998. С. 506.

Плунгян В.А. Введение в грамматическую семантику: грамматические значения и грамматические системы языков мира: учеб. пособие. / Рос. гос. гум. ун-т. М., 2011. 672 с.

Полякова Е.Н. Лингвокультурное пространство Верхнего и Среднего Прикамья: материалы для самост. работы: учеб. пособие / Перм. гос. ун-т. Пермь, 2009. 260 с.

Рамазанова Д.М. К истории формирования говора пермских татар. Казань, 1996. 240 с.

Харисов Ф.Ф. Научные основы начального обучения татарскому языку как неродному. Казань: ТаРИХ, 2000. 408 с.

Список источников

Русская речь коми-пермяков: звучащая хрестоматия / науч. ред. Т.И. Ерофеева; Бороннико-ва Н.В., Доценко Т.И., Ерофеева Е.В., Ерофеева Т.И., Овчинникова Е.В., Угланова И.А. Пермь, 2007. 72 с. (+CD-ROM).

Русская речь коми-пермяков: Национальные традиции: звучащая хрестоматия / науч. ред. Т.И. Ерофеева; Березина В.Ю., Боронникова Н.В., Ерофеева Е.В., Овчинникова Е.В., Пепеляева Е.В., Томилина М.А., Худякова Е.С. Пермь, 2014. 112 с. (+CD-ROM).

Русская спонтанная речь татароязычных билингвов Пермского края: звучащая хрестоматия / науч. ред. Т.И. Ерофеева; Боронникова Н.В., Ерофеева Е.В., Ерофеева Т.И., Пунько К.В., Тим-ганова Д.Ш., Пермь, 2010. 100 с. (+CD-ROM).

Русская спонтанная речь татароязычных билингвов Пермского края: Ординский район: звучащая хрестоматия / науч. ред. Т.И. Ерофеева; Ав-тухович Ю.Э., Ахатова Г.А., Боронникова Н.В., Гаранович М.В., Ерофеева Е.В., Ерофеева Т.И., Кустова И.В., Овчинникова Е.В., Пепеляева Е.В., Тимганова Д.Ш., Худякова Е.В.;. Пермь, 2012. 124 с. (+CD-ROM).

ABOUT INTERFERENCE IN CASE SYSTEM (In Russian spontaneous texts of the Tatars and the Komi-Permyaks)

Nataliya V. Boronnikova

Assistant Professor of Theoretical and Applied Linguistics Department Perm State University

The paper deals with the Tatar-Russian and Komi-Permyak-Russian interference in the implementation of prepositional-case patterns. The sounding chrestomathies of Russian spontaneous speech of the Perm Krai bilinguals were used as the research data. Deviations in prepositional-case patterns occur less often in the Komi-Permyaks' speech as compared to the Tatars' speech, which is connected with their bilingualism type. Both in the Komi-Permyaks' and Tatars' speech the biggest difficulty is encoding dimensional - time relationships which is manifested in government violation, confusing the meaning of Russian prepositions, and their omission.

Key words: the Tatar language; the Komi-Permyak language; bilingualism; interference; case.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.