Научная статья на тему 'О периодизации истории музыки'

О периодизации истории музыки Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
1907
189
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОРИЯ МУЗЫКИ / КУЛЬТУРА / ПЕРИОДИЗАЦИЯ МУЗЫКАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Гущина Елена Александровна

Статья посвящена постановке проблемы периодизации музыкально-исторического процесса. Говорится о важности периодизации для научного знания (музыкознания), дается анализ современной ситуации с периодизацией в музыке и обзор подходов к решению данной проблемы в немузыкальном опыте. Обозначаются проблемные зоны в сфере периодизации истории музыки.

On the subject of music history periodization

The article deals with the problem of the music history division process. It dwells on the importance of this problem for the scientific knowledge (musicology), the analysis of the current situation in the problem is given and different approaches to its solution in the non-musical-field experience are reviewed. Dispute points in the sphere of the music history periodization are marked.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «О периодизации истории музыки»

УДК 78(091)

Е. А. Гущина О периодизации истории музыки

Статья посвящена постановке проблемы периодизации музыкально-исторического процесса. Говорится

о важности периодизации для научного знания (музыкознания), дается анализ современной ситуации с периодизацией в музыке и обзор подходов к решению данной проблемы в немузыкальном опыте. Обозначаются проблемные зоны в сфере периодизации истории музыки.

Ключевые слова: история музыки, культура, периодизация музыкально-исторического процесса

Elena A. Gushchina

On the subject of music history periodization

The article deals with the problem of the music history division process. It dwells on the importance of this problem for the scientific knowledge (musicology), the analysis of the current situation in the problem is given and different approaches to its solution in the non-musical-field experience are reviewed. Dispute points in the sphere of the music history periodization are marked.

Keywords: the music history, culture, the music history periodization

У музыки сложные отношения с историей. Музыка не вполне совпадает с окружающим ее настоящим временем...

Т. В. Чередниченко

Не так часто встречаются исследования, посвященные исключительно проблеме периодизации художественно-исторического процесса или периодизации истории развития отдельных видов искусства (в том числе музыки). Прежде всего возникает закономерный вопрос: зачем нужна периодизация? Смысл любой периодизации - будь то глобальная периодизация исторического процесса в целом, периодизация процесса развития какой-либо локальной культуры или даже вычленение этапов творческой деятельности ученого, художника, этапов развития научной теории или процессов жанрообразования в искусстве и т. д. - заключается в поиске необходимого подспорья в упорядочении фактов, их осмыслении, классификации. Периодизация - «это словно нанесенный на кальку чертеж истории»1. Периодизация вводится с целью более глубокого изучения динамики развития, устанавливает вехи, формализует процесс, отвлекаясь от конкретных подробностей. Временное расчленение истории на наполненные содержательным смыслом периоды, этапы, эпохи и т. п. способно внести упорядоченность в темпоральную непрерывность, бесконечность процесса. Периодизация, выступающая как крайний вариант схематизации, отвечает вполне понятным человеческим потребностям «объяснять», «понимать» и «предполагать» исторические явления, искать и находить в смене рядоположенных фактов закономерное, устойчивое и универсальное и в результате, возможно, способствовать нахождению некого нового знания.

Музыковед-исследователь, музыкант-исполнитель, преподаватель в своей профессиональной деятельности постоянно сталкивается либо с кем-то предлагаемой периодизацией музыкально-исторического процесса, либо вынужден самостоятельно периодизировать упомянутый процесс или его составляющие, каковыми могут быть: творческий путь художника (биография), история развития музыкального жанра, история гармонии, полифонии и т. п., история развития стиля (музыкального классицизма, музыкального романтизма...), историческое развитие той или иной национальной (региональной) музыкальной культуры (история музыки Германии, история музыки Франции, США или Китая.). Если есть «эволюция» (средств музыкальной выразительности, техник композиции, формообразования, музыкального языка и музыкальной речи, представлений о звуковой картине мира и т. п.), следовательно, существует «бытие во времени» названных реалий, и это бытие подразделяется на отчлененные друг от друга периоды, временные отрезки, промежутки времени, в течение которых происходит что-либо и каким-либо образом, в том или ином направлении под воздействием неких факторов.

В музыковедении наиболее часто встречаются периодизации, основанные либо на формационной модели, либо на схеме «западноевропейского» происхождения, построенной на смене художественных стилей (возможны также совме-

щения формационного и стилевого подходов к членению музыкальной истории). Так, в «Лекциях по истории русской музыки» Е. М. Орлова основывается на формационном подходе, но говорит о необходимости рассмотрения коренных изменений в интонационной системе мышления в разные периоды: «Периодизация истории русского музыкального искусства, как и всякая другая периодизация художественной деятельности человека, имеет, естественно, в своей основе закономерности развития общественной жизни - смену общественно-экономических формаций»2. Автор пишет о необходимости учитывать и те имманентные, внутренние закономерности, которые вытекают из специфики собственного развития искусства: «.История развития музыки - искусства интонационного - не может рассматриваться без анализа коренных изменений в интонационной системе мышления - интонационных переломов, которые, как показывает история музыки всех стран, происходят наиболее интенсивно в периоды больших общественных сдвигов в истории народа»3. По мнению исследователя, «при периодизации истории музыкального искусства большую помощь оказывает введенное Асафьевым в его теории интонации понятие „переинтонирование", определяющее сущность процесса обновления музыкального смысла или, как пишет Асафьев, „перестройку звукомышления", понятие „переинтонирование" -„путеводная нить" для установления смены присущих музыкальному искусству этапов развития.»4. Но далее автор лекций не всегда последовательно придерживается заявленного подхода, иногда ограничиваясь констатацией того, что на том или ином этапе происходит «дальнейшее интонационное обогащение».

Л. З. Корабельникова считает, что неоправданно напрямую соотносить музыкальноисторический процесс с общеисторическим, но указывает на тесную, с течением времени все более сложную, связь между расцветом и последующим кризисом идеологии народничества, революционной ситуацией на рубеже 70-80-х гг. XIX в., ее резким сломом после убийства Александра II, наступлением реакции, вызреванием в ее недрах новых революционных сил с явлениями музыкального творчества5. Этот же автор, говоря о 1890-1917 гг., указывает на традицию отечественного исторического музыкознания считать едва ли не важнейшим разграничительным пунктом революционную ситуацию 1905 г., «хотя подобная концепция лишь в определенной степени подтверждается процессами собственного художественного развития музыкального искусства. Нельзя назвать сколько-нибудь удовлетворительными для

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

истории русской музыки разделение этапов по хронологии японской и первой мировой войн, по дате венчания на царство Николая II, не упоминая даже о сравнительно более мелких событиях государственной жизни»6.

Т. Н. Левая в предисловии к «Истории отечественной музыки второй половины ХХ в.» пишет: «Указанные хронологические границы избраны неслучайно». Нижняя граница периода (вторая половина 50-х гг.) совпадает с началом хрущевской «оттепели», - «важнейшей вехой в жизни искусства и в жизни страны в целом»7. Далее автор указывает на следующий важный рубеж: «.Нечто безусловно эпохальное произошло в 1991 г., когда обратился в прошедшее время сам феномен „советской музыки"»8. Ниже, в некотором противоречии предыдущему тезису, отмечается, что «с другой же стороны, тенденции, наметившиеся в 70-80-е гг., действуют и в новом столетии»9. Еще дальше читаем: «при том, что повествование ведется в книге в разных аспектах, в основу его все же положен историко-хронологический принцип: три основных раздела - „Музыкальное творчество и культура «оттепели»", „70-80-е гг.", „Постсоветское музыкальное пространство" - соответствуют трем историческим вехам, пройденным нашей страной во второй половине ХХ столетия. Вместе с тем распределение материала по указанным периодам оказывается достаточно условным. Это касается, например, жанровых обзоров: так, камерная опера, да и само камерное движение возникли раньше, нежели это обозначено в соответствующей рубрике, а хоровые жанры привлекали внимание композиторов на протяжении всей новейшей истории - тогда как здесь они рассматриваются в разделе „Постсоветское музыкальное пространство". Мы исходили из того, что в определенный промежуток времени те или иные жанрово-стилевые потенции проявлялись с наибольшей полнотой и очевидностью»10. Тем самым автор не подтверждает правомерность членения второй половины ХХ в. на вышеозначенные три исторические вехи применительно к истории отечественной музыки.

Следует предположить, что в музыковедческих теориях существуют определенные сложности в вопросах структурирования музыкальной истории, правомерности соотнесения ее событий с вехами общегражданской истории. С одной стороны, безусловно, осознается специфика течения музыкального времени, с другой - обозначенная специфика почти не определена и не выявлена, тем более, не объяснена (чаще просто констатируется). Здесь важно подчеркнуть, что не все искусствоведческие (и музыковедческие) теории основываются на фор-

О периодизации истории музыки

мационном подходе или напрямую соотносят историю искусства (музыки) с периодами гражданской истории (например, категории поэтики в смене литературных эпох С. С. Аверинцева, М. О. Андреева, М. Л. Гаспарова, П. А. Гринцера, А. В. Михайлова; типология культурных эпох и периодизация литературного процесса М. Н. Ви-ролайнен; интерпретация западноевропейского музыкально-исторического мышления в структурно-систематическом циклопериодическом ключе, выдвижение трехвековых фаз и идеи их систематического полифункционального наложения в исследовании С. М. Петрикова; «новые музыки» Т. В. Чередниченко и др.11). На наш взгляд, анализ различных теорий может быть весьма перспективным с точки зрения выяснения их взаимодополнительности и соотношения с теориями общего порядка (не исключая и формационную модель).

Таким образом, в рассматриваемой теме следует обозначить следующие проблемные зоны:

- соотнесение истории музыки с событиями «гражданской» истории, техническими революциями, мировосприятием, религиозными и космогоническими представлениями человека, другими видами искусства (самостоятельность/ зависимость/многоаспектность взаимоотношений/сосуществование разноорганизованных во времени исторических рядов.);

- уточнение терминологии (период, этап, историческое звено, историческая фаза, граница, рубеж и т. п.), особенно важным представляется выяснение специфики такой разновидности времени, как музыкальное время12;

- роль «музыкальной» личности (композитора) в «музыкальной» истории;

- скорость течения музыкально-исторического времени в разных видах музицирования (фольклор/профессиональная музыка/музыка богослужебного культа и др.);

- «движущие силы» музыкальной истории, механизм порождения «новых музык» (назовем это предварительно «музыкогенез»);

- уровни периодизации, подлежащие выявлению и систематизации;

- и, наконец, критерии периодизации музыкально-исторического процесса - вопрос, на наш взгляд, один из самых важных.

На роль системообразующих элементов, или, иначе, критериев периодизации истории культуры (культуры как сверхсложной системы, созданной человеком, как относительно автономной реальности, обладающей относительно самостоятельной пространственно-временной организацией, культуры, понимаемой как целостное универсальное явление) выдвинуто к настоящему времени более чем достаточное

количество ориентиров. Соответственно, и вариантов периодизации как истории культуры в целом, так и историй различных составляющих культурно-исторического процесса также немало. Для каждого варианта периодизации существенным и определяющим является выбор основания, которое находится, как правило, либо в материальной, либо в духовной сфере, либо примыкает к одной из них. В рамках формационного подхода главным показателем выступает смена общественно-экономических формаций, периодизация устанавливается на основе традиционных историко-культурных схем периодизации всемирной истории (древняя, средневековая, новая, новейшая). Среди универсальных факторов культурного процесса называется циклическая жизнь Вселенной, при этом течение всемирно-исторического процесса составляется из непрерывного ряда циклов, синхроничных циклам периодической пятнообразовательной деятельности Солнца13. Основой периодизации может служить смена религиозной парадигмы, что означает «изменение основной модели мировосприятия, ориентируясь на которую люди осознают самих себя, общество, мир и Бога»14. Существует периодизация истории культуры, основанная на стадиальной типологизации этапов эволюции норм и стандартов деятельности в разные периоды развития общества15. Предлагается периодизация, основанная на таком критерии как распространение информации, исходя из которой современность являет очередной (четвертый, поворотный) «осевой век европейской истории»16.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует признать, что сама «история представлений об истории» противоречива. На разных этапах развития мысли об истории в философии, социологии, исторической науке сосуществуют концепции линейности и нелинейности, всемир-ности и локальности исторического процесса. Примеров тому множество. «Нелинейности» Н. Я. Данилевского, А. Дж. Тойнби, О. Шпенглера, П. Сорокина противостоят идеи универсальности и всемирности истории В. С. Соловьева, К. Ясперса. В современной методологии истории со второй половины XX в. наблюдается постоянная смена одной панацеи в «историческом объяснении» на другую. Как пишет П. С. Гуревич, «в философии культуры появилось даже понятие „эффект Эдипа", которым обозначили всякое отклонение от „нормального" хода истории под влиянием любого прогноза, завладевшего сознанием людей и ставшего для них реальным ориентиром поведения.»17. Б. С. Ерасов, рассматривая вопросы динамики культуры и типы культурных изменений, приводит ряд возможных сюжетов изменения культуры, думается, далеко не исчер-

пывающий (фазовые смены на основе изменений типа социальности; смена художественных стилей и направлений; обогащение и дифференциация; культурный застой; ослабление дифференциации и упрощение, упадок и деградация; кризис культуры; циклические изменения, в том числе инверсия; возрождение; преобразование), подчеркивает полиформизм культурной динамики, способность культуры соединять различные процессы и тенденции в одновременности и несовпадение ритмов изменений в разных сферах культуры18. Описывая культурно-исторический процесс, А. Е. Чучин-Русов использует метафору - «лестница». Особенно подходящей моделью исследователь считает лестницу как символ трудного духовного восхождения («Лествица» Иоанна) и лестницу в определении В. И. Даля: «.ступенчатый всход, подъем или спуск; связь ступеней. бывает: прямая, колончатая, с изломами и площадками, круглая или витая.»19. Видимо, невозможно абсолютизировать какой-либо единственный сценарий развития, будь то прогрессивно-поступательный тип движения, циклические закономерности или спиралевидный тип динамики. Мнение музыковеда -Т. В. Чередниченко: «Никакой историк искусства не способен учесть все, что имеет отношение к его предмету, поскольку к его предмету имеет отношение все. Учитывает же он то, на что настроили его профессиональная школа, текущая музыкальная жизнь и социальная мифология (а также поиск альтернативы этим настройкам). Неудивительно, что история музыки время от времени переписывается. Новые версии входят в профессиональное сознание, влияют на творчество композиторов и исполнителей. Поэтому та или иная конфигурация «пустот» и «густот» в художественно-исторической картине сама является фактом истории искусства. Музыка часто запаздывает. Например, на три десятилетия позже, чем в литературе и живописи, в ней утвердился романтизм. И как минимум на целых полвека в ней задержался - анклав на территории позитивизма. А бывает, что музыка опережает культурные перемены, иногда задолго до них. Но чаще всего она сразу и опережает и запаздывает: идет по исторической кромке возможного, отчасти уже упущенного, отчасти еще предстоящего, но при этом исторически «настоящего» (подлинного). К этому - современному себе - времени музыка большей частью и тяготеет, что не мешает ей болезненно-точно попадать в настоящее, текущее за ее пределами»20.

Примечания

1 Друскин М. С. О периодизации истории зарубежной

музыки XX в. // Друскин М. С. Исследования. Воспоминания. Л.; М., 1977. С. 11.

2 Орлова Е. М. Лекции по истории русской музыки. М., 1985. С. 9.

3 Там же. С. 10.

4 Там же. С. 11-27.

5 История русской музыки: в 10 т. М.: Музыка, 1994. Т. 7: 70-80-е годы XIX в. Ч. 1 / авт. Ю. В. Келдыш, Л. З. Кора-бельникова, Т. В. Корженьянц и др. С. 6.

6 История русской музыки: в 10 т. М.: Музыка, 2004. Т. 10 Б: 1890-1917-е гг. / Л. О. Акопян и др.; под ред. Л. З. Ко-рабельниковой, Е. М. Левашева. С. 9.

7 История отечественной музыки второй половины ХХ в. СПб., 2005. С. 7.

8 Там же. С. 9.

9 Там же. С. 9.

10 Там же. С. 10-11.

11 См.: Виролайнен М. Н. Типология культурных эпох русской истории // Рус. лит. 1991. № 1. С. 3-20; Историческая поэтика: лит. эпохи и типы худож. сознания. М., 1994; Петриков С. М. Закономерности развития художественного мышления: автореф. дис. ... д-ра искусствоведения. СПб., 1996; Чередниченко Т. В. Новая музыка № 6 // Новый мир. 1993. № 1. С. 218-232.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12 В последние десятилетия активно разрабатывается концепция многообразия времен, употребляются понятия «политического времени», «биологического времени», «геологического времени», «художественного времени», «мифологического времени», «нравственного времени», «социального времени», «времени культуры» (времени-бытия-в-культуре) и другие, как и соответствующие понятия пространства. Будучи бытием, музыка не может не обладать и своей собственной пространственно-временной организацией, а музыкальное время - понятийным статусом, конститутивными признаками. Бытие, воплощенное в форме художественного образа, идеи, существует в особых условиях. Осмысленная жизнь рожденного воображением художественного образа совершается в отличной от реальности сфере, что соответственно порождает особый поток событий и процессов.

13 См.: Чижевский А. Л. Космический пульс жизни. М., 1995. С. 242-495.

14 Кюнг Х. Религия на переломе эпох // Иностр. лит. 1990. № 11. С. 223.

15 См.: Флиер А. Я. Культурогенез в истории культуры // Обществ. науки и современность. 1995. № 3. С. 137-148.

16 Шичалин Ю. А. «Осевые века» европейской истории // Вопр. философии. 1995. № 6. С. 75-86.

17 Гуревич П. С. Философия культуры. М.: Аспект пресс, 1995. С. 234-235.

18 См.: Ерасов Б. С. Социальная культурология. М.: Аспект пресс, 1996. С. 278 -291.

19 См.: Чучин-Русов А. Е. Природа культуры // Обществ. науки и современность. 1995. № 6. С. 128-139.

20 Чередниченко Т. В. Музыкальный запас: 70-е: Проблемы. Портреты. Случаи. М.: Новое лит. обозрение, 2002. С. 9, 12.