Научная статья на тему 'О субъективных и объективных детерминантах насильственной преступности в системе правоохранительных органов'

О субъективных и объективных детерминантах насильственной преступности в системе правоохранительных органов Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
180
33
Поделиться
Ключевые слова
НАСИЛИЕ / АГРЕССИЯ / УВАЖЕНИЕ К ЧЕЛОВЕКУ / ЖЕСТОКОСТЬ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Сердюк Леонид Васильевич

Гуманизация уголовного законодательства сочетается с увеличением насильственных действий со стороны полиции в процессе раскрытия преступлений. Причина такого поведения полицейских видится в негативах формирования личности и в психологии микросреды.

Текст научной работы на тему «О субъективных и объективных детерминантах насильственной преступности в системе правоохранительных органов»

КРИМИНОЛОГИЯ СИЛОВЫХ СТРУКТУР

УДК 343.9 ББК 67.51

Л.В. Сердюк*

о субъективных и объективных детерминантах насильственной преступности в системе правоохранительных органов

Аннотация: Гуманизация уголовного законодательства сочетается с увеличением насильственных действий со стороны полиции в процессе раскрытия преступлений. Причина такого поведения полицейских видится в негативном формировании личности и в психологии микросреды.

Ключевые слова: насилие; агрессия; уважение к человеку; жестокость.

L.V. Serdyuk

on subjective and objective causes of violent CRIME IN LAW ENFORCEMENT SYSTEM

Summary: The humanization of criminal law goes with an increase of violence by the police in the process of solving crimes. The reason for such behavior is rooted in the peculiarities of the personality formation and the psychology of the microenvironment.

Key words: violence; aggression; respect to people.

С усилением гуманизации уголовного законодательства и судебной практики увеличивается и приобретает особую актуальность проблема борьбы с насильственными преступлениями, в том числе с должностными. Людей не просто избивают на улице, но пытают и убивают даже в застенках полиции. Если раньше граждане не любили милицию, то сегодня только что сформированную полицию начинают бояться. Факты должностного насилия в момент допросов часто сочетаются с применением всех форм устрашения, вплоть до рукоприкладства и изощрённых пыток.

В чём причина такого поведения российских полицейских? В увеличении профессионального рвения в борьбе с преступностью или в присущей для современной

* Леонид Васильевич Сердюк — доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права Уфимского юридического института МВД России (Уфа, Россия). E-mail: leonid-pro@ mail.ru

© Л.В. Сердюк, 2012

молодёжи невоспитанности, выражающейся в отсутствии нравственных начал и элементарного уважения к человеку?

А.Н. Игнатов при криминологической характеристике работников правоохранительных органов, совершающих насильственные преступления, разделил их на пять групп на основе мотивации совершаемых должностных преступлений. Эти группы получили следующие названия: «аутсайдеры», ощущающие на себе отчуждение как со стороны общества, так и со стороны семьи; «дебоширы», которым присуще пренебрежение к обществу и правилам, установленным в нём, эгоизм, чувство элитарности и вседозволенности, наглость, несдержанность, бытовая распущенность, доминирование духовно обеднённых, социально извращённых нужд и т.п.»; «оборотни», — работники, с самого начала службы ориентированные на криминальное поведение; «фанатики»

— стремящиеся любой ценой искоренить преступность, и «лентяи» — выбивающие

32 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ

показания, в том числе и от заведомо невиновных лиц, в целях улучшить показатели, не прикладывая особых усилий при расследовании преступлений.1

Данная типология вполне приемлема и полезна при определении механизма мотивообразования насилия со стороны работников правоохранительных органов, но она лишь констатирует наличие сложившихся уже типов и не раскрывает начальную причину — почему человек стал таким.

Прежде всего, определимся, что следует понимать под словом «насилие». В. Даль определял его как «действие стеснительное, обидное, незаконное и своевольное».2

Мы определяем насилие как внешнее со стороны других лиц умышленное и противозаконное воздействие на человека (или группу лиц), осуществляемое помимо или против его воли и способное причинить ему органическую, физиологическую или психическую травму, и ограничить свободу его волеизъявления или действий?

Основное отличие насилия от любого другого воздействия на человека — его противозаконность. Это отличает его от законного задержания человека и необходимой обороны. Кроме того, это действие только умышленное, а следовательно, насилие имеет свою мотивацию и свою цель, которые формируются на основе личностных социально-психологических свойств и качеств человека, т.е. с непременным участием его мировоззрения, нравственности, морали и общей культуры.

Сегодня на высоком правительственном уровне озвучена идея о необходимости введения в учебных заведениях МВД дополнительной дисциплины: «Воспитание уважения к человеку». Предполагается, видимо, поскольку семья и школа не привили будущему работнику полиции

1 Игнатов А.Н. Типология работников правоохранительных органов, совершающих насильственные преступления // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2011. — № 1. — С. 92—97.

2 Даль В. Толковый словарь. — М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей. — 1956.

— С. 469.

3 Подробнее см.: Сердюк Л.В. Насилие. Криминологическое и уголовно-правовое исследование.

— М.: Юрлитинформ. — 2002. — С. 12—54.

любовь и уважение к человеку, изучив эту дисциплину в вузе, выпускник учебного заведения придёт на практику с обновлённым мировоззрением и новым отношением к людям, в том числе и к задержанным за преступления.

Но, во-первых, предмет — «Уважение к человеку» уже заложен практически во все дисциплины любого высшего учебного заведения вплоть до уголовного права и уголовного процесса, не говоря уже о таких гуманитарных науках, как конституционное право, история и теория права и государства, правовая этика, гражданское право и др. Во-вторых, перевоспитывать взрослых людей — практически невыполнимая задача. Следовательно, главную роль в формировании нравственных качеств человека и его культуры должны играть воспитательные процессы на более ранней стадии формирования личности.

В современной юридической литературе нет мнений, которые бы оспаривали превентивную роль социального в причинах преступного поведения человека. «Любые попытки свалить вину на гены абсолютно ненаучны», — писал в своей последней работе И.И. Карпец. Характеризуя социальные криминогенные факторы, автор справедливо отводил значительную роль негативным свойствам алкоголя. «Пьянство ослабляет или вовсе ликвидирует социально-полезные связи человека,

— писал он, — способствует разрушению семей, возникновению вражды между родителями и детьми, стимулирует рост насилия прежде всего в семьях, а затем и в отношениях между людьми вообще». В доказательство учёный приводил такую статистику: около 50 тысяч детей ежегодно убегают из дома, спасаясь от издевательств, 20 тысяч убегают из интернатов, тысячи — самоубийц-подростков. «История повторяется, — писал далее автор, — и политика опять идёт впереди права и морали, стимулируя преступность»4.

Со времени этих выводов прошло двадцать лет, но можно подумать, что И.И. Карпец их делал вчера. Ни в политике государства, касающейся борьбы с пре-

4 Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. — М. — 1992. — С. 378.

ступностью, ни в воспитательных процессах детей и молодёжи практически ничего не изменилось. История вновь повторяется фактически по прежнему сценарию. Если бы речь шла только о российском пьянстве. Как и двадцать лет назад страной правит коррупция. Бюджетные деньги, направляемые в регионы для народных нужд, в том числе на детей, чиновники научились раскладывать по своим карманам, находясь под надёжной крышей полиции и суда. Борьба с преступностью по-прежнему идёт избирательно. Делая вид защиты интересов государства и народа, полиция задерживает и избивает малоимущих, а потому бесправных представителей народа. Если бы не корреспонденты, которые пока ещё на стороне простых граждан России, вряд ли бы те немногие уголовные дела возбуждались, касающиеся превышения власти и сотрудничества с преступной средой со стороны представителей полиции, прокуратуры и других вышестоящих чиновников. Нельзя не согласиться с выводами С.У. Дикаева в том, что «в рамках начатых реформ государственной службы следует отсечь от власти людей корыстных, ищущих во власти не возможность служить народу, а возможность наживаться».5

Но экономические и иные факторы социального плана — лишь причина причины преступного поведения. Поэтому мы не можем согласиться с теми авторами, которые напрямую связывают причину преступного поведения с «социальной неудовлетворенностью, вызванной социальным и экономическим неравенством».6 Дело в том, что «социальная неудовлетворенность» — понятие неопределённое и относительное. Неудовлетворённость, например, сытого и обеспеченного хулигана заключается в стремлении разрядиться и показать себя, что характерно для людей, не слишком обременённых законами, нравственными началами и моралью общества. Это говорит о том, что неудовлетворённость — часто чисто психологичес-

5 Дикаев С.У. Коррупция — вечная проблема России // Криминология: вчера, сегодня, завтра.

— 2011. — № 4 (23). — С. 49.

6 См., например, Глинский Я.И. Проблема при-

чинности в криминологической науке // Сов. гос-во

и право. — 1986. — № 8. — С. 69.

кий феномен, а не экономический, как это некоторые криминологи себе представляют. Иначе чем же тогда объяснить весьма распространившиеся в нашем обществе многочисленные факты хищений в особо крупных размерах лицами, достаточно материально обеспеченными и занимающими высокое социальное положение.

Следует согласиться, на наш взгляд, с Д.А. Шестаковым, который пишет: «На планете возрастает поклонение «золотому тельцу», расползается по всему свету идеология потребления и так называемая массовая культура, разрушается окружающая природа — все эти криминогенные и преступные процессы связаны с отчуждённостью преобладающей части населения от духовных ценностей».7

Автор справедливо ставит на первое место «отчуждённость от духовных ценностей». Можно поспорить только в том, что это касается преобладающей части населения. Но надо признать, что именно по этой причине происходит весь остальной негатив поведения людей. В свою очередь эти «криминогенные и преступные процессы» способствуют порождению негативной психологии у последующего поколения людей, и данный процесс является по сути самовоспроизводным. Требуется вмешательство каких-то внешних позитивных сил, чтобы остановить и разрушить этот негативный процесс. Вывод напрашивается один: в числе этих позитивных сил главной должно быть признано воспитание несовершеннолетних, так как перевоспитать взрослых членов общества практически невозможно. Не случайно цель перевоспитания была исключена из числа целей уголовного наказания.

Такое понимание проблемы выводит нас на необходимость ранней профилактики, а именно, на те самые вечные проблемы: воспитания детей, устранения детской безнадзорности, организации правового воспитания в школах, повышения экономического уровня многодетных семей и т.д. Продолжать не видеть этих проблем, делая вид, что мы не замечаем начала фор-

7 Шестаков Д.А. Постлиберальный статус криминологии // Криминология: вчера, сегодня, завтра.

— 2009. — № 2 (17). — С. 19.

34 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ

мирования в детях негативных качеств, означает обрекать общество на бесперспективную борьбу с преступностью силовыми методами.

Мы согласны с мнением учёных-юрис-тов о том, что причины семейного насилия лежат далеко за пределами данной семьи, в прошлом — в другой семье, в которой рос и воспитывался насильник. Неблагополучные семьи, как правило, порождают друг друга, передавая по наследству свои негативные свойства. Но исследования также показывают, что суть здесь не только в воспитательных процессах. Многое в чертах характеров людей передаётся в генах, что проявляется в предрасположенности человека к определённому поведению или к определённой деятельности. В своё время известный генетик академик Дубинин писал: «Нельзя забывать, что каждый человек, имея уникальную генетическую организацию, обладает своей нормой реакции, т.е. единственным в своём роде личным способом реагировать на социальные и физические влияния среды».8

Говоря о социальных инстинктах, доктор биологических наук В. Эфроимсон утверждал, что «такие чувства, как благородство, доброта, стремление к взаимной выручке и т.д., которые мы склонны считать лишь результатом непосредственного воздействия среды или воспитания на психику человека, т.е. индивидуально приобретёнными, на самом деле формировались в длительной стадии эволюции, при которой сохранение и его индивида, и его детей, детей племени и самого племени сильнейшим образом зависело от развития наследственной системы эмоций, благоприятных для коллектива».9

Мы согласны с Н.А. Игнатовым, который пришёл к выводу, что «более корректным, уместным и чрезвычайно актуальным является вопрос не о соотношении биологического и социального в личности преступника, а об их взаимодействии. Остаётся абсолютно открытым вопрос о роли

8 См.: Дубинин Н.П. Расовый вопрос и современная генетика / В кн.: Успехи современной биологии.

— Т. 73. — Вып. 2. — М., — 1972. — С. 226.

9 Эфроимсон В. Отвергнутые угрозы // Литературная газета. — 1967. — № 21. — С. 14.

биологических (природных) факторов в детерминации преступности в целом».10

Автор прав в том, что роль биологических факторов в формировании преступного поведения установить сложно. Однако думается, нельзя отрицать того, что личностные качества социального плана (мировоззрение, нравственные установки, характер) формируются на основе природных свойств и качеств человека (его умственных способностей, темперамента, физических и волевых данных и даже способностей сексуального плана).

Рассматривая эти вопросы, И.С. Ной считал, что и совесть человека — не только продукт воспитания, но это чувство имеет и врождённые задатки. Автор доказывал это на примере самого аморального человека, злодея-преступника, который нередко старается «оправдать своё злодеяние перед самим собой, перед своей совестью. В немалой степени именно поэтому он стремится возложить ответственность за содеянное на других».11

В принципе соглашаясь с позицией И.С. Ноя, думается, что этот пример вряд ли свидетельствует о врождённой совести у злодея-преступника. Здесь скорее, напротив, срабатывает чувство самосохранения при отсутствии совести. Чувство совести хотя и заложено в природной матрице человека, но у него оно не получило развития.

При внимательном наблюдении за детьми, например, в детском саду, можно заметить уже и потенциальных жертв, и потенциальных насильников. Как ни кощунственно это звучит, но это действительно так, и если позволить данным чертам характера закрепиться, так сказать, пустить их на самотёк, общество может получить в будущем личность с определёнными негативными качествами, которые исправить будет практически уже невозможно. Именно родители часто поощряют зачатки агрессии у своих детей, радуясь

10 Игнатов А.Н. Природные факторы детерминации преступности: постановка проблемы // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2011. — № 4 (23). — С. 23.

11 Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии. — Саратов. — 1975. — С. 144.

их физическому превосходству над сверстниками. И сын бьёт вначале сверстников, потом жену и детей, считая это в порядке вещей, и будет таким же с другими людьми, если получит власть.

Отсюда мы сталкиваемся с жестоким насилием не только в семье, в детском саду, в школе, и на улице, но и в армии и в полицейских участках. Поэтому правовая, физическая и нравственная подготовка кадров полиции в вузах далеко не всегда способна изменить код насилия, заложенный и закреплённый в социально-психологических свойствах и качествах личности.

Кроме того, надо обратить внимание и на тот факт, что даже хорошие кадры, приходя на практику, уже через полгода в подавляющем большинстве становятся совершенно другими. Это показывают многолетние наблюдения за работой выпускников Уфимского института МВД России. В них исчезает вежливость и гуманность, часто не только по отношению к подозреваемым, но и к свидетелям. Они демонстрируют власть там, где нужно проявить человечность и элементарную доброту, показать пример уважения к человеку.

Этот удивительный феномен перерождения человеческого характера в худшую сторону, оказывается, легко объясним всемогуществом микросреды, в которой по сути человек живёт. Исследования показывают, что это происходит потому, что новички тонут в негативной микросреде, попадая под её абсолютное влияние в любом замкнутом коллективе.

Полицейская микросреда воспитана на современных милицейских боевиках. Если мы думаем, что нашумевший сериал «Глухарь» учит полицейских добру и профессиональному отношению к работе, то мы глубоко ошибаемся. Ажиотаж и восторг у многих телезрителей от сериала — «наконец показали правду о полиции», не что иное, как принятие за правду заведомо вымышленной трагикомедии, порочащей работу уголовного розыска и следствия демонстрацией постоянных пьянок, способов получения взяток, фальсификации вещественных доказательств, зверского избиения и убийств людей с укрывательством преступлений в своей среде.

Сериал, хотя и развлекает, но одновременно создаёт вполне определённое негативное мнение о полиции у миллионов зрителей, поскольку действительное положение дел в системе полиции для них неизвестно. В то же время и многими, особенно молодыми работниками полиции всё это воспринимается как руководство к действию. Они заражаются этой крутизной деятельности героев сериала, их полной свободой от закона.

Достаточно представить приход молодого выпускника вуза с нормальной психологией и установками на добро в такой сложившийся коллектив работников, призванных защищать закон и социальную справедливость. Как правило, он не долго будет там пребывать «белой вороной».

Французский психолог Г. Лебон пришёл к выводу, что у людей в толпе (группе людей), заражённой идеей, появляются новые качества, которыми они до сих пор не обладали. Индивид в толпе приобретает сознание непреодолимой силы, и это сознание позволяет ему поддаться таким инстинктам, которым он никогда не даёт волю, когда он один. Учёный объяснял это тем, что, «во-первых, толпа анонимна и потому не несёт ответственности... Во-вторых, в толпе всякое чувство, всякое действие заразительно, и притом в такой степени, что индивид легко приносит в жертву свои личные интересы интересу коллективному, становится восприимчивым к внушению, автоматом, у которого своей воли не существует».12

Конечно, коллектив работников-про-фессионалов не толпа, но думается, принцип влияния групповой микросреды на отдельного индивида во многом соответствует вышеприведённым выводам. Более того, в коллективах, где люди связаны не только одной идеей, но и одной обязательной для всех задачей, эта зависимость от коллектива носит не разовый характер, а потому диктует индивиду надолго правила поведения, принятые большинством.

Формирование агрессивного поведения и жестокости, хотя и в завуалированной форме, мы наблюдаем уже в коллек-

12 Лебон Г. Психология народов и масс. — М., 1896. — С. 98.

36 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ

тивах учащихся средних школ, где эти качества проявляются в лице так называемых трудновоспитуемых.

В литературе слово «агрессия» определяется как «множество разнообразных действий, которые нарушают физическую или психическую целостность другого человека (или группы людей), наносят ему материальный ущерб, препятствуют осуществлению его намерений, противодействуют его интересам или же ведут к его уничтожению».13

Это определение имеет слишком широкое содержание, позволяя относить к одной и той же категории различные по степени опасности явления. Более точно определяет агрессию современная психология как свойство человека, выражающееся в негативной эмоциональной реакции на внешние обстоятельства, имеющее в основном врождённые (биологические) корни, которое может социально развиваться либо заглушаться в зависимости от воспитательного процесса.

Иными словами, агрессия, как свойство человека, сдерживается в определённых рамках культурой, нравственностью и морально-волевыми качествами личности. Это природное свойство человека, благодаря этим же личностным качествам, может иметь и социально полезную направленность (например, где нужно проявить смелость и мужество в законных целях).14

Иное происхождение и свойство имеет жестокость. Это негативное свойство личности, выражающееся в безразличии к страданиям живых существ, в том числе и человека, практически никогда не может иметь общественно-полезную направленность. Исследования показывают, что это свойство имеет социальное происхождение. Оно возникает и развивается уже в

детях, в том числе и в результате семейного насилия. Избивая ребёнка, родители закладывают в его личностные качества и агрессию, и жестокость, которые при оп-редёленных условиях могут проявиться в будущей жизни ребёнка, несмотря на то, что внешне он может выглядеть забитым, неагрессивным.

В итоге приходим к выводу, что доброту к людям нужно преподавать в детских садах и в начальных классах школы. Думается, полезную роль здесь могла бы играть и религия, проповедующая добро. А начинать это нужно в семье с пелёнок, чего многие молодые родители просто не понимают, поручая уход, а значит и воспитание ребенка кому угодно. В школах, на наш взгляд, необходимо наладить правовое воспитание, и большая роль должна быть отведена психологу с предоставлением ему соответствующих полномочий на уровне заместителя руководителя школы. Это необходимо потому, что социально-психологические качества личности призваны быть регулятором и тормозом, сдерживающим порывы агрессии и жестокости, не позволяющим превращения их в мотив преступления. Именно эти внутренние качества каждого человека определяют удовлетворение потребностей в рамках существующих норм.

«Благороднейшие чувства души», о которых писал ещё А.Ф. Кони, это и есть воспитанность, представляющая собой совокупность социальных и биологических свойств и качеств, создающих личность. От того, каковы эти качества и свойства, зависит поведение человека, зло или добро он будет творить. Всякая ссылка преступника на внешние обстоятельства, толкнувшие его на преступление — не более как повод и стремление оправдать свои низменные качества.

13 Хакхаузен Х. Агрессия // Мотивация и деятельность. — М., — 1986. — С. 365.

14 См. об этом: АуербахШ. Генетика. — М., 1966.

— С. 306.