Научная статья на тему 'О зарубежном опыте правового регулирования противодействия экстремизму в сети Интернет'

О зарубежном опыте правового регулирования противодействия экстремизму в сети Интернет Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2087
382
Поделиться
Ключевые слова
экстремизм / экстремистская деятельность / Интернет / европейское законодательство. / extremism / extremist activity / Internet / european legislation.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Болычев Никита Игоревич

В статье рассмотрены основные нормативные правовые акты Германии, Франции и Великобритании, направленные на противодействие экстремистской деятельности в сети Интернет. Определена причина недостаточно эффективного взаимодействия правоохранительных органов Российской Федерации с зарубежными коллегами по вопросу борьбы с экстремизмом в сети Интернет, предложены пути ее решения.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Болычев Никита Игоревич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

FOREIGN EXPERIENCE OF LEGAL REGULATION OF COUNTERACTION TO INTERNET-EXTREMISM

The article describes the main legal acts in Germany, France and the UK, aimed at countering extremist activi-ties in the Internet. Determine the cause is not sufficiently effective cooperation between law enforcement bodies of the Russian Federation with foreign counterparts on the fight against extremism in Internet, the ways of its solution.

Текст научной работы на тему «О зарубежном опыте правового регулирования противодействия экстремизму в сети Интернет»

Вестник Воронежского института МВД России №3 / 2015

Н.И. Болычев

О ЗАРУБЕЖНОМ ОПЫТЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

FOREIGN EXPERIENCE OF LEGAL REGULATION OF COUNTERACTION TO INTERNET-EXTREMISM

В статье рассмотрены основные нормативные правовые акты Германии, Франции и Великобритании, направленные на противодействие экстремистской деятельности в сети Интернет. Определена причина недостаточно эффективного взаимодействия правоохранительных органов Российской Федерации с зарубежными коллегами по вопросу борьбы с экстремизмом в сети Интернет, предложены пути ее решения.

The article describes the main legal acts in Germany, France and the UK, aimed at countering extremist activities in the Internet. Determine the cause is not sufficiently effective cooperation between law enforcement bodies of the Russian Federation with foreign counterparts on the fight against extremism in Internet, the ways of its solution.

На фоне общемировой тенденции роста нетерпимости по расовому, религиозному, национальному признаку ресурсы сети Интернет зачастую становятся проводниками радикальных идей и взглядов. Экстремизм проникает в новую сферу жизни общества — информационную, а развитие интернет-технологий становится фактором, способствующим его распространению. Борьбе с подобными преступлениями уделяется повышенное внимание во всех развитых странах, так как повсеместно отмечается четко выраженное увеличение их количества [14].

Подтверждением этому могут служить нормативные правовые акты, направленные на противодействие экстремизму в киберпространстве.

Так, например, Федеративная Республика Германия на сегодняшний день испытывает наибольшие трудности среди всех европейских государств, связанные с потоком мигрантов из Африки и с Ближнего Востока. По данным одного из ведущих российских новостных интернетизданий, вместе с беженцами на территорию

страны проникло до 4000 боевиков «Исламского государства» [5]. На стороне «Исламского государства» сражаются более 400 граждан Германии [2]. Эти боевики сформировали устойчивые группы, занимающиеся вербовкой новых бойцов с помощью ресурсов сети Интернет, а в складывающихся условиях они используют глобальную сеть для координации действий своих соратников.

В законодательстве Федеративной Республики Германии нет нормативного правового акта, определяющего понятие «экстремизм», однако в Уголовном кодексе ФРГ присутствует ряд составов преступлений экстремистской направленности.

К числу таких преступлений относят распространение пропагандистских материалов запрещенных организаций (§ 86 УК ФРГ); использование символов запрещенных властями партий, объединений иных антиконституционных организаций (§ 86-а УК ФРГ); нарушение запрета на деятельность антиконституционных объединений (§ 85 УК ФРГ).

209

Юридические науки

По мнению исследователей, опыт применения законов, запрещающих возбуждение религиозной вражды и оскорбления религиозных чувств верующих (в ряде стран эти действия называются hatespeech — «враждебная речь»), в Канаде, Дании, Франции, Германии, Нидерландах и ряде других государств сходен — везде они ориентированы на необходимость защиты человеческого достоинства и активно применяются, предусматривая как уголовную, так и гражданскую ответственность [13].

В ФРГ для борьбы с политическим экстремизмом применяется сочетание превентивных и репрессивных мер. При этом последние рассматриваются как ultimaratio— крайнее средство, поскольку они угрожают гражданским свободам.

Представляется интересным метод деятельности спецслужб Германии, называющийся «растровый розыск потенциальных преступников», сущность которого заключается в получении персональной информации о неконкретизированном круге лиц из всех возможных информационных банков и баз данных с ее последующим автоматизированным анализом посредством применения специально разработанной для этой цели компьютерной программы [12].

Однако пока правоохранительным органам Германии не удается эффективно и своевременно выявлять и пресекать случаи разжигания межнациональной розни, включая пропаганду радикального Ислама в Интернете, хотя формулировки § 86-а УК ФРГ выглядят вполне достаточными, чтобы противостоять такого рода действиям.

Во французском законодательстве дано определение терроризму, однако определения экстремизма нет. Тем не менее во Франции, как и в России, под экстремизмом понимается приверженность крайним взглядам или мерам. Французское законодательство, в отличие от российского, не содержит специализированных законодательных актов, которые регламентируют данную сферу и которые определяли бы основные термины и перечисляли деяния, подпадающие под признаки экстремизма.

Во Франции отсутствует специальный закон о борьбе с экстремизмом и терроризмом, однако наличие признаков экстремизма при совершении какого-либо преступления признается УК Франции отягчающим обстоятельством и влечет за собой применение к преступнику серьезных санкций. При этом действия экстремистского характера выделены в ряд составов: пропаганда и возбуждение вражды, создание экстремистских организаций; руководство экстремистскими ор-

ганизациями; подготовка и подстрекательство к актам терроризма; активная и пассивная причастность к финансированию экстремистской деятельности; заключение сделки, направленной на привлечение ресурсов для целей экстремизма [16].

Ряд экспертов во Франции делит деяния экстремистской направленности на 2 большие группы:

• политический радикализм, представленный различными крайними движениями. В крайне левом спектре находятся такие политические партии, как «Новая антикапиталистическая партия», «Рабочая борьба», «Независимая рабочая партия», движение анархистов. Крайне правые —«Французское обновление» и «Национальный фронт» (в подразделении UCLAT Unitede coordition de la lutte contre antiterroriste). Внутри национальной полиции специально созданный отдел анализирует деятельность подобных организаций на предмет наличия в ней правонарушений либо причастности к террористическим проявлениям;

• религиозный экстремизм, исповедуемый сектами деструктивной направленности, а также фундаментализм (особенно исламского толка), имеющие своей целью возвращение религиозным структурам господствующих позиций в обществе (среди таких организаций — «Французский вооруженный исламский фронт», «Союз исламских организаций Франции», «Исламское государство») [15].

Следует отметить, что в последние годы французское правительство предпринимало значительные усилия в разработке и принятии законов, направленных на противодействие экстремистской деятельности и пропаганде экстремистских идей, таких как, например, национал-социализм, а также различных исламских идей, в том числе и в сети Интернет. Среди таких нормативных правовых документов можно выделить несколько наиболее важных:

• Закон от 13 июля 1990 г. №90-615 «О пресечении всяких актов расизма, антисемитизма или ксенофобии»;

• Закон от 24 июля 1993г. №93-1027 «Об иммиграции и условиях въезда, регистрации и пребывания иностранцев во Франции»;

• Устав мусульманской религии во Франции;

• Закон от 26 ноября 2003 г. №2003-1119 «О контроле над иммиграцией, пребывании иностранцев во Франции и гражданстве»;

• Закон от 9 марта 2004 г. №2004-204 «О внесении изменений в законодательство в связи с усилением преступности»;

210

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вестник Воронежского института МВД России №3 / 2015

• Закон от 9 августа 2010 г. №2010-930 «О приведении французского уголовного права в соответствие с положениями Международного уголовного суда».

Кроме того, правительство Франции готовит новый законопроект, целью которого является создание в тюрьмах специальных зон для лиц, привлеченных к уголовной ответственности за экстремизм, в том числе и в сети Интернет [1].

Французские власти намерены ввести жесткий контроль над сайтами, пропагандирующими терроризм и экстремизм. В большинстве стран наказываются только создатели таких сайтов, однако правительство Франции пообещало, что в Республике ответить перед законом придется также и посетителям сайтов. Речь идет и о применении к данным лицам мер уголовноправового характера.

В ноябре 2015 года правительством Франции был принят закон, позволяющий осуществлять досудебную блокировку экстремистских интернет-ресурсов. Провайдеры могут попросить удалить с сайтов запрещенную информацию без решения суда. Если этого не произошло в течение суток, то провайдер имеет право заблокировать данный ресурс.

Уголовное законодательство Великобритании насчитывает более 80 тысяч норм, предполагающих уголовную ответственность за конкретное преступление, однако ни одна из них не содержит специальной нормы об ответственности за экстремистскую деятельность и сам термин «экстремизм» законодатель не использует. При этом в уголовном порядке преследуются различные типы поведения и правонарушения, которые принято называть деяниями экстремистского характера. Эти преступления составляют две большие группы: «насильственный экстремизм» (Violent Extremism), и «внутренний экстремизм» (Domestic Extremism), включающий также преступления на почве ненависти (Hate Crime).

В законодательстве Великобритании такие преступления составляют особую категорию, что связано с их «резонансным» характером и особым вниманием общества. Они рассматриваются специалистами отдела по борьбе с терроризмом Королевской прокурорской службы.

Кроме того, обвиняемый в насильственном экстремизме не может быть привлечен к ответственности без рассмотрения дела генеральным прокурором. Также все преступления, попадающие в группу «насильственного экстремизма» (в том числе и в сети Интернет), признаются только в том случае, если они затра-

гивают широкий круг лиц, то есть являются публичными. Причем дефиниция, касающаяся экстремистских действий в Интернете, выделена в отдельный пункт [3].

Деяния, связанные с использованием Интернета (Offences of encouragement and dissemination using the internet), относятся к категории тяжких преступлений и подлежат наказанию в виде тюремного заключения вплоть до пожизненного. Юридические лица наказываются штрафом, размер которого определяет суд.

Отсутствие законодательного определения экстремизма восполняется правоприменительной практикой британской прокуратуры, полиции и судов. Согласно разъяснениям, содержащимся на сайте Королевской прокурорской службы Великобритании, термин «насильственный экстремизм» может быть определен как демонстрация неприемлемого поведения с помощью любых средств или способов (включая использование электронных носителей данных) для выражения своих взглядов, которые:

• разжигают, оправдывают или пропагандируют террористическое насилие для реализации конкретных убеждений;

• провоцируют других лиц на совершение террористических актов;

• побуждают других лиц на совершение серьезных преступных деяний или направлены на провоцирование других лиц на совершение серьезных преступлений;

• исповедуют ненависть, которая может привести к межобщинному насилию в Великобритании.

Эксперты в Великобритании выделяют 5 направлений влияния интернет-технологий на рост экстремистских преступлений:

1. Интернет создает больше возможностей для радикализации.

2. Интернет выступает в качестве места, где люди реализуют свои идеи, быстро обретая единомышленников.

3. Интернет ускоряет процесс радикализации.

4. Интернет позволяет распространять экстремистские идеи без физического контакта.

5. Интернет увеличивает возможности для самостоятельной радикализации [4].

Основной акцент правительство Великобритания делает на превентивной борьбе с молодежным экстремизмом, на широком привлечении к этой борьбе местных сообществ и населения и участии полиции Великобритании в консолидации общественности в данной борьбе; борьбе с пропагандой и распространением экстремист-

211

Юридические науки

ских идей в университетах и колледжах страны; борьбе с активной деятельностью экстремистов в Интернете. После терактов в апреле 2007 г. в Великобритании в целях пресечения распространения экстремизма, в частности радикального исламизма, правительство опубликовало программу «Предупреждение насильственного экстремизма» (Preventing Violent Extremism). В 2010 г. власти Великобритании сосредоточили свое внимание на борьбе с активной деятельностью экстремистов в Интернете.

Упомянутый выше правительственный План борьбы с преступлениями на почве ненависти (подготовленный при участии широкого круга ведомств) содержит предложения по работе с местными учреждениями и общественными организациями с целью уменьшения риска эскалации инцидентов, повышения качества отчетов о преступлениях, совершенных на почве ненависти, повышения эффективности работы с органами системы уголовного правосудия для оперативного реагирования на такие деяния.

Таким образом, в результате проведенного анализа законодательства зарубежных стран, направленного на противодействие преступлениям экстремистской направленности в сети Интернет, можно выделить положительные моменты нормотворчества, которые позволяют правоохранительным органам решать стоящие перед ними задачи.

Отечественная законодательная база так же представляется достаточно эффективной. Правоохранительные органы России имеют значительный положительный опыт в борьбе с экстремизмом, в том числе и в сети Интернет, а в нормативные правовые акты в этой сфере периодически вносятся актуализирующие их изменения и дополнения [9].

Выступая на расширенном заседании Коллегии МВД России в марте 2015 года, президент России В.В. Путин выразил озабоченность ростом преступлений экстремистской направленности [11]. В выступлении на «правительственном часе» министр внутренних дел В.А. Колокольцев отметил, что приоритетным направлением деятельности министерства является противодействие экстремизму, в том числе и в сети Интернет [6].

Согласно отчету Минкомсвязи России, к концу 2014 г. Интернетом пользовалось 68 млн. человек (62% населения страны), из них 56 млн. обращались к ресурсам сети каждый день. Особую, наиболее восприимчивую к вредоносной информации, часть аудитории сети составляют подростки в возрасте 12—17 лет, из них 89% пользуются Интернетом ежедневно [7].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В силу трансграничного характера преступлений экстремистской направленности в сети Интернет правоохранительным органам Российской Федерации приходится наращивать взаимодействие с коллегами из других государств[10], однако при этом возникает ряд проблем, одной из которых является отсутствие определения термина «экстремистские действия» и «экстремизм» в законодательстве зарубежных стран: их нормативные правовые акты предусматривают ответственность лишь за некоторые отдельные деяния, такие как возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды; оскорбления, угрозы и насилие по признакам принадлежности к каким-либо группам; распространение нацистской и расистской идеологии и литературы; использование соответствующей символики и т.п. Применяются такие понятия, как «дискриминация», «ксенофобия», «антисемитизм», «исламофобия», «преступления, совершенные из ненависти» (hatedcrime).

Т.А. Корнилов отмечает недостаточную разработанность понятия «экстремизм» в международно-правовых актах Организации Объединенных Наций, в которых наравне с экстремизмом используются другие синонимичные понятия, такие как «ксенофобия», «нацизм», «расизм», «антисемитизм», «нетерпимость» и др., причем значение данных терминов зачастую не раскры-вается[8].

Отсутствие единых правовых подходов к криминализации деяний — одна из основных проблем повышения эффективности сотрудничества с иностранными государствами в вопросах борьбы с экстремистской и террористической деятельностью в сети Интернет.

По данным опросов практических сотрудников оперативных подразделений МВД России, занимающихся противодействием экстремизму, почти в 70% случаев электронные ресурсы, содержащие экстремистские материалы, расположены на технических площадках европейских государств. Отсутствие единого международного правового документа, определяющего понятие экстремизма, создает практически непреодолимые препятствия для получения российскими правоохранительными органами информации от зарубежных коллег. Создание общего подхода к определению экстремистской деятельности на международном уровне позволит выработать единые принципы взаимодействия по вопросам борьбы с преступлениями экстремистской направленности в сети Интернет, эффективно противодействовать международным террористическим и экстремистским организациям.

212

Вестник Воронежского института МВД России №3 / 2015

ЛИТЕРАТУРА

1. En prison, rassembler les extremists aggrave le probleme, Sarah Dindo, de l'OIP [Электронный ресурс]. — URL: http://www.telerama.fr (дата обращения: 10.08.2015).

2. More Than 400 German Citizens Fight For

Terroristsin Syria, Iraq [Электронный ресурс]. — URL: http://sputniknews.com (дата обращения:

14.08.2015) .

3. Violent Extremism and Related Criminal Offences [Электронный ресурс]. — URL:

http://www.cps.gov.uk (дата обращения:

11.08.2015) .

4. Radicalisation in the digital era / I.von Behr [et al.]. — B., 2013.

5. Более 4 тысяч боевиков ИГ проникли в Европу под видом беженцев [Электронный ресурс]. — URL:http://lenta.ru (дата обращения:

14.08.2015) .

6. Выступление Министра внутренних дел Российской Федерации Владимира Колокольцева в рамках «правительственного часа» в Государственной Думе Российской Федерации [Электронный ресурс]. — URL: https://mvd.ru/ docu-ment/3362827 (дата обращения: 09.08.2015).

7. Количество пользователей Интернета в России [Электронный ресурс]. —URL: http://www.bizhit.ru/index/users_count/0-151 (дата обращения: 14.08.2015).

8. Корнилов Т.А. Международные аспекты противодействия экстремизму: автореф. дис. ... канд. юрид наук. — М., 2011. — 14 с.

9. Осипенко А.Л. Особенности расследования сетевых компьютерных преступлений // Российский юридический журнал. — 2010. — №2(71). — С.121—122.

10. Осипенко А.Л. Уголовная ответственность за неправомерный доступ к конфиденциальной компьютерной информации // Уголовное право. — 2007. — №3. — С. 43—47.

11. Расширенное заседание коллегии МВД России [Электронный ресурс]. — URL: http://kremlin.ru/events/president/news/47776(дата обращения: 12.08.2015).

12. Сокол В. Ю. Особенности деятельности Ведомства по охране Конституции Германии по выявлению экстремистских и террористических преступлений // Общество: политика, экономика, право. - 2007. - №2. - С.45.

13. Сугаипов А. А. Законодательство зарубежных стран о борьбе с религиозным экстремизмом: конституционно-правовой анализ // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 680—682.

14. Уголовное законодательство зарубежных стран в борьбе с экстремизмом: сравни-

тельно-правовое исследование / И.С. Власов [и др.]. — М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации; КОНТРАКТ. — 2014.

— С. 8.

15. Французская система борьбы с терроризмом [Электронный ресурс]. — URL: http://studies.agentura.ru/to/france/ (дата обращения: 14.08.2015).

16. Юдичева С. А. Зарубежный опыт правового регулирования борьбы с экстремизмом //Вестник МГОУ. — 2009.— №2. — С. 23—28.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

REFERENCES

1. En prison, rassembler les extremists aggrave le probl probleme, Sarah Dindo, de l'OIP [El-ektronnyiy resurs]. — URL: http://www.telerama.fr (data obrascheniya: 10.08.2015).

2. More Than 400 German Citizens Fight For Terroristsin Syria, Iraq [Elektronnyiy resurs]. — URL: http://sputniknews.com (data obrascheniya:

14.08.2015) .

3. Violent Extremism and Related Criminal Offences [Elektronnyiy resurs]. — URL:

http://www.cps.gov.uk (data obrascheniya:

11.08.2015) .

4. Radicalisation in the digital era / I.von Behr [et al.]. — B., 2013.

5. Bolee 4 tyisyach boevikov IG pronikli v Evropu pod vidom bezhentsev [Elektronnyiy resurs].

— URL:http://lenta.ru (data obrascheniya:

14.08.2015) .

6. Vyistuplenie Ministra vnutrennih del Ros-siyskoy Federatsii Vladimira Kolokoltseva v ramkah «pravitelstvennogo chasa» v Gosudarstvennoy Dume Rossiyskoy Federatsii [Elektronnyiy resurs].

— URL:https://mvd.ru/document/3362827 (data obrascheniya: 09.08.2015).

7. Kolichestvo polzovateley Interneta v Rossii [Elektronnyiy resurs]. — URL: http://www.bizhit.ru/ index/users_count/0-151 (data obrascheniya:

14.08.2015) .

8. Kornilov T.A. Mezhdunarodnyie aspektyi protivodeystviya ekstremizmu: avtoref. dis. ... kand. yurid nauk. — M., 2011. — 14 s.

9. Osipenko A.L. Osobennosti rassledovaniya setevyih kompyuternyih prestupleniy // Rossiyskiy yuridicheskiy zhurnal. — 2010. — #2(71). — S.121—122.

10. Osipenko A.L. Ugolovnaya otvetstvennost za nepravomernyiy dostup k konfidentsialnoy kompyuternoy informatsii // Ugolovnoe pravo. — 2007. — #3. — S. 43—47.

213

Юридические науки

11. Rasshirennoe zasedanie kollegii MVD Ros-sii [Elektronnyiy resurs]. —URL: http://kremlin.ru /events/president/news/47776(data obrascheniya:

12.08.2015).

12. Sokol V. Yu. Osobennosti deyatelnosti Ve-domstva po ohrane Konstitutsii Germanii po vyiyavleniyu ekstremistskih i terroristicheskih prestupleniy // Obschestvo: politika, ekonomika, pravo. - 2007. - #2. - S.45.

13. Sugaipov A. A. Zakonodatelstvo zarubezh-nyih stran o borbe s religioznyim ekstremizmom: konstitutsionno-pravovoy analiz // Molodoy uchenyiy. — 2013. — #12. — S. 680—682.

14. Ugolovnoe zakonodatelstvo zarubezhnyih stran v borbe s ekstremizmom: sravnitelno-pravovoe issledovanie / I.S. Vlasov [i dr.]. — M.: Institut za-konodatelstva i sravnitelnogo pravovedeniya pri Pravitelstve Rossiyskoy Federatsii; KONTRAKT. — 2014. — S. 8.

15. Frantsuzskaya sistema borbyi s terrorizmom [Elektronnyiy resurs]. — URL: http://studies.agentura. ru/ to/france / (data obrascheniya: 14.08.2015).

16. Yudicheva S. A. Zarubezhnyiy opyit pravovogo regulirovaniya borbyi s ekstremizmom // Vestnik MGOU. — 2009.— #2. — S. 23—28.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Болычев Никита Игоревич. Адъюнкт кафедры оперативно-разыскной деятельности.

Воронежский институт МВД России.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

E-mail: ord@vimvd.ru

Россия, 394065, Воронеж, проспект Патриотов, 53. Тел. (473) 231-53-23.

Bolychev Nikita Igorevich. Post-graduate cadet of the chair of Operational and Investigative Activities. Voronezh Institute of the Ministry of the Interior of Russia.

E-mail: ord@vimvd.ru

Work address: Russia, 394065, Voronezh, Prospect Patriotov, 53. Tel. (473) 231-53-23.

Ключевые слова: экстремизм; экстремистская деятельность; Интернет; европейское законодательство.

Key words: extremism; extremist activity; Internet; european legislation.

УДК 343.2

214