Научная статья на тему 'О верховенстве права и правового закона'

О верховенстве права и правового закона Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
3140
430
Поделиться
Ключевые слова
ТЕОРИЯ ПРАВА / ЗАКОН / СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И ЗАКОНА / ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА / ПРИНЦИПЫ ПРАВА

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Морозов Дмитрий Георгиевич

В статье анализируются отдельные аспекты верховенства права и закона, уделяется внимание толкованию в контексте правовой системы.

On the rule of law and legal law

The article analyzes some aspects of the rule of law and of the law, special attention is paid to the interpretation in the context of the legal system.

Текст научной работы на тему «О верховенстве права и правового закона»

Д. А. Морозов* О ВЕРХОВЕНСТВЕ ПРАВА И ПРАВОВОГО ЗАКОНА

Ключевые слова: теория права, закон, соотношение права и закона, верховенство права, принципы права.

Аннотация: в статье анализируются отдельные аспекты верховенства права и закона, уделяется внимание толкованию в контексте правовой системы.

Key words: legal theory, law, ratio of law and right, rule of law, principles of law.

Summary: The article analyzes some aspects of the rule of law and of the law, special attention is paid to the interpretation in the context of the legal system.

В настоящее время в нашей стране взят курс на формирование правового государства, что, несомненно, обуславливает необходимость повышения роли закона в государственной и общественной жизни страны. Закон, отражая в концентрированном виде социальные интересы, выступает главным регулятором общественных отношений, своего рода гарантом прав и свобод гражданина. Он служит важнейшим средством преобразований в экономической, социальной и иных сферах и одновременно способствует стабилизации, устойчивости общественной обстановки. Закон устанавливает легальные рамки деятельности всех государственных и общественных институтов, занимает ведущее место в правовой системе.

Проблема соотношения права и закона для юридической науки. С тех пор как появилось само понятие права, проблема соотношения права и закона практически всегда рассматривалась в отечественной и зарубежной юриспруденции. Б. Н. Чичерин выступал против смешения права и нравственности, за их трактовку в качестве самостоятельных начал, хотя юридический закон и нравственный закон имеют общий источник - признание человеческой личности. «Право, - подчеркивает он, - не есть только низшая ступень нравственности, как утверждают морализирующие юристы и философы, а самостоятельное начало, имеющее свои собственные корни в духовной природе человека.». Но в плане взаимодействия права и нравственности, как указывал Б. Н. Чичерин, «нравственность служит иногда восполнением права» и там, где юридический закон оказывается

* Соискатель кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета Экономики и финансов.

недостаточным, «нравственность может требовать совершения действий по внутреннему побуждению, например, при исполнении обязательств, не имеющих юридической силы».1

По мнению Н. А. Бердяева, соотношение права и закона предстает как соотношение «идеального права» и принудительного закона. Закон так же греховен, как и власть: «принуждающий закон» - «противоположение свободе».2 В рамках философско-правовых воззрений Бердяева право и закон - непримиримые противоположности, так что возможность правового закона здесь в принципе исключена. Тем более что в учении Бердяева отсутствует понимание правового смысла равенства, его связи со свободой и справедливостью. Напротив, он отвергает равенство и оправдывает неравенство.3 Вместе с тем Бердяев признает поддержку государством «минимума добра и справедливости»4, правда, не в силу любви государства к добру, которая ему чужда, а потому, что без такого минимума добра и справедливости наступит хаос, угрожающий силе и устойчивости государства. В таком контексте Бердяев признает, что «и сам принуждающий закон может быть охранением свободы от человеческого произвола». «Правовое государство - вещь очень относительная... Права и свободы человека безмерно глубже, чем, например, всеобщее избирательное право, парламентский строй и т.п., в них есть священная основа5».

Актуальность вопроса о соотношении права и закона заключается в том, что не все законы соответствуют правовым критериям; их следуют считать правовыми законами. Ведь здесь происходит совпадение права и закона. Однако могут существовать законы, которые не отвечают правовым критериям, следовательно, с правом не совпадают. Поэтому всегда уместный вопрос о справедливости или несправедливости закона - это по существу вопрос о правовом или неправовом характере закона, его соответствии или несоответствии праву. Как отмечал С. С. Алексеев, «законы (при самой сжатой и общей их характеристике) - это основополагающие официальные юридические документы, содержащие нормы позитивного права данного государства. При всех определенных и ясных различиях между «правом» и «законом», их довольно часто сближают по содержанию и значению. Порой отождествляют. И вот тут проявляются важнейшие достоинства законов,

1 ЧичеринБ. Н. Философия права. М., 1900. С.84-91.

2 Бердяев Н. А. Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995. С. 323.

3 Он же. Оправдание неравенства. М., 1990. С. 193, 200.

4 Он же. О назначении человека. М., 1990. С. 172.

5 Он же. Государство. Власть и право. Из истории русской правовой мысли. Л., 1990. С. 290.

особенно - кодифицированных, выступающих в качестве правовых средств юридико-интеллектуального характера, способных целенаправленно оснащать юридическую систему современными правовыми ценностями».6

Разграничивая понятия «закон» и «законность», С. С. Алексеев обращает внимание на то, что исходная предпосылка законности (возможность строгой фиксации в нормативном документе до мельчайших деталей и частностей регулируемых отношений и последствий соответствующего поведения лиц) далеко не всегда сообразовывается с процессами модернизации общества, его демократического развития, подчас в большей мере тяготеет к политическим режимам авторитарного характера, когда ставится задача твердо закрепить («навсегда»), увековечить существующие авторитарные отношения и порядки.

Учитывая отмеченные различения права и закона, можно сказать, что варианты их соотношения выглядят следующим образом: если явление (закон, положения тех или иных источников позитивного права) соответствует сущности, речь идет о правовом законе (о правовой норме,); если явление (закон, положения того или иного источника позитивного права) не соответствует сущности, противоречит ей и т.д., речь идет о неправовом законе (о противоправном, правонарушающем, антиправовом законе, о противоправной норме, противоправном позитивном праве). В рамках этой концепции различения и соотношения права и закона (как соответственно сущности и явления) под сущностью права мы имеем в виду принцип формального равенства, который, представляет собой единство трех подразумевающих друг друга сущностных характеристик права - всеобщей равной меры регуляции, свободы и справедливости. Присущая праву всеобщая равная мера - это именно равная мера свободы и справедливости, а свобода и справедливость невозможны вне и без равенства (общей равной меры).

На наш взгляд, правовая форма взаимоотношений людей - это такие отношения, которые будут регулироваться по единому и всеобщему масштабу, а также в равной норме дозволения и запретов. Следовательно, можно сказать, что равенство, свобода и справедливость, как свойства правовой сущности носят формальный характер, входят в понятие права, возможны и выразимы лишь в правовой форме.

Право говорит и действует языком и мерами равенства и благодаря этому выражает свободу людей. В этом смысле можно сказать, что право

6 Алексеев С. С. Право на пороге нового тысячелетия. Некоторые тенденции мирового правового развития. М., 2002.

- математика свободы.7 Другой формы бытия и выражения свободы в общественной жизни людей, кроме правовой, человечество до сих пор не изобрело. Как верно отмечает B.C. Нерсесянц: «правовой закон и правовое государство внутренне взаимосвязаны: в обоих случаях речь идет о различных формах выражения (нормативной и институциональной формах) идеи и принципа господства права. Эта свобода индивидов выражается, прежде всего, в том, что они выступают как формально равные лица - как субъекты права и субъекты государства».8

Верховенство (господство) права предполагает, прежде всего, наличие законов с правовым содержанием (правовых законов), а также связанность государственной власти с правовыми законами, то есть правом. Главное в идее правового государства - связанность государства правом. Верховенство права - это в первую очередь верховенство закона. Оно выражается в том, что главные, ключевые, основополагающие общественные отношения регулируются (нормируются) законами.

Превращение права в себе в закон путем законодательства придает праву форму всеобщности и подлинной определенности. Предметом законодательства могут быть лишь внешние стороны человеческих отношений, но не их внутренняя сфера.

Однако истории известны неплохие по литературному оформлению законы, тексты которых возвещают свободу, равенство и справедливость для того, чтобы замаскировать бесправие, террор, нарушение элементарных прав и свобод человека. Таким ярким примером может служить Конституция СССР 1936 года, демократические положения которой носили декларативный характер и являлись формой коммунистической пропаганды в годы массовой репрессий.

Сторонники различения права и закона, которые знают законодательство и практику его реализации, справедливо отмечали, что на практике отличить правовой закон от неправового очень трудно: «Для одних групп людей тот или иной закон олицетворяет равенство и справедливость, он правовой - писал Р.З. Лившиц, - а для других групп - нет. Поэтому общего и однозначного критерия отличия правового закона от неправового не существует.... Один и тот же закон может быть правовым и неправовым на разных этапах развития общества... Если право - средство общественного

7 Нерсесянц В. С. Право - математика свободы. М., 1996. С. 103.

8 Нерсесянц В. С. Конституционная модель Российской правовой государственности: опыт прошлого, проблемы и перспективы // Правовое государство, личность, законность. М., 1997. С. 32.

компромисса, то... чем больше людей удовлетворены содержанием закона (компромисс), тем больше оснований считать такой закон правовым».9

Но при всем притом глубокая связь закона (в широком понимании этой категории, т. е. как знака всех правовых источников) и права - жесткая юридическая логика. Эта связь остается крайне необходимой, высокозначимой, характеризующей процесс становления, формирования и развития права.

В юридической науке нашей страны получило распространение воззрение, основанное на разработках видных правоведов (Д. А. Керимова, В. С. Нерсесянца, В. А. Туманова и др.), о принципиально важном разграничении «права» и «закона»10.

Нельзя предполагать, что ситуация по рассматриваемой проблеме резко изменяется в условиях, если в науке и в общественно-политической жизни будет признание категории естественного права. Здесь решающее значение имеет не обособление «права» и «закона», а разграничение. Важно при этом то, что соотношение здесь совсем другое фундаментальное, более тонкое, взаимно значащее, нежели разведение «права» и «закона» работающее на элементарном уровне в пределах правовой материи или в особой социально-политической ситуации (как это было характерно для советского общества).

С точки зрения смысла законности, любые отступления от требования закона, как бы они не мотивировались, не допустимы. Бесспорно то, что повсеместное отступление от требований законов, лишь только на том основании, что они несовершенны или их устарелости, повлечет за собой неопределенность, попросту нанесет ущерб обществу и правопорядку. Так, законодатель призван максимально точно, закреплять в нормативных актах созревшие общественные потребности, своевременно вносить изменения в устаревшие нормативно-правовые акты. Иначе сам закон становится неэффективным.

Рассматривая соотношения права и закона, нельзя обойти вниманием известный в мировой практике общеправовой либерально - демократический принцип «не запрещенное законом дозволено». Данный принцип распространяет свое действие прежде всего, на физических и юридических лиц как субъектов гражданско-правовой деятельности и никоем образом не затрагивает государственные и властные структуры и должностных лиц.

Признание принципа «не запрещенное законом дозволено», зако-

9 Лившиц Р. 3. Современная теория права. Краткий очерк. М., 1992. С. 98.

10 См.: НерсесянцВ. С. Философия права: Учебник для вузов. М., 1997. С. 10.

номерно для России, которая избрала курс на переход к рынку, что само по себе предполагает частное предпринимательство, свободную деятельность собственников. Правовое государство во главе с принципом верховенство закона, гражданское общество не стыкуются с директивно - распределительной экономикой. Следовательно, и правовое регулирование должно изменять свою направленность, свои задачи и функции, т.е. должно стать более гибким, либеральным.

В реальной практике обеспечение верховенства закона требует громадных усилий и комплекса действий - материальных, юридических, организационных, психологической перестройки. И трудности на этом пути весьма ощутимы. Становится ясно: верховенство закона не сводится к признанию данного положения как принципа, оно не ограничивает свое действие сферой и законодательного процесса, и процесса правотворчества в целом. Верховенство закона должно быть выявлено и реализовано и на стадии правоприменения. И первый шаг к этому, повысить роль закона, как основного и первичного регулятора общественных отношений. Несмотря на то, что законодательство стремительно развивается, остается немало сфер, где вообще отсутствует закон или его регулятивное воздействие почти не ощущается. На практике многие положения законов трактуются подчас весьма произвольно, что ведет к нарушениям законности».

Итак, рассматривая положение о верховенстве права и закона, актуальной является характеристика правового государства (наряду с разделением властей и связанностью государства и граждан взаимными правами и обязанностями). Вместе с тем объективно существующее несовпадение права и закона заставляет рассматривать верховенство права и верховенство закона раздельно. Идея верховенства права исторически значительно старше идеи верховенства закона.

Правовая система, являясь основной регулирующей общественные отношения силой, осуществляет правовое регулирование в соответствии с существующими социальными, экономическими, политическими, духовными и складывающимися на их основе правовыми принципами, существующими в обществе на конкретной стадии его развития. Эффективность правовой системы напрямую зависит от качества выражения в правовых нормах принципов правового регулирования, соответствующих общественному правосознанию, служащего критерием легитимности того или иного нормативно-правового акта.

Конститутивным аспектом построения правовой системы является ее объективация, которая находит свое выражение во всей совокупности

нормативных актов, издаваемых органами государственной власти. Поэтому, основной задачей, без решения которой невозможно достичь успехов в любой сфере общественной жизни, является, прежде всего, укрепление государства в лице всех институтов и всех уровней власти. В настоящее время происходит процесс формирования действующей российской правовой системы, возникшей в результате изменения общественного устройства в Российской Федерации в целом. До недавнего времени правовая система Российской Федерации входила в прекратившее свое существование семью социалистического права, которую образовывали страны, ранее входившие в социалистическое правовое сообщество. До возникновения социалистической правовой семьи, указанные страны принадлежали к семье романо-германского права. Особенностью российской правовой системы переходного периода явилось то, что на начальном этапе ее возникновения действовало большинство нормативных актов бывшего РСФСР, причем некоторые из них сохраняют юридическую силу и по сегодняшний день. С течением времени вновь образованные органы государственной власти издавали собственные нормативные акты, обеспечивая тем самым появление обновленной правовой системы Российской Федерации. В настоящее время в Российской Федерации среди законодательных элементов правообразова-ния существуют и нормативно-судебные элементы. Это видно из того, что все большую роль в правовом регулировании большинства отраслей начинает играть доктринальная трактовка законодательных положений, проводимая судебными органами власти, путем принятия соответствующих решений по спорным вопросам законодательства, а также при отсутствии законодательного регулирования какого-либо вопроса. Прежде всего, это касается решений Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ.11

Принципы правового государства обеспечили формирование объективного права в соответствии с новой политико-правовой доктриной, что повлекло существенное изменение содержания норм составляющих основу российской правовой системы. При этом зачастую сохраняли действие нормы прежней правовой системы, но лишь в той части, в какой они не противоречили вновь возникшим принципам правового регулирования.

Что касается системы права, то здесь изменения произошли в составе и содержании норм как публично-правовых, так и частноправовых

11 Толкачев К. Б. Правовая система как явление общества и государства. // Актуальные проблемы обеспечения безопасности личности, общества и государства в современных условиях. Материалы российской научно-практической конференции. Уфа, 2001. С. 17.

отраслей. Причем изменение содержания частноправового воздействия напрямую зависит от соответствующего изменения публично-правового режима регулирования. Это связано с тем, что публичное право включает в себя основные вопросы формирования правовой системы и обеспечения ее устойчивости в условиях происходящих перемен.

В отраслях публичного права изменения связаны с тем, что основными принципами правового регулирования стали принципы верховенства закона, верховенства прав и свобод человека и гражданина, приоритета международного права над национальным. Данные принципы стали началами правового регулирования в конституционном, уголовном, административном, налоговом, гражданско-процессуальном, уголовно-процессуальном, арбитражно-процессуальном праве, а также в комплексных публично-пра-вовых и частно-правовых отраслях и институтах (например в земельном, трудовом, банковском и др.).

Верховенство права предполагает, прежде всего, наличие законов с правовым содержанием (правовых законов), а также связанность государственной власти с правовыми законами, то есть правом. Необходимо выделить пять основных принципов верховенства права:

1. Правительство народа, управляемое народом и существующее для народа; законодательные органы и руководящие представители исполнительной власти должны и избираться на всеобщих выборах по системе, гарантирующей постоянную подотчетность, а также их честность и открытость.

2. Разделение властей и принципы взаимосвязи между законодательной, исполнительной и судебной властью. Как писал Ш. Монтескье: «Политическая свобода объекта представляет собой уравновешенность ума, возникающую из понимания, которое каждая личность имеет о своей безопасности».12 Для того, чтобы иметь эту свободу, требуется, чтобы правительство было организованно таким образом, дабы люди не боялись друг друга. Когда законодательные и исполнительные силы объединены в одном и том же человеке или органе магистратуры, то свобода невозможна, так как могут возникнуть опасения, что тот же самый монарх или сенат сможет ввести тиранические законы, использовать их тираническим образом. В случае установления контроля партии над государством все принципы разделения властей аннулируются и все выгоды, даваемые этим принципом верховенства права будут утеряны.

12 Монтескье Ш. Л. О духе законов. Избранные произведения. М., 1955. С. 358.

3. Представительная демократия, процедурные и существенные ограничения в отношении правительственных действий, направленных против частных лиц (защита личной свободы и личного достоинства). Каждая демократическая система встает перед проблемой того, каким образом защищать права и достоинство граждан от действий правительства - произвольных или одобренных большинством. Наилучшим решением является предоставление Конституцией гарантий личных прав и свобод граждан

4. Ограниченное правительство и федерализм. Ограниченное центральное правительство необходимо для того, чтобы максимизировать региональный и местный контроль над правительственными функциями, принципиально влияющими на население на локальных уровнях. Этот принцип одновременно позволяет правительству легче реагировать на запросы населения и быть более открытым гражданскому контролю, а также поощряет разнообразие в общественных политиках, принимаемых регионами в соответствии с региональными особенностями

5. Судебное разбирательство независимой системой судебных органов как центральный механизм проведения конституционных законов в жизнь. Независимая судебная система - наиважнейший компонент в принципе разделения властей, так же как и в эффективном принципе конституционализма; она включает в себя и реализует основные условия , на которые согласен народ. Судебное разбирательство независимым судебным органом является единственным путем к эффективному утверждению приоритета Конституции.

Верховенство права означает не просто формальную законность, которая обеспечивает регулярность и последовательность при достижении и приведении в исполнение демократического порядка, но и справедливость, основанную на признании и полном принятии высшей ценности человеческой личности и гарантированную учреждениями, обеспечивающими рамки ее наиполнейшего выражения.

Рассматривая понятие верховенство права, нельзя обойти принципы права, которые являются одной из актуальных проблем современной юридической науки, так как именно в принципах права наиболее ярко отражена его сущность. Важность данной проблемы определяется тем, что сложившееся в отечественной науке представление о принципах сформировалось в основном на базе узконормативного правопонимания и имеет существенные недостатки. Во-первых, под принципами права обычно подразумевают лишь те основополагающие идеи, которые получили официальное закрепление в нормах законодательства. Логическим следствием стали

утверждения, что принципы могут обнаруживаться только в содержании указанных норм и к их числу нельзя отнести руководящие идеи правосознания, получившие общественное признание и реализуемые в правоотношениях, но не зафиксированные в нормативно-правовых актах.13 Другим негативным моментом является сужение значимости принципов и ограничение сферы их действия рамками правотворчества и правоприменения, причем в правотворчестве им отводится роль теоретической базы, определяющей содержание конкретных норм, а в правоприменении их функция ограничивается лишь потребностью в толковании все тех же норм.14

Подводя итог изложенному можно привести слова О. Э. Лейста о том, что самые идеальные понятия и представления о праве в обществе не гарантируют существование правопорядка, т.к. люди думают одно, говорят другое, делают третье. Как слова закона, не действуют без их осознания, так и правовые представления лишь обозначают возможные линии поведения как «должное», но не содержат достаточных волевых импульсов для их о су ще ств ле ния.15

13 Смирнов О. В. Основные принципы советского трудового права. М., 1977. С. 15.

14 Спасов Б. Закони его толкование. М., 1986. С. 205 -213.

15 Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. Учебное пособие. М., 2011. С. 322.