Научная статья на тему 'О некоторых проблемах соответствия термина трудового права смыслу обозначаемого им понятия'

О некоторых проблемах соответствия термина трудового права смыслу обозначаемого им понятия Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
71
18
Поделиться
Ключевые слова
ТЕРМИН / РАБОТНИК / РАБОТОДАТЕЛЬ / ОРГАН ПЕРВИЧНОЙ ПРОФСОЮЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ / ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЙ ОРГАН РАБОТНИКОВ / РОСПИСЬ / ПОДПИСЬ / СОСТОЯНИЕ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Шайхутдинова Надежда Павловна

На примере терминов «орган первичной профсоюзной организации», «роспись», «состояние алкогольного опьянения» анализируется проблема соответствия термина трудового права смыслу обозначаемого им понятия. Предлагаются возможные варианты решения указанной проблемы.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Шайхутдинова Надежда Павловна,

On some problems of match between a term of labor law and its definition

The present article analyses the problem of correspondence between the term labor law and its definition based on a few examples of terms, such as body of primary trade union organization, signature, under the influence of alcohol. Possible solutions to the mentioned problem are introduced therein.

Текст научной работы на тему «О некоторых проблемах соответствия термина трудового права смыслу обозначаемого им понятия»

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

151

ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2009. Вып. 2

Правоведение

УДК 349.2

Н.П. Шайхутдинова

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ СООТВЕТСТВИЯ ТЕРМИНА ТРУДОВОГО ПРАВА СМЫСЛУ ОБОЗНАЧАЕМОГО ИМ ПОНЯТИЯ

На примере терминов «орган первичной профсоюзной организации», «роспись», «состояние алкогольного опьянения» анализируется проблема соответствия термина трудового права смыслу обозначаемого им понятия. Предлагаются возможные варианты решения указанной проблемы.

Ключевые слова: термин, работник, работодатель, орган первичной профсоюзной организации, представительный орган работников, роспись, подпись, состояние алкогольного опьянения.

Главным адресатом законодательных предписаний в трудовом праве является рядовой пользователь. Текстуальное выражение законодательных установлений должно быть сориентировано на человека без специального юридического образования, так как языковые выражения правовых норм не всегда доступны и понятны не только непрофессиональному правоприменителю, но и специалистам в области права.

Именно через слова в правовых источниках юридическая мысль реализуется в действиях правоприменителя. Оптимальный способ выражения правовой нормы законодателем осуществляется путем подбора единственно подходящих терминов для определения понятий в праве.

При исследовании действующего трудоправового нормативного материала можно выделить несколько терминологических проблем, в числе которых проблемы соответствия термина смыслу обозначаемого им понятия.

Обратившись к полномочиям профсоюзов, связанным с принятием локальных нормативных актов и решением иных вопросов организации труда у работодателя, отметим очевидную проблему соотношения терминов «орган первичной профсоюзной организации» и «представительный орган работников».

Несмотря на то что по ст. 8 ТК РФ при принятии локальных нормативных актов в некоторых случаях предусматривается учет мнения представительного органа работников, в ряде статей кодекса говорится о необходимости учета мнения выборного органа первичной профсоюзной организации (ч. 4 ст. 99, ст. 105, ч. 3 ст. 112, ч. 5 ст. 113 ТК РФ и др.).

В действующей редакции кодекса определение термина «представительный орган работников» вытекает из контекста ст. 31 ТК РФ, где он рассматривается как орган, избранный тайным голосованием на общем собрании (конференции) из числа работников данного работодателя для представления интересов всех работников в социальном партнерстве на локальном

2009. Вып. 2 ЭКОНОМИКА И ПРАВО

уровне в случаях, когда работники данного работодателя не объединены в какие-либо первичные профсоюзные организации или ни одна из имеющихся первичных профсоюзных организаций не объединяет более половины работников данного работодателя и не уполномочена в порядке, установленном ТК РФ, представлять интересы всех работников.

Вместе с тем в ч. 4 ст. 8 ТК РФ предусматривается порядок учета мнения представительного органа работников со ссылкой на ст. 372 ТК РФ, которой, как известно, регламентируется порядок учета мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, но не любой, а лишь представляющей интересы всех или большинства работников. Анализ указанных норм свидетельствует о том, что законодатель как бы намекает, что при процедуре учета мнения при принятии локальных нормативных актов содержание терминов «орган первичной профсоюзной организации» и «представительный орган работников» равнозначно, но это не так. Если в организации есть профсоюз, объединяющий более половины ее работников, то его выборный орган автоматически является представительным органом работников и может принимать участие и в процедуре учета мнения представительного органа работников и когда учету подлежит мнение органа первичной профсоюзной организации. Если же такого профсоюза в организации нет, но есть избранный работниками иной представительный орган, то такой представительный орган не может участвовать в процедуре учета мнения, например, при утверждении графика отпусков, когда в силу ТК РФ требуется учитывать мнение именно профсоюза, поскольку профсоюзом в строгом смысле слова не является.

До сих пор остается неясным вопрос, почему законодатель ввел усложненную конструкцию системы согласования с двумя разными органами, которые могут в одних случаях совпадать, а в других нет. Думается, что это связано с ошибками юридической техники. Выход видится в необходимости использования одного термина - «представительный орган работников», который в определенных случаях будет являться одновременно и выборным органом первичной профсоюзной организации.

Одной из причин несоответствия термина смыслу обозначаемого им понятия, по нашему мнению, является изменение терминологии в результате реформирования трудового законодательства.

Анализ нормативного материала свидетельствует о том, что в отдельных случаях при трансформации термина, например термина из прежнего КЗоТ РФ, происходит изменение его смыслового содержания, что существенно затрудняет его использование в правоприменительной деятельности. Ярким примером тому является термин «состояние алкогольного опьянения» (ст. 76, подп. «б» п. 6 ст. 81 ТК РФ), пришедший на смену термину «нетрезвое состояние» (п. 7 ст. 33 КЗоТ РФ). «Состояние алкогольного опьянения» -термин сугубо медицинский. Указанное состояние устанавливается специалистами в области медицины, имеющими специальную подготовку. Обязательными условиями констатации факта опьянения является наличие клинических признаков опьянения и положительных результатов определения ал-

ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2009. Вып. 2

коголя в выдыхаемом воздухе. Поскольку нормативный документ, определяющий порядок установления факта состояния алкогольного опьянения работников, в настоящее время отсутствует, то можно обратиться к приказу Минздрава от 14 июля 2003 г. № 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» [1]. Несмотря на то что Пленум Верховного суда РФ в качестве доказательств алкогольного опьянения наряду с медицинским заключением допускает и другие виды доказательств, которые должны быть оценены судом [2], на практике при отсутствии медицинского заключения или признания самим работником факта пребывания в состоянии алкогольного опьянения уволить его по данному основанию весьма проблематично.

Практика показывает, что порой даже при наличии медицинского заключения работодателю не удается доказать факт нахождения работника на работе в состоянии алкогольного опьянения. Так, решением Устиновского районного суда г. Ижевска от 22 июня 2004 г., оставленным по существу без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики, был восстановлен на работе в филиал ОАО «Северо-Западные магистральные нефтепроводы» Г., ранее уволенный по подп. «б» п. 6 ст. 81 ТК РФ за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения. Наряду с другими доказательствами (акт о появлении в состоянии алкогольного опьянения, докладные, показания свидетелей), подтверждающими факт нахождения Г. в состоянии алкогольного опьянения, рассматривался акт медицинского освидетельствования, составленный в 12 ч. 50 мин., в котором было указано, что Г. находится в состоянии алкогольного опьянения. С указанным актом Г. не согласился и вечером направился на повторное медицинское освидетельствование, которое не подтвердило результаты первого освидетельствования. Первоначальный акт был обжалован Г. в контрольную комиссию медицинского освидетельствования при Министерстве здравоохранения Удмуртской Республики, в заключении которой было указано: «Установлен факт употребления алкоголя, признаки опьянения не выявлены» [3].

Но, с другой стороны, законодатель не проявляет последовательности, устанавливая иной порядок определения состояния алкогольного или наркотического опьянения для безработных граждан. Согласно п. 22 постановления Правительства РФ от 22 апреля 1997 г. № 458 «Об утверждении Порядка регистрации безработных граждан» [4] в случае явки безработного гражданина на перерегистрацию в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, факт опьянения устанавливается работниками учреждения службы занятости и подтверждается составленным ими актом (с указанием даты, места и времени его составления). Как видим, для себя государство устанавливает иной способ фиксации состояния, отличающегося от нормального. С такой постановкой вопроса согласиться нельзя. Поскольку работодатель зачастую лишен возможности направить работника на медицинское освидетельствование (например, экспедиционный характер работы) и не вправе этого сделать принудительно, то в конечном итоге он лишается возможности реализовать свое право на увольнение работника,

2009. Вып. 2 ЭКОНОМИКА И ПРАВО

появившегося на работе в состоянии алкогольного опьянения. Для решения указанной проблемы полагаем, что необходимо вернуться к прежней терминологии в подп. «б» п. 6 ст. 81 ТК РФ, заменив термин «состояние алкогольного опьянения» на «нетрезвое состояние».

Другой пример, иллюстрирующий проблему неадекватности термина, -это использование термина «роспись» порядка 15 раз в нормах Трудового кодекса РФ (см., напр., ст. 22, 68, 84-1, 86, 88, 89, 113, 123, 180, 193, 292, 296). Во всех указанных случаях данный термин используется, как правило, в целях удостоверения работником факта доведения до него необходимой информации. Это может касаться локальных нормативных актов или действий работодателя, направленных непосредственно по отношению к этому работнику. В нормах прежнего КЗоТ РФ для этой цели использовался термин «расписка» (см., напр., ст. 18, 40-2, 136 КЗоТ РФ от 09.12.1971 г.), что также не соответствовало смыслу вкладываемого в него понятия. В указанном значении слово «роспись» связывается законодателем с понятием «расписаться», то есть поставить свою подпись в подтверждение чего-нибудь. Такое понимание свойственно субъектам, пребывающим в рамках неправовых отношений (например, бытовых). Но ситуация усугубляется тем, что понятие «роспись» имеет несколько иное значение. Юриспруденции известны такие специальные термины, как «бюджетная роспись» (ст. 6 Бюджетного кодекса РФ № 145 от 31.07.1998 [5]) или «досмотровая роспись» [6]. Согласно Толковому словарю одно из значений слова «роспись» - это письменный перечень чего-нибудь, другое - это живопись на стенах, потолках, предметах быта [7. С. 673]. Считаем необходимым отметить, что для реализации конкретной правовой цели законодатель выбрал термин, не соответствующий его истинному значению. Во всех случаях термин «роспись» необходимо заменить термином «подпись», что означает собственноручно написанную фамилию в подтверждение чего-либо. Более того, законодатель, демонстрируя свою непоследовательность, сам использует термин «подпись» в ч. 1 ст. 67 ТК РФ в целях подтверждения факта получения работником экземпляра трудового договора.

Таким образом, анализ нормативно-правового материала свидетельствует о том, что существующая проблема неадекватности терминов трудового права может ввести в заблуждение правоприменителя, а также не исключает возможности ошибок и в деятельности компетентных органов. Решение указанной проблемы видится в приведении в соответствие используемого термина смыслу вкладываемого в него понятия.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Российская газета. 2003. 24 июля.

2. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (в ред. от 28.12.2006 г.) // Рос. газ. 2006. 31 дек.

3. Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 22.06.2004 г. // Архив Верховного суда Удмуртской Республики. Д. № 33-1328.

ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2009. Вып. 2

4. Российская газета. 1997. 15 мая.

5. Российская газета. 1998. 12 авг.

6. Райзберг Б. А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. М.: ИНФРА-М, 2006.

7. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 2-е изд., испр. и доп. М.: АЗЪ, 1995.

Поступила в редакцию 02.07.09

N.P. Shaykhutdinova, senior lecturer

On some problems of match between a term of labor law and its definition

The present article analyses the problem of correspondence between the term “labor law” and its definition based on a few examples of terms, such as “body of primary trade union organization”, “signature”, “under the influence of alcohol”. Possible solutions to the mentioned problem are introduced therein.

Шайхутдинова Надежда Павловна, кандидат юридических наук, старший преподаватель ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»

426034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 4)